Привет, Таинственный Незнакомец! |Регистрация | |RSS

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 2«12
Модератор форума: Лина, Venefica 
Форум » Ролевая Игра » Сказочное Королевство » Замок Румпельштильцхена (Королевство Короля Ксавье)
Замок Румпельштильцхена
MeldicaДата: Суббота, 26.05.2012, 20:07 | Сообщение # 1
Noir Corbeau
Сообщений: 902
Репутация: 3917
Статус:




Сообщение отредактировал Meldica - Четверг, 31.05.2012, 21:39
 
ЛинаДата: Среда, 26.12.2012, 18:54 | Сообщение # 21
Trickster
Сообщений: 1876
Репутация: 3933
Статус:

I место в конкурсе - Сказочная Любовь I место в конкурсе - Однажды в Аншлаге
Цитата (Belle_)
-Конечно я буду здесь, буду ждать тебя и заодно приготовлю замок к балу.


- До встречи моя милая Бель - ласково произнес Румпельштильцхен и растворился в облаке фиолетового дыма.




 
Belle_Дата: Среда, 26.12.2012, 23:13 | Сообщение # 22
Dark Belle
Сообщений: 850
Репутация: 4314
Статус:

После ухода Тёмного, Белль сразу же принялась за работу. Надев передник, она расшторила везде занавески, отчего стало очень светло.
Девушка старательно везде повытирала пыль, разложила всё по своим местам. Белль так усердно трудилась, что не заметила как пролетело время.
Вскоре весь замок был полностью готов для проведения бала.
Девушка так была заинтригована балом, что сердце вот-вот вылетит из груди.



 
ЛинаДата: Пятница, 13.05.2016, 22:43 | Сообщение # 23
Trickster
Сообщений: 1876
Репутация: 3933
Статус:

I место в конкурсе - Сказочная Любовь I место в конкурсе - Однажды в Аншлаге


Некогда величественный шестиглавый замок встретил своего хозяина, серым запустением, разрушением и загнивающей плесенью. Печально взирая на былое величие и мощь, он неспешно прошелся вдоль засохших кустов, что когда-то служили для услады глаз. С долей скептицизма осмотрел полуразложившиеся каменные парапеты, с выгоревшими на них цветами, мысленно задумываясь. «А так ли все это было мне нужно? Эта мишура, это устрашение, наигранный пафос»

Да, за столько лет проклятия Румпель привык довольствоваться малым, хотя и дом в Сторибруке нельзя было назвать коморкой, но то, что видел он сейчас перед собой не вызывало в нем былого восторга и радости. Несомненно, это был его дом, его укромное место, где всегда можно спрятаться от нежеланных глаз, его неизменный Темный Замок, такой же проклятый и нелюдимый, как и сам Темный маг. Здесь проходили долгие годы его жизни, здесь прошло немало побед и огорчений, здесь он встретил ту единственную, и здесь же распрощался с тем, что было дорого ему более всего, сыном. И вот он снова здесь, и снова один, не так он представлял себе возвращение в эти земли, ой не так.

Вопросительно взглянув на сломанный замок на воротах, Темный прошел дальше.
- Мародеры, ну, конечно же. – пробурчал он себе под нос.

Не теряя времени, он беззвучно вошел в незакрытые парадные двери. На полу были разбросаны какие-то смятые бумажки, по углам пробегали крысы, валялись остатки какой-то еды, порванные вещи, книги, картины лежали то тут, то там, вывороченная и испорченная мебель вопила о своей боли и ненужности.
Но больше всего мага привлекли громкие голоса и единичные возгласы, раздававшиеся в парадном зале. То, что за его отсутствием его замок кто-то занял, его не удивляло. Но изумляло то, что этот кто-то, имел наглость так себя вести в его доме, не опасаясь его появления и соответственного наказания.

- Хм… - недовольный маг прошел вперед.
Стараясь быть максимально тихим, он подкрался к распахнутой двери зала и стал осматривать своих, не прошеных гостей.

За столом сидело трое мужчин, на двоих были королевские доспехи, другой в штатском уже почти спал, но все еще полулежал за столом.
- Ну что Ги, за что на этот раз выпьем?
- Во славу нашего Великого Повелителя конечно!
- Будем! Будем! – подхватили все разом.
«Повелителя?! Это что еще за бред?!» - Темный уже сейчас был готов выйти из своего укрытия и как следует разобраться с легкомысленными ребятами, но одергивая сам себя, решил еще немного подождать, наблюдая, чего еще расскажут эти умельцы.

- А может этот, ну Он, – пьяный охранник указал куда-то наверх двери – И вовсе не вернется сюда?
- Не может такого быть! Ты что не веришь Королю? Раз сказал так – так тому, и быть! – перебил его другой.
- Но мы-то ему встречу и устроим зде-е-е-е-сь – ответил, зевая мужчина в деревенских лохмотьях. - С таким оружием в сумке Ги…
- Тише ты – одернул другой.
- Точно! И нечего бояться нам всяких магов – кивнул Ги, вбивая нож в дерево столешницы. – Дрю наливай еще.

«Ну, уж нет» - подумал маг.
По большому счету его абсолютно не заботили ни сломанные вещи, ни разгромленный дом, но то, что эти отребья могли сейчас напиться до такой степени, что и спрашивать их будет не о чем, такой поворот был явно не на руку Штильцхену.
И стуча каблуками по паркету, но величественно вошел в помещение, ожидая соответствующей реакции публики. Но публика мало того, что еле-еле подняла головы, до них еще и доходило с минуты две кто стоит перед ними.
- Приветствую вас, дорогие гости! – сказал Румпель, растягивая губы в зловещей улыбке.
- Что-о-о-о!
- Кто это еще?
- О-о-о…

- Да это жее…
- Да, да это я. Румпель…Штильцхен, к вашим услугам.
Все трое неприятелей лишь недоуменно округлили глаза, ошарашено уставившись на него, переводя взгляд то на мага, то на стену позади него.
- Ба, ну дела, они даже не пытаются – всплеснул руками маг. - Ах да, наверное, вас сбил с толку, мой костюм или может быть, я забыл побриться?
Румпель обернулся, тоже посмотреть, на что же они там так палятся, и увидел прибитый к стене листок бумаги со своим портретом на нем, а внизу жирные большие буквы «Особо опасен»
- Ох, какая незадача то.

- Хватай его! Держи! Лови!
Закричали мужчины. Каждый похватал, что было под рукой, нож, пику, стакан. Один, видимо, что был трезвее остальных, даже успел подняться и занести руку для удара. Но лишь одним взмахом руки Темный усадил всех мужчин на места, парализуя магией.
- Ну, ну что вы господа! – расхохотался Румпель – Я этого совершенно не стою. Не отрывайтесь, будьте так любезны.

- Великий Повелитель придет за тобой Колдун! Придет, и ты еще пожалеешь, что не мы тебя схватили! – прошипел один из стражников.
- Ох – махнул рукой Темный, сжимая его горло, и ближе подошел к столу. Он внимательно оглядел всех трех своих пленников, выбирая максимально разговорчивого, но недовольно скривился, все трое были крайне неприятный на вид, и к тому же, пьяны.
- Ох, ребятки, ребятки, написанному, с вашей стороны, следовало бы верить.
Он поднял один из желтых листов, что были разбросаны по столу и вслух прочитал:
- Темная магия, убийства, насилие, измена против короны. Ай-ай-ай – цокал языком маг. – Ай, да я кудесник, сколько дел натворить успел. Уж не знаю, кто ваш «Король», но он явный шутник, раз считает, что эти бумажки принесут вам толк. К слову, не желаете ли, рассказать поподробнее, за чье это вы здоровье пьете? – шутливо продолжал рассуждать маг.
- Кто новый Король Зачарованных Земель? – закончил он уже твердым тоном. - Ты? – он указал пальцем на одного из стражников. – А может быть ты умелец?

И тут простолюдин, пытаясь вырваться из магических оков, нервно задергался, обессилено крича:
- Тебе не одолеть их всех дьявол! Умрем мы, и сюда придут еще тысячи! И тогда, тогда…
И на последнем слове парня, Румпель резко вырвал его сердце, и с легкостью будто бы он выдавливал сок фрукта, раздавливал его.
- Как вы видите господа, ответ этого юноши был не верен. Продолжим.

В ту же секунду второй охранник, без возможности пошевелиться, закричал:
- Будь ты проклят! Преступник! Преступник и вор! Убийца!
- Ну что же вы так, молодой человек, не красиво – зацокал Темный. – Я же вас не убиваю, а освобождаю. От насилия, неблагодарной работы и плохой выпивки – он наклонился над столом, и сразу почуял кислый запах перебродившего виноградного сока. – Да в Зачарованных землях с выпивкой всегда было не ладно.

- Если вы все равно убьете нас всех, то почему бы не сделать это быстро? – отозвался самый трезвый и по всему виду, самый светлоголовый страж.
- Твоя, правда, дорогуша. Но вот в чем фокус, мне нужна информация, а не обвинения. И если ты дашь мне то, что я хочу, я, возможно, оставлю тебя в живых. За последние годы, я, знаешь ли, стал добрее.
- Не говори с ним Ги! Ничего ему не говори! Повелитель все видит и он! Он… - охранник сверкнул черными, как уголь, зрачками глаз.
- А вот это уже интересно – проговорил Румпель, подходя ближе к молодому человеку. – Дай-ка взглянуть на тебя – он крепко взял рыцаря за подборок притягивая к себе, и осматривая его зрачки.
- Я не боюсь тебя колдун! Убийца! Убийца! – забился и в истерике тот.
- А боишься ли ты смерти, дорогуша? – почти прошептал Темный, вырывая сердце стража.
На вид орган был ярким и алым, как и многие другие, но вместе с ним, из груди юноши посыпалась какая-то черная субстанция, больше напоминающая грифельный песок.
- А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а – вдруг завопил парень, его глаза вмиг просветлели и наполнились ужасом.
- Тише, тише, все будет хорошо – успокаивающе ответил Румпель, и раздавил сердце юноши.

Убивать ему было не в первой, но все же, всякий раз он видел в их глазах нечто, чего никому не смел желать. Полное забвение и пропасть. К счастью его земля не принимала, ни в каком виде, покойника или же живого, он мучила его снова и снова, заставляя делать грязную работу бессмертного ростовщика. Румпель уже начинал догадываться кто же этот новый и сильный Король, сумевший подчинить себе столько народу. Но, не имея дополнительных фактов и информации, делать поспешные выводы было крайне опасно, так как если этим «Королем» окажется именно тот, о ком он думал, то шутки с ним действительно плохи.
- Ну! – отозвался последний живой стражник. – Убьешь и меня?

Румпель оглянулся на него, скептически окидывая взглядом.
- А ты ведь не боишься меня, не так ли?
- Видали и пострашнее.
- Например? Твой хозяин? Расскажешь о нем?
- А зачем тебе это? Пойди во дворец Злой Королевы, там и узнаешь. Он тебя там ждет.
- Это он сам тебе сказал?
- Может быть и да, а может, и нет. Ты убьешь меня?
- Еще не решил. Что здесь произошло за время моего отсутствия?
- Ха – ухмыльнулся страж – Вы маги, все вы одинаковы, вы все зло! Вы обманщики, и ловкачи. Вы покинули нас, а теперь думаете все вам с рук сойдет. Решили вернуться и все вам, пожалуйста, за просто так. Что все будет, так как прежде? Думаете, вам позволено грабить, ломать, убивать? Злая королева, убивающая целые села или слепая ведьма, поедающая наших детей, пират, грабивший и насиловавший людей, или как ее эта полу-дева полу-дракон выжигающая целые города. Ха-ха! Еще и ты, и еще тысячи вас, темных злыдней, живущих и паразитирующих на наших землях! Вы все заслуживаете публичной расправы! И она все ждет, всех вас уж поверь! Убьешь меня? Давай убивай, мне уже ничего не страшно! Но только знай Темный, умру я, но сюда придут другие, и еще и еще. Мы все равно одолеем вас, потому что зачарованный лес, вам больше не принадлежит!

- Хм – призадумался маг, беря в руки длинный острый нож. - Хорошо ты говоришь, складно так, вдохновенно. Как там тебя зовут, прости, Ги?
- Гилберт вообще-то.
- Ну да, да. Гилберт. Конечно. Передавай друзьям привет Гилберт – сказал Румпель, всаживая нож в живот парня.
И снова он увидел, как померкли его глаза, как из раны высыпался черный песок, а сам парень на мгновение пришел в сознание и умер.

Революционные речи, бесстрашие и полнейшее угнетение личности, черные зрачки – явные признаки магии. И пропуская сквозь пальцы, графитовый песок, он, уже, без всякого сомнения, знал, кто стал правителем этих земель.




 
ЛинаДата: Суббота, 14.05.2016, 00:42 | Сообщение # 24
Trickster
Сообщений: 1876
Репутация: 3933
Статус:

I место в конкурсе - Сказочная Любовь I место в конкурсе - Однажды в Аншлаге
Не успел Румпель, было, перевести дух, как со стороны правого крыла послышался возбужденный топом ног, и какие-то крики.
- Не уж-то еще гости? Серьезно?
Он медленно встал из-за стола, и почти ленивой, усталой походкой прошел по комнате, останавливаясь у дверей, дожидаясь новых гостей.
На этот раз стражи было больше, значительно больше, и все они, спускаясь по двум лестницам, непременно стремились заполнить собой все пространство холла.
Первым двум сразу же достались огненные шары, тройке после магические заряды, а еще двух уже более пугливых, но не менее опасных солдат пришлось превратить в слизняков.
Но это явно был не конец веселья, он слышал как за колоннами и под лестницей кто-то перешептывается.
- Господа, выходите сюда, будем же воинами чести, и закончим наш поединок.
Голоса стихли, но люди так и не вышли к Румпелю.
- Я не буду повторять дважды, дорогуши. Давайте не будем тратить наше время. Я даже готов уступить вам право выбора оружия.
Но в ответ ему снова была тишина. В конец разозлившись, Темный сдвинулся с места, решив лично проверить, происходящее под лестницей. Его руки буквально трясло от магии, а вновь нахлынувшие эмоции и чувства буквально просились на волю.
- Ах, вот ты где. – шутливо произнес он, подходя ближе к молодому стражнику.
Весь скученный, напуганный и крайне молодой мальчишка, с укоризной и болью поднял глаза на мага.
- Вставай парень, тебе пора.
- Только вместе с тобой, Чародей! – выкрикнул он, и набросился на Румпеля с кулаками.
Тот быстро дал отпор парню парализуя его, но не тут то было. В этот же момент, на него напали сзади, пытаясь удушить палкой от пики.
- Смерть колдунам, смерть ведьмам! – неразборчиво кричал стражник.
Задыхаясь и выворачиваясь, Румпель никак не мог вырваться из стальной хватки крепкого парня. Они повалились на пол и покатились по мраморному полу. Крепыш наседал, а Румпель изо всех сил старался удержать палку на расстоянии от своего горла.
И не придумав ничего лучшего, в один миг, он отпустил одну из рук, позволил нападающему увеличь напор, чтобы самому, прикоснувшись к его ноге, пустить по телу охранника мощный и разрывающий разряд магии.
Через секунду, мужчина обмяк, откинулся назад, снимая оборону и выпуская из своих объятий мага.

Румпель, все еще кашляя и тяжело дыша, перекатился на другую сторону, и уже с небольшим трудом поднялся на ноги. На этом почти все было закончено, но его еще ожидал тот юнец, что стоял и широкими черными глазами видел их схватку.
- Так, так. Мой юный друг. – хрипло отозвался Темный. – В доме еще кто-нибудь есть?
Парень не проявил интереса.
- Спрашиваю снова, в доме еще есть стража?
- Нет. Нас бы-ло все-го один о-о-о-отряд и о-о-офицер – заикаясь, ответил парень.
- Где офицер?
- Вы-вы, его, только, только что, у-у-у-убили.
- Ах, это был он? – повернулся маг и посмотрел на валяющееся мертвое тело, широкоплечего и высокого мужчины. - Жаль.
- Когда придет ваша смена? Отвечай немедленно! – приказал он.
- Ч-ч-ч-через три, три дня.
- Все понятно – махнул Темный рукой, отворачиваясь и ломая парню шею. Он был совсем еще мальчишкой, но порой именно безобидные мальчишки доставляют множество проблем.

Он развернулся на каблуках, оглядывая тела своих жертв. Естественно бросить их вот просто так, он никак не мог, если самопровозглашенный король узнает о том, что Румпельштильцхен в Зачарованных землях, он весь народ под молоток пустит, но непременно доберется до него.
И не найдя никакого более разумного и логичного подхода к своим действиям, он начал перемещать и сбрасывать их тела в камин.

Какой солдат не откажется от теплого ужина, а где же развести костер как не в камине замка. Так ему казалось, он не привлечет внимания публики, и освободит место, вдруг чего, для новых посетителей. Как только дело было сделано, Штильцхен выпустил заряд из фаерболов в камин, поджигая тела солдат.

Туда же, один за другим, он отравил и их походные сумки, из всех, что имелись рядом. Но кроме одной, ту, про которую говорил простолюдин и Гилберт он оставил на потом. Оружие спрятал в небольшой комнатке за углом зала, неизвестно, когда оно еще может понадобиться.
А сам поднялся наверх, прошелся по всем комнатам, и залам, непременно заглядывая в каждый на случай припрятанных там черных стражей.

Затем Румпель снова спустился вниз, где уже догорали человеческие останки, и сильно зажмурился, смрад стоял неописуемый. Горела плоть, горели доспехи и латы, горели кольчуги, горели волосы, и все вместе создавало феерию зловонно пахнущего месива.
«Да-а, идейка-то была так себе» - призадумался маг.
Он прошелся вдоль окон, на распашку открывая все до единого, в надежде что ночной воздух и ветер, проветрят и без того затхлое помещение.

Поднявшись в спальню, он сразу же хотел рухнуться на кровать, забываясь в блаженном отдыхе, но вариант быть покусанным бельевыми клещами и дышать всю ночь трехсантиметровым слоем пыли, никак не прельщал мага, к тому же он был грязен как сам черт от соленой воды, землетрясений и обвалов. И потому, он стянул пару одеял с широкого ложа, и устроился рядом на прикроватном подъеме, ложась не раздевшись.
Будучи совершенно измотанным и невероятно уставшим Румпель почти сразу крепко уснул.




 
ЛинаДата: Воскресенье, 22.05.2016, 19:08 | Сообщение # 25
Trickster
Сообщений: 1876
Репутация: 3933
Статус:

I место в конкурсе - Сказочная Любовь I место в конкурсе - Однажды в Аншлаге


Вода. Она заполняет рот, нос, уши, она погружает полностью в свою пучину, она окутывает и уносит в свои глубины. Под ней нет ничего только покой, только тишина и простота. Разгребая волны руками, Румпель открыл глаза, и, поднимая голову наверх, он уже не мог различить, где именно он находиться, в каком мире, пространстве и времени. Тонкий и узкий луч света говорил о том, что поверхность где-то совсем недалеко, но ему, отчего-то совсем не хотелось плыть к нему навстречу, а под ногами была всепоглощающая тьма. И расслабляясь, он опустил руки, подчиняясь воле стихии, опускаясь на самое дно. Там, в темноте и глубине синего моря, он чувствовал себя как дома, расслабившись и полностью отдавшись в руки своему нутру, которое будто бы подсказывало, что здесь нечего бояться, что все что он делает, сейчас, он делает правильно.

Его туфли зарылись в угольный ил, и осторожно ступая по скользкому дну, он стал медленно передвигаться на ощупь, разгребая руками мелкую рыбу. Теплота и покой воды уносили мысли куда-то в далекие дали, и все стало не важным и не существенным. На мгновение все стало предельно ясным, а когда такое случается, мир, словно исчезает. Здесь не было ничего кроме воды, тишины и темных глубин сознания. То, что он давно искал, то, что давно было спрятано в его душе, но он всегда знал, что это есть в нем, вдруг стало проясняться.

Это идеально составленное устройство голосов и отголосков, замаскированное под просыпающийся песок в настольных часах, мерно тикающих под неведомую мелодию, которую он называет своей жизнью. А что вокруг? Что позади? Что ждет впереди? Разруха, хаос, бури и лишения. Люди, пытающиеся его убить, люди которые будут его снова за все винить, люди злые и оставленные на погибель в этом странном месте, в его родном месте. Псевдо возлюбленные люди, которые приходят в его жизнь, чтобы только лишь навредить, переломать для себя, или, воспользовавшись его дарами наречь его демоном, чудовищем и зверем? Этот мир был ужасен, и он, Темный, был ужасен вместе с ним. Только сейчас, он начинал осознавать, что умышленно заковал себя в рамки административного портового городка на берегу штата Мэн, что умышленно отказывался от своей странности и этих родных до селе мест. Он так не хотел оказаться в Зачарованном Лесу, так не хотел испытывать себя на прочность снова, так не хотел сталкиваться с демонами прошлой жизни, и вот, он снова здесь, и снова вынужден бороться за существование. Провидение играло с Румпелем в дивные прятки, освещая лишь малую долю известности, будто бы радуясь и потешаясь над ним, чтобы посмотреть, как он пляшет и выкручивается на самом краю авансцены, снова и снова бросая вызов судьбе.

Румпель все шел и шел дальше, когда увидел неподалеку, яркую лунную дорожку с сияющей ланью.

Она призывала его к себе, и, поддаваясь велению сердца, он без колебаний ступил на нее, идя по освещенным луной ступеням. Где-то заохала сова, ночные птицы разлетелись по ночлежкам, и внезапно для себя, маг обнаружил что он уже не находиться на дне океана, а вполне себе трезво и размеренно гуляет по Темному лесу. Великие и древние сосны и дубы обступали мужчину со всех сторон, вовлекая в свой мудреный танец природы и красоты, но он, стараясь не сбиться с дороги и не особо разглядывая общий пейзаж, внимательно следил за действиями его указывающего направление путника.

И вот, в один из моментов, когда предательски затрещали ветки, когда крик совы снова пронзил ночную тишину, лань пропала, оставляя за собой чернильные очертания и просветы знакомого Румпелю с детства деревенского дома.
«Неужели?» - встрепенулся и обрадовался маг, ускоряя шаг.
Но подходя к двери, он обнаружил, что она заперта и задвинута, по всей видимости, тот, кто живет здесь, явно не любит незваных гостей.
Несколько смущаясь своего легкомысленного поведения, он уже собирался разворачиваться и уходить как, услышал дивный женский голос, доносившийся откуда-то с заднего двора этого небольшого, грубо сложенного, почти волшебного домишки.

Женщина. Ее лицо и фигуру скрывал длинный вылинявший гобеленовый плащ. Но он точно знал, что это была именно женщина. Она стояла, глубоко склонившись над низким деревянным столом, напевая какую-то мелодию, она колдовала, ловко перетасовывая сушеные травы, настои в пузырьках и свежие бутоны цветов. Она была незнакома или же напротив знакома с давних времен? Румпель никак не мог знать. Она была зла или же добра? Кто она? И что она делала? А может быть, это была она? Она – его возлюбленная? Та, которую он покинул? Румпель задавал себе тысячи вопросов, но никак не мог найти должного ответа. Он лишь стоял и заворожено слушая, вслушивался в каждое слово, удивлялся каждому ее движению, наслаждался волшебством магии.

Громкий крик пронзал ночную глухоту, словно разрезая события до и после острым ножом. Отвлекаясь от незнакомки, отвлекаясь от ее песен и притягательного образа, Румпель обернулся на зов. И в двух шагах от него, стоял никто, иной, как, хрустальный саркофаг. Волна страха пробежалась нервной волной от загривка до кончиков пальцев.
«Протяни руку и ты узнаешь кто это! Протяни! Протяни!» - привлекал его к шагу внутренний голос.

Нерешительным жестом, маг сделал пару шагов, приседая и склоняясь над стеклянным гробом. Ожидая самых страшных видений в виде могилы любимой или сына, он мысленно, будто бы предупредил себя, но, то, что он увидел, оказалось мощнее всякой подготовки.
На него с широко распахнутыми глазами, с фирменной улыбкой на лице, одетый, как всегда в темный костюм и черничную рубашку, с тростью в руке, и кольцом на безыменном пальцем, взирал он сам – Мистер Голд!

- Что? Что? – недоумевал маг. – Но как? Как это может быть? Когда? Когда я?
Отшатываясь в ужасе от своего могильного двойника, Румпель чуть было не упал, когда больно споткнулся и какой-то камень. Тот час же, все вокруг приобрело какой-то не естественный цвет и запах гари. Обращая внимание на прилегающий лес, он увидел, как тот, занялся настоящим пожаром, что грозит вот-вот добраться до него и его покойного доброго двойника.
«Магия! Магия! Вот спасение!» - думал он, пытаясь вызывать в руках хотя бы какие-то крупицы волшебства, но, увы, все уже было тщетно.
Огонь слишком быстро расползся по разным сторонам, отбивая всякие пути для возражений и защиты. Румпель стоял в кольце. Кольце настоящего жгучего огня, где ядром и главной целью был его блестящий гроб с выгравированными на нем датами жизни и смерти.

- И-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и-ип – шумно вдохнул он воздух, просыпаясь на холодном полу своей спальни.
Все тело ныло и болело от неудобного сна, а запутанные одеяла никак не хотели выпускать его из своего плена. Сладко потягиваясь, и разминая кости, он уже хотел перевернуться на другой бок, чтобы снова окунуться в дивный мир снов, но остановился на полпути, слабо но, отчетливо соображая, где он, кто он и что вообще происходит вокруг. Маг быстро справился с одеялами, откинув все разом на пол, резко принимая сидячее положение.

Голова гудела, будто накануне в ней была свистопляска всего ада, некогда мокрая и соленая одежда стала колом, буквально отделившись от хозяина, а кожу разъело и пекло.
- Да-а-а-а – протянул Штильцхен – Дела.
Но рассиживаться, ему было некогда. Пошатываясь от острого похмелья и перенесенных приключений накануне, он встал и неровным шагом спустился вниз, в приемный зал.

Здесь царил отрезвляющий, буквально дикий холод. Медленно закрывая окна, одно за другим Румпель наконец-то построил логическую цепь вчерашних событий. Неудавшаяся засада в его замке, стражи нынешнего «Короля» явно провалились, а теперь их сгоревшие останки мило украшали его гостиную, будто охотничий трофей.
Недопитое вино и недоеденный хлеб небрежно были разбросаны то тут, то там. Он вспомнил, как накануне спрятал их оружие, сжигая все остальное, оставляя только тот таинственный мешок сторожевого Гилберта с якобы тайным оружием внутри.
- Ну-с, посмотрим.

Открывая походный мешок, он нашел там еще листы из пожелтевшей оборванной бумаги, какие-то мелкие шурупы, гайки, нитки и палочки, перья и свечи, припрятанный мешочек с монетами и даже фляжку, но что-то, ни один предмет не был тем самым опасным оружием, как ему показалось. Совсем отчаявшись, он поднял с пола листы, нервно разворачивая их, и читая написанные имена:
- Румпельштильцхен, Злая Королева, Киллиан Джонс, Малефисент и Леонора. Хм, таких магов виски да перьями не остановить, здесь должна быть магия. Должна быть.
Он крепко сжал сумку в руках, продолжая ее ощупывать, попутно возвращаясь к вчерашнему разговору с Ги и его подручными.
«Оружие, оружие. Они точно говорили слово оружие»
И вот когда он уже собирался откинуть ненужную тряпку на пол, он что-то нащупал. В дальнем кармане, спрятанном от лишних глаз, было двойное дно, и там лежал он. Браслет. Аккуратно вытаскивая черный браслет только двумя пальцами, Румпель положил его на стол.

- Вот оно! Браслеты счастья значит. – подытожил Темный, нервно скалясь.
Он провел вдоль артефакта рукой, исследуя его на наличие магии, и ее в нем было предостаточно. Магия была сильная и крепкая, и настолько же коварная, одно неверное движение и оковы стянут даже такого сильного волшебника как он, что уж говорить про дракона, пирата, лесную ведьму или добрую королеву. Попадись они в такие оковы и душка Кромешник выполощет их наизнанку.

Но терять время на поиски давних друзей, врагов, учениц, приятелей – нужное подчеркнуть, Румпель вовсе не собирался. Главная и первоочередная задача мага, состояла в том, чтобы найти хоть что-то, что может напомнить ему о доме, том доме, что был им последние тридцать лет, а также указать на триггер. Волшебный камень такой мощи и силы, безусловно, обладает памятью, а значит, найдет дорогу домой, вот только бы портал раздобыть.
- Ах ты, черт – выругался Румпель – Всему виной эти порталы!

За все долгие годы своего существования, он так и не нашел способа благополучно перенестись из этого мира в другой, не прибегнув к проклятиям. Серебряные башмачки, волшебная шляпа или же великанов боб, были сейчас ему просто недоступны. Как и тысячи других возможных способов, их мог вполне себе присвоить нынешний захватчик Зачарованного леса. Но все же, одна лазейка, хоть она была и крайне сомнительная, но все же, оставалась. И он не мог не прибегнуть к ней, во что бы то ни стало.

Окончательно разделавшись с сумкой стражника, он вновь положил в тайник браслет, листы с лицами особо опасных преступников как гласили надписи. Затем он откупорил фляжку, которая тут же пахнула на него густым ароматом виски, подрагивающая рука потянулась сделать хотя бы глоток, но Румпель вовремя остановил себя. В пути, его может ожидать все что угодно, а зная эти земли, спиртное может понадобиться в любой непредвиденный момент и для самых разных целей. И только лишь пригубив, он положил фляжку обратно. Выбирая со стола более -менее свежий кусок хлеба, он завернул его в бумагу, также отправляя его в котомку, туда же проследовали и перья, и чернила и восковые свечи.
Румпель развернул мешочек с серебряными монетами, прикидывая на глаз, что в нем где-то около пятидесяти и кинул его обратно в мешок.

Затем он поднялся, внимательно осматривая пол, в поисках давно знакомого, почти родного предмета – палки, где были высечены грубые отметки роста его сына. Она не была никому нужна, она не представляла ценности для мародеров или тех, кто не знает ее истинной ценности. Его сын, его маленький мальчик растущий год за годом так быстро, был разлучен с ним на века, чтобы вновь встретившись снова расстаться – пути судьбы неисповедимы, и она снова жестоко била Румпеля под дых.

Она стояла неприметно в самом дальнем и пыльном углу, гостиной. Темный с трепетом и восхищенным пиететом поднял палицу, проводя золотыми кручеными пальцами по ее зазубринам и отметкам. Вот ему было всего четыре, а вот уже шесть, семь, восемь, двенадцать. Последняя отметка была сделана как раз, накануне исчезновения Бея. И сейчас, этот незатейливый кусок дерева, сослужит ему добрую службу вновь.
Поднимая палку на уровень груди, Румпель пару раз провел нехитрые па в воздух, выводя затейливые узоры, построенные на его кровной магии. Никто, ни мародеры, ни стражники, ни иные маги Зачарованного леса или даже сам Кромешник не могли бы сотворить это же, и узнать, что же скрывается за его магией, и он это точно знал, потому и надеялся найти там припрятанное. И вот как он и рассчитывал, постепенно задняя стена комнаты стала издавать магические вибрации, покрываясь полупрозрачным силовым полем, преобразовываясь в дверь встроенного шкафа.


Довольно кивнув, Темный вернул палку на прежнее место, подальше от любопытных глаз, да и от излишней ностальгии и переживаний, подальше. Раскрывая ставни, он немного закашлялся, от ударившего в нос запаха пыли и плесени.
- Некоторые травы все же лучше держать в сухости.
Но все же, необходимые предметы он нашел почти сразу.
- Так, так – размышлял Румпель.
«Волшебный шар, Марсельское таро, корень сандала, засушенная и заколдованная мята, кора дуба, цветы окопника в узком сосуде и еще это и это, ах да, и еще немного соли»


Сложив все припасы в мешок к остальным вещам, он снова и снова обшаривал полку, в надежде найти еще что-нибудь ценное, но, увы, все более менее действующие травы давным-давно рассыпались в труху, а остальное нажитое богатство осталось в его лавке, в Сторибруке.
- Видимо придется, вспоминать старые добрые времена и начинать все заново – недовольно пробурчал Румпель, закрывая шкаф и снова запечатывая его заклинанием. Но этого могло быть недостаточно, все же, это единственный его тайник, оставшийся целым и потому, схватив ближайший нож со стола, он сделал еле заметный разрез у основания мизинца, пропуская капли крови сквозь свою магию и передавая ее невидимой защите.

И точно так же как и в первый раз двери окутал скрывающий слой магии, оставляя за собой лишь обычную стенку с бархатными обоями.
- Ну, а теперь, подправим внешний вид, ха-ха.
Довольно улыбаясь, он направился в свои покои. И хотя теперь его золотая кожа снова была с ним, охраняя Штильцхена будто броня, никто еще не отменял принятие душа или может быть ванны, как и принятия теперешнего сказочного вида. И как бы ему не хотелось и не было удобно в черной рубашке и брюках, он оказался в совсем другом мире, а для долгого существования необходимо принимать правила того противника, на чьем поле ты играешь. К тому же просто напросто попадись он страже, ему снова и снова придется оставлять за собой гору трупов, а это может уже привлечь внимание.



Пройдя в ванную комнату, под ворохом разбросанных одежд, он нашел спрятанную чугунную ванну. Взмахом руки он переместил ее и поставил посередине спальни, затем представил в ней появление теплой душистой воды, мыла и мочалки. И какого же было его удивление, когда весь этот процесс не занял и больше минуты.
- Ну, надо же! – всплеснул руками от восторга Темный.

В этом мире магия была так близка, так легка, так осязаема. Она не доставляла никаких неудобств, не отбирала лишней энергии, она была так податлива и щедра, будто бы перемешанная с молекулами солнца, ветра, земли и воды.
Она буквально кричала о себе: «Бери меня! Бери и черпай! Только верь! Верь в меня! Верь мне!»
И он верил, он наслаждался каждым ее порывом, каждой клеточкой золотой корки своего тела, отправляя в воздух одно за другим пурпурные, фиолетовые, красно-бардовые, почти черные, и даже ярко розовые магические мыльные пузыри. Они витали над его головой, играя радужными красками в просветах солнца. Они кружились и вились вокруг него, в дивном танце, украшая собой мрачные покои, не менее мрачного Темного мага.

Блаженно прикрывая глаза, Румпель плескался в нежной и теплой воде, наслаждаясь чудесными запахами древесины и полевых цветов. Вся накопившаяся усталость, грязь и злость отступили, потому что рядом с ним была она. Его истинная, богоподобная любовь на все времена - магия. Наконец-то он перестал чувствовать напряжение, наконец-то он смог расслабится и вволю насладиться пребыванием в своем доме. Душа мага пела, а сердце отбивало мерный выверенный ритм. И если сейчас, он был не прав, и не мучился угрызениями совести, о том, в каком положении оказался, ему было абсолютно все равно. За эти мгновения стоило получить плату, он готов отдать свой оброк Харону.

Спустя некоторое время…

Вдоволь насладившись утренними процедурами, Румпель решил, что пора бы и честь знать. Все же, в его дом могут вновь нагрянуть приспешники, захватчика Зачарованных земель, а встречать их в неглиже крайне не пристойно.
Найдя более менее приличный наряд из имеющихся запыленных кожаных комплектов в шкафу, он вновь применил немного магии, добавив плотную накидку с капюшоном и дополнительными карманами к образу и переоделся.

В голове промелькнула мысль что неплохо было бы что-нибудь поесть, но Румпель решительно захотел вновь почувствовать вкус теплых свежих мясных пирогов и ароматного медового эля, а не того ностальгического месива, что он помнил с давних времен, если бы решил воссоздать их по памяти.

Он снова спустился в приемный зал замка, надел сумку, накинул поверх плащ, натянул капюшон на глаза, еще раз скептически оглядел комнату и щелкнув пальцами растворился в темно-фиолетовом тумане.

>>> Дом ученика чародея (Темные Земли)




 
ЛинаДата: Среда, 21.12.2016, 02:02 | Сообщение # 26
Trickster
Сообщений: 1876
Репутация: 3933
Статус:

I место в конкурсе - Сказочная Любовь I место в конкурсе - Однажды в Аншлаге
<<< Лысая Гора

Перемещаясь в пространстве на долю секунды Румпель задумался о своем, а теперь и их, доме. Темный Замок! Всегда одинокий, мрачный и всеми забытый, спрятанный от зверей и людей, между гор, на окраине леса. Скольких матерей, жен, сестер и дочерей приводили к нему неотесанные мужи, желая получить взамен желанное волшебство. Столько же их и умирало в длинных темницах, заунывно завывая, ревом в три ручья, сбегало при первой же возможности в лес, оставляло его наедине с мрачными, вечно-холодными стенами.
Неуверенно вздыхая и передергивая плечами, Темный, вышел из тумана, все также, держа жену под руку. Они оказались, как он и предполагал, у самых дверей.

- Вот мы и дома – тихо сказал он, проверяя и снимая магическую защиту. - Когда я пришел сюда впервые, после возвращения в Зачарованный Лес, то встретил приятнейшую компанию из отряда стражей Кромешника. Ребята были крайне милы, но… - Румпель изобразил деланную невинность. – Поэтому пришлось принять меры, так, на всякий случай.
- Прошу моя дорогая, все готово – повел он рукой в приглашающем жесте.
Но, как только Леонора сделала пару шагом ему навстречу, он, тут же, потянул ее руку на себя, закидывая девушку на руки.
- Что думала, все будет так просто? – рассмеялся маг, на очередную отменную мину жены.

Пройдя в холл, они свернули в распахнутые двери приемного зала. По дороге приживалка фамильяр выпрыгнул из кармана камзола, что он накидывал на плечи Леоноре и поскакал вперед.
- Руфус! Ай-да проныра и ты здесь!
Но зверек, казалось, совершенно не слушался хозяина, да и магу было сейчас, не до того, чтобы заботиться о ком-то кроме своей молодой невесты. Ее близость, ее дыхание и запах, снова будоражили его рассудок, заставляя забыть обо всех насущных проблемах, да и обо всем на свете тоже. Он смотрел в ее глаза, ощущая, как холодные пальчики перебирают волосы на затылке, прижимая ее тело все сильнее и сильнее. И словно понимая желания мага, без лишних слов, Леонора потянулась к нему для поцелуя.
Он с радостью ответил, пытаясь сдерживать яростное желание сорвать с нее всю одежду прямо здесь и сейчас, овладевая женой на холодном полу переднего холла.

Войдя в приемную, их встретил прежний кавардак, и знакомые легкие запахи книг и зелий, смешавшиеся с запахами пота ночевавших здесь стражников и легким флером горелой плоти. Нехотя, Румпель оторвался от губ Леоноры, опуская ее на пол.
Чуть рассмеявшись на ее комментарии по поводу общего убранства замка и царившего, везде, полумрака он плавно подошел к ней со спины, помогая снять камзол, кидая его на пол.

Приобнимая жену за плечи, он начал медленно целовать ее шею и обнаженные плечи, переходя к затылку и ушам, приговаривая тихим шепотом:
- Да, да, да. Мы все сделаем, а пока иди сюда.


Бережно обнимая Леонору, Румпель, нежно поцеловал ее, накрывая ее собой и чуть разворачивая на бок, тихо сказал:
- Добро пожаловать домой, дорогая.




 
VeneficaДата: Среда, 28.12.2016, 02:54 | Сообщение # 27
Ведьма
Сообщений: 1361
Репутация: 1830
Статус:

<< Лысая Гора

Туман развеялся, и они оказались стоящими аккурат у парадного входа в замок. Леоноре прежде не доводилось бывать здесь, поэтому, пока Румпель качал головой и, кривясь, хмурил брови, очевидно, думая о чем-то своем, ведьма с живейшим интересом крутила головой, пытаясь рассмотреть если не все, то, хотя бы, большую часть. Парадный вход - две высокие дубовые двери - были обвиты поверху плющом, говорящим о том, что здесь давно никого не было, плющ так же был на окнах и кое-где - на стенах. Сам замок был огромен и занимал значительную территорию, включавшую простирающийся до самых ворот сад. Вернее, то, что когда-то было им. Обернувшись через плечо, чародейка стала рассматривать пожухлые растения, загубленные деревья, разросшиеся кривыми ветвями в разные стороны и зачахнувшие без ухода, желтые кустарники, поросшие сорняками, засыпанные листьями дорожки и обветшалые домишки, служившие не то чем-то, вроде сарая, не то домиками для обслуги. Когда-то величественный и помпезный, по крайне мере, именно таким его представляла Леонора, за тридцать с небольшим лет замок утратил свою красоту, превратившись в нечто, сравнимое с домом, наполненном призраками - по крайней мере, именно так люди привыкли называть заброшенные, мрачные и оскудевшие места. С запада подул ветер, наполняя ноздри запахом сырости и горечи. Так пахнет утро перед грозой, так пахнет оставленная, забытая, лишенная теплоты своего хозяина, земля. Ведьме был знаком этот запах: именно его она почуяла, оказавшись в своем доме. Родное пристанище будто помнило, чувствовало, всем своим видом будто упрекая ее в том, что она бросила его на произвол судьбы. Думал ли о том же ее муж? Жалел ли, чувствовал ли тоже, что и она? По напряженному лицу мага сказать было сложно. Наконец, он сделал широкий жест рукой, и ведьма ощутила теплую волну магии, будто резкий порыв ветра.

Цитата Лина ()
Когда я пришел сюда впервые, после возвращения в Зачарованный Лес, то встретил приятнейшую компанию из отряда стражей Кромешника. Ребята были крайне милы, но… Поэтому пришлось принять меры, так, на всякий случай. Прошу моя дорогая, все готово


- Нашли куда врываться, ну право слово! - хохотнула ведьма, поворачиваясь к чародею, - Все правильно, я бы поступила точно так же! - но не успела Леонора сделать и пары шагов, как Румпель притянул ее к себе и легко подхватил на руки. Ведьма ойкнула, одной рукой тут же обнимая мужа за шею, а второй придерживая карман с копошащимся в нем хорьком. Кажется, для Руфуса это тоже был неожиданный маневр. Изобразив в высшей степени изумленное лицо, Леонора изогнула брови, но тут же рассмеялась, не в силах сдержаться.

- Сами столько душ загубили, а демонов под порогом побеспокоить боимся! - улыбнулась ведьма, попутно рассматривая холл, украшенный изящными колоннами и белым мрамором, - Обычаи - вещь сильная, действительно, зачем искушать судьбу?

Руфус, бесновавшийся в замкнутом пространстве, издал протяжный хрипяще-мяукающий звук и выскользнул из кармана камзола, рухнув на пол. Отряхнувшись, взъерошенный хорек поскакал вперед, моментально скрывшись из их поля зрения. Ласково улыбнувшись, ведьма подняла глаза и встретилась с золотыми глазами чародея. Он неотрывно смотрел на нее, прижимая к себе все теснее и теснее. Обхватив Румпеля за шею обеими руками, Леонора принялась инстинктивно перебирать волосы на его затылке, внимательно рассматривая его лицо - глаза, губы, покрытые золотой россыпью щеки, скулы, лоб и подбородок, переливающиеся слабым медным блеском в первых рассветных лучах. Румпель никогда не был красив в привычном смысле этого слова. О таком как он не пишут в книгах, такого как он не воспевают, о таком, как он, не мечтают и не грезят юные девы и взрослые дамы. Чародей был живым противоречием всех канонов, но в нем было то, что превосходило всякую красоту. Темное и мрачное обаяние, живость, харизма, нечто такое, к чему хочется прикоснуться, но страшно оттого, что не знаешь, что тебя ждет. Румпель всегда жил по ту сторону границы морали, нравственности и привычного уклада, оттого и сам не терпел полумер. С ним нельзя было быть чуть-чуть или на треть; или полностью - или никак. Несмотря на то, что Леонора была знакома со всеми сторонами его характера и нрава, в Румпеле все равно оставалось нечто непостижимое, вроде загадки, которую невозможно разгадать или ореола тьмы, который оставался с ним даже тогда, когда он был ласков и нежен. Даром ли она до сих пор вздрагивала и вытягивалась по струнке, когда он начинал злиться или придавать своему голосу стальной оттенок. Конечно, она единственная, пожалуй, всегда могла подтрунивать над ним и задевать, но это не отменяло того факта, что она, как и все прочие, трепетала перед ним и замирала, стоило ему остаться чем-то недовольным. Впрочем... несмотря на всю суровость и жесткость своего супруга, Леонора не сомневалась в том, что со временем научится сглаживать острые углы, возможно, даже смягчать его в какие-то моменты, хотя бы, по отношению к ней. Впрочем, что уж говорить: она привыкла к нему всякому. Румпель хотел убить ее, проклинал всеми возможными способами и что теперь? Они - муж и жена. Навидавшись всяко разного с ним на пару, чего ей страшиться? Уж в чем-в чем, а в их совместной жизни ведьма не сомневалась. Как повздорят - так и помирятся. Нет смысла отрицать - понимают они друг друга как никто другой.

Улыбнувшись, Леонора покрепче обхватила Румпеля за шею и потянулась к его губам. Прикрыв глаза, ведьма наслаждалась теплотой его губ и той чувственностью и пылом, с которыми его язык переплетался с ее языком. Целовать его было непередаваемо приятно, упоительно и прекрасно. Его уверенность, страстность, порывистость и горячность кружили ей голову, и она тот час забывала обо всем на свете. Его хотелось целовать, обнимать, быть с ним, чувствовать его внутри себя; неизвестно как, но он пробуждал в ней что-то, доселе ей самой непонятное. Рядом с Румпелем Леонора постоянно думала о некоем единении, понимании, неком обмене энергиями и импульсами. Не бывает так, чтобы двое настолько подходили друг другу, но у них это было - пугающее своей невозможностью, но такое манящее чувство. Ей не надо было говорить, не надо было думать - ее златоокий муж знал все наперед, отчего колдунья замирала в трепетной восторге и счастье. Она всегда мечтала именно об этом - чтобы кто-то понял ее и разделил то, что дорого ей, что она действительно хотела.

Толкнув плечом резные деревянные двери, маг внес ведьму в просторную комнату. Нехотя оторвавшись от ее губ, Румпель опустил ее на пол, давая Леоноре возможность рассмотреть окружающую обстановку, а рассматривать было что. Просторная комната, в середине которой стоял длинный стол, резные фигуры на стенах, гобелены, пестрящие разнообразными сюжетами, протянувшиеся от пола до потолка, большие окна во всю стену, затянутые пыльными тяжелыми шторами, огромный и величественный камин, украшенный мрамором и росписями. Сделав шаг вперед, ведьма пробежалась пальцами по столу и огляделась, приметив в одном углу разбитое зеркало, а в другом - огромный шкаф со стеклянными дверцами, наполненный самыми разными вещами. Ступая по мягкому пестрому ковру, она провела пальцами по шторам, сняв с одной из них слой пыли. Растирая пыль пальцами, Леонора шумно втянула носом воздух и вдруг поняла, что ей кажется таким знакомым: кому, как ни ей, знать запах жженной плоти и тлеющих костей. "Располагайтесь, гости дорогие!" - хохотнула про себя ведьма, оборачиваясь к магу.

- Ты, верно, мне не поверишь, но я чувствую себя здесь как дома, - ведьма не лукавила. Несмотря на затхлость и заброшенность, комната была наполнена своеобразным уютом, знакомым ей и близким как никому другому, - Мрачно, тихо, - певучим голосом протянула Леонора, - А в камине мерно потрескивают гости незваных гостей, мммм! Немного пыльно, конечно, да самую малость сыро, - колдунья окинула критичным взглядом грязный ковер и надула губки, - Но то не беда! Чуть-чуть усилий - и все засверкает, заискрится - ведьма поплотнее задернула шторы и сделала шаг назад, вновь поражаясь огромными размерами окон, заканчивающимися почти у потолка. Не успела ведьма кивнуть сама себе, будто в подтверждении мыслей, как за спиной послышался тихий отрывочный смех. "Потешается еще, а! Ну надо же!" Руки Румпеля легли на плечи Леоноры и легонько сжали их. Искушение обернуться было велико, но чародейка сдержалась, начав в нетерпении покусывать нижнюю губу. Пальцы мага очертили контуры ее шеи, чуть царапнув кожу ногтями, спустились ниже и уверенным движением приспустили красную ткань с ее плеч.

Руки Румпеля двигались плавно и неторопливо, переходя с плеч на грудь и талию, попутно расстегивая медные застежки, давая камзолу свободно распахнуться и сползти еще ниже. Затылок ведьмы опаляло его жаркое дыхание, еще больше усиливая возбуждение. Не сдержавшись, Леонора шумно выдохнула и посильнее сжала бедра, пытаясь справиться с жаркой пульсацией между ног. Выпутав ее руки из чересчур широких для нее рукавов, Румпель отбросил камзол в сторону, и ведьма услышала, как звякнули друг об друга бесчисленные застежки. Руки мага вновь легли на ее плечи, то крепко сжимая их, то ласково массируя, а губы уже вовсю блуждали по шее, отрывистыми поцелуями переходя к ушам и вискам. Была у ее мужа одна особенность, которую она ненавидела столь же сильно, сколь и любила: окромя возбуждения, он в каждую их близость, будто специально, до предела распалял ее любопытство - как знал, что это ее слабое место. Румпель устраивает для нее представления, исход которых было невозможно угадать: ласки, поцелуи, позы, слова - каждый раз все было иначе, чем в предыдущий, и каждый раз Леонора пыталась сдерживаться, чтобы дождаться финала, но она и терпение - понятия, стоящие на двух разных полюсах. Наряду с удовольствием, она терзалась в догадках, как все будет на этот раз: он по-разному подступался к ней, по-разному вел себя, обнажая все новые и новые грани своей натуры, по-разному целовал, даже смеялся и дышал каждый раз как-то иначе, чем она привыкла, и ей это страшно нравилось. Нравилось узнавать его, и так же нравилось узнавать вместе с ним саму себя. Он вел ее самой темной тропою, запрещая думать, сопротивляться и страшиться - и чем дальше он уводил ее, тем большее наслаждение она познавала. До слуха донесся голос чародея, но ведьме было так хорошо, что весь смысл его слов прошел мимо нее. Промычав в ответ нечто нечленораздельно, Леонора запрокинула голову назад и глубоко вздохнула.



Кутаясь в поблескивающие золотом руки своего дражайшего темного супруга, ведьма промурлыкала бессвязный набор слов и накрыла ладонями его пальцы. Жмурясь от удовольствия, Леонора сладко потянулась и размяла плечи, вызвав характерный хруст суставов. Чувствуя, как стопы начинают замерзать, она плотнее прижалась к Румпелю и поерзала на месте, убирая локоть с острой медной пряжки.

Цитата Лина ()
Добро пожаловать домой, дорогая.


"Я люблю тебя" - ведьма открыла рот, но так и не смогла озвучить свои мысль вслух, - "Я люблю тебя, я люблю тебя - давай, скажи, ну, ты же хочешь! Скажи! Я-люблю-тебя, Румпельштильцхен - говори, давай-давай, это же так просто! Да черт возьми!" Промычав в ответ что-то неопределенное, Леонора поднесла руки Румпеля к лицу и неловко ткнулась в них носом, одновременно касаясь губами. Раздался смех, а за ним - серия вдохов-выдохов. Потянувшись, чародей, так же, как и она, хрустнул суставами, а затем, на удивление, достаточно бодро, поднялся на ноги. Состроив гримасу, Румпель в делано-показном жесте протянул ей руку, помогая подняться. Хмурясь и фыркая, Леонора встала на ноги и с интересом вслушалась в его слова. Право слово, обнаженный и растрепанный Темный маг, страх и ужас всего Зачарованного Леса, предлагающий ей, как он сказал, "прогуляться" - воистину дивная картина! Хихикая в своей привычной манере, чародей изо всех сил строил из себя важного светского джентльмена, и Леонора решила: почему бы не подыграть? Изящно склонив голову в легком поклоне, ведьма взяла мужа под руку и последовала за ним.

Счастливый удовлетворенный Румпель - зрелище не для слабонервных; можно сразу получить разрыв сердца от повышенного градуса умиления, до того он был потешен и очарователен. Суровый и бескомпромиссный Темный, хохочущий и корчащий гримасы, и впрямь был точь-в-точь взъерошенный и обласканный кот. Смеясь и подтрунивая над ним, Леонора следовала с мужем рука об руку вверх по лестнице, изо всех сил стараясь изобразить важность и пафосность, будто они прогуливались на светском рауте. Поднявшись на второй этаж, маг повел ее вперед по коридору, по пути взмахивая руками, чтобы зажечь в покрытых паутиной канделябрах свечи. Делано серьезный, Румпель деловито указывал ей на сюжеты, изображенные на гобеленах, сопровождая свои жесты короткими рассказами. Вот князь, вот царская охота, вот венчание, а тут - чародей смахнул пыль с потускневших нитей - танец сатиров и лесных нимф. Ведя ее вперед, Румпель все продолжал рассказывать ей всякие истории, которые Леонора с упоением слушала, иногда прося задержаться у гобелена чуть дольше, чем он планировал. Тягучий и обволакивающий голос Румпеля эхом отражался от стен и высокого каменного потока, наполняя пустынные коридоры теплом и воодушевлением и, казалось, замок под его влиянием оживал на глазах, становясь приветливее и уютнее. Миновав коридор, маг свернул налево и толкнул ладонью темную скрипучую дверь. Вспыхнуло пламя свечей, и ведьма смогла разглядеть комнату.

В ней почти не было мебели: огромная кровать да скромный потертый временем комод на массивных ножках, вырезанных в виде лап зверя. Справа от кровати было стрельчатое широкое окно, на полу - изысканный расписной мрамор, на стенах - гобелены, а на потолке - иллюзия звездного неба. Пройдя чуть вперед, Румпель склонил голову набок и ласково улыбнулся.

- Мне нравится! - резюмировала ведьма, пройдясь по комнате, - Я люблю простоту и изящество, - осторожно ощупав вырезанную морду, красовавшуюся на комоде, Леонора обернулась через плечо и одарила мага долгим внимательным взглядом, - "И тебя я люблю" - А еще я люблю тебя, - скороговоркой, спотыкаясь о каждое слово, выдала ведьма и тут же шумно выдохнула, - "Ох-хо-хоох, что сейчас будет..." - переключив внимание на гобелен, будто и не было сейчас этого признания, колдунья прищурилась и задумчиво помотала головой, - Суд, хах? - прокомментировала она сюжет, - Баш на баш, условие за условие. Напоминает твои сделки, чародей. Чародей? Дорогой? - но Румпель, будто не слыша ее, так и замер посреди комнаты, смотря на нее широко распахнутыми золотыми очами. Внутреннее съежившись, Леонора поджала губы и сглотнула ком в горле, приготовившись к гневной речи.




 
ЛинаДата: Понедельник, 02.01.2017, 05:16 | Сообщение # 28
Trickster
Сообщений: 1876
Репутация: 3933
Статус:

I место в конкурсе - Сказочная Любовь I место в конкурсе - Однажды в Аншлаге
Сквозь плотно задернутые шторы, уже пробивались утренние солнечные лучи, создавая приятный ореол интимности и общего единения. Со времен возвращения в Зачарованные земли, Румпель и не задумывался, что, наконец, смог полюбить свою внутреннюю тьму, принял ее как часть души, расслабленно чувствуя себя в своем истинном облике. Все еще переводя дыхание, он отчего-то сдавлено хохотнул, обнимая и притягивая к себе Леонору, а затем, лениво потягиваясь и захрустев костями, быстро поднялся.

Вскидывая руку в приглашающем жесте, он чуть сощурил глаза от падающих солнечных лучей, и помог подняться жене. Стараясь быть, максимально расслабленным и непринужденным, в своем нагом положении, маг сказал:
- Что же негоже нам так просто лежать в парадной. Позволь пригласить тебя прогуляться, а заодно и показать весь Темный Замок, мм? – вскинул он бровями, неловко заламывая руку для дамы.

Захихикав на ее утвердительные ответные действия, он словно знатный джентльмен взял ее под локоть, ведя вперед за собой. На выходе из комнаты, они обернулись, и взмахом руки он зажег камин, дополняя действия словами:
- Это главный камин дома, зажжем его, оживет и весь замок.

Ведя Леонору словно они были где-то на светском балу, Румпель начал свой рассказ:
- Замок был построен для одной царской особы, династии правящих на тот момент королей, задолго до Короля Ксавье разумеется, она предполагалась, как одна из летних горных резиденций у моря. Но, увы, даже королям не чужды плотские порывы и заключив сделку, хи-хи-ха, впрочем, он, страдал он не так долго, как мне того хотелось бы. И вот, после это, здание досталось мне, я почти ничего здесь не менял. На самом деле, я сделал это для сына, но, ни пафосная корона, ни Замок не пришлись ему по душе, поэтому, здесь бывает так одиноко и холодно.

Меняя интонации и настроения, он раз за разом взмахивал рукой, чтобы зажечь свечи, прохаживаясь вдоль коридора на втором этаже. Магия Румпеля тут же смешивалась с магией Замка, прекрасно контактируя и регулируя свою плотность, она создавала защитный барьер, оживляла стены, откликалась от витражных окон, запыленных предметов и даже пола. Здесь, все было таким родным, но таким глубоко забытым, словно пытаясь скрыться за развешанными картинами, гобеленами, рыцарскими доспехами, тысячью различных предметов, маг отгораживался от боли, разрывающей его на части. Мечта о большом и радостном доме для Бея, для других его детей, для семьи, рухнула еще триста лет назад, но он, так и продолжал жить, здесь, скованный обетами, напрасными чаяниями, обманчивыми блуждающими тенями между пустынных залов.

Снова обращая внимание на Леонору, он словно невзначай начал рассказывать ей об изображенных сюжетах на запыленных гобеленах.
- Ну-ка погляди здесь сидит, тот самый князь, важная шишка, оставил его, в качестве насмешки. Вряд ли, теперь, кто-либо вспомнит про него. А вот это - царская охота – сказал он, проводя жену дальше вглубь коридора. – Раньше собаки были в большой цене, и на загон лиса или же вепря, выпускались безродные мальчишки или субтильные рабочие, я знаю это, так как был одним из них, когда отец продал меня, еще на самой заре моей юности. Ну, пойдем, пойдем – он потянул ее за собой.
- А вот погляди венчание – улыбаясь, он стал внимательно рассматривать старинные нити и тонкости обряда. – Влюбленные обменивались не простыми клятвами, их связанные руки символизируют уроборос – как знак вечного перерождения и силы любви.

- А вот это – пройдя чуть дальше, сказал Темный – Танец лесных нимф и фавнов – он намеренно взял ткань в руку, отряхивая ее от пыли – Ранее, люди жили в гармонии с магическим миром и его обитателями. В миру почитались феи, нимфы, сатиры, даже черти – указывал Румпель на следующие и следующие вышитые картины.

- Ну, пойдем, пойдем – мягко придерживая ее за талию, маг увлекал ведьму за собой, когда та с интересом останавливалась у очередного гобелена. – У нас есть все время мира, чтобы наговориться про это старье.
И толкая дверь рукой, он вновь зажег свечи, приглашая Леонору в их спальню.

- Вот здесь уже можно будет отдохнуть по-человечески. Это наша спальня – оставив ее одну, он прошелся вдоль комнаты, разглядывая стены и ворох старой смятой одежды на полу у дальнего угла широкого ложа, перемешанной с его современным костюмом из Сторибрука.

Все было, как и всегда, и, ожидая ее реакции, он склонил голову, не сдерживая довольной улыбки.
Осмотревшись, и привыкнув к освещению, девушка решительно закивала головой, важно расхаживая по комнате.
Цитата tender_poison ()
- Мне нравится! - резюмировала ведьма, пройдясь по комнате, - Я люблю простоту и изящество

- Это то, что нужно – тихо ответил Румпель, наслаждаясь видом ее обнаженного тела.
В ее движениях, в ее порывах было особое изящество и простота, которой так давно ему не хватало. Словно Леонора всегда была здесь, рядом с ним, или же должна была быть. Ей, как и ему, вся эта пафосность и изыски были чужды по праву рождения, но отчего-то, они им ужасно подходили. Она не осуждала и не пыталась изменить его, она принимала его таким, каков он был без прикрас, без налета золотой пыли на коже. Ее шрамы, его крокодилья броня они были столь же похожи, сколь и различны. Изломанные судьбы, зачерствевшие сердца, боль и утраты. Во многом, что произошло с ней, был виноват именно Румпель. Это он сделал ее той, кем она была сейчас, а его, попросту поломала судьба многие и многие века назад. Еще тогда, в их первую далекую встречу, он рассмотрел в глазах юной девы ту же боль, что сковывала его нутро, ту же печаль, что залегла морщинами на лице, ту же жажду любви и обожания. В их отношениях, не было вопроса: как любить, зачем, за что. Все было ясно, без лишних слов и объяснений. Он любил ее за то, что она любила его, и она любила по той же причине, в этом не было сомнений. Впервые в жизни Румпель был спокоен, Румпель был любим, Румпель наконец нашел свой дом рядом с этой женщиной.

Цитата tender_poison ()
- А еще я люблю тебя, - скороговоркой, спотыкаясь о каждое слово, выдала ведьма и тут же шумно выдохнула,

Ее сбивчивые слова вывели мага из общих размышлений, рассыпаясь на звуки, и отбиваясь от стен как ледяной дождь, обрушиваясь в сознании. И не дыша, не двигаясь он продолжал стоять не найдя ответа, цепенея и злясь на себя за несвоевременность.
Впервые в жизни кто-то сказал эти слова ему первым. Впервые в жизни этот кто-то, был его возлюбленной. И, впервые в жизни, это произошло случайно, как если бы, это было чем-то будничным и не примечательным.

«Дурак, какой же я дурак. Идиот. Напыщенный идиот. Как! Как я мог забыть сказать ей это. Ведь я люблю, конечно же, люблю, иначе не женился бы. О боги Преисподней, какая неловкость, как дикость. Это я, а не она, должен был, говорить это. Сперва, нужно было признаться, а потом уже тащить ее под венец, да и в постель, о черт, черт, черт» - мысленно ругаясь на себя, внешне Румпель сохранял наличие якобы спокойствия, но, по всей видимости, выходило не очень.

Цитата tender_poison ()
- Баш на баш, условие за условие. Напоминает твои сделки, чародей. Чародей? Дорогой?

Вперившись в Леонору широко распахнутыми глазами, он разжал кулаки, делая глубокий вдох и прикрыл глаза.
- О милая, прости. Прощу, прости меня за это упущение – нервно начал говорить маг.
Быстро шагая по комнате, он продолжал говорить быстро и сбивчиво, стараясь не оглядываться на жену, чтобы не приведи лихо утратить нить мысленного потока.

- Я не готовил речи, и не хотел никогда обременять тебя лишними гротескными словами о любви, доказывая все не словом, а делом. Я слишком уважаю тебя, и ценю твое решение связать со мной судьбу, чтобы кричать при каждом вздохе о любви, но без сомнения, я же, Темный, я же, маг, я должен был сказать это сперва, чем, тащить тебя на тот шабаш. Прости дорогая, любимая, прости.
- Конечно же, я люблю тебя, и люблю больше жизни. И тебе нечего бояться этих слов, только не бойся меня, умоляю. Да, я мог напугать всем этим – он повел рукой по комнате – Но это все лишь мишура, поверь, в любое мгновение мы найдем другое место. Мы, вместе, можем позволить себе все что угодно, быть, кем угодно, жить где угодно, мы уже семья. Да, у нас была забавная и весьма запутанная история, но дорогая, моя дорогая.

Тут он подскочил к ней беря руки Леоноры, в свои:
- Я любил тебя всегда. С той, самой нашей первой встречи, когда та милая шестнадцатилетняя девушку дала воды, хромающему калеке. И быть может, не всегда осознавая это, я причинял тебе боли больше, чем кому-то другому, пытаясь вырвать это чувство, пытаясь убить самого себя в тебе. И триста лет, бежав по кругу, мы все равно оказались здесь, рядом, вместе, до чего же причудлив этот мир, – чуть хохотнул маг, переводя дух.

- Я люблю тебя Леонора. Всем сердцем люблю – отпуская ее руки, он сделал шаг назад.
- И в доказательство этого, я готов дать тебе самое дорогое, что у меня есть. Свою жизнь.

Быстро пройдя по комнате, он встал в пол-оборота, мельком оглядываясь на ошарашенную жену.
Склоняясь над ворохом одежды, он быстро нашел черные брюки и рубаху с резными золотыми запонками на рукавах, и мудреной прищепкой для галстука. Именно ее он и искал.
Снимая ее с рубашки, Румпель заговорил вновь:
- После ваших неудачных попыток убить Темного, я как уважающий себя маг, решил подстраховаться. И носил кинжал всегда при себе, а точнее даже на себе. Парочку не хитрых заклинаний и вуаля.

Ложа зажим себе на руку, Румпель обвел его рукой, окружая фиолетово-пурпурным дымом, и через миг, в его руке блистал полированной сталью, уже настоящий кинжал Темного.
- Я готов отдать его тебе, Леонора.
Он протянул нож к рукам жены, но та, уже успела отойти от общего оцепенения, выставила руки вперед, бурно протестуя.
- Бери, бери дорогая, теперь он твой, такой же твой, как и я, как и моя жизнь. Я полностью доверяю тебе Лео, и знаю…

Но женщина снова перебила его, говоря и уговаривая его поступить в противовес.
- Ну, хорошо, хорошо, - закивал Темный. – Тогда, давай сделаем так, что только ты, сможешь найти его всегда и везде, даже если я не смогу, ты сможешь, но это будет больно.

Услышав утвердительные слова и кивания головой, он подхватил Леонору на руки, отнеся и усаживая ее на кровать.
- Хм…- скривился маг, внимательно осматривая не без того, испещренное ранами ссадинами и шрамами худое тело жены.
- Ладно. Разведи бедра – приказал он.
И смеясь в ответ, на очередное искрометное замечание, сам присел на колени возле супруги:
- Нет, ну я серьезен как никогда, дорогая.
Плавно проведя сверху вниз по ее бедрам, Румпель добрался колен, и сам раскрыл ее ноги, для более удачного ракурса. Сосредоточено водя по внутренней поверхности бедер Леоноры, он старался не задерживать взгляда на ее манящем лоне, приготавливаясь к ответственному шагу.

Она же, удобно подав бедрами вперед, откинулась локтями на кровать, ласково приговаривая что-то о том, что боль это наименьшая проблема, что она всегда готова к любым пыткам, а также и ласкам. Но, то, что сделал маг дальше, видимо немного не входило в ее предположения.
Беря кинжал правой рукою, левой он растянул кожу на внутренней поверхности бедра Леоноры, и одним быстрым, точным движением высек на ней старинную руну, привязывающую артефакт к магической оболочке ведьмы.
Кровь заструилась по ноге девушки, и он услышал характерное жжение при попадании крови на сталь. Быстро прошептав заклинание поиска, Румпельштильцхен размазал кровь по всей извилистой поверхности кинжала со своим именем, откладывая его в сторону. В тот же час, он заискрился, выдавая вспышку кроваво-огненного свечения, быстро переводя взгляд на руну, на бедре Леоноры, он отметил для себя точно такой же огненный свет затягивающейся руны. Коротая, через миг угасла, и стала обычным новым розовым шрамом.

Делая глубокий вздох, Леонора ласково улыбнулась ему, протягивая руки навстречу. Пылко и страстно целуя жену, маг отложил кинжал в сторону, обнимая ее со всей допустимой нежностью.
- Да, да, ванна. Нам, не мешало бы, принять ванну – кивая на ее слова, он оторвался от губ любимой, осматриваясь по сторонам, в поисках медного казана.

Он уж и позабыл, что обладая своей собственной магией, Замок имел свойство возвращать предметы в их первоначальное положение. Вот и его широкая медная ванна, теперь снова стояла на прежнем месте в дальней комнате, рядом с гардеробной. Небольшое усилие, и вода забурлила в ней свежими горячими потоками, наполняя почти до краев.
- Готово – тихо сказал маг, снова склоняясь над уже почти дремлющей женой.





 
VeneficaДата: Вторник, 03.01.2017, 08:35 | Сообщение # 29
Ведьма
Сообщений: 1361
Репутация: 1830
Статус:

Внутренне сжавшись от чересчур пристального взгляда мага, ведьма неловким жестом потерла предплечье и переступила с ноги на ногу, стоя перед ним как провинившийся ребенок, случайно разбивший антикварную вазу. Умом Леонора понимала, что стыдиться ей нечего, но эмоции и выражение лица Румпеля шли в разрез с тем, что она ожидала, заставляя ее думать, что она явно сказала что-то не то или не так. Скрививший, чародей глубоко вздохнул и зажмурился. Не зная, куда себя деть и что сказать, колдунья молча подняла на него глаза, ожидая бури, но он снова удивил ее, начав сбивчиво... извиняться? "Что?"

Цитата Лина ()
О милая, прости. Прощу, прости меня за это упущение


Уронив руки вдоль тела, Леонора приоткрыла рот от удивления, но так и не смогла что-то сказать. Когда хаос мыслей приобрел мало-мальскую стройность, она охрипшим голосом пробормотала:
- Ты чего, чародей... - кашлянув, ведьма продолжила уже более уверенно: - Перестань сейчас же! Румпель, пожалуйста, ты не должен извиняться! - Леонора сделала шаг вперед и в отчаянии протянула к нему руки, но Румпель лишь отмахнулся от нее, начав мерить комнату быстрыми шагами. Качая головой и заламывая руки, он продолжил говорить: быстро, местами несвязно, будто торопился высказать все, прежде чем она успеет сказать хоть слово. Ведьме ничего не оставалось, кроме как изогнуть брови и замереть на месте, вслушиваясь в каждое его слово.

Цитата Лина ()
Я не готовил речи, и не хотел никогда обременять тебя лишними гротескными словами о любви, доказывая все не словом, а делом. Я слишком уважаю тебя, и ценю твое решение связать со мной судьбу, чтобы кричать при каждом вздохе о любви, но без сомнения, я же, Темный, я же, маг, я должен был сказать это сперва, чем, тащить тебя на тот шабаш. Прости дорогая, любимая, прости.


- О, Румпель, - выдохнула Леонора, изменившись в лице, - Чародей, любимый мой, по что же у тебя голова такая дурная? Прошу тебя, пожалуйста, Румпель, прекрати извиняться, будто совершил какую-то ошибку! Все хорошо, правда, я все знаю и все чую, ты не должен ничего объяснять мне! - не сдержавшись, Леонора повысила голос, но Румпель, казалось, этого даже не заметил. Со свистом выдохнув сквозь сжатые зубы, он тряхнул волосами и махнул рукой в воздухе.

Цитата Лина ()
Конечно же, я люблю тебя, и люблю больше жизни. И тебе нечего бояться этих слов, только не бойся меня, умоляю. Да, я мог напугать всем этим, но это все лишь мишура, поверь, в любое мгновение мы найдем другое место. Мы, вместе, можем позволить себе все что угодно, быть, кем угодно, жить где угодно, мы уже семья. Да, у нас была забавная и весьма запутанная история, но дорогая, моя дорогая.


- Муж, я тебя сейчас ударю, - пригрозила ведьма, - Пошлю в тебя чары во-о-от такой силы! Что за вздор, напугать меня своим, уже нашим, домом?! Ты в своем уме? Чародей, мне все нравится, мне здесь хорошо, с тобой хорошо, сколько можно сомневаться! - всплеснула руками ведьма, уже не зная, как его убедить, - Успокойся, прошу, я люблю тебя, и все у нас будет хорошо! - громко и отчетливо произнесла чародейка, как вдруг маг подскочил к ней и крепко сжал ее руки в своих.

Цитата Лина ()
Я любил тебя всегда. С той, самой нашей первой встречи, когда та милая шестнадцатилетняя девушку дала воды, хромающему калеке.


- Что? Подожди, Румпель, что?! - округлив глаза, Леонора попыталась унять его словесный поток, но Румпель всё продолжал. Ведьма слушала его вполуха, роясь в памяти. "Когда та милая шестнадцатилетняя девушка дала воды хромающему калеке..." - Не может быть...


- Это был ты, - прошептала ведьма, - Было слишком темно, чтобы я могла как следует разглядеть твое лицо, а голос, с течением лет, я и вовсе позабыла, как и ту встречу, я помогала тогда многим, но... это был ты, Румпель! - поспешно заговорила Леонора, сжимая его руки.

Цитата Лина ()
Я люблю тебя Леонора. Всем сердцем люблю. И в доказательство этого, я готов дать тебе самое дорогое, что у меня есть. Свою жизнь.


- Что... ох, нет-нет, чародей, что бы ты ни задумал, не нужно! - все еще находясь в шоке, ведьма неотрывно следила за действиями мага, начавшего копаться в груде вещей. Найдя то, что искал, он обернулся к ней и заговорил.

Цитата Лина ()
После ваших неудачных попыток убить Темного, я как уважающий себя маг, решил подстраховаться. И носил кинжал всегда при себе, а точнее даже на себе. Парочку не хитрых заклинаний и вуаля.


Держа металлический зажим на ладони, другой рукой Румпель провел над ним и через секунду, как только туман развеялся, в его руке оказался его кинжал.

Цитата Лина ()
Я готов отдать его тебе, Леонора.


Держа кинжал обеими руками, Румпель протянул его ей, но стоило Леоноре прочесть про себя имя, выгравированное на нем, она тут же округлила глаза, выставила руки в протестующем жесте и энергично замотала головой.

- Нет-нет-нет! НЕТ. Ты спятил?! Румпель, убери его! По кой черт мне твой кинжал, ты что это удумал! Нет, я отказываюсь, мне не нужен ни твой кинжал, ни твоя жизнь, ни сердце, ни прочие органы и части тела, дорогой мой, божечки, приди в себя! Мне просто нужен ТЫ, не надо преподносить мне никаких даров и совершать никому не нужных жертв! Румпель, ну пожалуйста!

Цитата Лина ()
Бери, бери дорогая, теперь он твой, такой же твой, как и я, как и моя жизнь. Я полностью доверяю тебе Лео, и знаю…


- Я знаю, что ты знаешь, Румпель, но не нужно посвящать меня в свои верные оруженосцы! Ради всего святого и не очень, пусть он будет у тебя. Я никогда им не воспользуюсь, но я знаю, что он должен быть у тебя, вот и все. Пожалуйста, послушай меня. Мне достаточно твоего доверия и слова, мне не нужно доказывать любовь посредством... - ведьма от досады всплеснула руками, - Всего этого! Если бы я хотела владеть кем-то и властвовать над чьей-то жизнью, завела бы рыбку! Но ты мой муж, и твоя жизнь, как и твой кинжал, принадлежат тебе, я не хочу владеть ими, я хочу быть рядом, чтобы любить тебя и быть частью твоей жизни.

Цитата Лина ()
Ну, хорошо, хорошо. Тогда, давай сделаем так, что только ты, сможешь найти его всегда и везде, даже если я не смогу, ты сможешь, но это будет больно.


- Хорошо, годится, - кивнула колдунья, рассудив, что такой компромисс ее устраивает, - Правда, не представляю, что должно случиться, чтобы ТЫ не смог его отыскать, но-о-о-о... в общем, да, я согласна, - подняв ее на руки, Румпель направился к кровати, - Больно, говоришь, - произнесла Леонора, качая головой, - Ну не проткнешь же ты меня им, право слово! Остальное не страшно, потерплю, - усадив ведьму на край кровати, маг критичным взглядом осмотрел ее и, держа кинжал за рукоять, принялся задумчиво постукивать лезвием по раскрытой ладони.

Цитата Лина ()
Ладно. Разведи бедра.


- Ты шутишь?! - рассмеялась Леонора, - Любимый, не думаю, что это поможет мне найти твой кинжал! Сексуальная энергетика, конечно, мощная, но чтобы связывать ее с темной магией напрямую...

Цитата Лина ()
Нет, ну я серьезен как никогда, дорогая.


- Ну... хорошо, будь по-твоему, - отсмеявшись, ведьма стала с интересом наблюдать за манипуляциями мужа. Проведя ладонью по ее бедрам, он положил руку ей на колени и одним уверенным движением развел их в стороны. Облокотившись на кровать, Леонора устроилась поудобнее и попыталась расслабиться, не зная, возможно ли это вообще в такой ситуации. Муж, стоявший на коленях перед ее разведенными ногами и ласково массирующий чувствительную кожу на внутренней стороне бедер - если бы не кинжал в его руке, она бы и думать забыла о том, что он собирается проводить какой-то магический ритуал, - Не волнуйся, дорогой, что нам боль, так, ерунда! - ласково приговаривала ведьма, - От тебя, наряду с ласками, я готова принять и ее, принимала столько лет, но никогда прежде не думала, что мне может так это нравится, - мурлыкала ведьма, но тут же резко дернулась и ойкнула, когда лезвие полоснуло ее по коже. Шумно выдохнув, она вытянула шею, чтобы посмотреть, что это такое было. По бедру заструилась кровь, но это была сущая ерунда по сравнению с тем, что творил маг. Покрутив кинжал в руке, он поспешно размазал кровь по лезвию и что-то едва слышно прошептал. Склонив голову набок, Леонора принялась лихорадочно думать, какое именно заклинание он использовал, но ничего, кроме заклинания поиска ей в голову не приходило. Разве что, в данном случае, оно было более крепкое и сложное. Румпель отложил кинжал в сторону, и они оба с интересом взглянули на него. Засветившись неровным светом, кинжал вспыхнул красным и тут же погас, будто ничего и не было. Переведя взгляд на свое бедро, ведьма приподнялась на локтях и с удивлением отметила, что рана, вырезанная в форме рунического символа, мгновенно затянулась, став шрамом. "Умно! Отличное место ты выбрал, чародей!" Глубоко вздохнув, колдунья выпрямилась и протянула к мужу руки. Зарывшись пальцами в его волосы, она притянула его к себе и прижалась губами к его губам. Возбуждение и трепет разлились по всему телу, и если бы он ни оторвался от нее, навряд ли бы они вообще встали с кровати до самого утра. Или вечера. Да какая разница.

- Знаешь, чем единственно плохи сказочные земли? Здесь нельзя принять горячий душ, я сейчас ох как не отказалась бы от него!

Муж согласно кивнул и стал оглядываться по сторонам. Откинувшись на спину, Леонора проследила за ним взглядом, но так и не поняла, почему он ищет упомянутую им ванну здесь, когда на нее не было никакого намека. Встав, Румпель пересек комнату, направившись к дальней двери, которую прежде она не заметила. Стоило ему скрыться за ней, ведьма зевнула и, убаюканная теплом и ласками, прикрыла глаза, не заметив, как уже через секунду провалилась в полудрему. Словно через стену она услышала тихие звуки и шаги, но не придала им никакого значения, все глубже проваливаясь в сон. Что-то невнятно пробурчав в ответ на слова любимого, раздавшиеся прямо у нее над ухом, ведьма попыталась лечь набок, но тут же почувствовала, как ее разворачивают обратно. Не открывая глаз, она приподняла голову и пару раз кивнула, сама не зная зачем.

 
VeneficaДата: Вторник, 03.01.2017, 08:36 | Сообщение # 30
Ведьма
Сообщений: 1361
Репутация: 1830
Статус:

продолжение


- И тебя с добрым... вечером? - ведьма весело рассмеялась и, перекатившись, устроилась на груди Румпеля, заглядывая ему в глаза, - Котик, а когда ужин? Страсть как хочу есть! И кофе, нет, чай, нет! Вина! Ай, все равно, - крепко обняв чародея, ведьма широко улыбнулась, - Где там твой лучший темный сервиз? Давай достанем, согласно традиции нам гулять целый месяц!




 
ЛинаДата: Суббота, 07.01.2017, 02:48 | Сообщение # 31
Trickster
Сообщений: 1876
Репутация: 3933
Статус:

I место в конкурсе - Сказочная Любовь I место в конкурсе - Однажды в Аншлаге


Все еще прерывисто и глубоко дыша, он, лежал, устремившись в потолок. Одной рукой крепко обнимая любимую жену, что уже успела прильнуть к нему, довольная, и мирно посапывающая, она быстро провалилась в сон, Румпель же, все еще, не мог отойти от произошедшего. Истома от ласк и долгого праздника скоро напустилась сном. Осознание их любви, свадьбы, магии, Лео лежащей рядом, кружились вереницей сменяющихся кадров в голове мага. Он просто не мог поверить, что это все может произойти именно с ним, именно в Зачарованном Лесу и именно, сейчас. Тяжело поднимая руку, он взглянул на ладонь, где на безымянном пальце красовалось деревянное обручальное кольцо, поворачивая руку, он увидел и четыре кровавые отметины от его же ногтей, оставленных только что, и удовлетворенно растягиваясь в улыбке, провалился в черноту сна.

~ плюс-минус сутки спустя ~


Блуждая по закоулкам сознания, маг слышал крики, стоны, плач. Его звали по имени, к нему протягивались чьи-то руки, черный песок и стальные оковы мешались под ногами, скорость и смех, пустыми перекрестками встречались, невиданные земли на пути. И словно в ускоряющемся темпе он передвигался между мирами, увлекаемый магией все дальше и дальше, в самые темные из миров, в самые глубокие уголки сознания. И кружась в этом водовороте, из мыслей, чувств, человеческих лиц и звуков, он наслаждался ими, он повиновался им, он словно парил над ними, в них, под ними, перерожденный заново. Не покоренный, не мертвый и не живой, он лишь малая крупица части Вселенной.

И падая, падая, падая в пучину, Темный улыбался, широко расставив руки, он был счастлив, он был в блаженстве сна. Просыпаясь немного раньше Леоноры, маг поднял голову, провожая длинные солнечные лучи, ожидая наступления их времени, ожидая ночи. Сколько бы времени ни прошло, это не имело не единого значения. Он был расслаблен и вполне доволен жизнью, да так, что готов был, хоть сотню лет пролежать вот так вот, в постели рядом с женой.

Поворачивая голову к ее макушке, он медленно втянул в себя запах ее растрепанных волос, едва касаясь кожи, он провел по правому плечу, спустившись к талии и бедру. Вовлекаясь в процесс, маг аккуратно стянул одеяло с еще спящей ведьмы, разворачивая ее на спину. Ее бледная, почти прозрачная кожа, в надвигающемся полумраке отливала белыми и розовыми, мелкими и крупными шрамами. Легко и быстро вздымающаяся грудь влекла бардовыми ореолами, выступающие ребра и кости бедер возбуждали воображение, воспоминаниями про их объятия и яркие соития, а винные оттенки от его укусов и засосов на шее, говори об их крайней несдержанности и страсти.

Самодовольно улыбаясь, он не спеша стал исследовать каждую частичку тела любимой. Едва пробегая пальцами по ее ногам, он чуть касался губами шрамов и ожогов на коленях и ребрах, а затем бедрах, осторожно обойдя совсем недавний оставленный осколком зеркала. Плавно переходя на руки и грудь, Румпель изучал тело Леоноры словно снова читал главы из ее истории жизни. Продвигаясь дальше и уже порядочно возбудившись, он стал целовать ее израненные руки, кисти, предплечья, запястья и ладони, осторожно заканчивая путь на трех уже затягивающихся, но все еще весьма уродливых полосах пересекающих ее левую щеку.

Да, Леонора не была идеальна, но она была идеальна именно для него. Все ее шрамы, полосы, порезы, были ему так же близки, как и ей, его крокодилова броня. Вот почему им потребовалось так много времени, вот почему сотни женщин, три века и тысячи загубленных жизней не могли утолить его голода, рядом с Румпелем не было ее, именно ЕЕ! Леонора открыла для него свое сердце и он позволил пуститься в пляс своей душе, именно с ней, он становился самим собой не испытывая стыда за то, кем он был. Их тьма не была порочна, не была проклятием – с ней, она стала осознанным выбором, так, если бы это было всегда, а это так и было. С рождения отверженный отцом, не знавший матери, гонимый и затравленный мальчишка, он был никчемным, и проживал свою никчемную абсолютно одинокую жизнь, до той поры пока к нему не пришла его тьма, залегшая печатью на сердце. И только с этой женщиной, он пришел к пониманию, что эта тьма стала спасением, а не проклятием как он считал все долгие века, искупая невиданные грехи, за невиданные деяния.

Путешествие в Зачарованный Лес стало решающим путешествием Румпеля к себе. Отпуская сына, бывших врагов и любовниц, отпуская как он считал свет в его тьме – Белль, Румпель, наконец понял, не они делали его тем, кем он был, а он сам. Он сам выбирал сложные пути покаяния, сломленные пути неверия в себя, пути смерти и намеренного уединения, отчуждения от себя настоящего. И только здесь, со своей уже, женой, маг, наконец, понял, что теперь стал самим собой. Магия, волшебство, зачарованный мир, его золотая кожа – это все было его родным, все было им самим. Теперь он, по-настоящему понял давние слова пророчества Чернобога. Да, ему действительно было суждено познать этот темный путь, стать Темный, Великим Темным как сказал тогда черный демон. И понять, осознать, принять все это, дала ему она – маленькая, хрупкая женщина, мило сопящая на их огромной кровати.



- Guten Morgen, дорогая!- сказал он, шумно выдыхая.
Цитата tender_poison ()
- И тебя с добрым... вечером?

Рассмеявшись грудным смехом, маг обнял жену, ущипнув ее ягодицу, и убрал растрепавшиеся волосы с ее лица.
- Я люблю тебя.
Ее горящие, сияющие глаза говорили сами за себя, отчего он снова радостно расхохотался.

Цитата tender_poison ()
- Котик, а когда ужин? Страсть как хочу есть! И кофе, нет, чай, нет! Вина! Ай, все равно, - крепко обняв чародея, ведьма широко улыбнулась, - Где там твой лучший темный сервиз? Давай достанем, согласно традиции нам гулять целый месяц!

Слушая Леонору, Темный делал показательные мимические жесты и кривляния, театрально кивая и поддакивая.
- Ой, ой, ой, девочка хочет кушать, девочка хочет пить, и даже сервиз, как так. Ай-ай-ай, ну надо же – цокал маг языком, выводя линии на спине Лео.

- Но девочку, сначала надо умыть, девочку надо одеть и причеса-а-а-а-ть – закивал он головой в разные стороны.
И резко подавшись вперед, смачно поцеловал Леонору в губы, одновременно поднимаясь на колени и поднимая ее за собой. Жар их объятий, сплетающиеся языки, и блуждающие по их телами руки друг друга, снова норовили стать продолжением постельных утех, но чувствуя зверский голод и явное урчание в животе, Румпель резко остановился, отстраняясь от жены.
- Да к черту все. Поедим прямо в ванной – резко бросил он, подхватывая Леонору на руки и забрасывая себе на плечо.

Поставив любимую на пол в ванной комнате, он дал ей немного времени, чтобы осмотреться, а сам вновь, представил образ чистой, горячей, и комфортной воды в медном казане и взмахом руки наполнил ее до краев.
- Вот и готово – он жестом пригласил Лео в воду. - А-а-а, нет, нет, обожди секундочку.
Щелчок раз – и наверху зажглась люстра из свечей, наполняя помещение искрами света.
Щелчок два – и у них, снова появились чистые простыни, на комоде справа.
Щелчок три – и возле ванны появился столик с различными закусками, и вином.

- Теперь точно все. Прошу.
Румпель опустился в ванну, и помог залезть Леоноре.
- Я надеюсь, ты любишь дары моря. Я вырос на берегу и это моя любимая еда. Впрочем, раньше, ты ничего против нее не имела, кажется – ухмыляясь, он притянул жену к себе, открывая тарелку с креветками, мидиями, осьминогами и устрицами на ней.


- Еще есть немного фруктов, сыра, сок и вино.
Беря в руку бокал, он сделал небольшой глоток, наблюдая как Леонора, тут же приступила к еде.
- Ну как, моя девочка довольна, не останется голодной? – слегка усмехаясь, он провел по ее спине рукой, а затем так же принялся поглощать пищу.

Облокотившись о бортики ванной, они сели друг напротив друга, ведя неторопливые разговоры и попивая вино. Откуда ни возьмись, показался Руфус с окровавленной, довольной мордой, его ночь и день, отказались куда более, продуктивней, чем их.
- А я и не знал, что Руфус появился у меня не просто так. Да я его даже брать не хотел – отмахнулся маг, на очередное замечание Леоноры о полезности зверушки.

- Почему именно он? – пожал плечами Темный – Сам не знаю, дорогая, в каком роде я ведь всегда был тебе немного отцом, а учитывая твое состояние в тот момент. Кому как не отцу доверилась бы дева в беде – хищно щурясь, он пожал плечами, криво усмехнувшись – Как считаешь, Виктория будет мстить? Зная нрав Чернобога, он и пальцем не пошевелит ради кого-то, без особых нужд, так что.

Он снова разлил им вина, заканчивая бутылку.
- В любом случае, у нас достаточно причин навестить нынешнего Короля Зачарованного Леса.
Откладывая тарелку, он потянулся к жене.
- Но, конечно же, после того, как я сполна наслажусь тобой. Сколько там говоришь, гуляют месяц, а хватит ли? – вскидывая брови, он кивнул на кровать, собираясь снова сделать глоток вина, но оно закончилось.
Ставя бокал на столик, маг повернулся к смеющейся ведьме.
- Так. Нам нужно больше вина. Есть у меня в старых запасах бутылка отличного урожая – он помогал себе, как всегда, показательными жестами рук.
- Со времен тысячилетней войны еще осталось, между прочим.

Быстро вылезая из ванной, Румпель наскоро обмотался простыней, вспоминая о том, что давно уже хотел показать Леоноре.
- А пока я хожу. Вот, на, погляди на нее – взмахнув рукой на его ладони оказалась палочка Чародея. – Помнишь, я говорил тебе, о ней. Это весьма мощный и сильный артефакт и была бы она рабочая – он многозначительно кивнул головой – Но увы, перелом пополам еще никого в живых, не оставлял, хотя, в ней до сих пор, имеется могущественное волшебство.

Пересекая комнату, он оставил жену наедине с размышлениями, а сам, спустившись вниз по лестнице, пересек длинный коридор, затем еще один, минуя темницу, входя на цокольный этаж, дошел к погребу.
Не обременяя себя связкой ключей, магическим зарядом он открыл двери, и, зажигая висящий факел на стене, вошел вовнутрь.
Искомое вино нашлось не сразу. Сперва, маг недолго ходил вдоль, запыленных вековых полок, проводя рукой по странным, изогнутым и надутым, иногда и резным бутылкам, с самыми различными спиртными напитками. Ностальгия горечью подступила к горлу, при воспоминаниях о его десятилетиях беспробудного пьянства и желанию свести счеты с собственной жизнью, из-за своей же несостоятельности и откровенном провале в воспитании сына.
- Ох, и доставалось же тогда, Когсворту и остальной прислуге – присвистнул Темный, качая головой.
Отмахиваясь от ненужных каверзных мыслей, он взял две бутылки, на всякий случай, и почти что, весело, насвистывая, покинул погреб, затушив фитиль и снова, магией, запечатывая за собою дверь.

Вернувшись в спальню, он застал Леонору, недовольно запахивающую свою простынь, после ванны и завтрака.
- Что не вышло? – скривился маг – Но я и не рассчитывал на скорый результат, дорогая. В любом случае, если сами не справимся, будем пытать Чернобога. И это я в прямом смысле – чуть рассмеявшись, ответил он.

- Что же, теперь мы можем продолжить нашу трапезу в более комфортной обстановке – он поставил две бутылки на столик, откатывая его от казана, и уже собирался переместиться назад в спальню, как Лео, каким-то странным голосом, позвала его.
- Да, да, секунду – кивал он головой, возясь с вином.

- Что ж такое? – наконец отрываясь о мини-битвы с бутылкой, он поднял глаза и увидел.
- Ба-а-а-а – откровенно удивился Темный, устремивши все внимания на палочку, искрящую рядом с его кинжалом.

Медленно отставляя бутылку в сторону, они вместе подошли к кровати, наблюдая за творящейся магией.
- Это, что же это получается, магия кинжала излечивает магию палочки Чародея? Но, она же, построена на светлой магии, так попросту не может быть – развел руками Румпель.
Осторожно он поднял кинжал, и магия соединяющая палочку и нож мгновенно завибрировала под его руками, образуя крепко сцепленные нити.
- Хм – нахмурился маг, беря уже целую палочку, в другую руку.
Кинжал тянулся к ней, словно магнит, как и она к нему, впитывая темную магию, и становясь краще буквально на их глазах. Пытаясь их разнять, маг несколько раз дернул руками, отчего два артефакта запружинили между собой, словно под напряжением.
- А что если...
Тут он умолк мысленно представляя, заснеженный образ, провинциального городка, в штате Мэн. Но, к его сожалению ничего не произошло, и маг уже хотел было бросить их обоих, снова, на кровать, но слова Леоноры остановили его.

- Да, да, нити стали светлее, связь слабеет.
Закивал он головой, ожидая финала и слушая наставления жены.
- В любом случае, она работает по принципу свет-тьма, и если сейчас, ее излечит тьма, мы все равно не сможем ею воспользоваться должным образом, магия всегда имеет последствия.

- Тогда, давай, сделаем свою, собственную, палочку-выручалочку – ухмыльнулся маг, переводя взгляд с дрожащих рук на кинжале к палочке и обратно – Сможем перемещаться, куда захотим, и когда захотим, без оплаты за багаж – пошутил он, разнимая руки.
- Все – выдохнул Румпель.

Теперь в одной его руке лежал все тот же, кинжал Темного, а в другой, заветная целая палочка Ученика Чародея. Удовлетворенно растягиваясь в улыбке, Румпель сказал:
- Ты только подумай любимая, какая это мощь и сила – он протянул ей артефакт. Беря в руки палочку, она внимательно осмотрела ее, крутя и вертя так да этак.
- За это стоит еще выпить – подытожил Румпель, отворачиваясь от жены.
Кидая кинжал на кровать, он быстро откупорил вино, разливая его по бокалам, но услышав характерное «ой» поспешно вернулся к девушке.
- Что? Что такое?
На что Леонора показала, как искрит и плюется их такая пленительная ценность.

- Ух ты, прямо настоящее дыхание дракона. Сдается мне, любимая, нас ожидает интереснейшая прогулка.
Беря из рук ведьмы палочку, он мигом вспомнил и воспроизвел в голове образ китайского старика, в красных поношенных одеждах. Взмахивая ею, он снова высек из куска дерева с мудреным наконечником пепельные искры, срывающиеся на огонь, но искомая дверь появилась в спальне Темного Замка.

- Это дверь в Нью-Йорк, - объяснил Румпель, - Почему бы нам, в самом деле, не прогуляться, а заодно и навестить старого знакомого, у нас же все-таки медовый месяц, говорят, это потрясающе красивый город.

И в ответ на справедливое замечание по поводу их внешнего облика, он окружил их пурпурными облаками, одевая себя и жену, в современные наряды.


Беря в руки кинжал, он вновь сотворил заклятие, превращая его в зажим для галстука, и помещая на костюм. Положил палочку в нагрудный карман пальто и позвал Руфуса. Животное быстро прискакало, извиваясь и подпрыгивая на руки хозяина. Беря в руки хорька, он внимательно посмотрел в его черные бусинки глаза, приказывая:
- В наше отсутствие ты хранитель этого Замка, слышишь? Следи за порядком приятель, и не шалить, мне!
Выворачиваясь и изгибаясь в руках мага, Руфус все же, сумел прокусить его палец до крови и, спрыгивая с рук, подбежал к Леоноре. Та же, в свою очередь, очень ласково, но твердо приказала сделать все тоже, что и Румпель только что, но отчего-то ее, хорек послушался без возражений и укусов.
- И как тебе это удается, а? – недовольно вскинул он бровями, беря жену за руку.

Открывая дверь, они встретились с размазанными силуэтами суетливого города, подернутыми прозрачной рябью и магической вибрирующей сеткой.
- Если не ошибаюсь, двигаемся мы в верном направлении.
Крепче сжимая ладонь Леоноры, он повел ее за собой.

>>> Лавка Дракона (Нью-Йорк)




 
VeneficaДата: Суббота, 07.01.2017, 11:31 | Сообщение # 32
Ведьма
Сообщений: 1361
Репутация: 1830
Статус:

Цитата Лина ()
Ой, ой, ой, девочка хочет кушать, девочка хочет пить, и даже сервиз, как так. Ай-ай-ай, ну надо же. Но девочку, сначала надо умыть, девочку надо одеть и причеса-а-а-а-ть.


- Да-да! - согласно кивнула ведьма, морща носик и перебирая пальцами волосы мага, - Давай-давай, папочка, твоей заботы никогда много не бывает! - смеясь, Леонора с упоением следила за кривляньями и ужимками Румпеля. Никогда еще они ни казались ей такими милыми, трогательными и потешными. Руки мужа поглаживали ее спину, губы растягивались в кривой улыбочке, а лицо меняло свое выражение каждую секунду, шустро поспевая за вихрем сменяющихся эмоций. Радость в мгновение ока сменялась задумчивостью, задумчивость - сосредоточенностью, сосредоточенность - насмешкой. Чародей был таким обаятельным, таким родным и умилительно-забавным, что ведьма просто не могла сдерживать улыбки, глядя на него. Она была так счастлива наблюдать за ним, видеть его так близко, иметь возможность в любую секунду коснуться его, поцеловать, обнять, поговорить с ним и вместе от души похохотать. Что всю жизнь было непрекращающимся кошмаром, бредом, безумием и ненавистной одержимостью в конечном итоге стало огромным счастьем, всякий раз сшибающим ее с ног. С Румпелем было хорошо и спокойно, понятно и до смешного просто - как ни с кем другим. И все чаще и чаще Леонору посещали мысли о том, что вот так, как сейчас, могло быть всегда, если бы только они позволили этому случиться. Упущенного времени, увы, было не вернуть, но, с другой стороны, может есть и что-то хорошее в том, что все сложилось так, а не иначе? Побывав на самом дне черной ямы, изучив все закоулки тьмы друг друга, они научились понимать, видеть и слышать. Пережив все ужасы и кошмары, замучив друг друга до смерти ненавистью и враждой - кому, как ни им, было обручиться, дав зарок защищать и любить друг друга? Любовь хороша, но боль и тьма связывают два сердца куда крепче, рождая связь и близость, которую невозможно ничем заменить. И даже если бы все сложилось не так, она бы и на смертном одре, через много-много лет, или прямо там, в Темном Лесу, истекая кровью и лишаясь последних проблесков разума, вспомнила бы его, не потому что хотела, но потому что чародея было невозможно вытравить из нее или изгнать, подобно бесу. Он настолько глубоко врос в нее, настолько крепко она сроднилась с ним, что представить жизнь без него было невозможно, сколько ни пыталась Леонора убедить себя в обратном.

Подавшись вперед, Румпель впился ей в губы, заставив Леонору, блуждающую в своих мыслях, негромко ойкнуть от неожиданности. Прикрыв глаза, она углубила поцелуй и крепко ухватилась за его плечи. Приняв сидячее положение, маг заключил ее в объятия, надавливая одной ладонью на лопатки, а другой на поясницу. Ну как, как оторваться от него? Как хоть секунду не думать о его руках, губах, золотой коже и лучистых глазах? Даже когда ведьма ненавидела его, она не думала о нем так часто, а теперь разум и вовсе отказывался воспринимать что-то еще. Все ее внутренние демоны и могучий черный зверь боли, гнева и злобы свернулись, как черные котята, калачиками, согретые, подобно ей, теплом и уютом, обласканные руками мага и принятые им. Приятно отзываясь колючей болью и легкостью, истома прошла через все тело, импульсами ударив в каждый позвонок. Для Леоноры отсутствовало всякое чувство контроля, к счастью, дозировано сохранившееся у ее мужа. Прервав поцелуй, Румпель поспешно облизал губы, чмокнул ее в щеку и с такой прытью вскочил с кровати, что ведьма даже не успела опустить руки.

Цитата Лина ()
Да к черту все. Поедим прямо в ванной


- Может, мы... - но маг уже не слушал ее, подхватывая на руки, а затем легко перекидывая через плечо, - Совесть, вижу, ты так и не поимел, - нарочито громко произнесла ведьма, неловкими движениями пытаясь убрать упавшие на лицо волосы. Румпель крутанулся на месте, зачем-то расправил край гобелена, смахнул пыль с какой-то статуэтки на шкафу и только потом, никуда особо не торопясь, двинулся в сторону ванной комнаты, - Муж, я тебе не мешаю, нет?! - уперевшись ладонями в его спину, Леонора попыталась приподнять корпус, но Румпель, что-то неразборчиво бурча себе под нос и методичными легкими движениями начав похлопывать ее ладонью по ягодицам, пропустил все слова ведьмы мимо ушей, - Видимо, так я и проведу остаток медового месяца, - буркнула Леонора, покорно вися головой вниз.

- Горизонт сместился, ой-ой, - показно повращав глазами, ведьма зачесала волосы назад и взглянула на мужа, колдующего над медной ванной. Заполнив ее водой, он деловито покачал головой и вскинул руку в приглашающем жесте, но затем осекся и выставил ладонь, веля остановиться, - Чародей, я и шагу ступить не успела, - хмыкнула Леонора, вскидывая брови, - Чего это ты такое делаешь? - маг встал вполоборота и три раза щелкнул пальцами. Рассеявшись, фиолетовый туман явил ее взору пару чистых простыней и резной столик, доверху заставленный тарелками. Взлетев под потолок, туман заклубился вокруг люстры, зажигая на ней свечи и озаряя комнату светом. Мельком глянув на сияние свечей, Леонора тут же вернулась к столику, заметив, окромя тарелок, два бокала и бутылку белого сухого. От вида наполненных тарелок потекли слюнки, и ведьма шумно сглотнула, едва не начав облизываться. Урчание в животе недвусмысленно дало понять, что организм уже начал звереть от голода. Погрузившись в воду, маг протянул ей руки, и ведьма, не сводя глаз с еды, ухватилась за них и перекинула через бортик ногу.

Цитата Лина ()
Я надеюсь, ты любишь дары моря. Я вырос на берегу и это моя любимая еда. Впрочем, раньше, ты ничего против нее не имела, кажется


- Я-я-я-я, - ведьма аж задохнулась от восторга. Притянув ее к себе одной рукой, второй Румпель снял серебряную крышку, скрывающую еще одно блюдо, отчего Леонора, не выдержав, от нетерпения шумно забарабанила пальцами по медному бортику, - У меня только с моряками не сложилось, но дары моря я очень люблю! - всплеснув руками, колдунья боднула мужа макушкой и тут же повисла на его шее, обхватив руками за плечи, - Котик, ты помнишь, не забыл! Хах, как славно мы тогда посидели, какие вкусные были устрицы! Чародей, о боже-боже, я тебя люблю! - чмокнув мужа в щеку и отпрянув, ведьма потрясла кулачками в воздухе и, сжав зубы, на высокой ноте выдала звук, похожий на долгое "уииии", - Силы небесные, какие фрукты и сыр! Тут же... о-о-о-о-о! - схватив с блюда пару устриц, Леонора второй рукой сбрызнула их укусом и лимонным соком и поочередно отправила в рот. Отбросив раковины на пустую тарелку, ведьма повела пальцами в воздухе, прося дать ей вина. Делая щедрый глоток, она взглянула на мага и, поигрывая бровями, вручила ему бокал, потянувшись за новой порцией еды. Повторив свой маневр с устрицами, Леонора подтянула колени к груди, устраиваясь поудобнее.

Цитата Лина ()
Ну как, моя девочка довольна, не останется голодной?


- О каком бы голоде ты ни говорил, чародей, уверяю - не останется! - облизав губы и улыбнувшись, ведьма толкнула плечом плечо мага и блаженно закатила глаза. Отпив еще вина, она с интересом вытащила кусок щупальца осьминога и, оглядев его со всех сторон, осторожно укусила. Первые минуты они провели в молчании, перекинувшись через бортик и уплетая морепродукты за обе щеки. Первый голод был утолен, и теперь завтрак-ужин разбавили разговоры. Чокнувшись, они залпом допили очередной бокал, как вдруг с пола донесся тихий звук, схожий с урчанием. Вытянув шею, Леонора увидела хорька: взъерошенный, мокрый, с грязными лапами и окровавленной мордочкой, но страшно довольный и игривый. Упав на спину, он пару раз изогнулся дугой, а затем так же резко вскочил и, вытянувшись, стал с интересом обнюхивать пустые устричные раковины.

Цитата Лина ()
А я и не знал, что Руфус появился у меня не просто так. Да я его даже брать не хотел


- Он тебя забыл спросить, - фыркнула Леонора, воюя с серебристым предметом, похожим на щипцы, - Фамильяр сам выбирает себе хозяина, - изо всех сил сжав щипцами крабовую клешню, ведьма дернула рукой, и та с треском отлетела вперед. Ударившись о стену, клешня рикошетом упала в ванну, вызвав у Леоноры разочарованный вздох, - Черт, ну-ка, где ты там, - покрутившись на месте, ведьма нашла клешню и бросила ее на другую тарелку. С новой справлялся уже Румпель, - Даже будучи Сильваном, Руфус выбрал именно тебя, как Румпеля, такая уж у них природа, им наша магия так, ну-у-у... они иначе воспринимают ее, - пожевывая крабовое мясо, ведьма потянулась за бокалом и махнула им в воздухе, - Для них наша магия - четко очерченная ИХ территория. В общем, там очень много тонкостей. К слову, о Сильване, почему он? То есть, ты просто увидел меня тогда и... а не прикинуться ли мне ее папочкой?

Цитата Лина ()
Почему именно он? Сам не знаю, дорогая, в каком роде я ведь всегда был тебе немного отцом, а учитывая твое состояние в тот момент. Кому как не отцу доверилась бы дева в беде. Как считаешь, Виктория будет мстить? Зная нрав Чернобога, он и пальцем не пошевелит ради кого-то, без особых нужд, так что.


- Всегда был мне немного отцом? - хохотнула ведьма, но потом задумалась, - То есть... да не-е-ет! Или, - маг кивнул, - Значит, - Леонора принялась постукивать по бортику пальцами, будто по клавишам, - Сперва ты отвел меня в тот домик, я четко это видела тогда, у Кромешника, а затем... только не говори, что ты потом приходил снова и снова! - Румпель повел бровями, закатывая глаза, дескать, может да, а может нет. Махнув рукой и пообещав рассказать все потом, он перевел тему, - Мстить? Хах! Пусть сперва снимет браслет. Или она пойдет на поклон к Чернобогу, хотя, что ей предложить ему? Уверена, ее душа итак уже у него. Или же, - ведьма покачала головой, - Она пойдет к Кромешнику, но это определенно будет не сразу. Поэтому, думаю, мы еще не скоро о ней услышим.

Цитата Лина ()
В любом случае, у нас достаточно причин навестить нынешнего Короля Зачарованного Леса.


- Это уж точно. Не знаю правда, согласится ли он на мое обнуление, но попробовать стоит! - маг разлил остатки вина по бокалам и отставил бутылку на пол. Развернувшись, он обвив ведьму руками и ласково поцеловал в губы.

Цитата Лина ()
Но, конечно же, после того, как я сполна наслажусь тобой. Сколько там говоришь, гуляют месяц, а хватит ли?


- А разве "сполна" может наступить, любимый? - улыбнулась Леонора, сжимая Румпеля в объятиях и доверительно кладя голову ему на плечо, - Это по людским законам месяц, мы-то так, отдаем дань традициям, на самом деле, времени - вечность и то, кажется, что это так ничтожно мало! - чмокнув мужа в щеку, ведьма выпустила его из объятий и отправила в рот мидию, лежавшую на самом краю блюда.

Цитата Лина ()
Так. Нам нужно больше вина. Есть у меня в старых запасах бутылка отличного урожая. Со времен тысячилетней войны еще осталось, между прочим.


- Что, уже закончилось? Такими темпами у тебя погреба за неделю опустеют, чародей! - Румпель привычным жестом махнул руками в воздухе, и, отодвинув столик, вылез из ванной, - О-о-о, ты подумай, со времен тысячелетней войны! - пропела Леонора, облокачиваясь на бортик, - Не жалко? Раритет, все-таки! Постарше нас обоих вместе взятых! - магу, судя по всему, не было жалко совершенно. Покачав головой, он наскоро обмотался простыней и уж было собрался уходить, как вдруг затормозил у двери, махнув рукой и несколько раз постучав пальцем себе по виску. Обернувшись, он крутанул запястьем, и на его ладони оказалась согнутая под неестественным углом палочка. Очевидно, та самая, про которую он говорил.

Цитата Лина ()
А пока я хожу. Вот, на, погляди на нее. Помнишь, я говорил тебе, о ней. Это весьма мощный и сильный артефакт и была бы она рабочая, но увы, перелом пополам еще никого в живых, не оставлял, хотя, в ней до сих пор, имеется могущественное волшебство.


- Эдак интересные ты мне задачи ставишь, дорогой, - задумчиво протянула Леонора, беря палочку в руки и бережно крутя ее то так, то эдак, - Ты уверен, что ее можно починить? Румпель! - крикнула ведьма, вытягивая шею, но маг уже вышел из комнаты, - Ладно, хорошо. Надо подумать.

Откинувшись на противоположный бортик, колдунья осмотрела изящную резьбу на дереве, пробежалась пальцами по всей длине, ощупала место перелома и, наконец, крепко сжала ладонями и прикрыла глаза, представляя, как ее магия концентрируется в руках. К несчастью, не произошло ровным счетом ничего. Совсем. Да, она почуяла привычную магию, но от палочки не было никакого отклика, окромя едва уловимой вибрации, свойственной всем без исключения магическим артефактам. Нахмурившись, Леонора приподняла палочку и направила в стену, сопроводив свои движения простеньким заклинанием, и снова ничего. Она пробовала разные чары, рискнула даже починить места слома магией льда, попытавшись заморозить его, но стоило льду сковать дерево, он моментально растаял. Ведьма решила, что это, все же, хороший знак: значит, магии в палочке хватает с лихвой. Вот только как ее разбудить? Лед не подходил так же, как и вода; очевидно, волшебство подчинялось огненной стихии. Отложив палочку на стол, колдунья выбралась из ванной и обмоталась простыней. Подумав, она приподняла палочку к свече на люстре, но не почувствовала отклика. Этот метод тоже отпадает. Что тогда остается?

Вернувшись в комнату, Леонора положила палочку на кровать и провела над ней ладонями, рисуя в голове вполне четкую и ясную картину, но дерево, ни в какую не желающее ее слушаться, лишь тихонько вибрировало, не идя на контакт.

- Какой вредный кусок деревяшки! - фыркнула ведьма, перевязывая сползающую простыню и не спуская с палочки глаз.

Цитата Лина ()
Что не вышло?


- Ни в какую! Вообще ни на что не реагирует!

Цитата Лина ()
Но я и не рассчитывал на скорый результат, дорогая. В любом случае, если сами не справимся, будем пытать Чернобога. И это я в прямом смысле.


- Нет-нет-нет, - замотала головой Леонора, - Никакого Чернобога, мы справимся, надо только подумать... черт подери, все должно быть предельно просто! - покрутившись на месте, колдунья приложила ладонь ко лбу и прикрыла глаза.

Цитата Лина ()
Что же, теперь мы можем продолжить нашу трапезу в более комфортной обстановке


- Угу-угу, - закивала ведьма, продолжая мозговой штурм, - Предельно просто, предельно просто, предельно... - обернувшись, Леонора глянула на палочку и резко отпрыгнула, в ужасе вжавшись в стену. Палочка, ходя ходуном и едва заметно подпрыгивая на месте, светилась желтоватым светом, искря и переливаясь. И чем ближе она оказывалась в ходе своих подрагиваний к кинжалу, тем сильнее искрила. Леонора едва дышала, замерев в страхе, что еще секунда - и волшебство, выплеснувшись одним махом, погребет их под руинами, если не того хуже. Боясь двинуться, она слегка повернула голову вбок.

- Румпель... - жалобно пролепетала ведьма, мелкими шажками продвигаясь вдоль стены, - У нас нет секунды! Румпель!

Толкнув ногой столик, проехавший через дверной проем в спальню, чародей прошел вперед, не прекращая возиться со штопором и бутылкой вина. Схватив мужа под руку, ведьма вцепилась в его предплечье ногтями и молча указала на кровать.

- Ага, - охрипшим голосом отозвалась Леонора, не решаясь сделать шаг вперед, - Думаешь, это не опасно? Их можно трогать? - отставив бутылку на столик, Румпель склонил голову влево-вправо и решительно двинулся к постели. Подойдя вплотную, они синхронно склонились над артефактами, наблюдая за диковинным колдовством. Судя по всему, Леонора зря опасалась: единственное, на что влияли палочка и кинжал, так это друг на друга.

Цитата Лина ()
Это, что же это получается, магия кинжала излечивает магию палочки Чародея? Но, она же, построена на светлой магии, так попросту не может быть.


- Может. Магия - едина, это ее обладатели выбирают белой ей стать или темной, использовать по благо или во зло, - проговорила ведьма, начав покусывать нижнюю губу, - Не кинжал излечивает ее, а палочка черпает из него силу. Взгляни. Видишь? - Леонора повела пальцами, указывая движение потока, - Она как бы забирает ее. В кинжале перемешаны твоя магия и моя кровь, думаю, это тоже как-то влияет на процесс. Они... взаимодействуют между собой, удивительно! Это что-то выше тебя или меня, да и всех магов, похоже на... зелье: как разные ингредиенты рождают разные сочетания, что-то гармонично, что-то нет, так и артефакты друг с другом ладят по-своему. Похоже, эти нашли гармонию в своей противоположности.

Состроив гримасу, Румпель взял кинжал в руку, и тут же нити, связывающие его с палочкой, стали крепче, виднее, будто светящиеся нити лакрицы, прилепленные с двух сторон. Сжав палочку другой рукой, маг вытянул оба артефакта перед собой и нахмурился. Палочка менялась на глазах, искря, переливаясь и совершенствуясь. Положив ладони на плечи мужа, ведьма с нескрываемым интересом следила за тем, как потертости, сколы и трещины разглаживаются, дерево начинает блестеть и медленно срастаться посередине, будто ее намеренно складывали и прочно скрепляли. Чародей осторожно развел руки, отдаляя палочку и кинжал друг от друга, и тут же ведьма кожей почувствовала напряжение, пробежавшее вдоль позвоночника, будто в нее колыхнул сильный порыв ветра. Румпель прикрыл глаза, покрепче сжав пальцы. Что бы он ни представлял и какое бы заклинание ни читал, это не сработало. Раздосадованный, маг скривился и уж было начал опускать руки, но ведьма перехватила его запястья.

- Стой, - поспешно заговорила Леонора, - Это не сработает, они не подчинятся сейчас. Видишь, уже почти все. Дай связи ослабнуть и только потом разъединяй, не спеши. Это не совсем моя стезя, но что-то мне подсказывает, что приложить нас может не слабо. Поэтому... как можно бережнее.

Цитата Лина ()
В любом случае, она работает по принципу свет-тьма, и если сейчас, ее излечит тьма, мы все равно не сможем ею воспользоваться должным образом, магия всегда имеет последствия.


- Я бы вообще не стала ей пользоваться, скажу тебе честно, - скептично и недоверчиво отозвалась колдунья, - Размахивать чужими волшебными палочками это как-то... все равно, что я начну колдовать с помощью твоего кинжала. Ничего хорошего не будет.

Цитата Лина ()
Тогда, давай, сделаем свою, собственную, палочку-выручалочку. Сможем перемещаться, куда захотим, и когда захотим, без оплаты за багаж.


- Сделаем свою палочку? - нервно рассмеялась Леонора, - Любимый, ну ты скажешь тоже! - отсмеявшись, ведьма посерьезнела и пристально взглянула мужу в глаза, поняв, что он не шутит, - Это... возможно? То есть, конечно возможно, но... у-у-х! Я никогда о таком не думала всерьез! Да. Да, конечно! Думаю, нам это по силам! - маг глубоко вздохнул и размял руки. Обмен между артефактами прекратился, и теперь ничто, кроме вида новенькой поблескивающей палочки, не напоминало о том, что произошло.

Цитата Лина ()
Ты только подумай любимая, какая это мощь и сила


- Меня, правда, несколько пугает перспектива заключать силу и мощь в то, что можно сломать или украсть, - приняв из рук мага палочку, ведьма внимательно осмотрела ее и покрутила в руках, - Нет, определенно, с волшебными палочками у меня натянутые отношения, - стоило Леоноре произнести это вслух, палочка заискрила, засветилась и начала плеваться короткими огненными струями, - Ой-ой-ой, Румпель, забери ее от меня, пожалуйста! - придерживая палочку двумя пальцами, ведьма поспешно сунула ее в руку мага и передернула плечами, - Ужас какой, бррр! Я, конечно, все понимаю, но палочки в меня еще не плевались огнем!

Цитата Лина ()
Ух ты, прямо настоящее дыхание дракона. Сдается мне, любимая, нас ожидает интереснейшая прогулка.


- Прогулка? Какая прогулка, муж, только встали! - вымученно протянула ведьма, но маг, качая головой, уже сосредоточено хмурился. Подняв одну руку, второй, с зажатой в ней палочкой, он махнул в воздухе, рисуя дверь. Палочка засветилась и, разрезав пространство, создала дверной проем. Часто хлопая глазами, колдунья сделала шаг вперед и провела по двери пальцами, не до конца веря в том, что она настоящая, - Так вот как это происходит...

Цитата Лина ()
Это дверь в Нью-Йорк. Почему бы нам, в самом деле, не прогуляться, а заодно и навестить старого знакомого, у нас же все-таки медовый месяц, говорят, это потрясающе красивый город.


- В Нью что? - переспросила Леонора, оборачиваясь, - А, так это город! Что-то не припомню такого. О каком знакомом речь? Подожди, но если этот твой Нью-Йорк... Румпель, там же нет магии! И мы что же, так пойдем? Там это нормально воспримут? - ошалев от такого количества открытий и информации за какие-то 20 минут, ведьма вскинула брови, покачала головой и сделала крупный глоток вина. Не теряя времени даром, Румпель окружил их фиолетовым туманом, создавая наряды. Пока маг трансформировал кинжал, Леонора с интересом осматривала подбитую мехом куртку и длинное платье в пол. Подняв на мага глаза, она с улыбкой скользнула взглядом по его строгому костюму и черному пальто и тихонько вздохнула, особо не скрывая восхищения и удовольствия. Привычный костюм из Сторибрука, конечно, контрастировал с его золотой кожей, но муж все равно выглядел отлично. Спрятав палочку, маг позвал Руфуса. Запрыгнув ему на руки, хорек принялся извиваться и тыкаться мордочкой в его руку. Наказав Руфусу следить за замком, чародей быстро провел рукой по его шерстке, и тут же зубы фамильяра сомкнулись на его пальце. Румпель шикнул и поджал губы, а Леонора притворно округлила глаза и покачала головой. Спрыгнув с рук мага, хорек потрусил в ее сторону.

- Ты чего это творишь, лапуль? - пожурила его Леонора, подхватывая на руки, - Хозяина зачем кусаешь? Нельзя так, Руфус. Зато врагов и незваных гостей - пожалуйста, сколько угодно! Стереги покой нашего дома и далеко не убегай. Ты меня понял? Ну-ка, взгляни на меня, - с секунду-другую посмотрев в черные глаза хорька, колдунья улыбнулась и, подняв зверька повыше, потерлась щекой о его мохнатый бок, - Давай, беги, - спустив его на пол, ведьма проследила за его прыжками и повернулась к мужу.

Цитата Лина ()
И как тебе это удается, а?


- Просто я умею находить общий язык с животными и хмурыми златоокими чародеями, - пожала плечами Леонора, целуя Румпеля в губы и сжимая его ладонь. Заулыбавшись, маг взмахнул рукой, отворяя дверь. За вибрирующей магической стеной были видны яркие очертания пестрой улицы и силуэты снующих туда-сюда людей. Сделав серию вдохов-выдохов, Леонора покачала головой.

Цитата Лина ()
Если не ошибаюсь, двигаемся мы в верном направлении.


- Очень надеюсь, что ты не ошибаешься, - нервно хохотнула ведьма, следуя за мужем через дверной проем.

>> Лавка Дракона (Нью-Йорк)




 
Форум » Ролевая Игра » Сказочное Королевство » Замок Румпельштильцхена (Королевство Короля Ксавье)
Страница 2 из 2«12
Поиск:


Copyright Once-Upon-A-Time-Tv.Ru © 2017
Сайт создан в системе uCoz

Топ100- Развлечения

Наши Друзья

    

Русскоязычный фан-сайт книг Кассандры Клэр: Орудия Смерти, Адские Механизмы, Темные Изобретения, а также их экранизаций Once Upon a Time Italia

Изображение - savepic.org — сервис хранения изображений