Привет, Таинственный Незнакомец! |Регистрация | |RSS

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 6 из 6«123456
Модератор форума: Лина, tender_poison 
Форум » Ролевая Игра » Сказочное Королевство » Темный Лес (Темные Земли)
Темный Лес
MirandaДата: Вторник, 12.06.2012, 21:19 | Сообщение # 1
God is Love
Сообщений: 2546
Репутация: 2543
Статус:

I место в конкурсе - Поцелуй истинной любви

Темный, или как еще его называют Бесконечный Лес, соседствующий с Запретными Горами, занимает обширную территорию, нареченную жителями Зачарованного Леса Темными Землями. Сюда, в место мрака, тишины и тайн, просто войти. Но выйти без проводника - невозможно.

В Темном Лесу все иначе. Иной воздух, иная магия, иные законы, иные жители. Лес не подчиняется никому, и горе тому глупцу, кто попытается установить в нем свои порядки. Ходит легенда, что зашедший в лес ребенок уже не выйдет живым, потому что именно здесь живет слепая ведьма. В лесу обитают дикие звери, магические создания, растет великое множество трав, цветов и диковинных деревьев. Здесь всегда мрачно и достаточно прохладно, ведь светлая магия никогда здесь не ступала. Кроме того, Темный Лес - место ежегодного шабаша ведьм.

Однако вопреки темной природе этого места, ищущий - найдет здесь то, что ему нужно и... выйдет, уже не будучи таким, как прежде. Вас не спасет магия, не спасет храбрость и самоуверенность. Каждый ваш шаг - шаг к смерти, если только вы не сможете найти силы впустить в себя окружающий мрак.

Отриньте свет и оставьте надежду. Здесь услышат только темную часть вашей души.

 
tender_poisonДата: Воскресенье, 08.05.2016, 00:21 | Сообщение # 101
Ведьма
Сообщений: 1361
Репутация: 1709
Статус:

<< ЗЛ - Берег у Темного Леса

Леонора неслась вперед, не разбирая дороги. В душе клокотали ярость и гнев вперемешку с паникой и ужасом. Гнались ли за ней? Куда она так мчится на всех порах? Как ей, обессиленной, испуганной, без магии, найти хоть какой-то приют в этом Темном Лесу, куда ни один человек в своем уме не пойдет? В боку закололо, дыхание сбилось, и ведьма была вынуждена остановиться. Прислонившись к ближайшему дереву, Леонора глубоко вздохнула и инстинктивно подергала браслет на запястье. Как бы она ни старалась - ей ни за что его не снять. Хотелось кричать, рыдать, выть раненым зверем, но любой громкий звук мог стоить ей жизни.

Сделав шаг вперед, ведьма осмотрелась: повсюду деревья, темнота, отделенные звуки ночных зверей и птиц - вот и весь Темный Лес. Он казался жутким, мрачным и холодным, но Леонора не чувствовала здесь страха. Напротив, ей казалось, что темные ветви могучих сосен укроют ее от любых бед. Ей было здесь... спокойно. Она и представить не могла, куда ей податься, но интуитивно чувствовала себя здесь как дома. Странное, смутно знакомое чувство, которое было когда-то таким ярким и понятным, но вскоре кануло в небытие. Как и вся ее прошлая жизнь.

- Прошлая жизнь, - шепотом озвучила свои мысли колдунья, - Прошлая жизнь! Мой дом!

Она должна найти его. Это последнее место, куда бы она направилась, но сон в мокрой одежде на промозглой ночной земле добьет ее окончательно. С трудом волоча ноги, ведьма двинулась на восток. Преодолев чуть меньше километра, Леонора начала паниковать, что заблудилась окончательно. Все было таким одинаковым! А ведь раньше она, будучи слепой, легко бы нашла дорогу домой даже в самой непроходимой чаще. Покружившись на месте, колдунья вцепилась пальцами в волосы и глухо застонала от отчаяния.

- Да что же это! Я только и хочу - что попасть домой! Только попасть... - будто услышав ее слова, над головой стрелой пролетел филин и тихонько ухнул, усевшись на ствол сосны, - Домой... ты проведешь меня? Ты знаешь, где живет слепая ведьма? - уголком сознания Леонора понимала, что она совсем ума лишилась, раз беседует с птицей, однако интуиция почти что приказывала подчиниться этому знаку. Да что там, сейчас Леонора приняла бы любую помощь - хоть от птицы, хоть от призрака.

- Ради Дьявола, друг мой, приведи меня к дому! - птица распушилась, пару раз моргнула своими желтыми глазищами и сорвалась с ветки, устремившись вперед. На ходу перепрыгивая через коряги и мелкие пеньки, ведьма бросилась ей вслед, стараясь не упустить из виду. Леонора окончательно потеряла счет времени и почти выбилась из сил, как вдруг вдалеке показались очертания домика. Притормозив, колдунья набрала в грудь побольше воздуха и, раздвинув ветки, вышла на небольшую полянку. Ахнув, она осела на землю, не в силах поверить в увиденное. Ее прошлое, вся ее жизнь, ее тюрьма и надежда. Волшебный дом, порождение магии и безумия. С трудом поднявшись на ноги, ведьма сделала шаг вперед.

>> Пряничный домик




 
tender_poisonДата: Понедельник, 30.05.2016, 01:23 | Сообщение # 102
Ведьма
Сообщений: 1361
Репутация: 1709
Статус:

<< Дворец Злой Королевы

Выложенный серым камнем коридор казался Леоноре бесконечным. На стенах - зажженные мерцающие факелы, справа - кованая решетка длинного и извилистого балкона, позади - громкие и частые шаги, отбивающие ритм ее бешено бьющегося сердца. Ведьма отступалась, спотыкалась на ровном месте, падала, но затем вставала вновь, упрямо бросая тело вперед - в ночную мглу, из которой она не видела выхода.

- Сюда, быстрее! Рассредоточится по залу, живо! Не дайте ей уйти!

Не сбавляя темп, настолько, насколько это было возможно с раненой ногой, колдунья резко вильнула к кованому бордюру и, вцепившись в него, посмотрела вниз. Слишком высоко, чтобы спрыгнуть и остаться в живых. Но что если это - ее единственный шанс? Затравленно озираясь по сторонам, ведьма сжала кованый металл покрепче. Она не представляла, как жить после всего этого, но и умирать, особенно так глупо, нелепо и просто, она не хотела. Воспаленное сознание приказывало перелезть через бордюр и прыгать в темноту, но врожденное упрямство и вредность велели идти дальше. Леонора замешкалась, не зная, что предпринять. Шаги становились все ближе.

- Беги же! - прошептал голос священника.
- Беги скорее, колдунья... беги в лес! - вторил ему голос Румпеля.
- Беги скорее, колдунья, беги! - присоединился бархатный и насмешливый голос ее мучителя.


- Оставьте меня! - взвыла ведьма, резко отталкиваясь от металлического бордюра и падая на холодный пол, - Будьте вы прокляты, все вы! - рука сама взметнулась в воздух, ударяя магией в пустоту. Каменный потолок затрясся, земля дрогнула.
- О боги. Нет-нет-нет! - вскочив на ноги, Леонора метнулась вперед и как раз вовремя: на место, где она только что находилась, рухнул увесистый гранитный камень. Потолок стремительно рушился, не оставляя ей шанса для хоть сколько-нибудь удачного маневра. Вслепую идя вперед, колдунья вдруг заметила перила: черные, гладкие, полированные, поблескивающие антрацитом в неверном лунном свете. Выставив руку, Леонора уцепилась за них и тут же невольно съехала на пару ступеней вниз, проскользнув пальцами по гладкой поверхности. Поднявшись на ноги, она, забыв про боль, понеслась вперед, прыжками преодолевая несколько ступеней сразу.

- Останься, ведьмочка, останься с-с-с-со мной!
- Никогда! - захрипела Леонора, цепляясь за перила.
- Я, только я знаю, какая ты! Только я могу понять тебя! Ле-о-но-ра-а-а. Ты нужна мне. И я, я нужен тебе, ты отдала мне всю себя, как ты не видишь? Ты свыкнешься, примешь, поймешь, ведьмочка. С-с-смотри на меня, колдовская прелес-с-с-тница, с-с-смотри-и-и!
- Север тебе югом, а восток - западом, - обернувшись, зашипела Леонора, в голове которой голоса воедино слились в страшном, гипнотическом хоре, - На все четыре стороны ступай, демон, как ни чаруй - душу мою не получишь. Ни силой, ни властью, ни через муки, не через боль. Оставь, оставь, оставь меня! Пусти! - ведьма взмахнула рукой и ринулась вперед, преодолевая последние ступени. Впереди замаячил свет, и она сумела различить очертания черных врат.

- Убейте ее.
- Нет-нет-нет, - Леонора направила мощный поток магии вперед, и тут же услышала треск, воедино сливающийся с глухими стонами стражников.
- Как глупо, ведьмочка!
На ходу перепрыгивая через лежащие тела стражи, колдунья отчаянно бежала вперед, только и мечтая, что пройти через парадные двери. Когда они наконец остались позади, Леонора, на миг остановившись, перевела дух и во весь опор понеслась вперед, прекрасно понимая, что, сколько бы она ни бежала, рано или поздно ей придет конец.

Лес в королевстве Регины

Раненная нога нещадно болела, отбирая драгоценные силы и секунды. Оглянувшись, Леонора резко свернула влево и нырнула в проем меж деревьев. За ней тянулась вереница из крови и поломанных веток, оставляя следы, но ведьма просто не могла двигаться незаметно и бесшумно. Она не хотела умирать, но все, что она делала, так или иначе, вело к погибели. Ее смерть - лишь вопрос времени. Исчез запал, исчезла жажда борьбы; остался только страх перед неизвестностью и отчаяние. Ей некуда идти, не к кому обратиться, негде скрыться. Она никому не нужна. Зачем ей жить? Сломленной, разбитой, с разумом, говорившим с ней чужими голосами из ее прошлого. Ей ни за что не прийти в себя, ни за что не забыть, ни за что не очнуться. Столетиями она лелеяла в себе смутную надежду, что ее боль обернется силой, но сейчас, ступая по темному лесу, Леонора все яснее понимала, что чудо для нее невозможно. Помочь ей может только она сама, а ведьма этого больше не хотела. Уснуть и больше не проснуться - самая большая милость для такой, как она.

Споткнувшись о выпирающий из земли корень, Леонора рухнула на землю и покатилась в овраг. "Все возвращается, чародейка, все возвращается к началу..." В ее голове промелькнула картина, как она, слепая и обессиленная, полная боли и пустоты, так же скатывается в овраг, падает на дорогу и сворачиваться калачиком, наперед зная, что это - конец. К ней не придет ни маг, ни человек, ни друг, ни возлюбленный. Она одна, и все, что остается - смириться. Принять боль, принять муки, осознать, спустя столько лет, что не видать ей райских кущ, не видать счастья и покоя. То, кем она является - уже проклятие, отрава для всего хорошего, для чувств, дружбы и любви. И лучше бы ей забыть обо всем, что было, лучше бы отринуть это, не тешить себя ложными надеждами. Принять правду, какой бы горькой она ни была. Одна, одна, всегда одна. Брошенная при рождении и забытая при смерти. Кости и кровь ведьмы, принятые черной землей - вот и все ее наследие.

Леонора приоткрыла глаза и застонала. Зачем она еще жива? Перевернувшись на живот, она вытянула руку вперед и тут же утонула пальцами в мягкой траве. Нет более достойной смерти: на родной земле, в знакомом лесу, который воспитал ее, под шум и гул величественных сосен. Прижавшись щекой к влажной от утренней росы траве, ведьма улыбнулась, впервые за долгое время почувствовав покой. За ее спиной стояла смерть, но колдунья больше не боялась ее. У нее оставалось мгновение, чтобы напоследок впитать в себя такие знакомые и радостные ощущения. Пение птиц, запах мокрой земли, колыхание ветра, шум деревьев... магия. Ее прекрасная, яркая, величественная и сокрушительная магия, ныне - вяло текущая по венам, будто время, замедлившее свой бег; она остановилась подобно сломанным часам, застала, как река под гнетом заморозков.

Где-то вдалеке забрезжил рассвет.

Невольно потянувшись к солнечному свету, ведьма приподняла голову и зажмурилась от яркого сияния. Слева послышался какой-то шум, заставив обратить на себя внимание. Рядом с ней сидел кролик. Обычный кролик, с серой густой шерсткой, стоячими ушками и смешным розовым носиком-кнопочкой. Ведьма через силу улыбнулась и осторожно, чтобы не спугнуть, протянула к нему руку.
- Не бойся, маленький. Я не боюсь, не бойся и ты.
Кролик повел ушами, чуть вытянул голову и часто зашевелил носом, принюхиваясь. Дрогнув всем телом, он несмело двинулся вперед, чуть склонившись к земле. Дотянувшись до него, Леонора коснулась пальцами его шерстки и ласково погладила меж ушек. Кролик резко отпрыгнул, но затем снова подался вперед, касаясь носом ее кожи. Леоноре хотелось рассмеяться, но ее тело уже не принадлежало ей. Рука безвольно упала на поросли мха, губы застыли в улыбке, а глаза неотрывно наблюдали за тем, как часто поднимается и опускается розовый кроличий носик. Колдунья почувствовала, как немеют от холода ноги, как зудят раны на лице, как дыхание становится хриплым и свистящим. Кролик неожиданно вздрогнул, повернул голову и быстро запрыгал в сторону ближайших кустов. Леонору затрясло. Крупная дрожь била все ее тело, заставляя морщиться и стучать зубами. Так значит уходит жизнь из тела - думала ведьма. Перед глазами все поплыло, превратившись в сплошную смесь зеленого, серого и золотых цветов. Картину вдруг разбавил подрагивающий черный цвет, с каждой секундой становившийся все ярче и ярче, превращаясь из бесформенного пятна в неясные очертания. Леонора попыталась вскинуть руку, но тело отказывалось ей повиноваться.

- Убей, мой демон, - едва слышно прошептала ведьма, с усилием шевеля губами, так и застывшими в полумертвой улыбке, - Убей... ведьму.




 
ЛинаДата: Воскресенье, 05.06.2016, 21:35 | Сообщение # 103
Trickster
Сообщений: 1871
Репутация: 3753
Статус:

I место в конкурсе - Сказочная Любовь I место в конкурсе - Однажды в Аншлаге
<<< Таверна Королевство Регины

«Замок Румпельштильцхена… Дворец Злой Королевы… Берег моря…Гамельн…Деревня…Замок Штильхцена…Королевство Ксавье…Мельница… Дворец Злой Королевы» - лихорадочно меняя ход своих мыслей, Румпель пытался запутать своего преследователя, не позволяя ему проникнуть к себе в голову.
Сам же маг, в прошлом, прекрасно владел этим методом, иначе именуем как легилименция, но по истечению времени, да и без должной практики давно позабыл и утратил эти мудреные навыки, точно также как и навык окклюменции, и лишь тщательное запутывание следов могло помочь ему, сейчас, скрыться от нападения.

«Берег моря, Гамельн… Озеро Ностос… Замок Мидаса… Шервудский Лес…Таверна Гуда… Дворец Злой Королевы... Королевство Ксавье… Озеро… Озеро... Дворец Злой Королевы» - постепенно расщепляя сознание на двое Румпель вновь почувствовал медный привкус сливающегося безумия и холодного рассудка. Одна его часть представляла себе те или иные постройки, дома, меняющуюся природу и людей, когда как другая полностью расслабилась, поддаваясь лишь внутренним инстинктам.

Кружась вихрями сквозь пространство, Румпель то, закрывал глаза, оказываясь в полнейшей невесомости, то наоборот, широко расставлял руки, наслаждаясь полетом, вбирая магию кончиками пальцев, всей кожей, черным как ночь сердцем. Сладость перемещения, это восхищение и полная свобода, от всяческих запретов и правил. Быть свободным, быть живым, быть никому не подчиняющимся, просто быть частичкой огромной Вселенной, это ли, не самое настоящее счастье? Да он знал, что все имеет цену, что всякая слабость это сила, и что чуть ли не любым существом на земле можно управлять, но искушение было столь велико, а его влечение и увлечение магией было слишком древним, и слишком сильным, чтобы просто так вот отказаться от него.
И придя на эту землю в поисках выхода, он вновь и вновь все больше окунался в ее недра, радуясь и принимая ее былое величие, ее былую красоту и силу. И кто же откажется от такого подарка судьбы? Когда все двери раскрыты, когда нет абсолютно никаких правил, когда нет слабостей и напоминаний о прошлом. О нет, теперь он ни за что не вернется обратно в Сторибрук с пустыми руками. Ведь, только магия была, есть и будет ответом на все его вопросы, на все его проблемы и чаяния. Магия и свобода!

Расслабляясь в потоке мыслей, он интуитивно позволил подсознанию вести себя, не задумываясь, куда оно занесет его. Здесь и сейчас, в зачарованных землях любой уголок станет прибежищем для Темного, и скроет под покровом ночи все его тайны. А в случае его обнаружения, маг без промедления и с радостью посмотрит в глаза нынешнего самозванца Короля. Их встреча им суждена в любом случае, рано или поздно и он это прекрасно знал. Но сейчас, нутро Темного решило само за себя, и отнесло его в самое безопасное, по всей видимости, место – Темный Лес.

- Хм… - нахмурился Румпель.
Вокруг было темно хоть глаз коли, а в воздухе стоял душистый запах петрикора. Разгребая разлапистые ветки кустов и низких деревьев, он пошел на ощупь по протоптанной тропе. Заинтересовавшись, почему он оказался именно здесь и именно сейчас, маг шел и шел, буквально чувствуя вибрацию магии под ладонями. Отдаленное уханье совы, и легкий шелест листьев где-то вдалеке навевали благоговейное почтение, предупреждая об осторожности и бережности к природе этих мест.
«Истоки природной магии? Не может быть…» - удивляясь и радуясь, на лице Румпеля заиграла улыбка.
Внезапно, из чащи леса послышался странный звук. Румпель остановился, собираясь дать отпор в случае встречи неприятеля. Но какого же, было его удивление, когда он услышал не что иное как звуки нарастающей музыки. Арфа, свирель, флейта перемешивались с топотом ног и копыт, песнями, всплесками будто бы там кто-то водил хороводы.
Затаившись и прислушиваясь все больше, маг мелкими шажками направился вперед. Прожив не одно столетие в Зачарованном Лесу, он конечно же, слышал про древние шабаши магических существ, проживающих на этих землях, но не будучи магом от рождения, никогда ранее он не получал приглашения на этот пир, и тем более не слышал зова.

Звуки становись четче, слова яснее, а запахи скошенной травы и костра все ближе, когда на пути Румпеля появились три вековых огромных сосны. Радостно ухмыляясь, он сначала протянул лишь руку, а потом его полностью буквально затянуло в этот удивительный водоворот.
И вот, он уже стоял на небольшой поляне, окруженным тремя могучими высокими стражами, одетыми в черные балахоны и вооруженными до зубов, которые с мрачным интересом и непробиваемым кувалдами наперевес, сканировали его удивленное лицо.
- Ты кто? – спросил один из берсерков.
Румпель лишь перевел взгляд с одного охранника на другого.
- Черт? Демон? А может быть Фавн? – спросил другой страж.
- Д-Да-а-а-а-а – потянул маг, - Пожалуй, демон.
Его озадаченности не было предела, мало того, что эти ребятки обладали не дюжей силой, да к еще и магии у них было, на полк солдат хватит.
- А-ха-ха – разразился грубым смехом третий мужчина – Леший с тобой, чародей, будешь демоном, проходи, тебя уже ждут.
Неровной поступью Румпель двинулся вперед, но после резко остановился, разворачиваясь к берсеркам.
- Но постойте-ка, постойте. Кто меня ждет? Здесь? – он понимал что, задавая такие вопросы, мог с легкостью навлечь на себя беду. Лесной, волшебный народ никогда не был уж больно отзывчив и благосклонен к чужакам.
- Что? Ты еще удумал разыгрывать нас? – удивились охранники. – Сам что ль не знаешь, что этот ирод кровососущий сотворил?! Мы все под запретом теперь, и если кому слово проболтаешься – сразу на костер угодишь!
- Да-да-да – быстро закивал Румпель – Это все мне известно, но почему же ….

Но тут чья-то рука легла на плечо мага, обдавая тело, горячим жаром и электрическими зарядами магии.
- Ну что же вы чародей совсем порядки наши позабыли, не к тем с вопросами вы обращаетесь - напевая слова, обратился он к магу, а затем полушепотом добавил – Идемте скорее, пока худо не стало.
Возмущенный и разгневанный Румпель, тут же скинул руку говорящего с ним, существа обернулся и окинул его с головы до ног.

Это был какой-то полностью обнаженный, снизу козлоногий, зверь, с завивающимися на голове рогами, со свирелью в руках и пушистым зверем на правом плече. От изумления и возмущения брови Темного поползли вверх.
- Ты кто?
- Я – то? – заулыбался козлоногий – Сатир, Фавн, как тебе удобнее господин.
Все еще не справляясь, с накатывающим удивлением, маг продолжил.
- А имя у тебя есть? И откуда тебе знать меня?
- Зовут меня Гипсикер, а это вот – он быстро указал на животное – Это Руфус, помощник мой. А знаю я тебя, ха ну это совсем просто чародей. Тебя ли не знать! Ты же могучий золотой демон, взявший и носящий силу тьмы в себе. Тебя все птицы и звери колдовские знают, и чуют.
- Надо же – недовольно пробурчал маг.
- Да, да – закивал сатир – Все именно так. Ну, пойдем же, пойдем колдун.
Фавн приглашающим жестом чуть поклонился ему и повел по тропе ведущий к основным увеселениям.

Не сказать, что он чувствовал свою отчужденность за не приглашение своей особы все прожитые годы, но все же, тот факт, что все они знали его, но позвали именно сейчас, в этот смутный, если не сказать темный для всех жителей Леса час, настораживал. Героем Темный никогда не был, и начинать сейчас, геройствовать, возглавляя армию существ, против узурпатора Кромешника, абсолютно не собирался. Это была не его война и не его битва, ему всего лишь хотелось вернуться домой, забирая с собой столько магии, сколько он сможет взять.

А между тем, зудящая веселая музыка все набирала обороты, огонь костра взлетал вверх все выше и выше, оставляя за собой снопы искр. И, покуда хватало глаз, танцевали, веселились, прыгали, пили и ели: нагие ведьмы, синекожие русалки обвитые водорослями, черты играли на дудочках и свирелях, сатиры отбивали ритм копытами и заигрывали с нимфами. Лешие, берсерки, кикиморы охранявшие границы этого мира, весело подсвистывали и скрипуче смеялись. А в длинных ивовых ветвях нежно запевали и светились маленькие эльфы, словно перезванивая во множество серебряных колокольчиков.
«Кого тут только нет…» - восхитился и ужаснулся такой силе и мощи Румпель.
- Да-а-а – потянул Гипсикер. – А все во славу Великой Матери! Нашей кормилицы, покровительницы природы. Ты не страшись чародей, здесь каждый найдет прибежище, даже такой как ты. В ночь Белтейна всякий просящий найдет, всякий страждущий упокоится, а всякий горюющий развеселится.

По мере их продвижения через толпы самых различных существ, Румпелю начинала нравиться и подходить энергетика этого места. И где-то, на самом дне своего нутра, он отчетливо понимал, что именно в этом месте и должен был находиться все это время. Безобразие натуры, свобода от предрассудков, нагота и простота, быстрота решений, интуитивное скольжение сквозь пространство и время – все это было и в нем самом. Будто бы он, носил в себе этот природный кусок, а вернее отросток магии, заполоняющий его, но никак не подозревал, что он может быть именно таким. Что его магия, так же как и магия всех этих существ была живым порождением природы, а не умертвляющим проклятием, бременем которое, он упорно нес годы и столетия.

- А что это?
Вдруг спросил Румпель, указывая на огромной величины ясеневое дерево украшенное цветами, лентами и разными подношениями.
- О!
Сатир оторвался от свирели, влюбленными взором, посмотрев наверх.
- Это чародей, Майское древо! Оно стоит во славу Отца отцов и Матери матерей! Это священное дерево, чародей!
И не успел он задать еще один вопрос, как Гипсикер внезапно запел, подражая мотивам плясунов.

"Искусный во многих ремеслах, Луг,
Великолепен лик его, подобный Солнцу.
Быстро, как ветер весны, он правит лошадьми Мананнана.
Чем, кроме как Солнце, это может быть?
- Это Сияние Длиннорукого Луга! Луга! Луга!"


Румпель расслабился и задорно рассмеялся, пытаясь подрожать ходе музыки сатира, рассмеялся и сатир, снимая нависающее напряжение, он будто бы чувствовал что боятся здесь нечего, что здесь действительно найдет убежище каждый, и каждому здесь будут рады. И так весело приплясывая и задорно смеясь, они дошли до какого-то длинного и огромного стола стоящего под сверкающими в темноте березами. Также украшенный цветами и различным яствами он был шикарен и прилично сдобрен всяко разно выпивкой.
За столом сидели уже более-менее одетые люди, если полупрозрачные балахоны можно считать за одежду. Выпивая, и о чем-то разговаривая, они казалось, даже не обратили внимание на подошедших, а лишь продолжили наслаждаться трапезой и легкой беседой.

Но Румпель отчетливо понимал, сатир привел его суда не случайно. Раз те, кто именуем как «они», ждали его появления, раз «они» позвали его, стало быть, этот праздник жизни, еще не достиг своего апогея.
- Пей, ешь, чародей. К тебе подойдут. – сказал на прощание фавн, устремляясь куда-то в гущу событий.

Но с его плеча успело спрыгнуть его существо, кого он называл Руфусом. Зверек пробежался мимо тарелок в поисках еды, и, ухватившись за косточку от бедра курицы, принялся ее грызть.
- Все чудесатие и чудесатие. Уф-ф-ф – покачал головой маг.
Оглянувшись по сторонам, он посмотрел на ломящийся от еды стол и сам себе задумался, а и в самом деле, почему бы не выпить, раз он оказался здесь. К тому же, если уж, он тоже имел честь быть приглашенным, для разговора с какой-то знатной особой, надо было вести себя соответствующе, не отказываться от предложенных условий и внимательно следить за развитием событий. Когда вокруг столько магических существ, магии и искушений, излишние привлечение внимания, ему ни к чему.
Наливая себе красного вина, Темный оторвал кусок хлеба и отрезал имеющимся на столе ножом кусок запеченного мяса, принимаясь усиленно наслаждаться угощениями.




 
ЛинаДата: Понедельник, 06.06.2016, 03:15 | Сообщение # 104
Trickster
Сообщений: 1871
Репутация: 3753
Статус:

I место в конкурсе - Сказочная Любовь I место в конкурсе - Однажды в Аншлаге
Выпив бокал другой отличного вина, и закусив сочным мясом, Румпель уже начинал скучать. Вокруг все пели, пили и веселились, но ему этого совсем не хотелось. Все эти люди и нелюди были ему в новину, все они были знакомы и незнакомы одновременно. Он уже не ощущал себя, словно оказался на чужом празднике, но и своим он пока тоже не был.
И все дело было не в том, что над этим ярким, полным жизни миром нависла смертельная угроза, и не в том, что он беспокоился о том, что происходило в Сторибруке, смысла в этом не было равно как и беспокоится о том, что внезапно пролетающая комета в любой момент может снести этот и все разом взятые миры, а потому что он был тут как дома. Здесь на него никто не обращал пристального взора, не тыкал пальцем, не называл демоном, ублюдком, чудовищем, здесь он был просто – как все.
Наконец-то он был как все.
Неужели он был как все.
Странно, но он был как все.
Он был своим, средь своих, и это одновременно восхищало и радовало, как и устрашало до дрожи в конечностях, ибо он не хотел это заканчивать. Это все было слишком волшебно, слишком пленительно и слишком хорошо.

- А-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха – заливаясь искренним радостным смехом, Румпель расслабился, наливая еще вина, и оглядываясь по сторонам.

Внезапные раскаты грома и молний прорезали ночной шум. Пляшущие постепенно останавливались, разговоры стихи, а охранники напряглись.
Румпель, повинуясь общему настроению, насторожился, ожидая и смотря во все глаза.
Треск разрывающегося от тока неба, пересек поляну, разрезая луну пополам, а за ним, как и положено стихии зазвучал оглушающий, сбивающий с ног, звук небесного грохота. Вспышка света застила все перед глазами изумленной публики, и из нее вышла – Она!
Ее длинные темные волосы струились, пышными волнами, достигая колен, а мудрый взгляд жестких темных очей, предвещал беду противнику.
Все присутствующие ахнули, словно перед ними стояла не ведьма, а древняя Богиня. И затем, незамедлительно снова пустились выкрикивать приветствия и жаркие одобрения.
Жестом она махнула, вызывая резкий порыв ветра, будто бы, призывая к себе помощниц, и тот час, к ней из разных углов поспешили ведьмы всех форм и мастей.
Нагие и полуодетые, блондинки, брюнетки и рыжие, с самыми разными лицами и глазами, они стали выстраиваться в какой-то замысловатый строй, делая вокруг Майского дерева живой полумесяц.
Люди за столом Румпеля, стали о чем-то перешептываться, и будучи вовлеченным в происходящее он невольно спросил:
- А, кто это? Она что ли, Богиня?
На что повернувшийся черт тут же фыркнул, окидывая мага презренным взглядом.
- Ты демон, перепил что ли, ась. Это же Верховная Жрица, глава Ковена ведьм Зачарованного Леса, Великая Непобедимая и Всемогущественная Виктория!
- О-о-о-о – потянул Румпель, делая наиболее глупый вид, на который он был способен.

А тем временем девушки продолжали.
И в их руках появился, взявшийся будто бы из ниоткуда роговой кувшин, который они уже передавали по кругу, улыбаясь. И когда кухоль достиг Великой Виктории, она, так же как и все, испила из него, направляя руку вверх к самому центру дерева.
Окружающие снова проявили активность, поднимаясь со своих мест, Румпель повторил это действие за ними.
Все готовились к чему-то, все чего-то ждали, покорно склонив головы. Всеобщие напряжение, ожидание и вожделение, буквально чувствовалось покалыванием в области затылка. И, как и положено, чуть склоняясь, он стал наблюдать и ждать развязки.

De Matris Magnae! Genetrix Natura!
Magne pater! Pater omnium!
Gloria tu! Gloria tu!


Раздались громкие слова Жрицы!

De Matris Magnae! Genetrix Natura!
Magne pater! Pater omnium!
Gloria tu! Gloria tu!


Повторили ведьмы!

De Matris Magnae! Genetrix Natura!
Magne pater! Pater omnium!
Gloria tu! Gloria tu!


Покатилась волна по толпе! Все повторяли эти слова снова и снова! Восхваляя Природу Мать, Прародителя Отца, Чаровницу Весну, Магию Спасительницу!

De Matris Magnae! Genetrix Natura!
Magne pater! Pater omnium!
Gloria tu! Gloria tu!


Сказал и Темный когда до их стола дошел черед. На его лице заиграла странная легкая и какая-то глупая улыбка. Он наконец-то нашел себя среди этой толпы, пришел к своим истокам, и от того, в душе мага плескалась глухая грусть и ошеломляющая легкость.

Тем временем праздник продолжился, ведьмы разбежались кто куда, нечисть продолжила свою пляску, заливаясь смехом пуще прежнего. Музыка заиграла сильнее и громче. Шутки стали изворотливей и похотливей, тосты зазвучали чаще, а вино полилось рекою.
-Эх-хе-хей братцы! De Matris Magnae! Genetrix Natura! Magne pater! Pater omnium! Gloria tu!
Повторяли то тут, то там, отдаленными возгласами. И уже, тот черт, что недавно недовольно зашипел на мага, добродушно ему улыбался, предлагая выпить еще. И Румпель, повинуясь древнему инстинкту все пил и пил, не обращая внимания на следящие темные глаза главной ведьмы, которая уж давно заприметила его в толпе остальных.

И вот, где-то между третьей и пятой кружкой вина, в толпе вновь показался Гипсикер. Сатир жестом подозвал к себе хорька и тот, незамедлительно прыгнул ему на плечо, затем он обратился к Румпелю.
- Ай-ай-ай чародей, не поддавайся на речи чертовьи ты так лихо. Не упивайся ты в пьянь. Пойдем со мной, она ждет тебя.
Темный обернулся на фавна, внимательно окидывая его взглядом. Сколько пьяным бы он ни был, и как бы, ни было хорошо напиваться в компании абсолютных незнакомцев, отказываться в данной ситуации не лучшая идея.
- Ну что же пойдем. Пойдем.
Румпель встал, следуя за сатиром.

Пробираясь сквозь оживленную толпу он отметил для себя, что его взор еще не успел покоситься, а ноги размякнуть, что в случае чего, может пригодиться. Правда как он проберется мимо могучих охранников, он себе мало представлял, но это уже совсем иная история, с не менее печальным концом.
- Этого не потребуется – мягко отозвался на его внутренний диалог Гипсикер. – Она отпустит тебя, чародей. Она давно ждала именно тебя!
- Откуда ты? – маг развел руками в немом вопрошающем жесте.
- Нет-нет, это не я. Это все Руфус. Он все знает, он все видит. Он фамильяр.
- А-а-а – потянул маг.
Повидав за эту ночь столько всего необычного, он уже старательно избегал всяких удивлений.

Пересекши поляну, они достигли длинных зарослей ивы, и, разгребая ветки руками, вошли на новую поляну. Тут плясали одни ведьмы, те, что строились в кольцо у дерева и восседали колдуны в одеждах темнее ночи, с надменными и пергаментными лицами. А посередине, как и полагается, стоял огромный стол, где главное место занимала глава ковена. Ее явно выдавал пронизывающий взгляд, степенный вид и прямая гордая осанка. Этой женщине нечего было терять, эту женщину восхваляли, ее почитали и благоговели. Рядом с ней, по обе стороны разместились две ведьмочки помладше, одна была вся дерганная рыжая словно бес, хихикающая и кокетливая, а другая напротив, олицетворяла сам покой и мир. Она неспешно двигалась, как и также неспешно говорила, напевно растягивая слова.

Но при появлении Румпельштильцхена все маги и ведьмы вокруг оживились, волнительно перешептываясь.
Гипсикер же, вел себя непринужденно и легко, он сохранял спокойствие, указал ему дорогу и даже усадил рядом, за один стол, с Викторией. Он лишь сказал ей:
- Рад служить Верховная! – тут же удаляясь куда-то во тьму.

Оглянувшись по сторонам Румпель, заметил как по одному ее жесту, один за другим их стол покинули все гости шабаша. Слегка улыбнувшись и обрадовавшись такому ходу событий, он сел уверенней, расправив плечи, ожидая продолжения.
Но секунды текли, превращаясь в минуты, а ведьма молчала, лишь сурово сканируя поверхность кожи Штильхцена. Подражая ее примеру, он также уставился на нее, выдерживая тяжелый взгляд черных глаз.
Когда же первые молчаливые приветствия были окончены, Жрица заговорила:
- Приветствую тебя. Темный маг. На нашем празднике Первомая.
Она четко чеканила каждую фразу, следя за каждым своим мимическим движением, контролируя каждую вибрацию в воздухе.
- Я благодарю Вас, за приглашение. Это честь для меня. – чуть кивнул маг, улыбаясь.
- Выпьете? – предложила ведьма – Вас не мучает жажда или может быть голод? Сегодня мы восхваляем Великую Мать и Прародителя Отца, а значит, никто не должен быть в горе иль печали.
- О нет, нет. Покорнейше благодарю вас, за оказанное гостеприимство, но я не голоден и уже достаточно выпил.

На миг Виктория умолкла, о чем-то глубоко задумываясь. А потом, как ни в чем не бывало, продолжила их разговор:
- Но что же, тогда беспокоит вас, мой желтоочий друг? Воспоминания о былом, съедающая душу тоска или же беспокойство о грядущем?
- Что же – потянул маг – Раз уж я здесь, и раз уж у нас с вами такой откровенный разговор. Как вы знаете, я пришел из другого мира, и хочу вернуться туда опять.
- А зачем возвращаться туда, где не ждут? Где не рады?
- Вы так думаете? Но там остались мой сын и невеста.
- Невеста? В самом деле? – Виктория вопросительно изогнула правую бровь. – Не гонись за той мечтой Румпель, которую не догнать. – и, ответила будто бы не своим, чужим но таким знакомым, ему, голосом.
- Не уж то, это «она»? - сорванным тоном спросил маг.
- Кто это лишь вам решать. Да и кому как не вам знать кто это. Тот, кто носит с собой все тайны Вселенной, и сам знаток всякой судьбы.
Румпель вопросительно уставился на ведьму, на что намекали ее слова, на хрустальный шар в его походной сумке или же на палочку Чародея.
- Да нет же, не о том морочишся, желтоочий. – расхохоталась ведьма. – Карты. Таро. Те, что в кармане лежат.
Окончательно запутавшись, он озадаченно начал рыться в сумке. Он совсем забыл о том, что припрятал Марсельское Таро внизу котомки, и был изрядно удивлен, тому, что Верховную заинтересовал именно этот предмет его поклажи.
- Это что ли?
- Да, да именно это чародей. У них мы и спросим судьбы твоей. Снимай левой рукою.
Сказала она, и уже принялась перемешивать колоду. Верховная ловко разложила карты по столу, скручивая и закручивая их в веер, а затем снова собрала, хорошенько перетасовывая.
- Снимай! – приказала ведьма.
Румпель двинул большим пальцем колоду и стал ждать. Не то, чтобы он не верил во всякие чудесные предсказания, просто он верил в себя и в то, что он сам и управляет своею судьбою.
- Я вижу, что ты прячешь чародей, но не беспокойся, не выдам.
- Эм… - скривился Румпель, рассматривая, как она одна за другой, кладет на сто десять карт.

- Не просто признаваться в том, кто ты есть на самом деле желтоочий! Так что мы начнем, пожалуй.
Кивая в знак согласия, Румпель позволил ей продолжить, принимая условия игры.

1 карта:
- La Roue de Fortune! – сказала вслух Викория. - Хорошая перспектива тебя ожидает. Успех. Неожиданная удача. Все же не так это и плохо, что ты оказался сейчас в этих краях, не правда ли?
Но Румпель лишь пожал плечами.
- Смотря, что брать за основу атмосферы. Здесь и сейчас мне лучше, чем когда-либо, но я знаю, что за пределами этого, твориться хаос и ничего не могу с этим поделать.
- Разве? – удивилась ведьма. – Тот, кто триста лет наводил страх и ужас на всех товарок моих и зверей лесных, сейчас пасует?
- Я ожидал этого, и вот что могу сказать тебе…

2 карта:
- Le Pendu. – перебила его Верховная. – Вот и все ты уже сказал чародей, не стоит, больше. И это твое право, идти или не идти на благодеяния.
Она широко и обворожительно улыбнулась ему.
«Ой, темнишь, темнишь ты ведьма, лукавишь» - подумал Темный, так же улыбаясь ей в ответ.
-Ну-с продолжим – сказала она, открывая третью карту.

3 карта:
- L'Hermite. – изрекла Виктория и тягостно вздохнула.
- Что? – переспросил маг – Что-то случилось с Беем, а может быть Белль?
- Белль говоришь? Зазноба твоя?
- Да, да, да. Но что с ней?
- Уверен что зазноба?
- Она заболела, пропала, не справилась без меня?
- Да нет же, нет, угомонись желтоочий. Это она причина твоего состояния нынче, растревоженного. Вот и переспрашиваю, не уж то, такой как ты, любит такую девицу.
- Ой, ли, ой ли – закачал головой маг. – Не тебе ли, учить меня любви.
На этих словах глаза ведьмы сузились и блеснули недобрым блеском, заставляя его умолкнуть.

4 карта:
- Десятка мечей. Вот тебе и ответы чародей, на все твои вопросы. Права я, а не ты. Подведи черту, расстанься с прошлым.
- И оставить ее там, их там? А что же ждет меня потом, здесь? – раздосадовано спросил Румпель.
Ликуя своей правоте, ведьма задорно ответила:
- А это нам карты подскажут.

5 карта:
- La Lune! – возвестила она. – Новое уже ждет тебя! Его не избежать! Сумерки заменяться рассветом, а скрытые древние инстинкты твои покажут дорогу к себе. До познания Истины рукой подать, но только ты чародей, ты и никто кроме, не сможет изменить выбора. Не обманывайся, прошлого не вернуть, не искушайся будущее тебе неподвластно, не страшись неизвестности, она заменит смятение сосредоточением и четким направлением.
- Складно, ой как складно ты говоришь Верховная. Открывай карты дальше. – косо ухмыляясь, маг подпер подборок рукой, ожидая дальнейших действий.

6 карта:
- Что понравилось тебе Темный мое предсказание, ну-ну, продолжим.
- L'Arcane sans nom! La Morte! Смерть – дрожащей рукою перевернула ведьма следующую карту.
Румпель вопросительно уставился на нее, ожидая объяснений, пока она озадаченно приводила мысли в порядок.
- Тебя ожидают сильные перемены, чародей, побойся судьбы.
- Смерть это не самое худшее, что может преподнести жизнь, Виктория поверь мне, я знаю.
- Инициация проходит фазу возрождения – продолжала она. – А оно сотворит из тебя иное существо. Но только совершенство может возродиться, возвышаясь над своим естеством, иначе все деяния судьбы напрасны.

7 карта:
- Le Jugement. – открыла она следующую карту, уже без каких либо эмоций.
- А ты страшишься перемен желоочий, даже больше чем думаешь. Но все, что есть, здесь и сейчас, это все ты задумал себе когда-то сам, задумайся и ты увидишь ответ в своей душе. Перемены уже прочно вошли в твою судьбу, и останутся с тобой вовеки веков, и чем быстрее ты их примешь, тем легче будет потом. Ты сам этого хотел, сам и получил.
- Да-а-а – потянул Румпель, разводя руки – Раньше для перемен мне хватало сменить направление дороги при походе в лавку, по утрам, а теперь, что же это, в порталы прыгаю, вот дела то пошли.
- На все свой час и свое место чародей. Те, кому ты должен придут за тобой, а те кто должны тебе не забудут о тебе, вовек.
Пожимая плечами, он лишь ждал, когда она откроет карту.

8 карта:
- Le Diable! – возвестила ведьма, лукаво улыбнувшись магу. – Да ты сам дьявол во плоти чародей! – весело засмеялась Виктория.
- Тебя бояться, к тебе прислушиваются, тебя почитают, и благоговеют.
- Как и тебя – сделал ответный реверанс маг. - С той лишь разницей что я Темный, а ты Глава Ковена.
- Суровость не есть признак жесткости натуры, а миловидный лик, не есть залог добродетели, ты итак это прекрасно знаешь чародей.
- Несомненно, о Великая Верховная. Всякая власть, как и наделение, ею, есть ни что иное, как тяжкое бремя, но лишь в таких благодатных местах, подобно этому, мы ощущаем себя снова теми, кто мы есть.
Играя изогнутыми бровями, ведьма не опровергла его слова, ни не подтвердила. Она лишь задумалась, переворачивая предпоследнюю карту в раскладе, внимательно ее изучая.

9 карта:
- L'Amoureux. – ответила на немой вопрос Румпеля жрица. – Ты будешь на перепутье чародей. Гадай, гадай да не прогадай. Мудро выбирай, правильно решай, не будь скуп и жаден, не будь зол к себе, и не ищи греха, между высочайшей волей и низменными страстями. Не твой это путь, не твой порок, не тебе отвечать за него. Найди себя с подобным тебе, и будете вместе к общему благу идти. Доверься сердцу, доверься нутру.
Никак не комментируя последние слова ведьмы, Румпель чуть заспешил, указывая ей открыть последнюю карту.

10 карта:
- Le Monde – подытожила Виктория. – Сам знаешь что это значит, и что тебя ждет тоже знаешь.
- Знаю, знаю уж как есть – закивал ей в такт мужчина.

А затем добавил:
- А все – таки, зачем я тебе понадобился именно, сейчас?
Виктория умолкла, лишь собирая и вновь тасуя колоду карт. Он выждал должное количество времени, чтобы она собралась с духом ответить.
- Не мне, а одной из нас.
- Кому это? – изумился маг.
- Как уйдешь отсюда, все узнаешь.
- Так ты меня вот так вот просто отпускаешь?
- А что? Остаться желаешь? Я уж посмотрела на тебя, насмотрелась вдоволь, чтобы понять, что к чему, а что делать дальше, это уже только тебе решать желтоочий. Но знай, мои милости и двери не бесконечны, ослушаешься, не поможет и сам дьявол тебе, сам на себя пенять будешь.
- А путницу сам найдешь, не первоходок ведь.
- Но зачем тебе она? У тебя вон их сколько, а она не здесь, не рядом.
- Не твоего ума дело! – разгневалась ведьма, послышался вдалеке раскат грома. – Ты мне должен чародей, не забывай это!
И словно в подтверждение ее слов, из колоды выскочила всего лишь одна карта, падая картинкой на стол. Румпель поднял ее, внимательно всматриваясь в рисунок.
- Le Mat – ответила на его вопрос Виктория.
- Да, да, вижу что шут. – подтвердил ее слова он.

И тот час же прикрывая глаза, он представил, как удлиняются его конечности, как лицо меняет свою форму, а волосы цвет, как синеют его глаза и как сам он становиться моложе и стройней.
Пурпурный дым обволок его тело, и душу, магия здесь была почти столь же легка, как и воздух, и вот на Викторию смотрел уже совершенно другой человек.
Но сохраняя суровость облика, Румпель снова вопросительно посмотрел на Верховную.
- Ступай с верою в душе, чародей. Во славу матери и отца.




 
ЛинаДата: Среда, 08.06.2016, 01:20 | Сообщение # 105
Trickster
Сообщений: 1871
Репутация: 3753
Статус:

I место в конкурсе - Сказочная Любовь I место в конкурсе - Однажды в Аншлаге
Гадание Виктории, как и весь разговор, оставил печаль в душе Темного. Каждое ее слово действовало на него, как вбивающийся гвоздь в сердце. И он прекрасно понимал и знал, что она была права, он и сам это чувствовал. Чувствовал, что попал он, сюда не зря, и что теперь, вновь вернуться к былой жизни, будет крайне сложно.
Естественно, будучи в Стобрибруке другим человеком и нося другую личину, ему приходилось сдерживать себя, порой даже больше, чем было нужно. И он, словно забывая, кто он есть на самом деле, сдался без боя, отвергая свою жажду крови.
Но здесь же, больше не было запретов, ограничений и угнетающего чувства вины за каждый свой шаг.
Глубоко задумавшись, на миг, он забыл, что все еще сидит за столом и все еще говорит с Верховной. Стряхивая не нужные думы, Румпель пару раз сильно зажмурился, проверяя все ли в порядке, не повредился ли он рассудком. Новые длинные светлые пряди его образа, ниспадали волнами на лицо, что помогло скрыть его секундное замешательство.

- Премного благодарен, Вам за оказанную честь визита и прелесть разговора. Но видимо мне уже пора.

Черноволосая лишь вопросительно изогнула бровь:
- Разумеется, как пожелаешь, чародей. Веселись и пей хоть до рассвета, или же Гипсикер проводит тебя.
- Думаю, я уже достаточно погулял. Пора. Пора.
- Viam supervadet vadens, чародей. Не медли.
На что маг только кивнул Виктории и чуть поклонился в знак уважения. Он вернула ему карты, но эти чертовы образы перетасовывающихся картинок в голове, еще долго не покинут его.

Поднявшись, Румпель отметил для себя, что стал значительно выше ростом, что было и не так - то, плохо. Состояние облика другого человека, что так долго не смел он примерить, на себя, сейчас, абсолютно точно пошло бы ему на руку.
Тут же, откуда ни возьмись появился вездесущий сатир, уводя его от празднования, вновь к вековым ивам. Ведьмы захихикали у него за спиной, праздник снова ожил перед его глазами, раскрашивая черный небосвод алыми струями огня и древних танцев. Но все же, у самого выхода из главного ложа Главы Ковена он сумел обернуться и еще раз взглянуть на Викторию, но она же, к его сожалению, уже была слишком занята другими насущными делами, широко улыбаясь своим сестрам по происхождению.

Потряхивая конечностями, во время ходьбы, он постепенно свыкался с телом, нового молодого человека, скользя вдоль танцующих и веселящихся существ. Гипсикер уже в полной мере принимая его за равного себе, расслабился и без особой оглядки, будто бы зная, что все идет по какому-то только ему известному плану, не спешил и не проверял, идет ли за ним, маг. Он даже останавливался на полпути, перекидываясь парой задорных фраз с танцующими и влекущими его к себе нимфами. И, по всей видимости, если бы не поручение Верховной, то так бы и остался с ними, по крайней мере, его недовольное лицо именно об этом и говорило.
- Эх, и все же жаль, что ты решил так рано покинуть нас, чародей.
- Рано? – удивился маг – Время к рассвету, поди.
- Ах, это! Это все чушь. Праздничная ночь может длиться чуточку больше и дольше обычной.
- Это верно, верно – закивал Румпельштильцхен.

Он уже развернулся, направляясь прямиком на вершину поляны, где разгуливали стражи, когда сатир окликнул мага.
- Постой чародей! Возьми себе Руфуса. На память.
На что Румпель нахмурился:
- Почто он мне сдался?
- Э-э-э нет. Зря ты так. Руфус не простой хорек, он много знает. Много видит. Многому научит, много сделает.
- Тебя дык послушать, он золотой, выходит.
- Нет не золотой, он лучше. Он верным другом тебе станет. Да и приглянулся ты ему. Сразу вижу что приглянулся.
- Ну, допустим, и что я должен тебе взамен?
- Ай-да не веришь ты мне, не веришь – зацокал языком фавн.
- Я просто знаю что, все имеет свою цену. И какова твоя, Гипсикер?
Сатир на миг лукаво взглянул на мага, еле прищурившись, а потом широко безумно улыбнулся.
- А придешь снова, там о цене и сговоримся касатик. Бери! Бери! Он твой теперь.

И буквально всучивая хорька в руки Темного, он стал быстро выпихивать его на поляну.
- Ну, бывай чародей, пускай водяной тебе помогает! – сказал сатир на прощание, прикоснувшись к его плечу опять.
- Бывай! Бывай! – отозвались нестройным хором берсерки и лешие.
И тут же, его снова засосала какая-то неведомая воронка, буквально высасывая из объятий шабаша.

Моментально стихли звуки музыки, высокие и низкие голоса волшебного народца, чудесные запахи еды и костра – все исчезло, как и не было никогда. Румпель стоял один, ночью, посреди Темного Леса, в оглушающей тишине с беспокойным хорьком на плече.

По мере его удаления от трех сосен, ночные шумы пробирались вновь в сознание. Пение птицы, сверчащие сверчки, ухавшая вдалеке сова. Куда идти и что делать он не имел ни малейшего представления и потому решил наведаться туда, где ему уже давно надо было бы появиться.

>>> Пристанище Темных магов - Окраина Темного Леса - Темные Земли




 
ЛинаДата: Среда, 08.06.2016, 01:42 | Сообщение # 106
Trickster
Сообщений: 1871
Репутация: 3753
Статус:

I место в конкурсе - Сказочная Любовь I место в конкурсе - Однажды в Аншлаге
<<< Пристанище Темных магов - Окраина Темного Леса - Темные Земли

Видение было верным. Леонора действительно почти умирала, от полученных ран и истязаний.
Рядом с ней прыгал кролик, которому она безлико улыбалась. В помутненном взоре, еле-еле можно было разглядеть остатки рассудка. Она еще и умудрялась что-то неслышно шептать ему, протягивая руку.

При виде мага и его спутника, животное вздрогнуло и быстро скрылось в ближайших кустах.
А ведьма, затряслась в предсмертной агонии, и горячке, на ее ноге зияла огромная рана, с постепенно вытекающей оттуда кровью.
- Ох-хо-хох- покачал головой Румпель.- Что же это такое, ты с собой сделала ведьмочка.

Цитата tender_poison ()
- Убей, мой демон, - едва слышно прошептала ведьма, с усилием шевеля губами, так и застывшими в полумертвой улыбке, - Убей... ведьму.

- Убью, убью, как только очнешься, так сразу и начнем – криво усмехнулся Темный.

Он склонился над ней, подхватывая девушку на руки, и в сопровождении Руфуса впереди, они двинулись в поисках ближайшего убежища.

>>> Хижина. Темный Лес близ Лысой горы.




 
tender_poisonДата: Среда, 08.06.2016, 01:50 | Сообщение # 107
Ведьма
Сообщений: 1361
Репутация: 1709
Статус:

Существует граница, перейдя которую, теряешь все чувства. Уходит боль, растворяется страх, исчезает отчаяние. Миг - и разум теряется в белом мареве пустоты и безысходности. Не сделать шаг, не вздохнуть, не пошевелиться. Из горла вырывается свист и хрип, донося до мозга импульс о том, что ты еще существуешь, но душа не ощущает ничего, кроме приторной, вязкой, тягучей легкости. Ни жива ни мертва. На губы из ран медленно стекает кровь. Соленая, с металлическим привкусом, теплая и немного терпкая. Чешутся глаза, зудит кожа, но приходится терпеть. Ноги сводит судорогой, холод медленно распространяется вдоль позвоночника, позвонок за позвонком, выше и выше. У колдуньи дрожат губы, а в голове проскальзывает мысль: скорей бы холод сжал ее горло, скорей бы жизнь покинула ее тело. Убивать ее? Нет - смотреть, как она умрет сама. Одна - даже в смерти - как это похоже на нее, как удивительно отражает ее неспокойный и свободолюбивый нрав. Ее последняя отрада. Последняя капля гордости и мужества. В какой-то момент боль становится невыносимой, и Леонора прикрывает глаза, заставляя себя принять ее всю, без остатка.

Ведьме кажется, что земля поглощает ее тело. Что мох прорастает сквозь кожу, что трава и низкие ветви кустов обнимают ее, что мелкие насекомые и роса мурашками пронизывают все ее нутро. Она чувствует на губах прохладу, чувствует зеленый, свежий и горький привкус земли и цветов. Демоны в ее душе, цветы в ее волосах. Полевые - синие, фиолетовые, желтые и красные - она объята природой, объята красотой, чарами, тишиной, стрекотом насекомых, криком птиц. Прекрасная, дивная, счастливая невеста, идущая к алтарю, где ее ожидает смерть. Ее рука тянется к костлявой руке, а губы застывают в счастливой улыбке. Никогда, никогда, больше никогда, чаровница, не будет боли! Вот он - твой последний рубеж. Все мечты, все желания, все станет реальностью, стоит только сделать шаг... сделай шаг, ведьма, сделай...

Ее насилу вырывают из земли, из ее волшебной, прекрасной могилы, на которой растут синие и желтые цветы. В нос ударяет запах корицы и можжевельника. Горький, сладкий, такой знакомый, и, в то же время, чужой, неуместный запах. Пропадает алтарь, исчезает пестрое траурное одеяние. В голове Леоноры раздается крик, но разум слишком затуманен, чтобы понять, что кричит она сама. Она больше не хочет жить. Зачем ее заставлять?

Голова кружится, перед глазами пляшут круги. Все закручивается в калейдоскопе, меняется, падает и воскресает вновь. Приоткрыв глаза, ведьма замечает ветви сосен и солнце, лучи которого окрашивают зелень в золото. В горле встает ком, ее сильно мутит, почти до тошноты. Хочется лечь наземь и лежать без движения, но тело, против ее воли, перемещается в пространстве. Пошевелить рукой, глубоко вздохнуть, взмолиться о смерти. В нос попадает бесчисленное чисто запахов, от которых становится только хуже. Тошнотворные, омерзительные запахи жизни.

Леонора медленно обернулась. Ей казалось, что ее движения - заторможенные и вялые, но, на деле, оказалось, что они чересчур быстрые и прыткие. Чьи-то руки дрогнули, послышался короткий вдох. Ведьма инстинктивно вцепилась пальцами в грубую льняную ткань и захрипела.

- Беги... в лес, - проскрежетала Леонора, то и дело срываясь на кашель, - Беги в лес! Он, он, он велел мне! Он приказал! В лес! - колдунья задохнулась от собственных хрипов, трясясь всем телом, - Пустите меня, пустите! - тело выгнулось дугой, руки и ноги свело судорогой, - Что это... куда вы меня ведете? Я не вижу, я не вижу... пусти, пусти меня, демон, пусти, златоокий! - вывернувшись, ведьма перехватила чью-то руку, с силой сжала ее чуть ниже локтя и потянула на себя, приближая лицо чужака почти вплотную к своему, - Мною тебе не владеть, демон, не владеть, - затряслась ведьма, хватая ртом воздух, - Да сгубят тебя кошмары мои, колдун... убей-убей! Прошу, убей! - срывала голос Леонора, пока вдруг не обмякла, повиснув, как неживая, - Темно, темно. Так темно. Мне страшно... - шею прожгло что-то горячее, и ведьма ощутила, как по всему телу прошел разряд магии, будто ток, - Хватит... я не вижу... прошу... не вижу, я не вижу... - секунда - и мир поглотила густая тьма.

>>> Хижина. Темный Лес близ Лысой горы.




 
ЛинаДата: Суббота, 05.11.2016, 23:49 | Сообщение # 108
Trickster
Сообщений: 1871
Репутация: 3753
Статус:

I место в конкурсе - Сказочная Любовь I место в конкурсе - Однажды в Аншлаге
<<< Хижина

Смеркалось. Порывистый осенний ветер подхватывал опавшую листву, закручивая ее в замысловатые вихри и воронки. На расчищенной поляне, то тут, то там, беспорядочно были разбросаны горящие головы тыкв, горящие снопы собранного сена окаймляли проход вглубь леса, зазывая на праздник, высокие столбы оголенных деревьев украшали сияющие глаза сов и ворон, а в небе, переливалась и алела, огромная полная луна.

Веселая вереница ведьм, магов, призраков, оборотней и вампиров, и прочая всякая разная нечисть, вилась цепью по проходу к подножию гор, но попасть на праздник было не так-то просто. За узким переходом их ожидал суровый контроль. Трое высоченных костяных смертей, всякий раз приветствовали гостей, беря кровную плату за вход и провожая громкими возгласами. Но это ничуть не останавливало гостей, а даже разогревало интерес, и магический народ, то подшучивал над очередным бледнокожим вампиром, то улюлюкал в знак одобрения стычек оборотней всякий мастей.

Румпель и Леонора приземлились немного поодаль от главной поляны, внимательно за всем наблюдая, и не разнимая рук.
- Сколько же здесь черных колпаков – философски изрек маг.

Леонора хитро улыбнулась, отвечая про предназначение грядущего праздника и их скоропалительное решение обвенчаться, на что Румпель гортанно рассмеявшись, крепче сжал, ее руку:
- Ну, так пойдем же, моя суженная. Сделаем это.

По дороге на поляну, Темный успел разглядеть парочку другую уже знакомых как ему показалось нагих нимф, серых русалок, козлоногих сатиров и чертей. Внимательно осматривая толпу, он искал своего приятеля Гипсикера, что не укрылось от глаз Леоноры.
- Да, ищу. В прошлый раз, ну, в тот раз когда, я стал Сильваном – клоня голову на бок, начал он – Я повстречал здесь одного занимательного фавна, кажется. Он представился Гипсикером, он же дал мне Руфуса в дар. Ну что ж, выходит нам надо стать в очередь – указал он на конец людского потока, ведя ведьму за собой.

Пока они шли, Леоноре повстречались какие-то знакомые ведьмы, радостно ее, приветствуя, и что-то говоря. Темный кивал, озираясь по сторонам, его внимание же привлек Руфус, быстро заскакавший по земле, к скопившейся толпе возле входа.
- Руфус! Руфус! Куда? – зашипел маг, кидаясь за фамильяром – Несносное ты животное! Быстро ко мне!

Щурясь и ругаясь почем зря на хорька, маг напряженно смотрел под ноги, когда услышал:
- Ай-ай-ай чародей, негоже так на друзей злословить, это он ко мне прибежал, по старой памяти, да дружок – и, поднимая голову, Румпель встретился с лукавым взглядом Гипсикера.
От такой неожиданности Темный нахмурился пуще прежнего, застыв в растерянности.
- Ну что ты такой хмурый, друг мой «золотой», иль не узнаешь, приятеля? – изумился фавн.
- Сатир! Гипсикер! Признал, признал, как же не признать. – заулыбался маг, подхватывая Руфуса на руки.
- Вижу ты в личине родной, да нарядный такой. По чью душу сегодня явился, или снова к Верховной, пожаловал? – фавн обернулся, подмигивая одной симпатичной нимфе.
- Да, нет. Я тут по личному делу. Мне бы – глубоко вздохнул Темный – Обвенчаться.
- Не уж то на той, что ведут сюда сестрицы ее? Темный маг жениться на ведьме удумал? – присвистнул сатир, вызывая волну смешков позади себя.
Тут Румпель обернулся и увидел, как веселая толпа полунагих дев, увлекая Леонору в объятия, приветствует, поздравляет и спешит к ним. Казалось, что каждой девушке нужно было непременно ей дать напутственное слово, обнять, поцеловать щеку или руку, поправить платье, или же коснуться волос, на что девушка ежилась, всякий раз натянуто улыбаясь. Но как только их глаза встретились, всякое напряжение ведьмы прошло, и она быстрым шагом поспешила отделиться от подруг, направляясь к его протянутой руке.
- Ха-ха – обернулся Румпель, наблюдая за Леонорой – Именно так! – кивнул он, гордо вскидывая голову.
- Ух-ты, поглядите-ка братцы, диво-дивное то какое. Самый страшный маг всех земель Зачарованных счастливый стоит. Ай, не обманула тебя наша, Великая Верховная, ай подсобила.

Скептически поведя бровями, он приобнял Леонору, уже готовый сжать круг объятий, оберегая ее от всех этих шумных товарок, но нет, за их спинами стали раздаваться песенные куплеты и хороводные танцы. Быстро подскочившие молодые девушки, увлекли за собой, ее снова.
- Славься – славься свадьба у ней!
- Славься ведьма, славься маг! Впереди нас ожидает Великий Обряд!

Напевая веселые куплеты, ведьмы задорною гурьбою подскочили к сатирам и чертям.
На голове Леоноры уже красовался какой-то замысловатый венок, второй же, она держала в руке. И легко порхая в его объятия, она, целуя мага, надела второй и ему.
За их спинами прошлась волна хохота, и широко улыбаясь, он подхватил ее на руки, кружа и продолжая поцелуй. Неожиданность и радость, смущение и счастье смешалось в его душе. Больше всего на свете ему хотелось по скорее закончить это событие, но и с такими же чувствами маг не чувствовал более никаких запретов или же условностей. Ему хотелось целовать ее у всех на виду, плясать, подпрыгивать и петь, и более не думая, о ненужном контроле эмоций он уже почти был готов устроить праздник прямо здесь и сейчас.
Но вовремя подоспевший сатир, легко коснулся его плеча, оборачивая Румпельштильцхена к себе.
- Пойдемте, пойдемте чародей, негоже, вот так вот вам тут стоять – поторопил их Гипсикер, увлекая за собой к вратам.

Они все разом подошли к трем костлявым стражам. Тот, что был по центру, выступая вперед, глухо сказал.

- Плата!
- Ну, право тебе, мы все свои, пропускай быстрее – отшутился фавн.
- Плата! – снова произнесла Смерть, выставляя руку вперед.
- Да у них тут свадьба, пропускай скорее Смерть! – запросили ведьмы и маги позади Румпеля и Леоноры.
- Плата! – стоял на своем дух с зашитым ртом.
- Я прислужник самой Верховной! – уж было разгорячился сатир, притоптывая копытом.
- Плата!
- Дай сюда. – Румпель, увлекая ведьму за руку, быстро отодвинул фавна от Смерти, подходя к ней почти вплотную.
- Видишь ли, дорогуша, - теперь уж он чеканил слова - Кровь Темного или ее кровь – тут он указал на Леонору за спиной - Слишком ценна, для такой мелкой сошки как ты, я – то знаю, зачем она тебе, можешь не лукавить, милок, я был в Аду. А если тебе нужно мое свидетельство, так принимай – схватил за руку, вызывая жар и огонь.

От накатившей боли скелет весь затрясся, извиваясь и выворачиваясь, беззубый череп охватил огонь, откидывая капюшон. Смерть завопила животным голосом, падая на колени, и хватаясь за голову.
- Хм… - ухмыльнулся Румпель, отпуская руку, и переводя вопросительный взгляд на второго охранника.
- Можете пройти! – указал другой скелет на открытые ворота.

Веселая толпа шумной гурьбой ринулась к проходу, напевая и выкрикивая поздравления молодоженам.
- Ну-с пойдем, моя нареченная! – пригласил маг ведьму сова беря ее руку, в свою.

>>> Лысая Гора




 
tender_poisonДата: Воскресенье, 06.11.2016, 02:50 | Сообщение # 109
Ведьма
Сообщений: 1361
Репутация: 1709
Статус:

<< Хижина

Темный Лес был непривычно светел. Леоноре так никогда и не довелось побывать здесь на Самайне; казалось бы, пир и праздник нечисти, последний сбор урожая, шумное и незабываемое прощание с осенью - она обязана была быть здесь, но столько лет - и все без нее. Сейчас, глядя на сверкающие тыквы, из глазниц которых игриво подмигивали свечи, на горящие стога сена, на украшенные деревья и черные крылья лесных птиц, ведьма невероятно жалела о том, что все это прошло мимо нее. Ей хотелось ухватить и запомнить каждую мелочь, каждое украшение, каждое лицо, что, с широкой улыбкой, ступало по узкому проходу, убегающему вглубь леса прямо к скалистой горе. Осенний ветер трепал полуобнаженные кроны, поднимал в воздух листья и трепал волосы, бросая их на лицо, но Леонора не чувствовала ни холода, ни неудобства. Все было так, как должно было быть. Золотой праздник живых и мертвых, знаменующий уходящую эпоху и венчающий их со златооким чародеем на долгие века. Задрав голову, ведьма с улыбкой уставилась на кроваво-красную луну - их главную свидетельницу. На иных смотрят с небес боги, но их благословят не они, а лесные духи, дочери и сыны Сказочных Земель, покинутые, отвергнутые, как и они с Румпелем до сей поры, но мудрые, ведающие, истинные хранители ночи, дня и времен года. В груди ведьмы разлилось тепло. Волнение, воодушевление, возбуждение. Леонора чувствовала окружающую обстановку каждой клеточкой тела, отзывалась на нее, впитывала в себя, дышала ей. Крепко сжав руку мага, она широко улыбнулась и чуть было не заплакала, не в силах справиться с эмоциями. Глубоко вздохнув, Леонора проследила за взглядом Румпеля и прищурилась.

К подножию гор тянулась толпа самых разношерстных существ. Ведьмы и колдуны, вампиры и оборотни, черти, фавны, кикиморы, русалки, даже несколько призраков, особо шумно обсуждающих грядущее торжество. Несколько лиц в толпе были ведьме знакомы, но приветствовать их сейчас было крайне неудобно. В конце прохода ярко горели огни, выхватывая из темноты три высоких фигуры с бесстрастными лицами. Стража, конечно. Слишком смутное время для празднеств, слишком дорого бы обернулось отсутствие защиты. Смерти, низко склоняя головы, здоровались с гостями, едва шевеля связанными ртами и протягивая каждому костлявую руку. Такое бы даже Кромешнику не приснилось: на Самайне или ты свой, или тебя ждет незамедлительная смерть. Устрой праздник кошмаров Виктория, оттуда бы живой не вышла ни одна душа. Счастье, что они с Румпелем были свои. Впрочем, пройти может быть и не так просто...

Нечисть веселилась, болтала, подначивала друг друга, некоторые даже умудрялись подраться, на что Смерти лишь кривили рты да шевелили пальцами, дескать, не задерживаемся. Ведьмы, все до одной, щебетали как птички. Их цепкие пальчики выхватывали себе из толпы спутников, изящные головки то склонялись к плечам, то резко запрокидывались назад, а трель голосов, радостных, счастливых, будто звон колокольчиков, сливались в единую прекрасную мелодию воодушевления и эйфории.

Цитата Лина ()
Сколько же здесь черных колпаков.


- Золотце, тут кого только ни увидишь! - ведьма хитро улыбнулась и прижалась к магу поближе, давая особо крупному сатиру протиснуться мимо нее в конец толпы, - За уши и рога их не оттянешь, праздник же! Провожаем осень, встречаем зиму, веселимся до упаду! Могла ли я подумать, что огни Самайна когда-нибудь осветят мою свадьбу? - промурлыкала Леонора, заглядывая в золотистые глаза Румпеля, - Ты, чёрт златоокий, вот как знал, а! А честь какая, о-о-о!

Неспешно они двинулись в сторону толпы. Леонора крутила головой из стороны в сторону, не ища кого-то конкретного, но просто наслаждаясь каждый увиденным лицом. За ними тянулась компания сатиров, без конца подшучивающими над речными нимфами, на что те лишь хихикали да обвивали их, подобно лианам. Обернувшись к магу, ведьма заметила его внимательный взгляд и чуть потянула его за руку на себя.

- Кого-то ищешь, чародей?

Цитата Лина ()
Да, ищу. В прошлый раз, ну, в тот раз когда, я стал Сильваном, я повстречал здесь одного занимательного фавна, кажется. Он представился Гипсикером, он же дал мне Руфуса в дар. Ну что ж, выходит нам надо стать в очередь.


- Гипсикер, ого! - присвистнула Леонора, округляя глаза, - Даешь жару, мой златоокий жених! Гипсикер, ну надо же! Мои девки все его чураются, а по мне - так он славно танцует! Самый мудрый и древний, похоже, единственный, в ком Виктория души ни чает. Смотри, кому не брякни, что фамильяра в дар получил. Фамильяры сами выбирают себе хозяев, а в дар амулеты раздают!

Не успела Леонора сказать что-то еще, как в нее со всего размаху впечаталась какая-то барышня. И все бы было ничего, если бы со спины не подлетела вторая, а через секунду - третья. Ошалев от такого напора, ведьма изумленно вскинула брови и поискала глазами Румпеля, но тот уже поспешно шел в другую сторону, зачем - оставалось только гадать.

- Чаровница, беловолосая сестрица моя! Ах-ах-ах, видят духи, как я рада, как рада! - щебетала Ада, стискивая ее в объятиях, - Уж думала, сгинула ты, пропала! Что за черт иль дьявол, это что же, моряк твой за тебя судьбу решал?!
- Ада, миленькая, мне нечем дышать! - прохрипела Леонора, но стоило рыжеволосой разжать объятия, ее со спины сжала другая ведьма.
- Душенька наша колдовская, где пропадала, почем ничего не сказала! Ах, счастье-то какое, пришла!
- Ласточки мои, да что же с вами приключилось-то?! То век без меня вековали - и спросу не было, то сжимаете, будто сию же секунду исчезну! - ведьма с горем-пополам вырвалась из объятий и оглядела чародеек, - И я вам рада, милые, и я!
- Так, Леонора, объяснись мне живо! - командным голосом заявила Ада, притоптывая ножкой, - Иду я, значится, ищу тебя, ищу, и что я вижу, что слышу? От матушки узнаю, от нее, не от тебя, что, дескать, пусти ее, Адочка, черед придет - вернется еще, а пока - пускай. Влюбилася да голову потеряла, но утечет то время, будет еще с нами. Чаровница, черта-то какого?! Я думала мы - сестры!
- Нарядная-то какая! Ох, ведьмочка, глядите, чего-то не договаривает!
- Да-да, так и есть! Глазки, вон, сверкают, и, помилуйте боги, зрячая же! Ада, не шуми, взгляни!
- И впрямь! О-о-о-о, Леонора, тебе столько нужно нам рассказать!
- Обождите же вы, сестры, дайте хоть слово сказать! - колдунья вскинула руки в защитном жесте и отошла на шаг назад. Несколько пар внимательных глаз осматривали ее с ног до головы, чуть ли не подпрыгивая на месте от нетерпения.
- Ты наша сестра, Леонора, - произнесла спокойным голосом Триция, - Тебя никто не судит, что в ковен не вступила тогда. Сперва мы злились, как же так, но потом подумали: не у всех ли своя дорога? Мы лишь рады, что, в конечном итоге, твоя привела тебя к нам. И пусть мы не так близки, как хотелось бы, за тебя бы мы в клочья разорвали.
- Да-да, в семье не без...
- Ада, ты соображаешь что несешь?! Тебя метлой огреть мало, дурочка ты!
- Да ладно вам, ишь, раскудахтались! Леонора знает, что именно я ее люблю больше всех! Правда, ведьмочка?!
- Я выхожу замуж! - громко и четко произнесла ведьма и пожала плечами, - Сегодня. Сейчас!

Леонора чуть не оглохла от поднявшегося визга и крика. Со всех сторон ее окружила магия, а уже через мгновение она почувствовала, что ее усаживают на высокий пень.
- Что же ты молчала!
- Почему не сказала?!
- А кто, кто жених? Тот этот твой, пират?
- Обожди же ты, не лезь, дай я сама! Ох, милочка, что с личиком, кто ж тебя так! Если этот крюком - только скажи, я от него костей не оставлю!
- Да послушайте же! - встряла Леонора, но ее будто не слышали. Ведьмы суетились вокруг нее, поправляли прическу, подкрашивали губы, расправляли платье, обнимали, целовали куда только могли дотянуться, водили по телу ладошками и пальчиками и пускали едва уловимые импульсы магии.
- Что-то не вижу я тут его! Что, свадьба без жениха?! Чародейка, золотая наша, тут что-то нечисто! Специально, поди, сказала, чтоб нас завлечь!
- Да-да, как пить-то дать, обманывает! Хотя, нет-нет, это же наша Леонора, она бы так с нами не поступила!
- Девочка, сестренка, да говори же скорей!
- Моряк слишком долго плавал. Другого я люблю! - громко сказала ведьма, перекрикивая остальные голоса. Чародейки замерли, облепили ее со всех сторон и наконец-то стали слушать, - Отметины на лице - то от тритона. Упала в море, да вот... не сладила. Но то не страшно.
- Конечно нет!
- Они тебе только очарования придают!
- Не печалься, чаровница, до свадьбы, конечно, не заживут, но они ни сколь тебя не портят!
- А кого-кого полюбила-то?
- А с тем что? Убила поди?
- Он что, к другой ушел?!
- Что значит плавал? От тебя да уплыть! Он что, с головой поссорился?!
- Вы замолчите или нет?! - не удержавшись, рявкнула Леонора, - Не уплыл он никуда, я сама ушла.
- Сама!
- Ну надо же! А что, чем плох? Хотя, что это я, конечно, челове-е-е-к!
- Всё, я зову чертей, - ведьма резко вскочила с места, но ее мигом усадили на место.
- Нет-нет-нет, душка, все-все! Мы слушаем!
- Так вот, - выдохнула Леонора, переводя взгляд с одной на другую, - Я ушла сама. Нет, не убила. Почем мне его смерть? Я просто... я вернулась домой, не знаю, как выжила, даже в плен к Кромешнику угодить успела, а потом... все изменилось. Прошла любовь, истлели клятвы. И я поняла, что сердцем тянусь к другому, которого ненавидела долгие годы. Я слишком сильно ненавидела, настолько, что не заметила, как стала беспокоиться, дорожить и желать. Мне нет нужды серчать на того моряка, ему - море вольное, а мне - колдовство да судьба, закольцованная на моем златооком женихе.
- На полозе?! С ума сошла, чародейка, ты же не...
- Чур меня, какой полоз, из ума выжила?! - изумилась Леонора, - На чародее!
- Каком чародее?
- Как каком, Тёмном! - ляпнула ведьма, глупо улыбнувшись.
- Леонора, ты начинаешь меня пугать!
- Да-да, мой жених - Румпельштильцхен, - заулыбалась колдунья, постукивая ладошками по коленям, - Можно я уже пойду, за него замуж выйду, вы мне всю душу извели, сестренки!
- Бааааа, вот это да! Ведьма да за Темного мага! За златоокого!
- Девицы-красавицы, ну-ка, дайте дорогу, - вынырнув из замкнутого круга, Леонора, встретившись глазами с Румпелем, поспешила вперед. Ухватив его за протянутую руку, она поплотнее прижалась к нему и облегченно вздохнула.

Цитата Лина ()
Ух-ты, поглядите-ка братцы, диво-дивное то какой. Самый страшный маг всех земель Зачарованных счастливый стоит. Ай, не обманул тебя наша, Великая Верховная, ай подсобила.


- Ничего она не подсобила! Будет тебе, Гипсикер, мир не вертится вокруг Виктории, это только наши чувства и наше дело! - встряла Леонора.
- Нетушки, милочка, венчание ваше - часть нашего праздника! Иди, иди скорей сюда! - сразу несколько рук обхватили ее за талию, ведя за собой. Бросив на мага виноватый взгляд, ведьма обернулась и вымученно улыбнулась.
- Девицы-сестренки, ну право слово! Перестаньте, пустите меня к моему чародею!
- Окончено дело, судьба решена, - пропела серебряным голоском Ада, надевая на голову Леоноры венок и спешно плетя второй, - Сегодня жених и невеста!
- Сегодня жених и невеста! - присоединились к ней остальные.
- А завтра наутро они уже муж и жена!

- Славься – славься свадьба у ней!
- Славься ведьма, славься маг! Впереди нас ожидает Великий Обряд!

Колдуньи, ведя Леонору за собой, подошли к компании чертей и сатиров. И снова, в который раз, ей целовали руки и щеки, в который раз обнимали, кружили и произносили слова благословения, в который раз счастливо улыбались, желая счастья и долгих лет вместе. Ведьма, опешив, только и могла, что улыбаться да крепко сжимать в руке данной Адой венок. Благодаря всех разом, она то и дело бросала взгляд на Румпеля, но пока не выскажется каждый - нет ей к ее магу дороги.

Будем веселиться и танцевать!
Этой жаркой ночью никто не ляжет спать!
Лейся, лейся, лейся, лейся вино!
Праздника красивого мы ждём давно!


- Лиха не ведала, глаз от беды не прятала, - вновь затянула Ада, кружа Леонору в танце, - Быть тебе, девица, нашей – сама виноватая! Над поляною хмарь – там змеиный ждет царь, за него ты просватана! Спеши к своему златоокому скорей, чаровница, спеши!

В три прыжка сократив расстояние между ней и Румпелем, ведьма широко улыбнулась, надела ему на голову венок и, прижавшись, коснулась губами его губ. Шум не смолкал. Песни, свист, смех, веселый гам и бесконечный поток пожеланий и восклицаний. Настолько шумной свадьбы и представить было нельзя! Румпель ни на кого не обращал внимания. Подхватив ее на руки, он нежно и долго целовал ее, кружил на месте, и было в его движениях, объятиях и поцелуях столько пыла, трепета и нежности, что у Леоноры чуть сердце из груди не выпрыгивало. Пальцы путались в его волосах, язык переплетался с его языком, по коже бегали мурашки и щекочущее тепло, и ведьме было так хорошо, так хорошо, что, казалось, она могла бы воспарить сейчас до самых небес.

Плеча мага коснулась когтистая лапа сатира, оборачивая к себе. Оторвавшись от ее губ, Румпель опустил Леонору на землю, и ведьма с магом с интересом уставились на Гипсикера.

Цитата Лина ()
Пойдемте, пойдемте чародей, негоже, вот так вот вам тут стоять


Взяв Румпеля под руку, Леонора последовала за ним. Позади, с характерным топотом, будто надвигающийся гром, шла целая толпа, состоящая из ведьм, сатиров, чертей и еще не бог весть кого.
- Плата!
- Виктория не могла поставить кого-нибудь менее занудного? - шикнула на стража ведьма, но тот лишь одарил ее хмурым взглядом.
- Плата! - вновь прогремел он, на что народ позади них, а вслед и Гипсикер, выразили свое явное возмущение.
- Плата! - ведьма взглянула на мага, и ее брови взлетели вверх.
- Ты вот это зря, дорогуша, очень зря, не буди лихо, - скривилась колдунья, обращаясь к Смерти, поглядывая то на мага, то на него.
- Леонора, - шепнула Ада, - Он со всех плату берет, придется...

Цитата Лина ()
Дай сюда.


- Боюсь, не в этот раз, ласточка, - хохотнула ведьма, следуя за чародеем.

Цитата Лина ()
Видишь ли, дорогуша. Кровь Темного или ее кровь - слишком ценна, для такой мелкой сошки как ты, я – то знаю, зачем она тебе, можешь не лукавить, милок, я был в Аду. А если тебе нужно мое свидетельство, так принимай.


- Чаровница, что творит твой жених?! - воскликнула Триция, на что Леонора, обернувшись через плечо, лишь подняла в воздух раскрытую ладонь.
- Как что? Магию! - просто ответила ведьма, восхищенно взирая на колдуна. Смерть сжался, закричал и схватился за голову, пылая во огне и рассыпаясь в пепел.

Цитата Лина ()
Ну-с пойдем, моя нареченная!


- Ох, чародей, мой чародей! - промурлыкала Леонора, сжимая его руку и прислоняясь к плечу, - Ты знаешь, как сильно я тебя обожаю? - под шум и гогот толпы они двинулись вперед.



>> Лысая Гора




 
Форум » Ролевая Игра » Сказочное Королевство » Темный Лес (Темные Земли)
Страница 6 из 6«123456
Поиск:


Copyright Once-Upon-A-Time-Tv.Ru © 2016
Сайт создан в системе uCoz

Топ100- Развлечения

Наши Друзья

    

Русскоязычный фан-сайт книг Кассандры Клэр: Орудия Смерти, Адские Механизмы, Темные Изобретения, а также их экранизаций Once Upon a Time Italia

Изображение - savepic.org — сервис хранения изображений