Привет, Таинственный Незнакомец! |Регистрация | |RSS

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Лина, tender_poison 
Форум » Ролевая Игра » Сказочное Королевство » Лысая Гора (Темные Земли)
Лысая Гора
tender_poisonДата: Понедельник, 29.02.2016, 03:44 | Сообщение # 1
Ведьма
Сообщений: 1361
Репутация: 1705
Статус:


Расположена в южной части Темного Леса, недалеко от места проведения ежегодного шабаша ведьм. Пристанище демона Чернобога.
 
ЛинаДата: Воскресенье, 06.11.2016, 05:24 | Сообщение # 2
Trickster
Сообщений: 1870
Репутация: 3753
Статус:

I место в конкурсе - Сказочная Любовь I место в конкурсе - Однажды в Аншлаге
<<< Темный Лес

Цитата tender_poison ()
- Ты знаешь, как сильно я тебя обожаю? - под шум и гогот толпы они двинулись вперед.

- Знаю.
Сжимая руку Леоноры, он быстро поцеловал ее в макушку, и они двинулись вперед.
Никто, никогда больше не станет корить его за то, какой, он есть. Не назовет уродом, чудовищем, не пожелает расколдовать, отсечь его тьму, не станет упрекать, пытаться завладеть его властью или же вовсе попытается убить. Наконец-то за долгие века сердце Румпеля не болело, обжигая грудь чернотой. Теперь он спокоен и счастлив, как если бы, был уверен в неизбежном приходе утра и солнца, так же он был уверен, что эта женщина, его ведьма, никогда не предаст, не уйдет, не обманет его. А он? О нет, нет, он не станет пытаться быть для нее лучшим, самым-самым, или еще чем-то, или кем-то, кем не есть он сам. Он просто будет с ней. И будет он с ней всегда.

«Должно просто быть, рядом»
Вот почему решение о скором браке далось ему с такой легкостью, вот почему он за все время ни разу не припомнил и слова о бывшей жизни, и бывшей женщине, даже о сыне.
В этом просто не было необходимости. Находясь здесь и сейчас, он чувствовал себя более живым чем, там и тогда с этими же людьми. Находиться здесь, было, что найти долгожданный приют, утешение, дом.
Воспитанный игроком-алкоголиком и матерью, которой он и вовсе не знал, Румпель имел слабое представление об общине, ковене, семье, о каких-то общих ценностях, идеях, мыслях, но так отчаянно в них нуждался, так сильно хотел приобщиться хотя бы на эти славные мгновения к их ирреальному магическому миру. Чтобы потом, на утро, вновь вернуться к привычной жизни Темного, отшельника, злобного монстра. Но сейчас, он знал, что это утро, и всю последующую жизнь он проведет не сам, не один, а вместе с ней! С той, что так отчаянно он отталкивал, и той, что так стыдливо он желал.

И вот сейчас, идя с ней под руку, под шум и танцы всех магических существ, мимо вековых вязов и дубов, по тропе укрытой опавшей листвой, Темный не мог поверить своему счастью. Она была для него всем: верной подругой, достойным спутником, страстной любовницей, и порой, даже мудрым учителем. Она просто была его родственной душой, от чего и разрывало его душу по кускам счастье.

Лысая гора встретила их огромным кострищем, разведенным прямо на самом пике возвышенной поляны, а по разным сторонам от него, горели и плевались черным дымом горящие снопы сухого сена, собранного в купола, что в общей картине составляло пятиугольный знак пентаграммы. Деревья с человеческими ликами обступали поляну со всех сторон, немые стражи Смерти, следили за порядком, растягиваясь вдоль периметра.

Веселая и радостная нечисть, кривлялась и плясала вокруг костров. Брага и медовуха лилась здесь рекой, все самые различные яства в неограниченном количестве украшали столы. Гости поднимали тосты, пугали друг друга возгласами, громко смеялись и рассказывали забавные и нелепые истории.

Немного растерявшись, Румпель и Леонора изумленно уставившись на все это, застыли при входе, пропуская вперед танцующий и поющий сказочный народ.
- Чародей! Желтоочий! Пойдем же, нам сюда. – позвал его Гипсикер с пляшущим хорьком у ног.

Без возражений они двинулись, пересекая всю поляну, к самому богатому и хорошо украшенному ведьминому столу. Подруги и сестры Леоноры уже были здесь, славно угощаясь и наперебой, все рассказывая Верховной, что сидела во главе, несколько высокомерно посматривая на происходящее.
Вовлекая в свою беседу и Леонору они принялись ее угощать всем что по их мнению было вкусным, а Румпель пользуясь тем временем выдавшимся моментом, подошел к Виктории.

- Приветствую тебя о Великая Верховная! – вежливо начал он.
- И тебе здравствовать Темный – со вздохом ответила она.
- Пришлось, в пору тебе мое предсказание, али нет? Теперь вон вишь, не сам, еще и с истинной суженой пожаловал. Что желтоочий до сей поры не веришь мне?
Удивление видимо явно читалось на лице мага, от чего он быстро несколько раз зажмурился.
- Нет. Ты была права. Начинаю подозревать, что это не простое совпадение.
- Совпадение? Да неужели? Viam supervadet vadens. Припоминаешь?
- Да, да – закивал Румпель. – Все случилось именно так.
- И что же ты, забыл и прошлое, забыл и ту, что была? – с ироничной усмешкой просила Верховная.
Недовольно скривившись, он ответил:
- А было ли то, что было раньше правдою Виктория? Скажи мне это, ты!?
- Темный, Темный. Мягко стелет жестко спать, как всегда, резок и порывист. Ты сам огонь. А знаешь ли, что ведьма-жена не игрушка? За пояс не заткнешь, и рот ей не закроешь, тем более такой как Элеонора, поди сама уму разуму уже учила.
- Так и есть – растянулся он в самодовольной ухмылке. – Но огню не страшен ветер. Ветер его развивает.
- Ох, боюсь я за вас, дети мои, уже боюсь – покачала она головой с укоризной.
- Лучше уж обвенчай нас, Великая Верховная, а дальше мы уж сами – доверительно кивнул маг ведьме.

Встав из-за стола, Виктория махнула рукою:
- Ну что же желтоокий будь, по-твоему, но знай! Обвенчанные по нашим законам, супруги навек, и вовек их не разлить воде, не развеять ветрам, не разлучить земле. Упадет один, упадет и другой, обманет один и тут же почует второй, а разлюбит, тогда и вовсе беда.
Суровея с каждым словом Виктории, Румпель кивал, в подтверждение своих серьезных намерений и ее веских слов.

К ним вовремя подоспела Леонора. Верховная, подхватила ее под руку, что-то тихо проговаривая. И махая рукой в знак всеобщего внимания, повела их через расступающихся существ к огромному белокожему древу с кроваво-красными листьями, и печальным взором застывшего портрета.

Оставив, Румпеля и Леонору друг напротив друга, речи Виктории громогласно полились по всем закоулочкам поляны:
- В эту праздничную ночь Великого Праздника Урожая! Пред Новыми и Старыми Богами. Да начнется наш Венчальный Обряд!

И тут же, грянули, откуда ни возьмись барабаны, запели флейты, послышались переливы гитар, все пространство объяла лесная чарующая мелодия.
Все нутро Темного разом затрепетало, вибрируя и поддаваясь на волшебные магические звуки. Магия с удвоенной силой циркулировала в его жилах, сердце удвоило свой ход ожидая дальнейших действий.

- Румпель – тихо позвала Виктория – Пора.
Он поднял глаза, смотря в полные восторга и такого же, трепета и покоя, глаза Леоноры и запел:

Ни земли, ни воды, ничего…
Замела метлой белый свет пыль…
И страшиться теперь одного —
Как не стала бы небылью быль,
Как не стала бы быль…


Его хрипловатый голос чуть сбивался, но это мало кого волновало, все замерли, с благоговением наблюдая за венчанием.

И вот, вторую часть клятвы, подхватил чистый и сильный голос Верховной:

Кто грядет за пургой из обители молний,
Тот единственный мог бы проникнуть за край
Так гряди из-за гор, из-за гневного моря,
И у этого мира ее забирай, и навеки ее забирай.




 
tender_poisonДата: Воскресенье, 06.11.2016, 07:41 | Сообщение # 3
Ведьма
Сообщений: 1361
Репутация: 1705
Статус:

<< Темный Лес

Если бы ни чародей, ласково поглаживающий тыльную сторону ее ладони, лежащей у него на локте, и мерно чеканящий шаг, Леонора уже, сломя голову, бежала бы вперед. Она никогда не задумывалась, даже и подумать секунды не могла, что когда-нибудь обручится с Румпелем и уж тем более не могла представить, что будет чувствовать при этом всепоглощающее счастье. Это так естественно, так легко, как дышать. Вспоминая каждый день, каждую их встречу, каждый бой и каждый разговор, колдунья думала: не было ли уже тогда между ними того, что они оба поспешно и остервенело заталкивали куда-то вглубь себя, ужасаясь тому, что это вдруг может выплыть наружу, что это вообще может быть? Она ведь могла отвернуться, уйти, не говорить, не помогать, попусту игнорировать, забыть его как страшный сон. Но она была рядом. Просто потому, что это был он. Как она могла его покинуть? Как он мог? Встречались, мучили друг друга, издевались, как могли, стремились поддеть, разозлить, во что бы то ни стало показать друг другу: гляди, чародей, смотри, ведьма! Я - лучше, я сильнее, моя жизнь лучше и счастливей твоей и ни секунды я не хочу быть с тобой рядом! Расходились, забывались в объятиях других, клялись им в любви, обещали, боялись, страдали и переживали, а после - вновь встречались в самое неподходящее время, в самом неподходящем месте, усталые, грустные и после - находили друг в друге покой и понимание. Ненавидели, но тянулись, презирали, но были рядом, когда никто другой не смог бы услышать.

Румпель стал для ее необходимой неотъемлемой частью, и как бы она ни относилась к нему, он должен был быть рядом. Когда, когда все это обернулось чем-то большим? Не поэтому ли они так скоро разлюбили, не поэтому ли так быстро решили пожениться? Никто из них не потерял головы, не принял необдуманное решение, о, нет. Их союз - самое вдумчивое и верное, что только можно себе представить. Будто это было решено уже давным-давно, а они только-только дошли до этой мысли. Опоздали на сотни лет, подумаешь! Иные так к друг другу и не приходят!

Ее жертва и палач, наставник и деспот, брат и отец, любовник и муж, ее опора, вера и покой. Златоокий демон, худший из худших - лучший из всех. Один единственный в целом мире, тот, за кем бы она пошла, даже если бы он повел ее на смерть. Надежный и уверенный, ласковый и жестокий, горячий, пылкий, страстный и нежный. Смотреть в его золотые глаза, видеть его улыбку, чувствовать его объятия и любить его - любить сильно и преданно, любить во сто крат больше, чем его ненавидит весь мир. Сделать его счастливым, чтобы перечеркнуть все горести и утраты. Быть с ним, просто быть, как никто никогда не был. Он заслуживает этого, она заслуживает - и пусть весь проклятый мир катится к черту.

На Ведьминой горе полыхал костер. Огромный, вьющийся до небес, освещающий собой огромную поляну со стоящими в определенном порядке снопами горящего сена. Деревья, как обычные, так и волшебные - с умиротворенными лицами и покачивающимися на ветру кронами, длинные столы и дутые бочки в железных кольцах, молчаливые Смерти и бесконечное множество гостей. Отовсюду слышался шум и гам, разговоры и бурные выкрики. Почти все как один - с кружками, тарелками, кое-кто - с цветами и суховеем, иные - и вовсе просто в объятиях друг друга. Ведьмы на чертах, черты на кикиморах, русалки на ветвях и изящные в своей красоте вампиры, горделиво восседающие на поваленных деревьях. Покрытые тиной нимфы, играющие на свирелях фавны, топот ног, копыт, взмахи крыльев, уханье птиц и тихий вой призраков. Живые, весело болтающие с мертвыми, мертвые, тянущиеся к живым. Шипящие змеи, величественные совы, крикливые вороны, поющие цикады и потешные зеленые жабы, пытающиеся свои тихим голосом изобразить подобие песни. Леонора будто знала их всех. Большая шумная семья, каждый - от самого сурового сатира и до крохотного ужика - все они были милы ее сердцу, и всех сейчас хотелось обнять и прижать к груди, поделиться своими чувствами, рассказать, как она счастлива, как не может до конца поверить, что вот-вот - и она станет женой этого невероятного чародея, с которым будет встречать каждый новый день, которого сможет обнимать и целовать когда ей вздумается, которого сможет любить и быть по-настоящему свободной, той, которой должна быть.

Шумный народ обходил их, устремляясь вперед, а Румпель и Леонора даже с места не двигались, завороженно наблюдая за происходящим. Гипсикер, окликнув их, повел за собой. Ведьма издалека завидела черную копну волос и недовольно скрипнула зубами. Виктория, с привычной усмешкой и высокомерным взглядом, слушала ее сестриц, не унимавшихся ни на секунду. Встретившись с чародейкой взглядом, Леонора едва заметно кивнула, и, о чудо, взгляд этой могущественной женщины потеплел. Конечно, даром ли, оберегала и крутилась вокруг! Раньше ведьме было невдомек, но сейчас-то она понимала: что-то очень ценное есть в ней, раз Верховная все глаз с нее не сводит. Леонора взмолилась всем богам, но Румпель уже спокойным шагом шел к ней.

"Черт возьми!" Присев на скамью, ведьма тут же получила аж две тарелки, кружку и целую гору ее любимых мясных пирожков. Колдуньи весело болтали, привычно щебетали, но Леонора слушала их вполуха, периодически механически кивая, медленно жуя пирожок и не спуская с Виктории глаз. Ох, будь проклята, в самом-то деле! Румпель держался молодцом: ни единой лишней эмоции, приветливо-насмешливая улыбка, открытая поза и хитрый взгляд. Черноволосая ведьма взирала на него сурово-снисходительным взглядом, накручивала на палец локон да иногда поводила плечами, будто смахивая с себя его слова. Леонора закатила глаза и глотнула бражки.

Цитата Лина ()
Ну что ж желтоокий будь, по-твоему, но знай! Обвенчанные по нашим законам супруги навек и вовек их не разлить воде, не развеять ветрам, не разлучить земле. Упадет один, упадет и другой, обманет один и тут же почует второй, а разлюбит, тогда и вовсе беда.


Ведьма намеренно с шумом опустила кружку на стол. "Ну-ка оставь мне мужа в покое!" Грациозно поднявшись с места, ведьма подошла к ним и одарила Викторию вопросительным взглядом. Та, словно девчонка, широко улыбнулась, хихикнула и быстро подхватила ее под руку.
- Что к нему прицепилась?
- Ах, душенька, ты так хороша сегодня! Не зря, ой, поди не зря я так на тебя надеялась! Ведь точно знала, Леонора, не судьба тот моряк тебе, ты для большего создана!
- Учи свой ковен жить, Виктория, а ко мне не лезь, - осадила ее Леонора, пылая злобой, - Я больше не та девочка, которой ты можешь управлять.
- Конечно нет, ласточка! Ведь это я сделала тебя такой!
- Чур меня, если б ты! Виктория, я не хочу склок, но и лезть ко мне и моему мужу тебе не позволю. Знаю я, прекрасно знаю, на что ты способна. Не дури ему голову, как дурила мне.
- Ну хорошо, чаровница, хорошо, - посерьезнела колдунья, - Но, знай, не всякому бы я позволила так говорить с собой. Ты умна, Леонора, и ты прошла длинный путь, я лишь надеюсь, ты прислушаешься к моим словам. Я никогда зла для тебя не желала и наперед знала, какой ты станешь. Возможно, более покладистой, но таковой тебе с мужем-колдуном быть, поди, со мной, хах! Отдам я тебя ему в жены, сказать по правде, ведьма, из всех ему бы только и отдала. Вы оба страшно упрямы, но такие славные! Казалось бы, давно бы друг другу глотки перегрызли, ан, нет, смотри-ка! Венчаться удумали!
- Пристань к кому-нибудь другому, дорогуша, пока я не вгрызлась в глотку тебе, - елейно улыбнулась ведьма, получив в ответ веселый хохот.
- Пойдем, моя любимая ведьмочка! Не хмурься, тебя жених ждет!

Махнув рукой, привлекая внимание, Виктория провела их к белому дереву с красной кроной, на коре которого застыл печально-задумчивый лик.

Встав напротив чародея, ведьма выдохнула, улыбнулась и крепко сжала его протянутые руки. Вот теперь ей по-настоящему спокойно и хорошо. Леонора не знала, какой именно обряд решит совершить Виктория, ведь их было сотни и все разные, поэтому просто молча заглянула в искрящиеся золотом и восторгом глаза Румпеля. "Я с тобой, чародей" - проговорила Леонора без слов.

- В эту праздничную ночь Великого Праздника Урожая! Пред Новыми и Старыми Богами. Да начнется наш Венчальный Обряд!

Леонора была готова к чему угодно, но к ЭТОМУ... Послышался звук барабанов, ритмичный топот ног, пение флейты и тихие переборы гитарных струн. Все вокруг них замерло, застыло, оставляя лишь мелодию. Колдовской обряд, единый хор магии, сил и искреннего порыва. По телу ведьмы пробежала дрожь, все внутри на секунду сжалось, а затем забилось в лихорадочном пульсе, будто в ней стучала сотня сердец разом. Сердце каждого существа, бьющееся в унисон с их сердцами. Виктория что-то сказала Румпелю, Леонора не расслышала, а когда вновь подняла на него глаза он... запел. Ее чародей, ее Румпель, ее жених, нет, муж, он... он пел! Он пел обрядную песню, которой было лет больше, чем им вместе взятым! Низким грудным голосом, ласково, властно и проникновенно одновременно. Ведьма так и застыла с широко распахнутыми глазами, и лишь когда Верховная подхватила его песнь, Леонора пришла в себя.

- И у этого мира ее забирай, и навеки ее забирай, - тихо пропела ведьма и повела мага за собой. Дойдя до костра, она отпустила его руки и покружилась на месте. Чародей смотрел на нее удивленно, немного растерянно, будто не совсем понимал, что делать. Ведьма крутанулась еще раз, и еще, следуя ритму и перебору гитарных струн, а после - крепко обняла его. Шумно выдохнув, Румпель поднял руку, покружив ее вокруг своей оси и уж было потянулся вперед, но Леонора мягко опустила руки ему на грудь.

- Коли в жизни далекой другой, - запела она, медленно отходя от мага и через мгновение оборачиваясь к гостям, - Князь серебряный был бы мне мил! - ведьма махнула рукой в сторону чертей и изящной поступью двинулась вдоль костра, - Он ходил бы студеной рекой, - заложив руки за спину, Леонора запрокинула голову и мечтательно, показно, улыбнулась. Сбавив шаг, она несколько раз попружинила на месте и вновь обернулась к собравшимся, будто рассказывала историю специально для них, попутно раззадоривая и заряжая собственной энергией, - На уздечке бы солнце водил! - послышался шум, кто-то начал даже тихонько подпевать ей, а ведьма шла все дальше, пока гости не начали махать руками и кивком головы указывать ей за спину, - На узде золотой! - Леонора запела громче и резко крутанулась на месте.

- Кто грядет за пургой из обители молний, - улыбающийся Румпель, сложив руки, медленно шел к ней навстречу, прямо через костер, по черным поленьям, через яркий огонь, каждым шагом высекая из под ног искры, - Тот единственный мог бы проникнуть за край... - завороженная, зачарованная, ведьма не сводила с него восхищенных глаз, запоминая каждый полутон его грудного обволакивающего голоса, каждый его жест, взгляд и улыбку. Как он был хорош, как красив, прекрасен и великолепен! Отовсюду послышались голоса, низкие, высокие, густые и звенящие - все, все как один, звучащие в единой чарующей гармонии, от торжественности и величия которой ведьма тряслась крупной дрожью.

Так гряди из-за гор, из-за бурного моря!
И у этого мира ее забирай! И навеки ее...


- Забирай! Забирай! Пропади оно пропадом! - разлился по поляне звонкий голос ведьмы, которую маг уже сжимал в стальных объятиях и быстро кружил на месте, - Звенит на ветрах из травы тетива. Забирай! Забирай! - шаг, еще один, назад и в сторону, под треск костра, под шум ветра, рев воды и гул земли, - Крылья вспыхнули золотом! Да остались в крови рукава...




 
ЛинаДата: Воскресенье, 06.11.2016, 22:31 | Сообщение # 4
Trickster
Сообщений: 1870
Репутация: 3753
Статус:

I место в конкурсе - Сказочная Любовь I место в конкурсе - Однажды в Аншлаге
Плавный и величественный ритм песни подхватывала Виктория, а за ней серебряным перезвоном зазвучали музыкальные инструменты, разнося весть о древнем Свадебном обряде по всему Темному Лесу.
Леонора стояла как завороженная, вслушиваясь в каждое слово мага, а после и Верховной. И вот, она сама начала петь.
Цитата tender_poison ()
- И у этого мира ее забирай, и навеки ее забирай, - тихо пропела ведьма и повела мага за собой. Дойдя до костра, она отпустила его руки и покружилась на месте.

Теперь пришел черед Румпеля изумляться и теряться в накатывающих эмоциях и волнах магии. Он абсолютно не знал, даже представления не имел, что же будет дальше, и какова его роль, но решил действовать по обстоятельствам, а проще говоря, так как ему подсказывала интуиция.

Невеста повела его за руку, к костру напевая при этом и пританцовывая. Темный покорно следовал за ней, улавливая каждую ноту его родного, радостного голоса. Затем, она отпустила его руки, вертясь на месте и весело смеясь, он прокрутил ее вокруг своей оси, и уже было, хотел заключить в объятья, но мелодия продолжалась, и Леонора нежно положа, ладони на грудь Румпеля, продолжала напевать.

Цитата tender_poison ()
- Коли в жизни далекой другой, - запела она, медленно отходя от мага и через мгновение оборачиваясь к гостям, - Князь серебряный был бы мне мил! - Он ходил бы студеной рекой, - заложив руки за спину, Леонора запрокинула голову и мечтательно, показно, улыбнулась.

Отойдя от Темного на пару шагов, она продолжала петь чистым, чуть срывающимся голосом, рассказывая магическому миру свою историю.
И вся челядь замирала, вслушиваясь в каждое слово, охая или ахая всякий раз, когда песня была на высокой ноте.

Постепенно, он стал привыкать к этой замысловатой древней мелодии, качаясь в такт, музыке, невидимыми нитями пропуская природную живую магию сквозь себя, пропитываясь чарами этого дня, этой даты, отдавая и отсекая все плохое и горестное что было в прошлом.

«Огонь! Огонь! Огонь!» - зазвучало в его голове, и Румпель вступил ногой в пылающий костер.
Цитата tender_poison ()
- На уздечке бы солнце водил! На узде золотой! - Леонора запела громче и резко крутанулась на месте.

- Кто грядет за пургой из обители молний! – спокойно принимая жар огня на себя, он сложил руки и шел сквозь полыхающее пламя, словно в нем не было стоградусной температуры, а всего лишь легкий бриз.
- Тот единственный мог бы проникнуть за край! – пронзительно и глубоко пел маг, выбивая искры из-под кожаных сапог, выходя из костра.
Уверенной походкой он направился к Леоноре.

И тут, его голос стал смешиваться с тысячами других голосов. Завывающих, влекущих, разного диапазона и уровня звонкости, все они поднимались и пели, становясь одним большим живым организмом, сливаясь в единении с природой и бушующей по всюду магией.
Цитата tender_poison ()
- Забирай! Забирай! Пропади оно пропадом!

Маг подхватил ведьму, кружа в танце с радушной и счастливой улыбкой.
Цитата tender_poison ()
- Крылья вспыхнули золотом! Да остались в крови рукава...

В голове звенели слова старинной песни, шум ветра сметал нестройный гул голосов, листья кружились и опадали, завиваясь в воронку вокруг брачующихся, костер взмывал языками все выше и выше в ночное облачное небо, но, ни Румпель ли Леонора не обращали, ни на кого, и, ни на что, никакого внимания. Он преданно улыбался ей, удерживая в цепкой хватке, а она же, была самой красивой и самой счастливой, как ему показалась, нареченной на Земле.

Они смеялись и кружились просто стоя на месте, крепко уцепившись за руки, друг друга. Он, то поднимал, то опускал, девушку придерживая за талию.
- А за морем на черной скале, змей серебряный кольца плетет - продолжил он петь, ставя Леонору на ноги.
- Самоцветы горят в серебре. Змей крылатый желанную ждет, - Румпель встал на одно колено, беря руку Леонору в свою.


- Он свою нареченную ждет. Обреченную ждет. – он протянул кольцо, сжатое в кулаке, надевая его не безымянный палец ведьмы. Его руки дрожали, пульс бил бешеным ритмом в висках, но он смог сделать все как нужно. Теперь все было совершено по старым магическим традициям и обрядам. Румпель из рода Штильцхен и Элеонора Слепая ведьма Темных земель Зачарованного Леса, стали мужем и женой.

Все еще, держа ее хрупкую кисть в своей ладони, он поднялся с колен, поднимая глаза на нее. Глаза Леоноры были наполнены слезами радости и переполняющего счастья.
И тут она запела вновь, принимая ответное деревянное кольцо у мужа.
- Кто летит за пургой из обители молний – ее голос срывался, и дрожал. - Тот единственный в силах шагнуть через край, через край.




 
tender_poisonДата: Воскресенье, 06.11.2016, 23:52 | Сообщение # 5
Ведьма
Сообщений: 1361
Репутация: 1705
Статус:

Порывистый шумный ветер приглушал хор голосов, разнося их эхом по укрытым мраком землям Темного Леса. Шелестящие сухие листья - красные, оранжевые, желтые, цвета огня, цвета зари и заката - закружились вокруг них, обнимая, задевая и щекоча руки и щеки, даря им благословение матери-природы. Земля под ногами гудела и вибрировала, и Леонора могла поклясться, что слышит ушедших в иной мир духов, тихо шепчущих древние слова заклинаний, обручающих их с вечностью, обещающих долгий и радостный путь - до самой смерти и после нее. Золотая кожа Румпеля поблескивала в языках пламени, а глаза лучились счастьем и воодушевлением. Он смотрел на нее с такой нескрываемой нежностью и восхищением, с таким вниманием и заботой. В страшном мире, полном разрухи и боли, в подлунном царстве мрака и холода не было более ничего - только этот момент, их момент; единение, близость, две жизни, сплетающиеся воедино.

Леонора звонко рассмеялась, вторя смеху Румпеля, и, крепко сжав его руки, закружилась на месте, следуя ритму старинной мелодии и их собственному общему задору и веселью. Обхватив ее талию, маг приподнял ее и покружил над землей, а после - еще раз и еще. Не говоря ни слова, они чувствовали друг друга, понимали, слышали и чем дольше находились вместе, тем сильнее проникались друг другом подобно их магии, переливающейся, как вода, из сосуда в сосуд - то чувство, что недавно возникло у Леоноры и заиграло теперь уже новыми красками.

- А за морем на черной скале, змей серебряный кольца плетет, - забыв как дышать, ведьма не спускала с мага глаз, - Самоцветы горят в серебре. Змей крылатый желанную ждет...

Медленно опустившись на одно колено, Румпель взял руку Леоноры в свою. Глаза ведьмы наполнились слезами, губы задрожали, а тело качнулось, как тростинка на ветру.

- Он свою нареченную ждет. Обреченную ждет.

Колдунья чувствовала, как дрожали руки чародея, когда он одевал на ее безымянный палец кольцо, и от его дрожи она и сама затряслась еще сильнее, не замечая, как по щекам уже вовсю бегут горячие слезы. Не отпуская ее руки, он так же плавно поднялся на ноги, расправил плечи и улыбнулся, столь головокружительно-счастливой улыбкой, что Леонора не сдержалась и всхлипнула в голос. Поспешно выдохнув, для верности - несколько раз, - ведьма лучезарно улыбнулась, приняла из его рук второе кольцо и громко запела. То были не просто старинные чары, передававшиеся из уст в уста, для колдуньи это была вся ее душа и нутро, все то, что она хотела бы передать магу, запечатлеть в нем, сохранить в его и своем сердце навсегда.

- Кто летит за пургой из обители молний, тот единственный в силах шагнуть через край! - дрожащими руками сжав его руку, она медленно надела на его палец кольцо и тут же крепко сжала двумя ладонями, - Так гряди из-за гор, из-за синего моря, и у этого мира меня забирай! Эту ложь, горе, нежить и небыль! Я стеклянный сосуд со свечою внутри...

- Мы отвержены, - бархатным голосом пропел Румпель, сжимая Леонору в объятиях и смотря в ее глаза сверху вниз, - Что ж, упади же из неба! - подхватила Леонора сорвавшимся от эмоций голосом, - И у этого мира меня забери!

- И навеки меня забери, - прошептал чародей прямо ей в губы.
- Слышишь, в небо меня забери... - ее губы коснулись его, и все померкло. Голоса, свист, крики, хлопки ладоней и топот ног - все звучало издалека, будто с самых окраин. Теплые губы мага нежно и пленительно скользили по ее губам, язык осторожно и ласково касался ее языка, а сладость долгожданного замужества смешивалась с солоноватым привкусом слез, пролитых от счастья.

Медленно оторвавшись от Леоноры, Румпель шумно вздохнул, пару секунд лишь молча взирал на нее, а затем разразился громким и звонким хохотом, звучащим как бы поверх всех прочих звуков. Хохотала и Леонора, спешно отирая щеки тыльной стороной ладони и ни на секунду не прекращая улыбаться. Маг мягко коснулся ее плеча, повел головой из стороны в сторону, призывая повторять за ним, а затем едва заметно склонил голову, отдавая присутствующим дань благодарности и уважения. Ведьма, выпрямившись, повторила его жест и снова обернулась к, теперь уже, своему мужу.

- Румпель, - с трудом выдохнула она, аж постукивая зубами от бурлящих эмоций, - Мой чародей, - ведьма повисла на его шее, а он через мгновение легко подхватил ее на руки, заключая в крепкие и уверенные объятия, - Любимый мой муж! Заместо клятв, пообещай мне спеть для меня когда-нибудь еще раз! Во всем ты чудесен и неповторим, но твой голос... в него я влюблена особенно пылко!





 
ЛинаДата: Понедельник, 14.11.2016, 00:46 | Сообщение # 6
Trickster
Сообщений: 1870
Репутация: 3753
Статус:

I место в конкурсе - Сказочная Любовь I место в конкурсе - Однажды в Аншлаге
Цитата tender_poison ()
- Кто летит за пургой из обители молний, тот единственный в силах шагнуть через край! - дрожащими руками сжав его руку, она медленно надела на его палец кольцо и тут же крепко сжала двумя ладонями,

Затаив дыхание, Румпель смотрел, как Леонора надевает кольцо на его безымянный палец. Его сердце остановилось, все энергии внутри замедлили свой ход и вот она дрожащими руками уже крепко сжимает его ладонь. Темный не мог проронить ни слова, он был потрясен.

Цитата tender_poison ()
- Мы отвержены, - бархатным голосом пропел Румпель, сжимая Леонору в объятиях и смотря в ее глаза сверху вниз, - Что ж, упади же из неба! - подхватила Леонора сорвавшимся от эмоций голосом, - И у этого мира меня забери!
Маг был потрясен до глубины души, казалось, он не мог ни плакать, ни смеяться, лишь петь и как-то нелепо улыбаться. Он чувствовал покой и безразмерное счастье, всепоглощающую радость и сносящие рассудок волны любви.
Они пели в унисон, словно давным-давно знали слова старинной песни, и не было в этом ничего постыдного, противоестественного или же неправильно. Все было так, как должно было быть. Словно сама природа, ожидая долгие столетия, наконец-то благословила их союз.

Цитата tender_poison ()
- И навеки меня забери, - прошептал чародей прямо ей в губы.

Притягивая Леонору к себе, сказал Румпель ей прямо в губы, заключая в крепкие объятия.

Цитата tender_poison ()
- Слышишь, в небо меня забери... - ее губы коснулись его, и все померкло.

Он накрыл, ее губы, своими, мягко и ласково начиная поцелуй. За ними стали разноситься возгласы и аплодисменты, сыпались пожелания и отголоски раскатистого смеха. Но это все никак не волновало Румпеля. Он целовал свою невесту, свою нареченную судьбою спутницу, и теперь уже свою жену. Мягко, нежно, чувственно, их языки сплетались воедино, энергии переливались одна в другую, сливаясь и образуя нечто новое, нечто лишь им известное и понятное.

Отрываясь от жены, Темный сверху вниз посмотрел на нее любуясь. Она была чуть растрепана, с влажными струйками по щекам, но невероятно очаровательна и счастлива. Не в силах сдержать бушующих эмоций, внезапно, он разразился удовлетворенным грудным хохотом. В данном случае его эмоциональную сферу ждало лишь два пути либо смех либо слезы, и так как плакать больше сил не было, смех казался более чем, чем-то естественным.
Вдоволь отсмеявшись, они поклонились магическому сообществу собравшихся свидетелей и снова обняли друг друга.
Цитата tender_poison ()
- Любимый мой муж! Заместо клятв, пообещай мне спеть для меня когда-нибудь еще раз! Во всем ты чудесен и неповторим, но твой голос... в него я влюблена особенно пылко!

Слышать такие слова от Леоноры было упоением. Впервые за столько лет он был любим, его принимали, и разделяли его взгляды. Легко она обвила его шею руками, и он подхватил жену на руки, унося от ритуального кострища.
- О-хо-хо, дорогая, боюсь тебе выпал джек-пот по моему пению, так как я обожаю напевать что-то в душе. – рассмеявшись он быстро поцеловал ее в макушку.

По дороге к праздничному столу, Румпель все еще не выпускал Леонору из объятий, принимая то тут, то там, выкрики:
- Обвенчаны! Обвенчаны! Обвенчаны!

Подходя к ведьминому столу, за которым уже красовалась Верховная и часть ее приспешников, Румпель мимолетно улыбнулся жене, ставя Леонору на ноги.
А вокруг, веселье продолжалось с пущим азартом, словно и не было только что, их венчания, этих величественных песен, красивых речей, народ праздновал и веселился не зависимо от происходящих перемен, смертей или свадеб.
С одной стороны Румпелю импонировал такой ход вещей, он не из тех, кто любил привлекать внимание, но с другой... и все сомнения разом развеялись, когда он посмотрел на лучезарную искреннюю улыбку Леоноры. И в этот миг, маг понял, им не нужен кто-то, им не нужны лишние доказательства, пышные празднества, они уже победили себя, они нашли друг друга.

- Когда-то, я думал, мне нужен весь мир. Но мой мир это ты – тихо произнес маг. – Может ну его, этот праздник, любовь моя? Они тут и без нас, отлично попразднуют.
Леонора ответила, кивая в ответ, и подхватывая ее за руку, они уже направились в сторону выхода, теряясь в серости деревьев.
Останавливаясь у очередного серого столба, Темный обнял ведьму, прижимая к себе, переводя дух от быстрой ходьбы.


- Ну, давай, давай змей, засади ведьме. Давай же!

- ЧТО?
В одно мгновение все его вожделение, страсть и желание спало, сменяясь бушующей яростью. Отрываясь от жены, Румпель резко развернулся, ища глазами того наглеца что посмел подглядывать за ними, да еще и выражаться в такой пошлой и наглой манере.

И совсем рядом, в метрах пяти от пары, стоял черный как уголь, тощий и жуткой страшный черт, с облезлым свиным рылом, на тонких козьих копытах. Он отчаянно теребил вставший отросток члена между своих ног, нагло осматривая тело супруги Темного, отвратительно облизывался и улыбался.
Быстро поворачивая голову то на жену, то на черта, злость мага резко приняла несколько иной оборот. Громко рассмеявшись, он двинулся в сторону черта, сурово отчитывая его.
- Наглый ты ублюдок! Сукин ты сын! Мелкий извращенец! Дьяволово отродье!

Не успевая закончить свое постыдное дельце, и все еще держа руки в паху, черт пустился наутек, но Румпель, уже бы, ни за что не отпустил его. Взмахом руки он оставил его, замораживая магией, в той самой отвратительной скученной позе.
- Надеюсь, ты готов, иначе в аду придется туговато.
В ту же секунду в руке Румпеля появился огненный шар, и он с нескрываемым удовольствием запустил его в наглеца черта, оставляя от него лишь горстку пыли.
Разворачиваясь и подходя к Леоноре, маг чуть виновато развел руками:
- Прости душа моя, но нам видимо придется дождаться возвращения домой.
Он взял ее руку в свою, легко целуя, и приглашая уйти с этого места.
- Как на счет выпить, или поесть? – маг обнял ведьму, чувствуя насколько, та стала холодна. Не особо акцентируя внимание на том, что это: ее магия или обычное смущение, он быстро нашелся с выходом.
- Да ты вся продрогла.
Ловко расстегивая пояс на талии, Темный содрал с себя красный плащ, накрывая им плечи жены, сам же оставаясь в красном жилете от этого же костюма и бессменных кожаных брюках.
- Пойдем, пойдем. Повеселимся. Надеюсь, для нас еще остался стакан вина.




 
tender_poisonДата: Суббота, 19.11.2016, 21:45 | Сообщение # 7
Ведьма
Сообщений: 1361
Репутация: 1705
Статус:

Цитата Лина ()
О-хо-хо, дорогая, боюсь тебе выпал джек-пот по моему пению, так как я обожаю напевать что-то в душе.


- Дорогой супруг, - с важным видом произнесла ведьма, - Хочу тебя обрадовать: твой талант нашел своего преданного почитателя! - расхохотавшись, Леонора запустила пальцы в волосы Румпеля и легонько взъерошила их, наслаждаясь его близостью и грудным обволакивающим смехом. Колдунье всегда нравилась непосредственность, присущая им обоим, нравились их шутки, веселье и привычка подтрунивать друг над другом. Леонора не так уж и часто могла посмеяться от души, но с Румпелем у нее это получалось как-то само собой. В какой бы ситуации они ни оказались, в ней всегда находилось место для улыбки, смешка, а то и вовсе для заразительного смеха. Они смеялись над жизнью и в лицо смерти, над другими, собой и друг другом, над болью и потерями, в моменты счастья или же просто так, потому что эмоции переливались через край. Сколько раз, не сосчитать, ведьму выводил из себя смех мага и столько же раз она хотела до слез хохотать вместе с ним.

Их путь до праздничного стола был устлан поздравлениями, выкриками и радостными возгласами. Проходящие мимо гости хлопали мага по спине и плечам, а ведьме приветливо улыбались и чуть склоняли головы в знак уважения, некоторые даже умудрялись на секунду-другую накрыть ее пальцы, сцепленные за шеей супруга. Леонора, не привыкшая к такому повышенному вниманию, пребывала в некотором шоке, не зная, куда скрыться и деться от всего этого. Все происходящее, безусловно, льстило ей и радовало, однако, долго терпеть подобное было сложно. Обменявшись взглядом с близ стоящим оборотнем и приветливо улыбнувшись высокому, под два метра, призраку, чародейка покачала головой, покрепче сжала шею мужа и ткнулась носом ему в грудь. Ее окружал запах можжевельника, смешанного с нотками легкой горечи и лесных трав, и чем глубже ведьма вдыхала запах, исходящий от чародея, тем спокойнее становилось на ее душе.

Дойдя до назначенного места, Румпель ласково улыбнулся Леоноре и осторожно опустил ее на землю. Не сосчитать сколько пар глаз мигом уставились на них, ожидая слов или действий, но что колдун, что ведьма не проронили ни словечка. Тот час чародейки вернулись к своей прерванной беседе, черти и фавны - к выпивке и еде, а нимфы, дриады и русалки - к оживленному обсуждению речных растений и амулетов. По большому счету, гостям не было до них с Румпелем никакого дела, и это могло бы обидеть любую другую, но только не Леонору. Ведьма с ужасом представила, как ее вместе с мужем усаживают в центр стола и заставляют отыгрывать для публики всяческие свадебные ритуалы: поцелуйтесь так и поцелуйтесь эдак, встаньте, выпейте, сядьте и снова встаньте, а потом - целуйтесь, стоит только прозвенеть колокольчику. Леонора скривилась и повела плечами. "Жуть-то какая!" Бегло оглядев сидящих за столом, чародейка встретилась взглядом с Викторией и натянуто улыбнулась. Черноволосая ведьма чуть привстала с места и махнула рукой, дескать, присоединитесь? Но Леонора тут же энергично замотала головой и, взяв мага по руку, прислонилась виском к его плечу. "Только посмей!" - ведьма сделала страшные глаза и в показном жесте поджала губы; к счастью, Виктория считывала эмоции за секунду. Опустившись на скамью, она игриво подмигнула ей, сделала глоток вина и обернулась через плечо, как ни в чем ни бывало продолжив прерванный разговор.

Цитата Лина ()
Когда-то, я думал, мне нужен весь мир. Но мой мир это ты. Может ну его, этот праздник, любовь моя? Они тут и без нас, отлично попразднуют.


- Из всех миров, мой милый чародей, ты выбрал самый безумный! - нараспев протянула Леонора и беззлобно рассмеялась, поднимая на Румпеля глаза и растягивая губы в улыбке, - Румпель, ты как мои мысли прочитай, ей-богу! Пойдем скорее, пойдем. Самайн подождет! - взявшись за руки, они последовали к возвышающимся у края поляны деревьям. Огибая старые вязы, встречающиеся на пути то тут то там кусты терновника и могучие величественные ели, они все шли и шли, почти переходя на бег, пока маг вдруг резко ни остановился, так и замерев под раскидистыми ветвями, будто именно это место он и искал. Успев затормозить за секунду до столкновения со спиной чародея, ведьма шумно выдохнула, переводя дыхание. Развернувшись, Румпель с хитрыми прищуром оглядел ее с головы до ног и поспешно заключил в объятия, прижимая к себе настолько близко, настолько это было возможно.


- Ну, давай, давай змей, засади ведьме. Давай же!

- Какого долбанного дьявола?! - задохнулась от возмущения Леонора, округлив глаза. Лицо Румпеля, находившееся в миллиметре от ее лица, за секунду изменилось, став яростным и озлобленным. Крутанувшись на месте, маг затрясся от гнева всем телом и сжал руки в кулаки. Медленно натягивая платье обратно на плечи, ведьма с нескрываемым любопытством водила глазами по поляне, ища ненормального обладателя этого мерзкого писклявого голоска. Он нашелся в непосредственной близости от них: низенький, костлявый, с полинявшей черной грубой шерсткой, кривыми рожками и перекошенной мордой. Когтистая лапа судорожными движениями передергивала вставший член, а мелкие поблескивающие похотью глазки вовсю шарили по ее телу. Изогнув бровь, ведьма подавила смешок и вскинула руку, покрутив ею в воздухе.

- Прости, красавчик, - выкрикнула колдунья, качнув бедрами и широко улыбнувшись, - Я замужем, у нас ничего не выйдет! - Румпель, покрутив головой и всплеснув руками в привычном жесте, вдруг растянул губы в масляной улыбочке и громко расхохотался. Вторя его смеху, ведьма деловито скрестила руки на груди и с упоением стала наблюдать за магом, идущим в сторону черта и сыплющим проклятиями, - Если ты бегаешь так же медленно, как и кончаешь, чертеныш, то у меня для тебя плохие новости! - заливалась смехом колдунья, - Впрочем, да кто тебя теперь отпустит.

Темноту леса озарила яркая огненная вспышка, и через секунду на месте наглой поглядывающей морды не осталось ничего, окромя горстки пыли.

Цитата Лина ()
Прости душа моя, но нам видимо придется дождаться возвращения домой.


- Это ничего, - улыбнулась ведьма, проводя рукой по щеке мужа и с нежностью глядя на то, как он целует ей руку, - Три столетия ждали, что нам одна ночка!

Цитата Лина ()
Как на счет выпить, или поесть?


- И выпить, и поесть, и потанцевать и убить еще кого-нибудь! - воодушевленно подхватила Леонора, обнимая Румпеля в ответ и прижимаясь к его груди.

Цитата Лина ()
Да ты вся продрогла.


- Ой, да перестань ты, я ж не от холода! Румпель, все хорошо, Румпель... - но маг уже поспешно стягивал с себя красный плащ и укрывал им ее плечи. Придерживая его края рукой, ведьма с укором глянула на мага, но тут же заулыбалась и с наслаждением прильнула к его груди, - Вот уж не думала, что когда-нибудь именно я буду с гордостью носить на своих плечах камзолы самого страшного и могущественного Темного мага! Очень они мне нравятся, - довольно зажмурилась Леонора, горделиво расправляя плечи, - На тебе, правда, они сидят куда-а-а лучше! Охо-хо, надо бы не забыть свое обожание, когда мне придется их стирать. А что ты смеешься, чародей? Семейная жизнь, все такое! Кто кроликов к ужину потрошит, кто камзолы мужа от крови врагов отстирывает! Ой-ой-ой, а знаешь, что мне еще страшно нравится? Ты тако-о-ой горячий, когда злишься! Как раз за стаканчиком-другим да за пирожками подумаю, чем бы эдаким вывести тебя из себя!




 
Форум » Ролевая Игра » Сказочное Королевство » Лысая Гора (Темные Земли)
Страница 1 из 11
Поиск:


Copyright Once-Upon-A-Time-Tv.Ru © 2016
Сайт создан в системе uCoz

Топ100- Развлечения

Наши Друзья

    

Русскоязычный фан-сайт книг Кассандры Клэр: Орудия Смерти, Адские Механизмы, Темные Изобретения, а также их экранизаций Once Upon a Time Italia

Изображение - savepic.org — сервис хранения изображений