Привет, Таинственный Незнакомец! |Регистрация | |RSS

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 6 из 10«1245678910»
Модератор форума: Лина, tender_poison 
Форум » Ролевая Игра » Сказочное Королевство » Бал Кошмаров (Праздник во славу ваших страхов)
Бал Кошмаров
tender_poisonДата: Среда, 17.08.2016, 05:24 | Сообщение # 1
Ведьма
Сообщений: 1361
Репутация: 1705
Статус:



Господа!

Хвала дороге, что сюда вас привела.
Как всегда, гостей желанных дарит мне ночная мгла!

Хозяина слово даю в этот час:
Счастлив страж кошмаров у себя видеть вас!

Замок мой от любопытных глаз укрыт кромешной тьмой.
Мрак ночной - моя обитель и приют священный мой.
Всей душой я призываю вас последовать за мной!

Но знайте, достоин тайну узнать лишь тот,
Кто сам добровольно в покои мои войдет
И мир мой откроет и друга во мне найдет...



 
ЛинаДата: Понедельник, 26.09.2016, 00:41 | Сообщение # 101
Trickster
Сообщений: 1870
Репутация: 3753
Статус:

I место в конкурсе - Сказочная Любовь I место в конкурсе - Однажды в Аншлаге
Цитата Favi ()
- Да, но это ведь всего лишь кот, - неуверенно протянул Робин, хотя уже знал что речь именно о том животном, - мало ли на свете котов...

- О, нет-нет – повел пальцем Темный. - Это не просто кот, ты ошибаешься Локсли. Этот кот что-то сродни спутника ведьмы, он фамильяр. Он ее помощник, защитник и он весьма ценный экземпляр. Поговаривают, что фамильяры даже готовы отколоть половину своей души, ради спасения хозяина, в трудный час. И если уж он пришел к тебе сам, тебе друг невероятно повезло. Он увидел в тебе потенциал. Никогда не забывай что коты, мистические существа, и они всегда смотрят одним глазом в прошлое, а другим в будущее.

Переводя взгляд на Леонору и говорящих с нею женщин, маг глубоко вздохнул. Ее напускная веселость и кажущийся легким и непринужденным детский задор, сильно контрастировали с резкими отрывистыми движениями, быстрыми взглядами и напряженностью плеч. Да, сейчас, она была совсем не той расслабленной, поющей и почти ручной Леонорой, что была тогда, с ним, в хижине. Напряжение и сосредоточенность – ведьма явно ждала чего-то, либо же объясняла. А может, они, так же как и все здесь, ищут выхода из этой фантасмагории лиц, событий и страхов?
На какую-то долю секунды их взгляды встретились и его словно пронзил ток. Передернув плечами, маг небрежно тряхнул головой, поворачиваясь к собеседнику. Неужели он действительно проникся к этой женщине добротой и заботой, в такой час, в такое время, это было самым нелепым, что могло произойти с ними. Подавляя нервный смешок, он вновь нахмурился, заглушая жжение в грудине, и снова заговорил с Робином.

Цитата Favi ()
- Пересеченье двух миров, лей линии, что это значит? - практически простонал лучник.

Покачав головой, Румпель стал объяснять все более подробно, рисуя в воздухе круги и сферы с помощью магии.
- Лей-линии, так называемые линии силы Земли. Понимаешь Земля, Вселенная, Наш мир – это один большой живой организм, и его баланс поддерживается на таких вот не материальных энергетических уровнях. Словно сплетенные вместе эмоции. И они есть везде не только в Сторибруке, а также и здесь в Зачарованном Лесу.


Цитата Favi ()
- Послушай, ты должен объяснить подробнее, - твердо сказал лучник, не отходя ни на шаг от Румпельштильцхена

- Всего то, для того, чтобы найти их нужно сопоставить точки на карте города, и книга. Найдешь книгу, узнаешь все сам.

Цитата Favi ()
Но как я пойму, что разбудил душу магической вещи? Вряд ли можно ожидать, что как только это произойдет, над артефактом вспыхнет табличка "Магия активирована"... И как вообще это делается?

Видя, что парень начинает теряться и терять самообладание, Румпель поспешил его немного успокоить.
- Так, так, так. Робин из Шервуда, ты ли это или не ты? Где твой боевой дух? Где несломленная воля?
Расплываясь в полуулыбке, он продолжал:
- Я, конечно, понимаю, что и время и место не совсем подходит для вдохновляющих речей, но поверь мне, еще при нашей первой встрече я разглядел в тебе потенциал, и с годами он никуда не исчез. К тому же, магические животные не приходят, и не предлагают помощи, абы кому.
Поднимаясь со стула, Румпель огляделся, в поисках оркестра или же другого источника навязчивой музыки в зале, но, увы, не нашел.
- Но все же, запомни! Магия это эмоция, с какими эмоциями ты на поиски пойдешь, то и отыщешь. Магия это всплеск энергии, эта вещь сама так и прыгнет к тебе в руки. Магия это страсть, она завибрирует, призывая тебя. Магия это игра нашего подсознания, ответы могут приходить в самые неожиданные моменты, сны, интуитивные предчувствия.

Снова окинув пытливым взором огромный зал, он не увидел в толпе того самого хозяина праздника и решил самостоятельно привлечь к себе внимание, одновременно, отвлекая его внимание, от мистера Гуда и его сбивчивых мыслей.


Взмахнув обеими руками вверх, Румпель воссоздал резкий порыв ветра, от чего повсюду послышался легкий перезвон хрустальных подвесок на люстрах, а зажженные свечи на миг склонили свои головы, и, тот час же, в зале зазвучала другая музыка.

Пока удивленная публика пересматривалась, ища, виновника перемены, он резко склонился к Робину, часто кивая на все его вопросы, и приближаясь совсем близко, быстро почти шепотом затараторил, ему на ухо:
Цитата Favi ()
После этого собираю все активированные вещи на этом перекрестке, а дальше просто открывается портал? Я ничего не упустил?

- Все будет именно, так. Никаких кровных жертв или напрасных лишений. Зачарованный лес и Сторибрук словно два магнита, они всегда притягивались друг к другу, и рано или поздно, но они все равно, будут вместе. Но знай! - поднял он палец вверх. – Тебе будут противостоять. Тебе будут пытаться помешать. Кромешнику не нужны порталы и магия отличная от его собственной, тем более, в этих краях.

Отстраняясь от лучника, Румпель злорадно ухмыльнулся, блеснув золотом глаз.
- А теперь – прочистил он горло, говоря обычным тоном. – Мне нужно немного прогуляться. Вон туда – указывая на ведьм в стороне, он кивнул Робину. – Но мы с вами, еще не прощаемся мистер Гуд.

Подойдя к дамам, Румпель, как и прежде на балу, не сбавлял скорости и оборотов наглости.
- Уважаемые дамы, прощу меня простить, за беспардонное вмешательство. Леонора, не окажешь ли мне, чести – бровь Темного слегка вопросительно изогнулась, он едва кивнул и предложил девушке раскрытую ладонь.




 
tender_poisonДата: Понедельник, 26.09.2016, 02:40 | Сообщение # 102
Ведьма
Сообщений: 1361
Репутация: 1705
Статус:

Только когда Леонора замолчала и внимательно вгляделась в лица чародеек, пытливо изучая их, она поняла, что они и она с Румпелем находятся сейчас в совершенно разных плоскостях восприятия. На их с магом лицах красовались улыбчивые маски комедии, тогда как на уставших и понурых лицах Персефоны и Малефисент - маски трагедии. Кромешник прошелся по ее страхам и кошмарам вдоль и поперек, учтиво продемонстрировав их ей со всех сторон, во всем своем мрачном и безысходном величии, но такое ли большое зло он совершил? Леонора понимала: ни сделай он, сама бы она никогда и ни за что на свете не решилась бы. Одно дело - выдирать из памяти мутные образы и обрывочные слова, вынимать из сырой земли обглоданные прогнившие кости по одной, долго и внимательно изучая каждую, и совсем иное - в одночасье рухнуть на самое дно черной ямы своей искореженной и запятнанной чужими смертями жизни. Ведьма вновь и вновь спрашивала себя: разве она лучше Кромешника? Не он заставлял ее убивать, не он сводил ее с ума, и не он вывел на скользкую дорогу тьмы и бессердечия. Леонора сама выбрала стать тем, кем стала, Кромешник лишь столкнул ее нос к носу с самой собой, той, что она ненавидела, чьи решения презирала, кого она корила, порицала, отвергала. Ведьма гналась за призрачным счастьем и покоем, полагая, что где-то там, за горизонтом, есть лучший мир, а в нем - лучшее воплощение ее самой. Она бежала от реальности, но, главное, от самой себя, и чем это обернулось? Нет лучшего мира, нет лучшей ее ипостаси, их не существует и никогда не существовало. И как смеет она корить себя, как смеет не принимать и бежать от ответственности за собственный выбор? Неужели ей мало ненависти людей? Неужели это действительно важно: быть тем, кого принимают лишь потому, что он - такой же, как и они? Этого она хочет: затеряться в толпе, стать невидимкой - лишь бы обрести иллюзию покоя и счастья? Она сама взрастила в себе монстра, любовно выходила цветы зла в своей душе, с рук вскормила своих собственных демонов, а затем малодушно отвернулась от самой себя, решив, что эта Леонора - слишком отвратительна, чтобы любить ее. Это было неправильно, противоестественно, глупо, в конце-концов. И только сейчас, спустя три сотни лет, ведьма поняла, к чему вела ее судьба, и ей тот час захотелось рухнуть на колени перед самой же собой и молить о прощении, молить о наказании, жестокой каре за каждую секунду ненависти к самой же себе. Леонора наконец услышала то, о чем ей говорил Сильван, в полной мере осознала, о чем все эти годы говорил Румпель. Безупречность и очарование собственного несовершенства предстали перед ведьмой как нечто новое, непознанное, странное, но такое до боли знакомое. Безусловно, ей было, за что прощать себя. Но еще больше было того - за что любить.

Воодушевленная столь оглушительным осознанием, Леонора широко улыбнулась, обращая взгляд на колдуний, но те, казалось, мыслями находились где-то далеко и оттого не в силах были оценить всю полноту и яркость ее радости. Чародейка не винила их, ведь совсем недавно она находилась в таком же состоянии. Обернувшись к Румпелю за пониманием и поддержкой, Леонора встретилась с мягкой, почти что ласковой полуулыбкой мага, который, очевидно, молниеносно считал с нее ее состояние, и тут же протянула руку с бокалом в ответ на его жест. Раздался тихий мелодичный перезвон стекла, ударявшегося друг об друга. Персефона и Малефисент пить категорически отказались, ну а им с магом было не привыкать переживать тяжелые периоды за бутылочкой чего-нибудь крепкого. Конечно, сейчас алкоголь был бесполезен, но чем плохо хорошее вино? Все лучше, чем пустоту во рту перекатывать. Осушив бокал, Леонора бросила на чародея короткий взгляд: Румпель, вероятно, и не подозревал, как мил был ее ведьмовскому сердцу этот его талант, натренированный за долгие годы их общения: понимать ее настроения и состояния без лишних слов и объяснений. Не успела Леонора отставить пустой бокал на стол, как откуда-то из глубины зала раздался мужской крик. Маг и ведьма синхронно повернули головы: рядом с другим столом, как две капли воды похожем на этот, на стуле сидел Робин, по ощущениям Леоноры да и просто по виду - придавленный окружающей обстановкой как каменной плитой. Чародей, а лучник обращался именно к нему, кивнул колдуньям, проскользнул мимо Леоноры и бодрой походкой направился к нему. Проводив мага взглядом, ведьма демонстративно кашлянула, взяла в руки вновь наполненный вином бокал и встретилась глазами с Персефоной. Странное дело: вроде не она Темный маг, а пришли все, отчего-то, к ней.

Персефона хмурилась, недовольно поджимала тонкие, будто выточенные из мрамора, губы, часто шевелила в воздухе длинными пальцами, словно ища невидимую опору. Леонора никогда не видела ее прежде, лишь чуяла да слышала, но не такой образ весенней колдуньи остался в ее памяти, ох, не такой. Персефона никогда не отличалась шибко веселым нравом и легким характером, но она всегда вела себя очень деликатно, ласково, часто говорила сквозь улыбку - та воздушная темная нимфа совсем не была похожа на ту, что стояла сейчас перед ней. Ведьма, как ни старалась, никак не могла настроиться на состояние, обуревающее Персефону и Малефисент, ведь ей удалось мало-мальски справиться, а вот ее сестренкам, похоже, нет. Что она могла для них сделать, чем помочь? В глубине души Леонора прекрасно знала, что им обеим по силам совладать со своим страхом, другое дело - правильным ли будет лезть ей и давать советы? Можно подумать, ей известно тайное знание лишь по той причине, что она несколько раз оказалась с Кромешником нос к носу. Но ведь не в нем же было дело!

Цитата InfernalSpring ()
Ты ведь знаешь, я ушла бы, будь мне это под силу. Не понимаю, что за монстр или глупец способен тягаться со столь могущественными существами, каких здесь по паре на квадратный метр. Ужасно, не правда ли, быть чьей-то безвольной куклой?


- Никому не под силу, птичка, - отозвалась Леонора, тут же почувствовав затылком чей-то взгляд. Вот как, значит: не в голову полезет, так заставит поминутно ощущать кожей его присутствие! Разумеется, он будет слушать, обещал ведь. Слушать все, что она скажет, наблюдать за ее действиями, следить за тем, чтобы она говорила то, что ему выгодно. У Леоноры не было ни малейшего желания транслировать колдуньям чужие мысли и умозаключения, но, с другой стороны, она понимала правила игры Кромешника, которые он обрисовал для нее достаточно четко: покуда она на его стороне - ей ничего не грозит. Стоит встать в оппозицию - он найдет способ, как вновь размозжить ее рассудок так, что и следа не останется. Кромешник не был бы Кромешником, оставь он ей выбор, но разве запрещал он ей выбирать саму себя? Чем крепче тебя зажимают в тиски, тем покорнее нужно быть. Сильная боль - максимальное расслабление. Прими боль в себя - и ты сможешь ею управлять.

- Я начинаю понимать тебя, демон, все лучше и лучше, - осторожно прощупывая почву, подумала Леонора, очень четко и ясно обрисовав эту мысль в голове. Ответ Кромешника не заставил себя ждать:
- Удиви меня, ведьмочка.


- Он далеко не глуп, милая, - набрав в легкие побольше воздуха, спокойным, даже слегка поучительным тоном продолжила Леонора, - Глупец не смог бы того, что смог он. Кромешник - хороший стратег, умелый игрок, он умен и расчетлив, уже хотя бы за это стоит отдать ему дань уважения.

- Нехорошо, куколка, ой как нехорошо ластится ко мне с такой наглостью и искренностью! Но продолжай-продолжай, мне крайне любопытно, что еще ты разглядела во мне!

Цитата Shadow ()
К слову… вы с Кромешником уже успели познакомиться и подружиться?


- Поймите, ему хватает игрушек, - уверенно произнесла ведьма, делая глоток вина и понимая, что движется в нужном направлении, - Он - изощренный кукловод, да, он мучает других, собирает их страхи, накапливая их и после - любуясь, словно яркими елочными игрушками, но это не все, что вам нужно знать о нем, - ведьма на миг замолчала, собираясь с духом. Если она ошибется - погорит на собственной самонадеянности, но если окажется права... - Он испытывает нас, - Кромешник не выказал никакой реакции, и колдунья продолжила, переведя взгляд с одной ведьмы на другую, - Ломая, истязая, ведя нас сквозь кошмары, он ищет тех, кто поймет его, кто поверит и примет, кто выдержит, - почти скороговоркой отчеканила Леонора, - Как вы не видите! Он ищет то, что столетиями искали мы сами! И, да... сестренка, - выдохнув, пропела ведьма, оборачиваясь к белокурой колдунье, - Познакомиться мы успели, но вот подружиться - навряд ли. Боюсь, я не вхожу в круг друзей его величества, - так же саркастично протянула Леонора, - Не то у меня происхождение, знаешь ли.

- Долгие столетия ты желала зла тому, кто одарил тебя столь хрупким, на первый взгляд, но могущественным умением. Тебе стоило бы благодарить его, твоего мага, как ты благодаришь меня за то, что я сделал с тобой. Я вернул тебя к самой себе, а он, лишив зрения, научил видеть. Ты не поверишь, конечно нет, я ведь один смог сломать тебя, но, Леонора, мне отрадно знать, что ты ухватила самую суть. То не приказ, колдунья, но просьба, взамен проявленного тобою участия ко мне: не говори им больше. Ты прошла этот путь сама, дай пройти и им. Твои сомнения лишь подтверждают это: как бы тепло ты ни относилась к ним, как бы ни любила, каждый должен взглянуть в глаза своему страху сам.

Это был совсем не тот Кромешник, которого она увидела в первый раз. Леонора не хотела понимать его, но какая-то ее часть все же делала это. Кем бы он ни был - существо из мрака аль человек - его мучили те же чувства, что мучили их. Страх, боль, сомнения, ужас и желание сбежать, желание убить себя, лишь бы только больше не знать страданий. Все, в чьей груди бьется сердце, обречены на эти чувства. Персефона и Мэл одарили ее хмурыми взглядами, кажется, не до конца понимая ее мысль. Что она могла поделать? Она не их учитель, не наставник, она лишь говорит им то, что поняла и прочувствовала сама - для нее этого было достаточно, ведьма была уверена, что не ошибалась. И дело было не в том, кто свой, а кто чужой - тьма не делает различий, для нее все они - ее дети. И если раньше Леонора непременно бы засомневалась, сейчас сомнениям не было места. Пусть она окажется непонятой и осужденной, важно было то, что она уверена в своих словах и действиях. Пожалуй, впервые за столько лет.

Цитата queen_of_ravens ()
Добрый вечер! Вы должно быть та самая ведьма Леонора, про которую мне рассказывала Малефисент, очень приятно познакомиться! Меня зовут Моргана. Моргана Пендрагон.


Изящный силуэт незнакомки появился будто из ниоткуда. Обернувшись к ней, Леонора бегло оглядела ее и привычно втянула носом воздух. Стройная, уверенная, даже, было бы правильнее сказать - решительная, с блестящими зелеными глазами, острыми скулами и чувственными алыми губами. Моргана могла бы быть отменным рыцарем, судя по ее позе и решимости, не будь она колдуньей - все в ее облике буквально кричало об этом, как тут было не почувствовать. Она была образцом той ведьмы, что обычно представляют себе люди: писанная красавица, ясноокая, черноволосая, статная, гибкая, с точеной фигуркой и сокрушительным, смертельным обаянием. Леонора даже скрипнула зубами от зависти: такая, как Моргана, одной лишь своей красотой могла бы получить все, что пожелает.

- Малефисент рассказывала обо мне? - ведьма беззлобно рассмеялась и, приложив одну руку с бокалом к груди, второй махнула в воздухе, - Право же, не стоило! Уверена, моя слава идет далеко впереди меня. Но я, все же, тоже рада знакомству, Моргана Пендрагон, хоть мне и не доводилось слышать о тебе, чародейка.

Цитата InfernalSpring ()
Моргана прибыла из славного королевства Камелот, где одаренных самой Матерью-природой сжигают на кострах, можешь себе представить?


- Ах вот оно как, - задумчиво, но не без доли иронии, протянула Леонора, - Так ты, стало быть, кровная ведьма? А что до костров, - голос ведьмы и вовсе потерял всякую эмоциональную окраску, - Знавала я те времена, поди, не первое столетие бок о бок с теми, кто так и остался верен старым традициям. Таким, как я, как вы - туда прямая дорога. Скажете нет? А что еще ждет ведьм? Конечно же - косте-е-е-р! - расхохоталась Леонора, допивая вино.

Цитата InfernalSpring ()
Похоже, за 200 лет люди так и не прозрели в отличие от тебя, дорогая


- Триста, - машинально поправила ведьма, потянувшись за хрустальным блюдом с микроскопическими бутербродиками, - А то и больше. Любимая, ты знаешь, в чем незадача, - нараспев сказала Леонора, отправляя в рот бутерброд, - Хоть век живи, хоть два, хоть три - люди яснее видеть не станут, то их природа, но не будем их судить. Пора принять ту истину, что мы - отличны от них, и никогда их солнце не будет светить таким, как мы с тобой. Как мы с вами, сестренки. Черт подери! Вы это пробовали?! - колдунья доброжелательно протянула колдуньям блюдо, но те вежливо отказались, - Как вкусно! Никогда не ела такой вкусной еды!

Пока ведьма уплетала утиный паштет и жареные промасленные тосты за обе щеки, Персефона решила, что пришла пора открыть правду о себе. Похрустывая огурцами, Леонора с интересом наблюдала за ней, ее твердой решимостью и отчаянным желанием поверить тем, кто мог бы ее понять. Для колдуньи слова суженой Князя Тьмы не были в новинку, чего нельзя было сказать о Малефисент и Моргане. Моргана, округлив глаза, с самой что ни наесть живейшей реакцией следила за богиней, в то время как Малефисент, напротив, приобрела скучающий и задумчивый вид, будто знала все это уже давно. Мановением рук Персефона создала в зале листопад, и Леонора невольно залюбовалась его красотой. Хоть королева подземного мира и не успела стать ей подругой в полном смысле этого слова, в ней было то, что было ведьме очень близко и понятно. Одиночество, легкость, служение природе, понимание тех вещей, что другим и вовсе невдомек. Тоненькая, изящная, хрупкая, как только-только раскрывшейся ландыш, она, Персефона, наряду с этим, была как стальной прут - жесткая, сильная, упрямая, глубоко чувствующая и, несмотря на бесстрастный облик, горячая. Как пламя, как рыжая огненная лава, как цветущие луга, полные желтых нарциссов. Леонора знала и ее, и Аида, и ей было не сложно догадаться, что бог Подземного Мира нашел в ней. Персефона, даже когда была удручена, когда была разбита и считала себя мертвой, всегда оставалась на редкость живой. Ни Аид, ни фортуна, ни испытания, что выпали на ее долю, ничто не могло убить Весну, а Персефона была именно ею. Леонора не раз говорила ей это, не раз убеждала. В лице Персефоны с ней говорила природа, и ведьме всегда было жаль, когда богиня забыла об этом.

- Знавала я твоего мужа, - вполголоса произнесла Леонора, запивая бутерброды вином, - На редкость обаятельный демон, эдакий, с огоньком. Ну и с юмором, не без этого! - ведьма хотела хоть как-то разрядить напряженную обстановку, но то, что произошло после, заставило ее сосредоточиться и замереть. Невольно столкнувшись взглядом с Румпелем, сидящий рядом с Робином вполоборота, Леонора нервно сглотнула и изогнула брови, в надежде передать магу то, что чувствует, но он довольно быстро отвернулся, дав понять, что ей нужно справиться самой. С Персефоной, а потом и с Малефисент творилось то, что пережила она сама. Что ей было делать? Ты прошла этот путь сама, дай пройти и им - слова Кромешника врезались ей на подкорку. Дожевав последний бутерброд, Леонора с опаской посмотрела на Моргану, но та, в отличие от колдуний, сохранила рассудок. Черноволосая чародейка смотрела на нее как-то странно, с примесью удивления и надежды, будто ожидания, что она, Леонора, может вдруг достать из рукава такой козырь, что мигом перебьет карты Кромешника. Но у Леоноры его не было. Все, что было у нее - она сама, и те знания и умения, что она получила в ходе общения с другими, в частности - с Румпелем. Она так долго и упорно пыталась доказать ему, что стоит больше, чем он думает, что он может гордиться ею, что он непременно оценит ее силы и талант, что, невольно, начала перенимать и его черты. Хладнокровие, расчетливость, знание того, что если не спасешь себя - никто не спасет. Маг сам не понимал, как много она почерпнула из общения с ним, как многому научилась, и даже теперь, встав на путь принятия себя, она тоже руководствовалась его тактикой. На Румпеля не грех было равняться, не грех учиться у него. И пусть Леонора никогда бы не признала это на словах, он многое дал ей, в том числе и то, о чем говорил Кромешник.

Персефона и Малефисент были разбиты. Почти синхронно опустившись на стулья, они прижали руки к голове и трогательно изогнули брови. У Леоноры сердце кровью обливалось за них, хоть она это и не показывала. Ведьма не хотела, никогда не хотела, чтобы они мучились и страдали, она никогда не пожелала бы им этого. Ее сестренки, ее близкие, ведьмочки, такие же, как она - Леонора так хотела помочь им, обнять и пообещать, что все закончится, что Кромешник не тронет их, не обидит, не сделает того, что сделал с ней. У ведьмы душа разрывалась от желания утешить их, сказать что-то, что вмиг растворило бы их тяготы.

- Разве они недостаточно страдали? Ты же знаешь, ты видел это, ты видел их страхи и их боль. Не делай этого с ними, прошу.
- А ты уверена, что они попросили бы за тебя? Где были твои сестренки, когда ты кричала, где они были, когда страдала ты? Кто посочувствовал тебе? Нет, чародейка, даже к твоим мольбам я буду глух. Все испытают это, все прочувствуют и, ты знаешь сама, кто выживет. Коль скоро они слабы, коль скоро они готовы пасть - они падут. И ты, Леонора, ничего не изменишь.


Цитата InfernalSpring ()
Знаете, если соберетесь идти на Кромешника, я требую место в первом ряду и право нанести последний удар. Этот подлец поплатится за каждого из вас, уверяю.


Цитата Shadow ()
Что ж нам остается - только… ждать? Неужели мы и впрямь абсолютно бессильны?


- Послушайте, - сглотнув ком в горле, Леонора поочередно взглянула на ведьм. Моргана, до того стоящая чуть в стороне, уверенной походкой прошла вперед, встала позади и положила ладони на спинки стульев, на которых сидели колдуньи. Расправив плечи, ведьма пропустила вздох-другой и, уперевшись ладонями в колени, наклонилась к девушкам вперед, без лишних слов давая понять, что желает им только добра. И пусть ее слова не будут полны сочувствия и жалости, они поймут ее и услышат, чародейка просто знала это.

- Хотите убить Кромешника? В таком случае - начните с себя. Мы ничуть не лучше его. Разве мы не убивали, разве не мучили других, разве не рубили бесстрастно чужие судьбы на корню? В нас живет тьма, в нас живет гнев, в нас живет страх, и в нас живет он сам. Думаете, его убийство позволит вам спать спокойно? Он не меняет ваши жизни, а лишь показывает вам вас самих - тех, что вы были на протяжении долгих лет. Вам больно не оттого, что другой, назвавшийся королем, издевается над вами, вам больно оттого, что вы - чудовища, отравляющие этот мир, и вы боитесь признаться в этом себе. Боитесь открыто признать, что вам нравится убивать, что вы считаете себя лучше, совершеннее, боитесь признать, что вы - другие: страшные герои выдуманных людьми сказок! Вы не можете жить с этим, ведь таким, как мы, не положено счастья. О, как вы ошибаетесь! Тьмою для всех нас уготован покой. Примите ее, себя, Кромешника, свой страх, возрадуйтесь, насладитесь, как наслаждаюсь я - и вам откроется это чувство покоя! Не бойтесь, не сомневайтесь, услышьте то, что он пытается вам сказать! Ищите то, что ищите, в себе и в том, где вам должно быть. А коли не можете - вам лучше покончить с этим. Коли не можете - вы не достойны могущественной Тьмы, не достойны мира, который выбрали сами. Несите свое бремя, несите ответственность за свой выбор или, заклинаю вас, умрите. Коль скоро вы готовы пасть - вы падете. Но если в вас есть сила - вы возвыситесь, как подобает истинным чародеям, вы станете лучше, выше самих себя. И вы поймете то, что осознала я. Осознала благодаря...

Цитата Лина ()
Уважаемые дамы, прощу меня простить, за беспардонное вмешательство. Леонора не окажешь ли мне, чести


Резко обернувшись, Леонора выпрямилась и вопросительно вскинула брови, глядя на Темного мага в упор. Вот уж кого не ждала так не ждала! Покусывая нижнюю губу, ведьма на краткий миг обернулась к колдуньям; ее слова не могли не отразиться в их сердцах. Кивнув им, Леонора ласково улыбнулась и взглянула на Румпеля вновь.

- Мой любимый маг и мой кавалер! Разве я могу тебе отказать? - промурлыкала ведьма, кладя руку поверх его ладони, - Еще чуть-чуть, и ты заставил бы меня скучать по тебе вновь, - хохотнув, прошептала ведьма, оказавшись в крепких и уже столь знакомых объятиях мага, - Что, чародей, по моим поцелуям истосковался? Аль не мил тебе мир, в котором я не рядом с тобой?




 
FaviДата: Вторник, 27.09.2016, 17:27 | Сообщение # 103
Сказитель
Сообщений: 921
Репутация: 1883
Статус:

Цитата Лина ()
Кромешнику не нужны порталы и магия отличная от его собственной, тем более, в этих краях.

- Знать бы еще что это за края, - проговорил Робин, когда Темный маг отошел от него к Леоноре. Он хотел было тут же двинуться следом, чтобы подробнее расспросить про кота, а главное про Регину, но передумал, давая себе время уложить в голове все те премудрости, что пытался втолковать ему Румпель.
"Магия это эмоция, Магия это всплеск энергии, Магия это страсть, Магия это игра нашего подсознания..."
Робин понимал, что из него колдун как из Малыша Джона балерина. Вот уж к чему у лучника никогда не было склонности, так это к магии. Какие уж там вещие сны, он всегда был полностью земным парнем с простой логикой, а тут, понимаешь, предчувствия. Но Румпель был прав, сдаваться Робин из Локсли не привык. Надо беречь кота, он будет с него пылинки сдувать, надо разбудить магию в какой-то вещи, и с этим разберемся когда придет время. Как бы ни старался Кромешник сломать его при помощи страхов, он пока все тот же идеалист-мечтатель, каким был двадцать лет назад, а значит ему по плечу свернуть любые горы.

Тряхнув головой, Робин погрозил кулаком в ближайшее зеркало, не сомневаясь что Кромешник видит его.
- Как же ты меня достал, Гарри! - устало проговорил лучник, а жуткая музыка сделала очередной финт, все сильнее врезаясь в мозг. Робин застонал и уронил голову на руки. Уж лучше снова нырнуть в кошмар, чем продолжать слышать это издевательство. Хлопнув по столу, мужчина поднялся на ноги и ломанулся сквозь зал не разбирая дороги, без какой-то цели, лишь бы отвлечься от преследующих его звуков, постараться расслабиться по совету Румпеля и отключить свой разум от Кромешника. Пока не наткнулся на чью-то широкую спину в черной рубашке.

- Прости, брат, - на автомате произнес Робин, хлопнув случайного встречного по плечу, и уже хотел идти дальше, но рядом с парнем в черном стоял его друг Рен и недавняя знакомая Зелена.
- Вот так встреча! - проговорил лучник, внимательнее разглядывая того, кого только что чуть не сбил с ног, - Гай Гисборн. Поверить не могу. Вот уж не думал, что доведется встретиться снова. Да еще в такой компании. Рен, виделись уже. Зелена, добрый, наверное вечер. А где же Грэм?
Робин по очереди кивнул каждому из присутствующих, гадая что же свело вместе таких разных людей. Ну это не считая Кромешника, конечно. Разбойник помнил Гая Гисборна с тех времен, когда их земли находились по соседству. Близкого возраста мальчишки знали друг друга, и даже (ничего странного на самом деле) были влюблены в одну и ту же девушку. Ну а потом дороги их разошлись настолько, насколько только возможно. Гай продолжил свою карьеру на турнирах и войнах, а Робин в свою очередь сделал свой выбор со всеми вытекающими последствиями. Но девушка в итоге осталась с ним, и даже вышла замуж за разбойника, подарив прекрасного сына Роланда.


Благородство не дается по праву рождения, а определяется поступками



Сообщение отредактировал Favi - Вторник, 27.09.2016, 17:46
 
Guy_of_GisborneДата: Вторник, 27.09.2016, 22:54 | Сообщение # 104
Испытатель
Сообщений: 335
Репутация: 2520
Статус:

Она слишком изменилась. Слишком даже для того парня, кем он был тогда или стал теперь. Гизборна редко и мало чем можно было удивить, а уж подобной реакцией и ответом на его представление ведьмы тем более. В ней были эти задатки, искушающая ярость и желание иметь абсолютно всё. Смешки по толпе и язвительные замечания кажется не капли не смутили её, а может она научилась так же как и он сам прятать свои эмоции настолько глубоко внутри ото всех и от себя, что порой казалось, что безликая статуя более эмоциональна и жива, нежели чем он сам.
Несмотря на то, что гости не испугались, либо посчитали что есть гораздо серьезнее проблемы на этот вечер, Гай все же отметил для себя, что рыжую его подругу не решили воспринимать всерьез, и уж тем более сотрудничать. Это не сильно, но тем не менее настроение улучшило, поэтому даже в мозгу промелькнула мысль даже пообщаться со старым другом, у которого на лице было безумное удивление от всего происходящего. А ведь и было чему удивиться. Филипп помнил его совершенно другим человеком с совсем иными взглядами на жизнь. Они были тогда горой друг за друга, подставляя плечо, пускаясь в немыслимые приключения. Никто не знал их истинной сущности в такие моменты, точнее принца. Если Гаю было относительно нечего терять, то репутация Филиппа могла быть под большой угрозой. Но несмотря на весь риск, парни никогда не отказывали себе в удовольствии поймать удачу за хвост во всех её проявлениях. Спустя годы, Гизборн понял, что это возможно были лучшие времена в его жизни, до мрачной тени, накрывшей его клубок судьбы. Одним из которых была и появившаяся сегодня Зелена. Она была вторым толчком к темной стороне. Еще бы, страсть к мести, к наслаждению мукам своих врагов проявила себя во всей своей красе именно после той судьбоносной встречи. К слову сказать, Зелена не испытывала никаких угрызений совести ни тогда, ни сейчас, исходя из столь ладной и отменный лжи.

Цитата rusy ()
- Гай, милый, это ведь я. - Она осторожно подошла к нему, и попыталась взять его за руку. - Мне жаль из-за того, что произошло тогда, мне очень жаль, что злой колдун заставил тебя забыть, как мы были счастливы вместе. Но я клянусь, что всегда буду за тебя бороться. Наша любовь победит его злые чары.


- Жаль? - ухмыльнулся Гизборн, покачав головой. - Ты видимо тоже малость тронулась, милая, потому как такими качествами, как жалость, ты никогда не обладала. И прости, но у меня выработалась стойкая аллергия на ложь, потому даже не пытайся делать правдой эти слова. Жалкие попытки оправдать себя никогда не приводят ни к чему хорошему.

Цитата NotEvil ()
- Для начала, мне бы хотелось послушать моего друга. Гай, если ты сбежал ради этой прекрасной дамы, мог бы и мне поведать об этом. -Рен решил подыграть этой странной игре. Все равно, он, судя по всему, не получит желаемых ответов. По крайне мере сейчас. - А как же красавица Мэрион? Неужели ты так просто выкинул ее из своего сердца?


- Мэрион больше нет, - отрывисто ответил Гай, услышав до боли знакомое имя. Даже спустя столько лет, обида не хотела уходить. Это видимо его карма. Все, абсолютно все бросают его, кому он доверялся - Мэрион, даже та самая Зелена. Даже родители. Предательство, оно повсюду его окружало. Прошло много времени, прежде чем Гизборн выставил вокруг своего сердца непробиваемую оболочку, что-то вроде брони, которая не пропускает эти человеческие чувства и эмоции, такие как любовь и сострадание. Это к лучшему, нет разочарований. - Она сделала свой выбор и поплатилась за это, - взгляд рыцаря потемнел, едва воспоминания всплыли перед глазами. Он знал, что первая любовь давно уже лишена возможности радоваться жизни.
Гизборн знал умение Кромешника делать совершенно неожиданные вещи и сюрпризы, но чтобы такой... едва он подумал о человеке, так мягко сказать не честно обошедшимся с ним, как он возник перед ними будто по волшебству. Хотя тут все было устроено благодаря магии и всему сопутствующему.

Цитата Favi ()
- Вот так встреча! - проговорил лучник, внимательнее разглядывая того, кого только что чуть не сбил с ног, - Гай Гисборн. Поверить не могу. Вот уж не думал, что доведется встретиться снова. Да еще в такой компании. Рен, виделись уже. Зелена, добрый, наверное вечер. А где же Грэм?


- Локсли, - процедил сквозь зубы Гай. - Поверить не могу, что ты еще жив, - презрительно сморщившись, парировал в ответ мужчина совершенно не испытывая радости от лица человека, кто без зазрения совести увел у него любимую. - В отличие от нашей общей знакомой, кого ты не смог уберечь, - продолжил Гизборн. Несмотря на обиду и боль, Гай долго и преданно любил девушку, и был готов простить предательство, и он бы не позволил ей покинуть этот мир.
Видя перед собой Робина, Гизборн понимал, что вот наконец пришел его час, время платить по счетам всех, кто когда-то так неосмотрительно перешел ему дорогу. Он не будет рубить с плеча и торопиться с возмездием. Месть - это блюдо, которое подают холодным, но тем не менее в самой сладостной убийственной температуре для врага.



 
ЛивПрайсДата: Среда, 28.09.2016, 06:28 | Сообщение # 105
The dream gives hope
Сообщений: 498
Репутация: 57
Статус:

Оливия обхватила себя, руками пытаясь хоть как-то согреться от внезапного порыва ветра, который пробирал не только до костей. Все внутри девушки неожиданно охладело, словно она в один миг лишилась всех чувств. Хотя нет, не всех. Страх остался. Липкий, вредный, приставучий он не покидал никого, становясь все больше и больше. Поежившись, Лив, вдруг услышала легкий шорох. Оглядевшись назад, она замерла, слегка приоткрыв рот и не веря своим глазам. Все вокруг, весь зал наполнился водоворотом разноцветных листьев. Они кружились над потолком, между гостями, усыпая пол, столы с едой и все на что только падал взгляд. Забыв о своих собеседниках, Оливия медленно пошла вдоль рядов с парами, которые кажется, не переставали танцевать. "И откуда у них только хватает сил" - мимоходом подумала девушка, все еще взирая на восхитительную картину. Никто ее не остановил, не прокричал ее имя. Она беспрепятственно шла по залу, ведомая каким то непонятным чувством. Где-то глубоко в подсознании билась мысль, что не нужно было уходить от людей, с которыми ты более или менее чувствовала себя в безопасности, но она тут же засунула ее обратно. Никто ее не остановил, потому что она никому не нужна. Все очень просто. Оглянувшись, девушка убедилась в своей правоте. Эмма и Ребекка продолжали разговор, даже не заметив ее отсутствия. Грусть тут же забралась в сердце, заставляя его сжиматься сильнее. Неужели Кромешник был прав? Покачав головой, Оливия постаралась откинуть все мысли, вернувшись к своему прежнему занятию. Листья продолжали падать, разбавляя своим цветом темные тона сего мероприятия. От такого зрелища, дух захватывало. Выставив руку вперед, Лив, наблюдала, как один листочек медленно опускается вниз, заканчивая свой путь на ее ладони. Наклонив голову в бок, она печально разглядывала его пожелтевшие края. Такой одинокий и такой красивый. Он кружиться в общем водовороте, но все равно остается один. И на землю падает тоже один. Всегда один. Девушке хотелось сжать ладонь, чтобы избавиться от этого мерзкого чувства, но силы будто покинули ее. Она просто смотрела на лист, не отрывая взгляд и уже не ощущая зябкий холод. Внезапно, творение природы начало медленно, но верно засыхать. Еще минута и легкий ветерок унес с ее ладони остатки листа. Подняв взгляд, Оливия вдруг поняла, что все вокруг стоят в неподвижности. Замерли словно ледяные фигуры. Даже вечно танцующие пары. Время будто остановилось.



И музыка тоже сменилась. Больше не слышались противные завывающие и скрипящие звуки. Их сменила красивая, нежная мелодия, наполнившая собой все пространство, создавая неповторимую атмосферу. Лив уже не чувствовала ту горечь, которая была минуту назад. Ее душа пела в такт музыки, унося девушку куда-то далеко. Закрыв глаза, Оливия стала медленно кружиться, забыв обо всех страхах, обо всех печалях. Ощущая легкость и воздушность, девушка, покачиваясь, проходила мимо застывших пар. Ей было все равно, почему это произошло. Водоворот листьев продолжал падать к ногам, усыпая пол. Оливия шла и шла, наплевав на все. Ей нравилась эта пустота, этот покой, который был внутри. Он умиротворял, успокаивал, давал шанс. Шанс почувствовать себя снова счастливой. Губы медленно растянулись в улыбке. Ей было хорошо. Впервые за долгое время ей действительно было хорошо. Все беды ушли, оставив лишь блаженное неведение. Груз вины больше не тяготил. Пройдя еще несколько шагов, девушка внезапно упала на колени. Все чувства разом вернулись, давя огромным камнем. Боль, горе, потери, отчаянье, страх. Сердце буквально разрывалось от переполняющих его негативных эмоций. Хватая ртом воздух, Лив, пыталась совладать с этим безумием, пыталась остановить крики, наполнившие сознание. Это были ее собственные крики. Когда ушел отец, когда умерла мама, когда она осталась одна. Они все смешались лишая ее последних сил. Зажав уши, девушка упала на пол. А музыка все продолжала литься, будто в насмешку. Часто дыша, Оливия чувствовала как безумие, мелкими шажками подбирается к ней. Еще немного и оно полностью завладеет и душой и телом не оставляя от былой твердой и уверенной в себе мисс Прайс ничего. Она не сможет, просто не сможет этого вынести. Крики прекратились так же внезапно, как и начались. Уже ничему не веря, Лив открыла глаза, все еще ощущая дрожь во всем теле. Выдохнув, она увидела поток пара, который клубами поднимался наверх. Убрав руки, Оливия легла на спину, уставившись в потолок, с которого на нее сыпались уже не листья, а снежинки. Белые, пушистые снежинки окутали все вокруг, превращая зал в зимний лес. Никого не было. Ни людей, ни лакеев, ни столов, наполненных едой. Пустой заснеженный зал, посреди которого лежит она. Единственное черное пятно. Все чувства снова куда-то испарились, оставив на лице девушки маску безразличия, как у слуг данного мероприятия, а в душе полную пустоту. Кромешник играл с ней, как с безвольной куклой, управляя не только страхами, но и чувствами. Лив, не ощущала холода или озноба. Она ничего не чувствовала. А снежинки все продолжали падать, покрывая руки, платье, лицо. Они не таяли, оставаясь на том же месте. Оливия не двигалась, мирно дыша. Она словно уснула с открытыми глазами. Глубоко в душе, девушка не хотела покидать это место. Она хотела остаться, стать его частью, частью белоснежного волшебства. Чистого в своей первозданной красоте. Музыка продолжала литься, а сквозь нее послышался тихий шепот.

- Оливия, - эхо раздалось по всему залу, привлекая внимание девушки.

Она продолжала лежать на том же месте, медленно погружаясь в заснеженную смерть. Она знала, что это был он. Король страхов и кошмаров. Он пришел за ней, после того, как снова оставил одну. Пришел, чтобы убедиться в своей победе. Пришел, чтобы добить. Его холод ощущался сильнее, чем все ветра и снега, пробираясь в самую душу, разбивая ее на мелкие ледяные осколки. Она чувствовала его пронзительный, требующий взгляд, но все так же продолжала лежать. Лив было все равно, что сделает Кромешник. Ей было плевать на сделку, ей было плевать на себя. Но… у нее осталось любопытство, которое в эту минуту буквально кричало подняться. В бесчувственности есть свои плюсы. Ты перестаешь бояться. Все страхи, связанные раньше с повелителем кошмаров растаяли, как последний снег. Подняв сначала одну руку, потом другую, Оливия стрясла с них снежинки и, погрузившись ладошками в белоснежное покрывала, медленно поднялась. На ее волосах и платье по-прежнему были следы внезапно налетевшей стихии. Девушка понимала, что развернувшись, может увидеть все что угодно, но ее это ни капельки не пугало. Спину прожигал настойчивый взгляд, который так и требовал повернуться, чему Лив и повиновалась. Любопытство сразу же ушло, снова оставив внутри пустоту. В нескольких метрах от нее стоял обычный мужчина. Узкие скулы, прямой нос, высоко поднятый подбородок, черные, как смоль волосы и глубокие, бездонные глаза, которые смотрели тебя прямо в душу. Казалось, что в них отражаешься ты сам. Он не был похож на монстра, коим его себе девушка представляла, нет. Скорее несчастным человеком, которого жизнь сильно потрепала. В его взгляде была видна пренебрежительная благосклонность. Слегка улыбнувшись уголками губ, мужчина протянул Лив руку.

- Пойдем со мной. Я избавлю тебя от всех страданий, - тихий голос успокаивал. – Тебе не нужно будет больше бояться. Ты сольешься со своими страхами воедино и навсегда избавишься от них.

Оливия слышала слова, как издалека. Она и не думала сопротивляться, у нее просто не было для этого сил. Сделав один шаг, девушка почувствовала, как ноги утопают в сугробе снега, который так и не прекращал идти. Не останавливаясь, она двинулась к хозяину бала, совершенно не обращая внимания на паутину, взявшуюся из не откуда. Для Лив все это было лишь игрой, которую она хотела побыстрее закончить. Еще несколько шагов и она тянет руку к Кромешнику, готовая отдать ему свою душу навсегда. Практически коснувшись, мужчины, девушка подняла взгляд на его лицо и застыла. Его глаза. Они горели желтым пламенем, способным прожечь все вокруг. Резко одернув руку, Оливия двинулась назад.

- Нет, - еле слышно прошептала она, качая головой. Все чувства вновь вернулись, с удвоенной силой наполняя все внутри. Страх, дикий страх перед очевидной угрозой, гнал Лив прочь. Она все еще видела его желтые, дьявольские глаза.

- Тебе некуда бежать. Рано или поздно ты все равно окажешься там, где я захочу, - прокричал Кромешник в пустоту зала, после чего злорадно рассмеялся.

Пятясь назад, Оливия видела, как от этого чудовища стали отделяться тени, ползя вдоль снега прямиком к ней. С потолка, вместо снежинок стали свисать мерзкие паутины, превращая все в пародию на фильм ужасов. Кромешник стоял и сверлил ее победоносным взглядом, при этом хищно ухмыляясь.

- Бедная, бедная Оливия, - он стал медленно двигаться по направлению к девушке, качая головой. – Ты думаешь, что оказалась здесь случайна, но это не так и глубоко в душе ты это понимаешь. Однажды, твоя судьба привела бы тебя ко мне.

В ужасе оглядывая зал, в котором постепенной снова стали появляться застывшие фигуры, Лив пыталась совладать с платьем, которое так мешало передвигаться по снегу. Ее ноги утопали в сугробе, не позволяя ускориться. А Кромешник все наступал, обходя неподвижных людей. И вот, когда девушка в очередной раз застряла и в отчаянье подняла голову, он был уже рядом. Такой устрашающий, такой вездесущий, такой холодный. Практически перестав дышать, Оливия чувствовала, как сердце пропустило один удар. Стоя рядом с повелителем кошмаров, она ощущала себя беззащитной и одинокой. В то время как он, видимо наслаждался каждым мгновением. Слегка наклонившись вперед, Кромешник оказался практически в нескольких сантиметрах от нее. Его губы растянулись в самодовольной улыбке, а глаза насмешливо блуждали по испуганному лицу девушки.

- Ты, часть этого мира. Всегда ей была. И как бы тебе не хотелось убежать, ты будешь возвращаться снова и снова, - тихо прошептал хозяин бала, обдавая Лив горячим дыханием. Она замерла в точности, как все остальные, не в силах пошевелиться. – Это и есть твоя судьба. Ты…обречена…

Собрав в себе последние остатки мужества, девушка сделала еще один шаг назад и, ударившись головой, закрыла глаза, почувствовав резкую боль в области затылка. Прошла всего лишь секунда, но когда Оливия открыла глаза, все снова стало, как прежде. Играла привычная монотонная музыка, пары снова ожили, кружась в танце, люди разговаривали, а зал престал быть заснеженной пустыней. Казалось, что все произошедшее было лишь миражом, плодом ее больного воображения. Но это не так. Лив до сих пор, ощущала на себе пристальный взгляд желтых глаз. Вздохнув, наконец, полной грудью, девушка стала опасливо озираться по сторонам. Нужно было вернуться к Эмме и Ребекке, нужно было остаться с ними, но сейчас, Оливия не видела не одну из них. Перед глазами все расплывалось, после очередного кошмара. Ей нужно хоть на минуту побыть одной, в безопасности. Там где никто не потревожит. Быстро пробираясь сквозь толпу, Лив отошла на приличное расстояние и спряталась за одну из колон. Сердце стучало в бешеном ритме, и девушка даже не пыталась взять себя в руки и успокоиться. Ее обуяло отчаяние. Кромешник пытался сломать ее с помощью мамы, но ничего не вышло, и он решил пойти другим путем. С каждым новым кошмаром, она все меньше могла ему сопротивляться. Оливия знала, что еще немного, и она сдастся. Она не сможет сражаться вечно. У нее просто не хватит сил. Прислонившись к одному из зеркал, девушка всей спиной ощутила легкий холодок. Закрыв глаза, она прикусила трясущиеся губы, чтобы не расплакаться. Куда подевалась так неукротимая, сильная и уверенная в себе мисс Прайс? «Ее растоптали собственные страхи» - тут же ответило подсознание. Качая головой, Лив, попыталась отогнать навязчивые мысли. Нужно взять себя в руки. Она не может проиграть, не может. Кое-как успокоившись, Оливия открыла глаза и снова почувствовала, как все тело напряглось от никуда не уходившего страха. В нескольких сантиметрах от нее стоял мужчина. Он, так же как и девушка прятался за колоннами, в надежде, что его никто не увидит. Лив не придала бы этому особое значение, если бы не узнала в незнакомце, того человека, который таинственным образом исчез прямо посреди зала. Еще тогда она подумала, что он может быть связан с Кромешником. Ну почему? Почему ее не могут оставить в покое. Еще немного и она просто сойдет с ума. На негнущихся ногах, девушка стала осторожно отступать, чтобы не привлечь внимание мужчины. Не хватало еще одной проблемы. Последнее время, она только и делает, что убегает… Шаг, еще один. Выход был совсем рядом, но видимо судьба распорядилась иначе. Оступившись, Оливия ухватилась за какую-то вазу, чтобы удержаться и та с грохотом разбилась о мраморный пол. Черт! Дальше все произошло за считаные секунды.


Храбрость одного – может повести за собой тысячи.



Сообщение отредактировал ЛивПрайс - Среда, 28.09.2016, 07:11
 
ЛинаДата: Среда, 28.09.2016, 11:15 | Сообщение # 106
Trickster
Сообщений: 1870
Репутация: 3753
Статус:

I место в конкурсе - Сказочная Любовь I место в конкурсе - Однажды в Аншлаге
Несколько секунд девушка была в замешательстве, и маг дал ей достаточно времени привести разговоры в порядок, спокойно ожидая ответа. Право сказать, и сам Румпель мог бы быть удивлен резкой смене своего настроения, если бы прислушался к голосу логики, набатом бьющей в виски. Но, считая, что это проделки коварного сна, к тому же, он довольно долго сдерживался, не позволяя себе выпустить на волю, ни заскорузлое безумие Темного, ни попросту расслабиться, маг решил никак не реагировать на это, списывая свое состояние на обычную активную работу внутренних органов.
Цитата tender_poison ()
- Мой любимый маг и мой кавалер! Разве я могу тебе отказать?

- Безусловно, никак нет – улыбнулся в ответ маг.
Он быстро перехватил ее руку, вовлекая Леонору в круг цепких объятий, и ведя в сторону танцующих пар.

Цитата tender_poison ()
- Еще чуть-чуть, и ты заставил бы меня скучать по тебе вновь,

- Скучать по мне?! О-о-о. Право я никогда бы не позволил такой вольности по отношению к своим спутницам, дорогая.
Низкий голос мужчины оказался прямо у уха ведьмы, от чего девушка вздрогнула, и он не сдержался от довольной ухмылки.

Цитата tender_poison ()
- Что, чародей, по моим поцелуям истосковался? Аль не мил тебе мир, в котором я не рядом с тобой?

Она развернулась к нему лицом, оказавшись прижатой совсем близко, мужчину обдал легкий запах лесных трав, источаемый ее кожей, смешивающийся с освежающей прохладой осеннего утра. Былые воспоминания, словно кадры старой заевшей киноленты, немедля стали теребить его рассудок. Делая глубокий вздох, Румпель лишь снова криво усмехнулся, беря одну руку девушки в свою, а вторую по-джентельменски ложа ей на талию.
- Я всего лишь, хотел потанцевать с тобой. Раз уж мы пара, на этом балу, никак нельзя оставлять даму без воспоминаний, о прекрасно проведенном времени.

И делая взмах рукой, Румпель сменил направление мелодии в нужное для себя русло.
Каким-то странным образом окружающие постепенно расступились, и пара медленно закружилась на паркете.


Больше непохожих людей и представить себе было сложно, более похожих не нашлось бы за всю историю Зачарованного Леса. Их танец, не был обычным вальсом или фокстротом, даже на танго он походил мало, скорее, со стороны, они просто плыли, повинуясь ритмам.
Он смотрел на нее, а она, отчего-то утратив все оборонительные приемы, улыбалась ему, и эта улыбка приятно отражалась радостью на сердце Темного.

Все это было более чем, чудно, но рядом с этой ведьмой, Румпель чувствовал, то чего ему так давно не хватало, покой. Она знавала его с самых разных сторон, и они были, как и давними врагами, так и давними друзьями, и поэтому рядом с ней, ему не было необходимости в излишней игре фразами, мимикой, жестами. Все словно растворилось, принимая размытые очертания, оставляя лишь этот настоящий момент, ее искалеченное лицо, холодные пальцы в его руках, и хрупкий стан рядом.

Да, безусловно, его все еще мучил тот факт, что старые воспоминания о давно забытом прошлом стали возвращаться к магу только сейчас, может быть, всему причиной было долгое время, проведенное в уединении с ведьмой, а быть может, и ему настала пора принять себя и примириться с внутренним демоном зла. Для человека, который вот уже столько лет бежал от себя, заглушая нутро, для того, чтобы быть и стать тем, про которого мечтает его принцесса, стать тем, кого хотел видеть в нем сын, это было весьма и весьма не просто, но, увы, этого никак нельзя было избежать. Все же, как бы там ни было, прожив уже достаточно столетий, Темный верил в некий общий уготовленный всем фатум, и его появление на родных землях и всплывающие воспоминания, нельзя было списать только лишь на действие наркотиков, алкоголя и альтруизма, тогда, как и на желание ослушаться голоса разума, связаться с ведьмами и перетворившись на отца и наставника ведьмы, всячески помогать ей, сейчас.
Всему этому было объяснение, и ответы были совсем близко, и если Румпель не мог докопаться до этого в данный момент, он, все же, надеялся узнать их после.

Ну, а сейчас…
Сейчас, ему было приятно обнимать эту женщину, улыбаться, смотреть ей в глаза, кружить по залу безумного Короля Вейланда, который, к слову, стал отличным лакмусом для всего сказочного народа, что не могло не забавлять Темного, так как он искренне считал это весьма ироничным, а иногда даже забавным происшествием.
Сейчас, был простой момент, когда Румпель мог расслабиться и не думать, повинуясь лишь властвующим над сознанием порывам. И в этот самый миг, он ясно смог увидеть, как они с ней однажды станут истинными товарищами, настоящими друзьями, без сделок, без фальши, обмана и трюков. Просто люди, мужчина и женщина, похожие настолько, что не похожи, ни на кого.

На миг, остановившись, он сказал:
- Леонора – голос мага охрип, и ему понадобилось наклониться к ней.
- Я должен сказать тебе кое-что еще…

Но вдруг голос Темного, прервало громкое, оглушающее шипение пронизывающее буквально весь зал. Сильно нахмурившись, маг и ведьма втянули головы, прикладывая ладони к ушам. Словно сквозь черную пелену он обернулся осматривая других гостей. Остальные продолжали так же пить, говорить и веселиться, как и прежде, что означало лишь одно, Кромешник пробрался в их общее подсознание, намереваясь, как следует позабавиться.
Нахохлившись, он сердито осмотрел зал, ища искомое зеркало, и, конечно же, рядом с ним толпились официанты и другая обслуга.
- Пошли. – Румпель крепко взял Леонору, за руку ведя за собой.

Они быстро пересекли зал, обходя расступающихся людей, щурясь от надоедливого скрежета в голове, он искал Блеквелла в толпе гостей, но, увы, рядом с ними его оказалось, как не оказалось и Когсворта, для того, чтобы сказать ему напутственное слово, в случае не возвращения Румпеля из незапланированного путешествия.
Подойдя на приемлемое расстояние к зеркалу, в нем уже можно было рассмотреть, как черный песок, словно жидкая блестящая лава перекатывается внутри, как кричат загубленные души, как эти страхи выплескиваются наружу, подавляя всех присутствующих.
Не сбавляя скорости, Темный решительно последовал к источнику, но лакеи в белых масках плотным кольцом, тут же, окружили угольную гладь.
- Прощу прощения Господа, но переговоры здесь неуместны.

Взмахом руки он откинул пару тройку слуг справа, и держа наготове фаербол, повернулся влево, но Леонора уже справилась с задачей, что-то победно выкрикивая. Затушив огонь, он на некую долю секунды, взглянул на ведьму, которая с немым вопросом вопрошала к нему «что же дальше?»
- Там – Румпель указал на мрак отражения – Находятся самые страшные страхи и ужасы. Это магия подсознания самого Кромешника, не мальчишки Вейланда нет-нет. И если, мы пойдем туда, то может случиться все что угодно. Но здесь… - тут он развел руками – Не лучше.

- Ты со мной? – спросил он Леонору, делая шаг в зеркало.
И девушка кивком вновь вложила свою руку, в раскрытую ладонь Темного, вступая в чернильную плоскость.




 
rusyДата: Среда, 28.09.2016, 22:29 | Сообщение # 107
Путешественник
Сообщений: 2
Репутация: 364
Статус:

Ведьма косо посмотрела на Гая: уж она-то точно знала, что, если человек действительно тебе небезразличен, при упоминании его имени в голосе не звучит столько боли и опустошенности.

Зелена старалась абстрагироваться, едва кто-то из мужчин произносил имя Мэрион. Разговоры о ней всегда нагоняли на нее тоску, напоминая, что ни один из тех мужчин, которых она любила, не был свободен.

Она знала историю Гая: что-то мужчина рассказал о себе сам, какую-то информацию она находила с помощью магии. Именно из-за этого прошлого Зелена относилась к Робину двояко. С одной стороны, Робин – благородный разбойник. Человек, которого ее сестра искренне любила. Естественно, Зелена не могла не завидовать тому теплому чувству, которое было между Региной и лучником. С другой стороны, Робин когда-то увел Мэрион у Гая. И за это ведьма могла искренне поблагодарить его.

Цитата NotEvil ()
-Зелена, и как же вы познакомились с Гаем? Мне бы хотелось послушать эту чудесную историю


- Боюсь, Бал Кошмаров, хотя, это, скорее, кошмарный бал, не место для длинных историй. Но вы, Филипп, всегда можете заглянуть ко мне на чай. Тогда я смогу поведать вам душещипательную историю, которая началась в покоях Злой Королевы.

Хоть ведьма и ерничала, ее желание не рассказывать их историю с Гаем было искренним. Эти воспоминания и чувства, которые они вызывали, Зелена похоронила глубоко внутри себя. По прошествии времени, те моменты, которые она проводила с Гаем, казались ей едва ли не лучшими в жизни. Встреча с мужчиной снова вернула ее во времена обучения у Румпельштильцхена.

Впервые к Регине Зелена пришла с мечтой: она хотела найти близкого человека, который будет ценить и нуждаться в общении с ней, который оценит, насколько хорошей может быть Зелена, если ее полюбить. Насмешница-судьба дала ей такого человека. Но это была не Регина, и даже не Румпельштильцхен, к которому ведьма питала сумасшедшую, больную привязанность, по ошибке называемую любовью. Этим человеком стал Гай. Мужчина проникся ее историей, старался быть другом и наставником. Что он стал ей не только другом, ведьма поняла уже тогда, когда ничего изменить было нельзя. Опустошенная чаша с ядом уже была в ее руках, а приобретенная сила наполняла кулон. Тело Гая, первого человека, доверившегося ей, уже лежало у нее в ногах. Зелена запретила себе вспоминать, как, спасаясь от раздирающих ее чувств, убегала обратно в Страну Оз. Как пыталась заглушить боль, погружая свою душу в еще большее зло.

Зелена заставила себя забыть Гая, гнала от себя любые мысли и воспоминания о нем. Она настолько отдалила все чувства от себя, что даже его имя произносить было непривычно. Все это было спрятано глубоко в ее душе. До этого бала, в котором все самое сокровенное появлялось перед ней, облачаясь в самые страшные воспоминания.

Цитата Guy_of_Gisborne ()
- Жаль? - ухмыльнулся Гизборн, покачав головой. - Ты видимо тоже малость тронулась, милая, потому как такими качествами, как жалость, ты никогда не обладала. И прости, но у меня выработалась стойкая аллергия на ложь, потому даже не пытайся делать правдой эти слова. Жалкие попытки оправдать себя никогда не приводят ни к чему хорошему.


Наверное, часть ее сознания все еще была уверена, что Гай – это ее кошмар, посланный Кромешником. Поэтому она никак не могла отнестись серьезно к тому, что Гай жив. Она просто не верила в это. Это не Гай, это его призрак сейчас стоит перед ней, и пытается достучаться до ее совести. Гиблое дело. По старой привычке, Зелена запретила себе думать об этом.

- Ах, дорогой. Это не жалость. Мне не нужно себя оправдывать, я верю в судьбу. Мне было предначертано стать той, кем я являюсь. – Зелена отвернулась от Гая, не выдерживая его взгляда. Практически весь разговор она смотрела либо на свои руки, либо на Филиппа. – Так что это не жалость, мой дорогой. Это лишь обида на то, что профессиональный зельевар из меня так и не вышел. И яркий пример моей некомпетентности сейчас стоит передо мной.

Цитата Favi ()
- Вот так встреча! - проговорил лучник, внимательнее разглядывая того, кого только что чуть не сбил с ног


- Робин! Как тесен сонный мир. Теперь я точно уверена, что мне снится кошмар, раз уж ты здесь. – Едва ли не с радостью ответила ведьма лучнику. Ей уже становилось тяжело дышать под оценивающим взглядом двух мужчин.

Цитата Favi ()
- Гай Гисборн. Поверить не могу. Вот уж не думал, что доведется встретиться снова. Да еще в такой компании. Рен, виделись уже. Зелена, добрый, наверное вечер. А где же Грэм?


- Ты его не видел? - Обеспокоенно спросила ведьма, и тут же себя одернула. Как Робин мог узнать его, если она сама поменяла ему внешность. С другой стороны, Грэм мог и сам представиться ему, или снять кулон. Зелена нервно начала осматривать толпу. На губах вдруг появился горький осадок, а на душе стало неспокойно – предчувствие беды. – Он должен был появиться после меня, должен быть где-то здесь. Он не мог меня оставить…
«Если только с ним ничего не случилось» - мысленно добавила ведьма, и невольно повернулась к Гаю.

Сердце бухало в груди, а щеки горели от притока крови. Даже если это и был кошмар, Зелена не хотела уходить. Здесь был Гай. Но где-то там, возможно, Грэму нужна помощь. Ведьма обещала, что защитит его, не бросит одного. И снова не сдержала слова. Она должна была сейчас же отправиться на его поиски.

Но Зелена осталась стоять, не в силах увести взгляда от Гая.



 
tender_poisonДата: Четверг, 29.09.2016, 03:43 | Сообщение # 108
Ведьма
Сообщений: 1361
Репутация: 1705
Статус:

Цитата Лина ()
Скучать по мне?! О-о-о. Право я никогда бы не позволил такой вольности по отношению к своим спутницам, дорогая.


- Не эту бы позволил, так другую! - привычно парировала ведьма, как в воду глядя: неожиданно теплое дыхание мага коснулось ее уха, так некстати вызвав по телу волну дрожи. Нервно сглотнув, Леонора поджала губы, повела плечами, словно желая стряхнуть с себя рой шебуршащих мурашек и крутанулась в объятиях Румпеля, глядя на него теперь снизу вверх.

Его руки на ее плечах, его низкий тягучий голос в ее голове. На протяжении трехсот лет она слышала его днями и ночами. В рассудке ли, в безумии, в жизни и при смерти, куда бы она ни шла, что бы ни делала - Румпель следовал за ней по пятам. Он выворачивал ее сознание, изнутри колотил в грудную клетку, неотрывно следил за ней своими хитрющими золотыми глазами, доводя до паранойи и паники. Она наворачивала круги вокруг собственного дома, проверяя, не стоит ли он где, накладывала мыслимые и немыслимые чары, лишь бы скрыть себя от него, жмурилась, принюхивалась, колдовала, но стоило только ей убедить себя в том, что его больше нет, сознание тут же начинало разрываться его заливистым смехом, и все повторялось вновь. Леоноре понадобился ни один год, прежде чем она смогла принять Румпеля как нечто неизбежное. Он жил и процветал в ней как неистребимая хворь, и однажды ведьма просто бросила все попытки ее излечить. Нередко она говорила сама с собой, тут же представляя, что сказал бы ей Румпель - и придуманные ею фразы тот час звучали в голове его голосом, так, будто бы он стоял рядом с ней из плоти и крови. Она смирилась, привыкла, в каком-то роде даже привязалась к нему. Люди, враги, друзья - все приходили и уходили, а смех Темного мага был с ней всегда, и, вскоре, Леонора начала бережно ценить это. Прошли столетия, и вот, рядом с ней оказался реальный Румпель, точь-в-точь такой же, каким она его помнила все эти годы. Понятный, похожий на нее саму, до боли близкий и, вместе с тем, такой невероятно чужой, носящий на груди клеймо, которое ведьма сама же и выжгла на нем: враг.

Леонора так сильно ненавидела - его, проклятие, которым он одарил ее, жизнь, которую он разделил собою на "до" и "после", но, шутка ли, ей никогда не хотелось убивать его всерьез. Это была только их игра, и ее озлобленное, немного детское, желание сделать "назло". Выжить, стать сильнее, мудрее, опытнее, стать той, взглянув на которую, он бы пожалел о своем поступке. Леонора часто вспоминала смерть Румпеля и, положив руку на сердце, честно признавалась себе: окажись в ее руках возможность убить его, она никогда бы ею не воспользовалась. Просто не смогла бы. Игра была жестокая, смертельная, выходящая за всякие допустимые границы, но это была игра, в играх нельзя умирать взаправду! Они лишь шутили, потешались, ставя друг другу подножки и издеваясь, желая смерти, устраивая друг другу красочные похороны, но прощаться друг с другом по-настоящему было нельзя. Как она могла вот так просто выкинуть его из головы и своей жизни? Это ведь он начал и он не смеет уходить! Сотни лет она бежала от него, чтобы, в конечном итоге, к нему возвратиться. Змей укусил свой хвост - и все вернулось туда, откуда началось, но только теперь его руки не накрывают ее глаза, а мягко сжимают плечи, а она не кричит от ужаса, а пропускает вздох, замирая в тревожном и волнительном ожидании сама не понимая чего. Столько потраченных дней, столько горя и бед, столько бурь и туманов - чтобы поддаться уверенным колдовским рукам и без тени страха, но с интересом и предвкушением, заглянуть в золотые глаза своего чародея.

Склонив голову набок, Румпель глубоко вздохнул и взял ее руку в свою, чуть отведя в сторону. Его ладонь легла ведьме на талию, а губы, слегка припорошенные золотистой пылью, будто снегом, искривились в попытке изобразить, как показалось Леоноре, добродушную улыбку. Колдунья так привыкла к тому, что все слова мага надо делить надвое, что сперва даже не поняла, всерьез ли он говорит о танце или просто подтрунивает. Замешкавшись, она через несколько секунд все-таки неуверенно положила руку ему на плечо и прищурилась, ища подвоха там, где его не было, но где он был быть обязан.

Цитата Лина ()
Я всего лишь, хотел потанцевать с тобой. Раз уж мы пара, на этом балу, никак нельзя оставлять даму без воспоминаний, о прекрасно проведенном времени.


- Да мне жизни не хватит рассказать все мои воспоминания о прекрасно проведенном с тобой времени, чародей! - театрально закатив глаза, с сарказмом протянула ведьма, но, встретившись с магом взглядом, прикусила язык, интуитивно сообразив, что, кажется, ее ирония сейчас не совсем уместна, - Но да бог с ним, пускай еще одно будет! - весело улыбнулась Леонора, поспешно исправляя собственную оплошность и попутно прижимаясь к Румпелю чуть ближе. Ведьма так и не поняла, как магу это удалось, но по мановению его руки скрипучий надрывный хор струнных и ударных вдруг сменился ритмичной и красочной композицией.

- Румпель, когда и чем ты умудрился подкупить оркестр? - рассмеялась Леонора, покорно следуя за ним по паркету, - Надо было предупредить тебя заранее, - уже шепотом добавила ведьма, делая страшные глаза, чтобы скрыть неловкость, - Я совершенно не умею танцевать.

Маг лишь скривился да покачал головой. Кажется, его это нисколечко не волновало, и через мгновение колдунья поняла, почему: он сам прекрасно танцевал и, похоже, взялся научить и ее. Гиблое дело, совсем как плавание, но если она умудрилась не утонуть, то и танцы сможет одолеть. Первую минуту Леонора нервно поглядывала под ноги и думала над тем, куда ступает и что делает, но точные движения, шаги и действия Румпеля были столь уверенны и легки, что это невольно передалось и ей. Расслабившись, Леонора позволила его рукам вести ее, и вскоре, поймав ритм, ведьма уже вовсю улыбалась, наслаждаясь происходящим. Тихонько мурлыкая мелодичные напевы, колдунья все глядела и глядела на мага, не уставая поражаться той легкости и радости, что рождались внутри нее, стоило ему оказаться рядом. Словно все, что было раньше, в какой-то момент изменило полярность.

Зачем люди врут - вовсе он не страшный и не омерзительный. Обаятельный, горделивый, умный, уверенный и надежный. С теплой кожей, пахнущей можжевельником, смешанным с древесными ароматами, огромными завораживающими глазами, в уголках которых собираются лучики, когда он широко улыбается или смеется, и той самой заразительной улыбкой, которой невозможно не улыбнуться в ответ. Бессмертный, могущественный, тот, чье имя у всех на устах и он же - внимательный, моментами - даже смущенный и потерянный из-за непривычных эмоций, тот, к которому хочется прижаться поближе, с которым часами хочется болтать и смеяться, у кого хочется учиться и к чьим словам хочется прислушаться. Леонора была счастлива, что они уже черт знает когда минули рубежи доверия и понимания, и теперь эти вопросы не стояли и вовсе: все, что она хотела сейчас - получать удовольствие от общения с Румпелем и его компании, побыть рядом с тем единственным особо родным человеком, который был с ней с самого начала и до сей поры. Было видно, что и сам чародей заметно расслабился, отдавшись ощущениям и этому моменту, даже глаза его теперь смотрели по-другому. Леонора почти никогда не видела Румпеля таким, как сейчас, поэтому пыталась ухватить и запомнить каждую его новую эмоцию. Шаг, поворот, чуть дальше и сразу же - ближе. Разве не могли они начать с этого еще тогда, триста лет назад? Кому и зачем были нужны эти годы вражды и противостояния?

Румпель вдруг остановился, притянул Леонору чуть ближе и наклонился к ее уху. Леонора, Леонора, Леонора - даже ее имя звучит из его уст иначе, чем у других. Какое-то смутное, знакомое ощущение, вызвавшее дрожь подобно ушату ледяной воды. Дежавю? Воспоминание? Что было странным в том, как он произносит ее имя? Маг не успел договорить, а ведьма не успела среагировать. Яростное оглушающее шипение, ударившее по ушам, напомнило тысячу кобр, враз решивших напасть на них. Скривившись, Леонора и Румпель синхронно зажали уши руками, ведьма даже не сразу сообразила, что они сделали это вместе. Будь то кошмары - Кромешник насылал их только на одного, но сейчас... кожей почуяв опасность, исходившую, будто, отовсюду сразу, колдунья резко крутанулась вокруг своей оси, но ничего, ровным счетом ничего вокруг не изменилось. Голова разрывалась от ужасного шума, даже подумать сил не хватало. Румпель пришел в себя первым: схватив ее за руку, он потянул Леонору за собой.

- Все соглашения аннулируются, ваше величество, - проскрипела ведьма куда-то в пустоту зеркал, пока маг тянул ее за собой, иногда не слишком ловко обходя гостей и жмурясь от боли все сильнее. Румпель отчего-то вдруг замер на месте, а Леонора, тут же впечатавшись ему в спину, покрепче сжала его ладонь. В паре метров от них, охраняемое белыми масками, находилось зеркало - черное да к тому же, кажется, живое: песок, заключенный в позолоченную раму, находился в постоянном хаотичном движении, так и наровя утянуть во мрак и больше никогда не отпускать. Колдунья нервно передернула плечами и состроила гримасу.

- Румпель, может не... - чародей рывком дернул ее за собой, и Леоноре ничего не оставалось, кроме как обреченно вздохнуть, - Ну конечно, мы идем туда, как же иначе.

Цитата Лина ()
Прошу прощения Господа, но переговоры здесь неуместны.


На свою беду ведьма забыла, что темный колдун, если ему что-то нужно, долгих разговоров не ведет. От танцев к бойне - привычный ритм жизни, если повезло не чаять души не в каком-то ином маге, а именно в Румпельштильцхене. Без всяких лишних мыслей, что и к чему, Леонора молча сделала пару быстрых шагов навстречу ближайшей бесстрастной маске, той, что была пониже других, и, ухватив его голову, с силой крутанула ее. Шея мужчины хрустнула, и он тот час рухнул к ее ногам. Вскинув руку, ведьма напрягла пальцы и цепко ухватила за горло стоящего за ним. Когда тот захрипел и невольно опустился на колени, Леонора играючи повторила свой маневр и махнула рукой, отправляя тела в сторону.

- Ну надо же, а, не растеряла сноровки! - довольно протянула ведьма, из-за шума в ушах не замечая, что почти кричит, - Как в старые добрые времена, - обернувшись к Румпелю, стоящему с огненным шаром на изготовку, Леонора приподняла брови в немом вопросе. Во что они ввязались на этот раз, скажите на милость?

Цитата Лина ()
Там находятся самые страшные страхи и ужасы. Это магия подсознания самого Кромешника, не мальчишки Вейланда нет-нет. И если, мы пойдем туда, то может случиться все что угодно. Но здесь… Не лучше. Ты со мной?


- Да ты издеваешься! - находясь в шаге от истерики, ведьма нервно всплеснула руками и попружинила на месте, стараясь унять дрожь. Ситуация оборачивалась катастрофой. Времени на раздумья не было, поэтому Леонора, в два шага сократив расстояние между ней и Румпелем, кивнула и протянула ему руку, - С тобой, чародей, с тобой, - едва слышно пробурчала ведьма себе под нос, крепко вцепляясь в руку мага и делая осторожный шаг навстречу кромешной темноте.




 
Lesya6119Дата: Суббота, 01.10.2016, 20:38 | Сообщение # 109
Путешественник
Сообщений: 2
Репутация: 282
Статус:

Лавка Румпельштильцхена

Ощущение прохлады отступало по мере того, как Королева Сердец все больше могла ощущать свое тело. Она открыла глаза. Ее удивлению не было предела. Королева оказалась в огромном зале, пугающем своими большими колоннами, высотой сводов, ярким освещением и множеством людей. Откуда-то мерно лилась спокойная, но почему-то зловещая музыка. Своими мерными ударами, казалось, она повторяла ритм сердца. Кора глянула вниз, на свои руки. С того момента, как она попала в это загадочный зал, кровь пульсировала со всей силой, вызывая приятную магическую дрожь. Это приятно удивило Королеву, но не менее ее удивило то, что каким-то непонятным образом, в городе без магии, она попала в странное место, оказавшись там в новом наряде. Королева была облачена в длинное роскошное черное платье в пол. Изящные босоножки на шпильке обрамляли молодую ножку. Кора подняла руку, чтобы поправить прическу и обнаружила, что волосы убраны в крупные локоны и изящно приколоты на затылке, лицо обрамляли также длинные серьги.



Внезапно кто-то сзади легко тронул ее за локоток, тот, от кого веяло неимоверным холодом. Она резко повернулась, ожидая увидеть знакомое лицо мага, но перед нед предстала лишь белая маска, от которой веяло страхом.

-Госпожа Королева, - пробасил подошедший лакей. - Не желаете выпить шампанского? - Кора отрицательно качнула головой, преодолевая страх, заигрывающе посмотрела на человека под маской, планируя разузнать у него как можно больше о месте, в которое попала. - Может быть, танец? - таким же холодным спокойным голосом предложить лакей.
-С удовольствием, - улыбнулась Кора и подала ему руку.
Танец мгновенно закружил их, все дальше унося в пространство зала. Все вокруг кружилось, пело, танцевало. Дамы в черных платьях,кавалеры - в костюмах. Музыка все нарастала, становилась громче и динамичнее.
-Где я? Кто эти люди?- взволнованно крикнула Кора. Но мертвенно-бледная маска даже не подала вид, что расслышала вопрос. -Что это за бал? Кто ваш хозяин? - с нарастающей тревогой спрашивала Королева.
Маска также молчала, вместе с тем, кроме незнакомых пар, мимо стали проплывать различные видения, словно они тоже кружились в этом бешеном ритме. Вот она бедная дочь мельника, пьяный отец кидает ее на пол, потом "принц", беременность, пустая дорога и сырость, пустота. Вот будущая Королева так же танцует с Румпелем, потом первая магия, обрыв, крепость. Кора летит вниз, а над ней лишь черное небо и низкий голос, проникающий в сознание "Прощай, сила, Прощай, магия. Приветствую тебя, дочь мельника, дочь пьяницы и лентяя. Королева соломы, вот ты кто!" Зловещий смех окутывал ее, голова кружилась. Коре казалось, что к этому низкому смеху присоединились еще тысячи голосов и все они кричали и смеялись над ней: "ты больше не Королева" У тебя не осталось ничего" Ни власти, ни магии, ни детей, ни пустоты, позволяющей жить! Ты - ничего...."
Казалось, КОролева вот-вот сойдет с ума, как вдруг в театре теней, во множестве лиц она разглядела Зелену и Регину. Как защемило СЕРДЦЕ! Она потеряла и их! Навсегда!
НЕ может быть!Вот он, ее жизнь, ее ЕЩЕ ОДНА СЛАБОСТЬ - Румпельштильцхен. Мгновение - и он притягивает к себе Леонору, беря за руку, подводит к какому-то черному зеркалу! Как колотится сердца! ОН сейчас уйдет! Нет!

-Румпель, - прошептала Кора, забыв все правила приличия. Лакей уносил ее в танце все дальше. Повернув голову, Кора сказала громче, - Румпель. -Казалось, он ее не слышит. - Румпельштильцхен! -практически закричала она, надеясь увидеть его взгляд, его глаза....






Сообщение отредактировал Lesya6119 - Суббота, 01.10.2016, 20:39
 
AnnaKendrickДата: Воскресенье, 02.10.2016, 09:11 | Сообщение # 110
Long as I live I will fight
Сообщений: 768
Репутация: 808
Статус:

С осторожностью Бека оглядывала весь зал, который будто весь сосредоточил своё внимание на них, но самыми главными сейчас для Рапунцель оставались, лишь несколько людей - это Оливия, которая непонятно сейчас радовалась или грустила, Рен, которого девушки совсем недавно усадили за стул, Эмма, которая не уверенной походкой приближалась к ним. и странный брюнет, который взгляда не сводил с их компании, распивая напитки. Мисс Прайс и Мистер Кингстон увлеклись разговор с друг другом совершенно забыв о бедной Беке.



Вдруг факел на всех стенах взвыли вверх оставляя пепел в воздухе, а следом за ним словно действием магнита поднялась пыль в высь и всё замерло. Грандиозно кружащиеся пары, пыль и пепел, совершающие странные маневры, Оливия и Рен, что говорили друг с другом - всё оказалось под действием странного проклятья. Затем картина обстояла ещё страннее, Прайс и Кингстон медленно и аккуратно превратились в дверь, пары в танце в элементы декора, а факелы в окна, сквозь которые бился яркий луч света. По железной отделке двери отдавая глухой стук, который начинал уже надоедать. Бека всё никак не могла понять почему всё это действует, как дежавю. Она открыла с недопонимающим лицом ставни своего дома и была шокирована ответом на свой вопрос. За ней стоял он, тот самый Флин Райдер,не мёртвый и не окаменелый. На фоне груды металла, что умела двигаться и каменных джунглей он говорил ей извиняясь:



- Прости меня, и я... я знаю,что я король ошибок. Но если ты дашь мне шанс я обязательно всё исправлю - меняя быстро голоса говорил мужчина. Рапунцель попятилась назад и сама не понимая того разделила свою плоть, на настоящую и ту, что была в тот момент и действовала в разговоре с её любимым. Та плоть Реббеки Адамс - работницы местного зоопарка, тут же начала ответ:

- Нет, Ник, ты слишком поздно, я уже не люблю тебя и знаешь тебе лучше не приходить сюда и не видеть меня совсем, понял? - чуть ли не плача прокричала шатенка и изобразила всю ярость и обиду, что рисовалась на её лице. Парень в то время был очень огорчён, что его любимая ненавидит его и пытается избежать он в очередной раз попытался исправить всё:

- Но Бекки, я очень люблю тебя и... начал сожалея он, но его резко прервала обиженная всем сердцем Бека, девушка пыталась поступить, как можно хуже и в гневе проговорив:

- Нет и не надо этих слов, а теперь забудь это всё и оставь меня в покое - прокричала Рапунцель и закрыла дверь прямо перед лицом парня


Затем запустив свои длинные пальцы в коричневый локоны обрезанных волос обе плоти вновь объединились и в истерике начали кидать вазы и опрокидывать лампы, вещи, рамки с фото, пытаясь утешить боль, что сковала их изнутри. Она не знала, как дальше быть. Она прислонилась к двери и по ней сползла вниз на пол. Что болтая в бреду о своей несчастной любви.


Казалось не было ничего ужаснее этого события, но новые беды всё стремительней надвигались на Беку, ведь на следующий день выяснилось ещё более ужасная новость в местной газете появилась статья: "Местный житель Ник Френдон теперь в коме". Да, да это было именно он тот самый Флин Райдер, которого Рапунцель потеряла в очередной раз. Кромешник видимо хотел в этот раз не столько испугать девушку, сколько заставить её вспомнить события тех дней проклятья, которое причинило всем столько боли. Но всё же в одном король страхов просчитался параллельно с болью, он посадил в сердце своей гостьи надежду - надежду на скорую встречу, влюблённых. Теперь Рапунцель будет ещё осмотрительнее к гостям.

Пытаясь выбраться из альтернативной реальности, Реббека замахала головой чтобы вновь вернуться к своим собеседникам оставшимся, там на балу. Махинации с закрыванием глаз и маханием завитых лёгкой кудряшкой волос, удались всё вернулось на круги своя даже с ускоренным движением действий. Ведь Эмма была уже около них, а Рен быстро и стремительно покидал их компанию отстраняясь всё дальше вглубь толпы к какому- то незнакомцу. Единственное, что успела выловить из речи спасительницы была одна фраза:

Цитата Kolombina ()
- Вы не видели куда исчез Робин? Его нужно найти, - уверенно произнесла девушка. - Этот Кромешник затеял явно что-то недоброе, и нам нужно как-то отсюда выбраться.


Рапунцель утвердительно кивнула головой и попыталась найти слова, что ответить Эмме, пока Оливия, что-то отвечала ей мысленно провожая Кингстона глазами. Ничего путёвого не лезло в голову, лишь догадки и мысли о Флинне мучили и терзали её. Силы тоже тянула к себе неведомая сила, окружающая принцессу, она не давала ей сказать не звука и даже пошевелить кончиками пальцев. Отступила это сила очень скоро, но перед окончанием своего действия она повалила её на пол не давая никакой опоры. Кончено, это выглядело очень странно, если смотреть со стороны неизвестная девушка падает на пол просто так, после долгого оцепенения, но то упорство, что сохранилось внутри шатенки, как и всегда помогло ей, не оставив и следов, что это было, оно помогло девушке встать на ноги и подойти к Оливии, что вновь увлечённо болтая, опять отобрала у неё собеседника. Встряв в их разговор Бека учтиво произнесла:

-Нет, я не видела его, но... Но я думаю с ним всё хорош - Рапунцель осмотрелась по сторонам в поисках взглядом Робина или Райдер, но ни первого, ни второго на горизонте не было, поэтому девушка решила продолжить своё ответ к вопросу Эммы - Согласна, что он задумал что-то не доброе, но я не уйду отсюда пока не узнаю, зачем мы все ему понадобились, а главное зачем ему, то пугать нас, то вручать нам надежды и давать подсказки. Ведь это может означать, что он всего лишь Король страхов недоучка, либо, то всё это часть его плана - быстро и уверенно проговорила Бека.

"Все мы делаем ошибки, но не все умеем исправлять" - прозвучал мужской голос в голове у Реббеки среди, которого она отчётливо поняла, что это Кромешник. Интересом загорелось всё тело Адамс, принцесса не могла понять к чему говорит ей это Кромешник и почему он то почти заботится о ней, то наоборот пытается испугать как можно более страшным и отвратным способом. Схватившись за двумя пальцами каждой руки ухватилась за виски и попыталась крикнуть внутренним голосом ответ мужчине: "Но к чему ты это говоришь? И зачем я тебе нужна?". Сделав это действие Бека посмотрела на своих собеседниц и не понимающе заметила, что пропала Оливия. Оглядевшись по сторонам, она так и не увидела её, всё было очень странно Реббека решила спросить у Эммы вдруг та прольёт свет на отсутствие третьей:

- Эмма, а где же Оливия, она же только что была здесь? - вопросительно вскинув брови спросила Рапунцель. Получив ответ полный отрицания девушка решила попытаться найти её методом крика в толпу:

- Оливия! Оливия, ты где? -громко крича в толпу, оглядывалась по сторонам Бека в поисках Оливии, которая недавно говорила, что им нужно держаться вместе. Так и не найдя Мисс Прайс, девушки обернулись друг к другу и Рапунцель решила сказать дружескую шутку:

- Ну вот теперь видимо все уходят от нас, говоря о том, что надо держатся вместе - неуверенно усмехнувшись сказала девушка и схватила яблоко с одного из подносов. Оно было так налито красным цветом, что выглядело даже слишком аппетитно. Уверенно откусив губами его часть яблока Бека с ужасом почувствовала, что это стекло, что это лампочка. Давясь от осколков стекла Реббека вынула самую крупную часть, что была у неё в окровавленном рту. Она попыталась выплюнуть остальные части столь страшного яблока, которое кололо и резало всё внутри рта Беки. Рапунцель пыталась плевать остатки стёкол, что находились в её рта. Рапунцель всё больше и больше давилась осколками и захлёбывалась в собственной крови. Эмма стоящая рядом не знала, что и делать, потому что никак не могла понять, что заставило девушку давить аппетитным и сытным яблоком, ведь с виду это всё казалось очень странным, так как всё это были лишь галлюцинации, созданные для страха Реббеки. Внезапно к дамам подбежал и давно следивший за ними парень, он сорвавшись с места подбежал к ним и что-то начал говорить Эмме.



 
SkazochnikДата: Воскресенье, 02.10.2016, 09:13 | Сообщение # 111
~Story-teller~
Сообщений: 6035
Репутация: 12454
Статус:

I место в конкурсе - Сказки о Любви I место в конкурсе - Второй Шанс I место в конкурсе - Сказочная Любовь I место в конкурсе - Однажды в Аншлаге
...

Дэниел Блэквелл, продолжая стоять в отдаленности от всех остальных, раздумывал над всем тем, что с ним приключилось за этот вечер. Он уже позабыл о том, какие столкновения ему довелось пережить со своими врагами, с теми, кто был дорог ему сердцу, с теми, кто причинил ему боль и уничтожал постепенно в нем истинную его сущность. Нет! Он думал не об этом! Мужчину терзали мысли только о Кромешнике и то, что он сделал с ним - как изменил, как перевернул все прошлые убеждения совсем в другое направление, как открыл для него новые грани...

"Нет! Хватит!" - одернул себя маг, пытаясь отрешиться от всех этих нелепых мыслей. Это начинало его сводить с ума, а маг не хотел, чтобы весь этот бред повторялся вновь. В какой-то момент ему подумалось, что Кромешник специально все так обставил, чтобы еще сильнее запутать и без того сбившегося с пути Блэквелла. - "Но он же показал мне иные способности..." - вдруг вспомнилось Дэну, и он невольно посмотрел на свои руки, на свою тень, тонкой полоской проявляющуюся от легкого свечения нескольких огоньков на высоких люстрах. Ничего не происходило.

Ничего!

"Какой прок от этого, если я даже не знаю, как контролировать данные силы?" - задался вопросом Дэниел, снова посмотрев вдаль, на гостей, однако, казалось, он совсем не всматривается в их облик, а снова думает о чем-то своем, о своих внутренних проблемах...

Цитата ЛивПрайс ()
Шаг, еще один. Выход был совсем рядом, но видимо судьба распорядилась иначе. Оступившись, Оливия ухватилась за какую-то вазу, чтобы удержаться и та с грохотом разбилась о мраморный пол.

- А? Что??? - маг ошарашенно дернулся в сторону, не понимая, что такое случилось чуть поодаль от него. Резкий шум заставил мужчину буквально разорвать все свои паутинные мысли и, проваливаясь в них, вынырнуть наружу... В реальность...

- Чтооо??? - снова зачем-то пробормотал маг, начиная думать, что это Кромешник и новая порция его ужасных и кошмарных игр. Дэниел повернулся на шум и, всматриваясь в темноту, пытался понять, что тут происходит. Он сделал несколько шагов вперед и, обводя все любопытным взором, намеревался отыскать того, кто издал данный резкий шум.

Совершенно неожиданно он ощутил мощный волновой импульс тревоги и опасения, исходивший совсем близко... Неожиданное движение в стороне... Блэквелл заметил мелькнувшее платье и поспешил вперед.

"Она же выдаст меня!" - крутилось в голове мага, когда он выскочил за колонну и увидел бегущую незнакомку.

- Нет! Нет! Нееет! - закричал он, сделав несколько шагов вперед, думая над тем, как ее удержать. Он не заметил, как снова, поддаваясь его опасениям и тревогам, превращаясь в стабильный защитный механизм, его тонкая тень стала расплываться по полу и, настигая девушку, практически расплылась под ее шагами, образуя бездонное пространство. Пока Блэквелл продолжал бежать вперед, его тень уже все сделала за него. Мужчина увидел лишь только то, что девушка, продолжая бежать, неожиданно куда-то провалилась, тут же исчезая из виду.

Дэниел не сразу понял, что то снова сработали его силы... Лишь только тогда, когда тень стала возвращаться к нему, мужчина осознал, что, кажется, его сила все-таки начинает быть все более и более могущественной. Достигнув мага, тень растеклась под ним и, будто бы приглашая отправиться в удивительное путешествие, дождалась, пока он сделает шаг вперед и, выполнив свое дело, тут же растворилась в каменных плитах.

"Пустота..." - подумал маг, выныривая из тени, оказываясь в полнейшей темноте. - "Интересно, могу ли я контролировать данное место? Подвластно ли оно мне?" - мысли мага крутились в голове, рождая все новые и новые идеи.

- Проверим... - прошептал маг и, взмахнув руками по сторонам, подумал о том, что неплохо было бы добавить кусочки света в это темное царство.

В тот же миг в нескольких местах замерцали слабые огоньки, начиная тусклым светом озарять небольшую часть этого темного лабиринта страхов.

- Где же ты? - вспомнив об исчезнувшей незнакомке, произнес маг. - Я тебя чувствую, дорог... ая... - Дэниел говорил неторопливо, пытаясь уловить те самые женские страхи. - Не прячься от меня! - выкрикнул маг, зная, что его никто больше не услышит и, сделав резкий рывок вперед, пересек несколько каменных плит и плечом к плечу столкнулся с милой леди, в страхе застывшей перед разбитой вазой.

"Как мило... Ей все еще кажется, что она находится в том же самом месте", - подумал мужчина, мило улыбнувшись. Незнакомка боялась его, но не могла пошевелиться. По крайней мере, сейчас...

- Неужели я настолько ужасен? - расплывшись в улыбке, произнес маг, наступая на разбитое стекло. Кажется, слегка переборов свой страх, девушка сделала невольный шаг назад и, попав под сияние свеч, позволила Дэниелу узнать себя... - Ты была в их компании... - маг вытянул руку вперед, ощущая ее страхи. Все происходило больше интуитивно, чем по разумным соображениям, но Блэквеллу нравилось чувствовать что-то новое в своей душе. Его тянуло прикоснуться к ее страхам, к ее импульсам, что позволило бы ему стать еще сильнее. Эмоции часто брали над вверх, но сейчас это было ему нужно... даже необходимо! - Ты была среди них... - снова прошептал мужчина, однако в этот самый момент незнакомка дернулась в сторону и, кажется, попыталась убежать из темного плена.

- Ахахахах! - засмеялся мужчина, наблюдая за тем, как девушка убегает вдаль, в темноту, но уже через некоторое время снова появляется перед ним, будто бы выныривая из очередного поворота лабиринта, ведущего ее к магу... к нему... снова к начальной точке! - Перестань уже! - крикнул ей маг, как только девушка, уже наверное раз в пятый, предстала перед его видом. - Тебе не сбежать отсюда... - сделав паузу, пробормотал Блэквелл, - ...пока я не захочу! - заметив, что незнакомка больше никуда не бежит, а, кажется, задумалась над его словами, мужчина направился к ней, снова начиная слишком четко ощущать ее волнение, тревоги, а главное... страхи, подпитывающие его изнутри!

Дэниел подошел почти вплотную, заглядывая в ее глаза, в которых отражался тусклый огонек нескольких свеч, что находились над их головами.

- Не нужно пугаться меня... - прошептал маг. - Мы же ведь даже не знакомы... - добавил тихо мужчина, сделав взмах рукой и, представляя кое-что в своей голове, направил свою силу в сторону, где немедленно, появляясь из каких-то странных темных клубов дыма, будто опоясанных его собственной тенью, стали появляться кое-какие предметы... Возникли несколько колонн, а посреди них нисколько каменных плит, образовавших подобие скамейки.

- Что могу, - добавил маг, как только дело было сделано. - Но лучше так, чем вообще ничего, - выговорил Дэниел, направляясь к тем самым плитам. - Можете присесть, дорогая, - усаживаясь на одну из плит, произнес Блэквелл. - В ногах правды нет... И к тому же, - он сделал небольшую паузу, - куда спешить? Кроме нас здесь все равно никого больше... нет... - Дэниел растянулся в улыбке, ощутив новый импульс изумительных девичьих страхов. Да, она продолжала бояться его. Боролась с этим страхом, но все еще боялась.

Блэквелл вспомнил, как в прошлом многие относились к нему именно так... А потом он запутался в своих чувствах и решил подавлять свои силы... Мужчина не хотел снова вспоминать о своих прошлых неудачах... Ему больше по душе была наблюдаемая картина и то, что сейчас творилось перед ним, ведь именно он, маг, управлял ситуацией, а не ситуация им!

Как же он скучал по всему этому...




 
NotEvilДата: Воскресенье, 02.10.2016, 16:32 | Сообщение # 112
Have Fun While You Can
Сообщений: 201
Репутация: 1889
Статус:

Цитата Guy_of_Gisborne ()
- Мэрион больше нет, - отрывисто ответил Гай, услышав до боли знакомое имя.

Цитата Guy_of_Gisborne ()
Она сделала свой выбор и поплатилась за это, - взгляд рыцаря потемнел, едва воспоминания всплыли перед глазами

-Прости, я не знал об этом, - проговорил Рен. Он чувствовал себя слегка не в своей тарелке, хорошо бы они с Гаем были наедине и могли бы поболтать по душам, но, во-первых, они в данный момент находились на этом жутком бале, а, во-вторых, с ними была рыжеволосая девушка, которая, судя по всему, не спешила никуда уходить, несмотря на все колкости Гая.
Кингстон смотрел на друга и думал о том, что прошло столько лет с их последней встречи, что они оба не могли не измениться. Филипп с тех пор многое пережил, он уже не был больше тем мальчишкой, который впутывался во всякие неприятности вместе с Гизборном. Принц с тех пор повзрослел, узнал о том, что такое ответственность. Но все же, ему всегда не хватало его друга, который всегда мог подставить плечо и встряхнуть Кингстона, если тот расклеится, да что уж говорить, ему не хватало веселья и беззаботности, которые окружали друзей в те времена.
Цитата rusy ()
- Боюсь, Бал Кошмаров, хотя, это, скорее, кошмарный бал, не место для длинных историй. Но вы, Филипп, всегда можете заглянуть ко мне на чай. Тогда я смогу поведать вам душещипательную историю, которая началась в покоях Злой Королевы.

Видимо Рену стоило помолчать, потому что, что бы он ни говорил, все время, как ему казалось, попадал на больную тему. Вот и сейчас Зелена так ловко увернулась от ответа, из-за чего пожарный подумал, что ей вовсе не хотелось говорить об этом.
-Я уже здесь достаточно долго, что потерял счет времени, поэтому, могу сказать, что вы бы успели рассказать свою длинную историю, потому что еще неизвестно, когда мы отсюда выберемся. Если выберемся... Но настаивать я все же не буду, - Рен потер виски. Голова хоть и не болела, но была какой-то тяжелой, словно после жуткого похмелья. - Но тогда вы могли бы рассказать, откуда вы знакомы с мисс Миллс.
Цитата rusy ()
- Ах, дорогой. Это не жалость. Мне не нужно себя оправдывать, я верю в судьбу. Мне было предначертано стать той, кем я являюсь. – Зелена отвернулась от Гая, не выдерживая его взгляда. Практически весь разговор она смотрела либо на свои руки, либо на Филиппа. – Так что это не жалость, мой дорогой. Это лишь обида на то, что профессиональный зельевар из меня так и не вышел. И яркий пример моей некомпетентности сейчас стоит передо мной.

Девушка избегала взгляд Гая и смотрела на Филиппа, хотя ее слова были адресованы вовсе не ему. Принцу было любопытно, что же все-таки произошло между этими двумя людьми. В воздухе висело такое напряжение, что Рен и не знал, куда себя деть. Уходить он не собирался, так как он не хотел потерять Гизборна из виду. К счастью, откуда-то так удачно возник Робин, который врезался в Гая.
Цитата Guy_of_Gisborne ()
- Локсли, - процедил сквозь зубы Гай. - Поверить не могу, что ты еще жив, - презрительно сморщившись, парировал в ответ мужчина совершенно не испытывая радости от лица человека, кто без зазрения совести увел у него любимую. - В отличие от нашей общей знакомой, кого ты не смог уберечь, - продолжил Гизборн.

С каждым разом все становилось более запутанным.
-Подождите, вы друг друга знаете? - это никак не вязалось в голове Рена. Да что это такое? Кингстон чувствовал себя совсем глупо. - Робин, что произошло после того, ка я вырубился? - спросил Кингстон, подойдя к лучнику и наклонившись к нему так, чтобы только разбойник мог услышать его.


Words don't come easy...




Сообщение отредактировал NotEvil - Воскресенье, 02.10.2016, 16:33
 
FaviДата: Воскресенье, 02.10.2016, 21:35 | Сообщение # 113
Сказитель
Сообщений: 921
Репутация: 1883
Статус:

Цитата Guy_of_Gisborne ()
- Локсли, - процедил сквозь зубы Гай. - Поверить не могу, что ты еще жив, - презрительно сморщившись, парировал в ответ мужчина, - В отличие от нашей общей знакомой, кого ты не смог уберечь

- Могу сказать о тебе то же самое, - оскалился лучник и сложил руки на груди.
Очередное напоминание о том что Мэриан мертва было неприятно, но Робин давно научился жить с этой потерей и на месте раны воздвиг такую прочную броню, что никакие подковырки Гисборна, о котором он и думать-то давно забыл, не могли его выбесить. В последний раз это удалось лишь Регине, да и то, только потому что ее мнение и отношение много значило для Гуда, в отличие от стоящего перед ним Гая. Робин ему ничего не должен, так что пусть парень наслаждается своим ядом самостоятельно.
Цитата NotEvil ()
- Подождите, вы друг друга знаете? - это никак не вязалось в голове Рена. Да что это такое? Кингстон чувствовал себя совсем глупо.
- Робин, что произошло после того, ка я вырубился? - спросил Кингстон, подойдя к лучнику и наклонившись к нему так, чтобы только разбойник мог услышать его.

- Ты имеешь ввиду после того как я тебя вырубил? - так же тихо усмехнулся Робин ему на ухо, - Есть кое-что важное, потом расскажу.
И продолжил уже вслух.
- Отвечая на твой вопрос, Рен. Да, мы с Гаем знакомы, причем еще со времен Зачарованного леса, то есть очень давно. И нет, мы не друзья. Странно, правда? - он посмотрел на Гисборна, - знаешь, Гай, мне без разницы где ты был и чем занимался, но я с удовольствием послушаю Зелену о том где и как вы с ней познакомились, - Робин перевел взгляд на женщину, которая встретила его с каким-то даже воодушевлением, несмотря на колкость. Робин начал думать что это отличительная черта семьи Миллс.
Зелена так таращилась на Гая, что сразу было понятно, эти двое не просто знакомы, у них есть общая история. Конечно, никто не горел желанием с ходу рассказывать обо всех тонкостях своих межличностных отношений, но прямой вопрос требовал хоть какого-нибудь ответа, и кому-то придется это сделать. Но Зелена мастерски перевела тему, ухватившись за вопрос Робина о шерифе.
Цитата rusy ()
- Ты его не видел? Он должен был появиться после меня, должен быть где-то здесь. Он не мог меня оставить…

- Нет, не видел, - отрицательно покачал головой разбойник, ведь как он сам знал, даже если вы стоите рука об руку, появиться в зале кошмаров можно в абсолютно противоположных сторонах и после не встретиться вовсе, если того не захочет хозяин. Робин развел руками сожалея, что Грэма нет, и задал вопрос, который он задавал буквально всем в этом проклятом зале, - а ты часом сестру свою здесь не встречала? Румпель сказал, она жива.


Благородство не дается по праву рождения, а определяется поступками

 
Guy_of_GisborneДата: Воскресенье, 02.10.2016, 23:59 | Сообщение # 114
Испытатель
Сообщений: 335
Репутация: 2520
Статус:

Цитата rusy ()
Это лишь обида на то, что профессиональный зельевар из меня так и не вышел. И яркий пример моей некомпетентности сейчас стоит передо мной.

- О... - Гай даже не попытался скрыть своего удивления от брошенных слов, - ты научилась признавать ошибки? - вопросительно вздернулись брови рыцаря. Вот уж действительно, что может такого произойти, что такая как Зелена могла признать то, что задевало самолюбие. - К слову, позволь поинтересоваться, - флегматично продолжил Гай, лениво осматривая зал позади своих собеседников, - колдуешь ты так же отвратно, как и отравляешь? Или ты все же окончила курсы ведьм-самоучек? - с невинным взглядом подкинул в воздух очередной вопрос Гизборн. Он видел, как ведьма нервничала, переводя взгляды то с одного мужчину на другого. И дело было совсем не смущении от троекратного количества мужского пола, а от общей истории, что оставила след на обоих. Если относительно него было все ясно, то с Зеленой мужчина был в мысленном тупике. Что её могло мучить сейчас? Совесть? Разочарование? Вряд ли. Скорее обида, как она выразилась, от некомпетентности своих сил. Ну что ж, не всегда можно убить с первого раза.
Ухмылки и заламывание рук, что безуспешно пыталась скрыть ведьма, отчего не приносили стопроцентной радости Гаю. Вполне возможно, над ней как и нал всеми уже поработал Кромешник. Потому, Гизборн отчаянно хотел задеть ведьму за живое сам, дать почувствовать женщине то, что резало когда-то его душу.
Цитата rusy ()
– Он должен был появиться после меня, должен быть где-то здесь. Он не мог меня оставить…

Задумавшись, на какое-то мгновение, Гай не сразу услышал имя парня, но теперь, когда его повторил уже не один раз, все стало на свои места. Плюс всплывшая вовремя информация сложила весь пазл воедино. Грэм был шерифом некоего города Сторибрук, а до этого жизнь таки помотала несчастного парня, который, вот парадокс, успел тесно пообщаться с обеими Миллс. Видимо мир был чудовищно тесен. Но вот что заставило Гая удивиться, так это то, что этот Грэм сменил внешность, и не на абы какую и не самолично. Тут приложила руку сама Зелена. Вот это было для рыцаря шоком, когда спустя глоток зелья памяти, перед глазами мелькнули слова и лицо рыжей. Все было жутко запутанно. Зачем она это сделала? Почему именно он? Что это, попытка вернуть к жизни того, кто был мертв, но в другом виде? И отчего она так переживает за этого пропашку, который просто отвратительно играет в рулетку с жизнью? Недовольство заклокотало внутри, но Гизборн как и впрочем и всегда уничтожил на корню эти первые поползновения от неприязни к этому парню, сосредоточившись на насущных делах и замыслах. Стоило думать о действительно стоящих планах, хотя теперь Зелена была туда так же вписана первым пунктом.
Цитата NotEvil ()
-Подождите, вы друг друга знаете?

- К сожалению да, - разочарованно выдохнул Гизборн, коротко кивнув в ответ. Тема была более чем неприятна, когда она вспоминалась. Но еще более было неприятно видеть того, кто заслуживал не этих церемонных разговоров с привкусом едкости.
Цитата Favi ()
знаешь, Гай, мне без разницы где ты был и чем занимался, но я с удовольствием послушаю Зелену о том где и как вы с ней познакомились,

- Любитель сплетен, - пренебрежительно усмехнулся мужчина в ответ. - Вот уж поистине талант, которому ты научился в лесу и среди своих дрожайщих бедняков. Интересно, манеры брать чужое все так же с тобой?



 
queen_of_ravensДата: Понедельник, 03.10.2016, 02:46 | Сообщение # 115
The Priestess Of Morpheus
Сообщений: 2
Репутация: 10
Статус:

Подойдя ближе и представившись, Моргана наконец смогла хорошо рассмотреть Леонору. Это была хрупкая невысокая блондинка с голубыми глазами, одетая как и все гости в этом зале в черное платье, которое только подчеркивало достоинства фигуры ведьмочки, которая была идеальной, но вот лицо… На лице чародейки имелись шрамы, которые пересекали практически кукольное личико блондинки…

«Интересно откуда они», - мельком проскользнуло в голове Морганы,- «Неужто боевые «трофеи»? Или же встреча с человеческими охотниками, решившими, что могут безнаказанно портить столь прекрасную красоту и очарованье своими грязными ручонками?» - в любом случае Моргана врятли это узнает, что делало в ее глазах Леонору еще более загадочной и таинственной, чем она была прежде.

Практически поравнявшись с ней Моргана почувствовала легкое дуновение ветерка, которое принесло запах хвои и лесных трав – такой знакомый запах леса, в котором Моргана проводила много времени думая, размышляя, строя планы на будущее и собирая травы для многочисленных зелий, сваренных в уединенном и родном подвальчике Морганы. От Леоноры веяло силой и тем родом магии, которая была знакома Моргане – магии трав и зелий. На первый взгляд Леонора и Моргана была того же возраста, но в новоявленной знакомой было то, что отличало и ее, и Мэл, и Еву от Морганы – в ее глазах, как и в глазах остальных читалась мудрость и тяготы пережитых не лет, а целых столетий, хотя заметить это было дано не всем.

От Морганы не скрылся оценивающий взгляд Леоноры, внимательно разглядывающей ее, но в нем было лишь любопытство и попытка понять кто же перед ней, так как она ничего (как впрочем и все остальные в этом зале) не слышала о Моргане.

Цитата tender_poison ()
- Знавала я те времена, поди, не первое столетие бок о бок с теми, кто так и остался верен старым традициям. Таким, как я, как вы - туда прямая дорога. Скажете нет? А что еще ждет ведьм? Конечно же - косте-е-е-р!


Девушка лишь улыбнулась, слегка дерзко с едва уловимой, крохотной ноткой высокомерия - костер, огонь ей были не страшны, ведь ее стихия – Огонь, так что у палачей не получилось бы навредить ей.

-Упиваешься своей силой, Прорицательница? – возник голос Кромешника как-будто бы из ниоткуда. – Думаешь, раз способна усилием воли поджечь факел или зажечь свечечку, то ты уже непобедима? Думаешь у палачей Камелота не найдется управа и на тебя?

Моргана лишь вздрогнула услышав эти слова, но не подала виду, что легкий страх предательски мерзким холодком прошелся по ее спине. Каждый раз когда Кромешник проникал в ее сознание, было мучительно больно осознавать, что она не единственная хозяйка собственным мыслям, возвращаться в то ужасное время, когда она была пленницей собственной магии и ей казалось, что выхода не существует, будто-бы она обречена на вечное скитание и переживание чужих мыслей, страхов и фобий, которых существует великое разнообразие и множество у каждого, а в целом вся эта мешанина составляет безбрежный океан потеряться в котором равносильно даже не смерти, а бесконечной агонии, которая захлестнув тебя однажды, уже не отпустит из своих объятий никогда.

Моргана отлично знала, что в арсенале людишек, именуемых себя героями и избавителями, помимо банальных способов расправы над магами и всеми теми, кто хоть как-то похож на чародеев, есть такие пытки и экзекуции, что при одной лишь мысли о них становится дурно.

Вот именно тогда у Морганы и промелькнула мысль о том, кто бы возможно мог стать еще одним их союзником в попытках выбраться из этого кошмара, вот только как сделать так, чтобы Он явился на зов или хотя бы дал подсказку, которая хоть как-то смогла помочь, ведь он уже однажды помог избавится Моргане от всех ее кошмаров.

Однако следующие события явно оказались Моргане на руку – признание Евы, которая на самом деле оказалась ни кем иным как самой Персефоной! Выходит все это время Моргана находилась в непосредственной близости от Несущей Весну, богини с самого Олимпа!

Цитата InfernalSpring ()
- Богиня плодородия и по совместительству бывшая королева царства мертвых – Персефона, к вашим услугам


В подтверждение собственных слов Ева, она же Персефона взмахнув руками вызвала настоящий листопад. Моргана невольно залюбовалась, как гонимые легким бризом разноцветные листья стали кружить по залу.

Признание Евы слегка ошарашило Моргану, в отличие от Леоноры, которая, судя по всему, была знакома с Евой в ее истинной ипостаси Богини. Малефисент же явно ожидала подобного поворота событий и выглядела мало удивленной.
Малефисент и Персефона, уставшие в этот, надолго затянувшийся, вечер присели на стулья. Присев на стул рядом с Персефоной Мэл озвучила вопрос, который гложил души многих:

Цитата Shadow ()
- Что ж нам остается - только… ждать? – Неужели мы и впрямь абсолютно бессильны?


Моргана же подошла сзади и оперлась руками на спинки этих стульев – ее взгляд был прикован к Леоноре, которая в свою очередь красивым, мелодичным голосом начала излагать свои мысли после воинственно настроенного намерения Персефоны самолично прикончить Кромешника, отомстив за все, что он сделал с ведьмами.
Моргана полностью разделяла с богиней ее точку зрения и будь ее воля не минуты ни колеблясь подписала бы Кромешнику смертный приговор, но тут заговорила Леонора…

Спокойно, уравновешенно излагая свои мысли она, не обращая внимание на недовольно мрачный вид Персефоны, которая лишь нахмурилась от слов ведьмы, Морганы, которая лишь недоумевала от того, какие речи произносила ведьма и какой смысл вкладывала в слова, Мэл, которая слегка нахмурившись вначале, сейчас выглядела задумчивой, словно бы искала рациональный смысл в словах Леоноры… Леонора со своим монологом была похожа на сладкоголосую сирену, заворожившую своей песней, однако эта песня была прервана тем самым загадочным мужчиной с золотой кожей, которого Моргана видела подле Леоноры до этого. Мужчина прервал Леонору на полуслове, предложив ей свои руку и приглашение на танец.

Леонора отошла танцевать с незнакомцем, а Моргана, Мэл и Персефона попытались переварить и осознать все сказанное им ведьмой. Что же выходит, они не лучше Кромешника, раз их руки обагрены кровью? Да, они калечили судьбы, отнимали жизни и предпочли Тьму а не Свет, но разве это их превратило в монстров?

Моргана задумалась. И ответ нашелся практически незамедлительно, пусть и яро разился со всем сказанным ведьмой - Нет. Разве те, чья кровь была у них на руках не были сами виновны в этом? Разве в них было больше человечности и доброты, чем в тех кого они клеймили приспешниками Тьмы? Любое существо по сути своей не рождается злым или добрым, влияет лишь выбор, только и всего. А как оставаться чистым сердцем добрячком, когда ты собственными глазами видишь вопиющую несправедливость по отношению подобным тебе существам и тем, кто хоть как-то пытается им помочь? Ни Тьма ни Свет не дадут желанного покоя. Моргана ловила себя на мысли, что абсолютный покой может дать только Смерть, ан нет ,дорогушенька, и тут просчиталась – наш путь смертью не кончается, и тот факт, что Моргана стояла подле богини, которая была Королевой и Повелительницей Преисподней (хотя этот титул похоже в прошлом, судя по желанию богини свести счеты с муженьком Аидом )лишь подтверждали этот факт.

Все вещи сложны и не однозначны по своей природе - будь то сущность магического существа или право выбора стороны, но признать себя монстром, который не заслуживает на счастье, духу хватит не у каждого. Вот и Моргане отчаянно не хотелось так думать о себе. Возможно, Леонора права – уж слишком много она пережила и повидала, как и Малефисент, как и Персефона и с ее уст сорвалась лишь истина, которую никто не хотел признавать, но это было так – если ты слаб, то ты падешь жертвой, но смерть в планы Морганы не входила, поэтому самое время быть сильной и выжить, не ради возвышения или силы, а хотя бы ради того, что Жизнь сама по себе величайший из существующих даров и нужно уметь ценить каждое мгновение ее, ведь оно не повториться и не вернется к тебе вновь.

Танец должен уже был закончиться, но Леоноры все не было и чтобы хоть как-то скоротать время ожидая ее,
Моргана решила поделиться со своими спутницами мыслью, возникшей у нее совсем недавно, тем более теперь, когда Персефона больше не инкогнито, ведь все это было связано с одним из ее божественных родственников с Олимпа, Культу которого служила Моргана.

Моргана, сделав пару шагов и взяв себе стул, поближе придвинула его к Мэл и Персефоне, заговорщицки поглядела вокруг, чтобы проверить, что их никто не подслушивает, и убедившись в этом проговорила:

- Раз у нас тут наметился вечер откровений, то позвольте и мне рассказать о себе кое-что. Я – не просто ведьма из Камелота, как вы уже знаете, мои дорогие. Я также являюсь жрицей Культа Морфея, бога Царства снов. В связи с открывшимися подробностями о том, что среди нас присутствует Богиня, предлагаю попытаться каким-либо способом связаться с Морфеем и просить о помощи, ведь по сути мы сейчас в его владениях, хоть и заперты в чертогах собственного разума, все же мы спим, а значит подвластны его магии, а не только магии Кромешника, - при произношении имени Короля кошмаров Моргана невольно скорчила гримасу отвращения и брезгливости.
- Ну так что, госпожа Персефона, это возможно или же нет, ибо я пыталась несколько раз применить свою магию, связанную с Царством снов, но к сожалению потерпела фиаско, возможно магия кровного родства богов окажется сильнее проказ Кромешника?
Прорицательница поудобнее устроилась на стуле, предчувствуя весьма интересное продолжение беседы в обществе Дракона и Богини.




 
rusyДата: Вторник, 04.10.2016, 22:48 | Сообщение # 116
Путешественник
Сообщений: 2
Репутация: 364
Статус:

Цитата NotEvil ()
- Но тогда вы могли бы рассказать, откуда вы знакомы с мисс Миллс


- Ой, я много с кем знакома. – Зелена сосредоточенно подняла руку, и начала загибать пальцы, перечисляя. – Я знакома с Корой, Голдом, Крюком, Леонорой, Грэмом, Эммой и еще как минимум половиной города. – Ведьма сжала руку в кулак, и насмешливо взглянула на Филиппа. – Одно ваше слово, и мы до конца вечера будем вспоминать истории моих знакомств в этими людьми.

Зелена задумчиво пожевала губами, и почти против воли бросила быстрый взгляд на Гая.

- Возможно, мы так сильно достанем этим нашего гостеприимного хозяина, что он благоразумно вышвырнет нас со своего приема, и мы все вновь окажемся там, откуда нас выкрали.

Ведьма провела языком по губам, и снова посмотрела на Гая.

- Я, например, окажусь в объятьях моего личного шерифа, - она улыбнулась, и кокетливо расправила на платье невидимые складки. И ведь не врала даже! Она четко помнила, что при падении ухватилась за шерифа, и потащила его за собой. Зелена старалась не думать о том, в каком состоянии окажется ее тело, после стольких часов лежания под совсем не легким мужчиной. Просто пародия на ее интимную жизнь.

Цитата Guy_of_Gisborne ()
- О... - Гай даже не попытался скрыть своего удивления от брошенных слов, - ты научилась признавать ошибки? - К слову, позволь поинтересоваться, - флегматично продолжил Гай, лениво осматривая зал позади своих собеседников, - колдуешь ты так же отвратно, как и отравляешь? Или ты все же окончила курсы ведьм-самоучек?


- Курсы ведьм окончила с дипломом. И твоя мертвая тушка позволила мне сдать последний экзамен, - Зелена сделала глубокий реверанс в сторону мужчины. – Так что, милый, именно тебе я должна сказать спасибо за мою прекрасную карьеру Злой Ведьмы Запада.

Ведьма подхватила у проходящего мимо официанта бокал с шампанским и сделала небольшой глоток.

- Кстати, как только мы с тобой окажемся на нейтральной территории, я покажу тебе пару занимательных заклинаний из моего арсенала. Я не уверена, что ты успеешь оценить всю их мощь, но результат почувствуешь на сто процентов. Не люблю, когда какие-то мои дела остаются незавершенными.

Цитата Favi ()
- знаешь, Гай, мне без разницы где ты был и чем занимался, но я с удовольствием послушаю Зелену о том где и как вы с ней познакомились


- Просто вопрос дня, - ведьма откинула голову назад и искренне рассмеялась. Смех прозвучал настолько жутко среди какафонии звуков и бледных от страха людей, что Зелене самой стало не комфортно. – Я предлагаю вам на выбор три ответа: 1 вариант: Гай был заколдованной лягушкой, а у меня был герпес, ну, который на губе после болезни выскакивает, вы наверняка в курсе. И одним из методов, о котором мне рассказывал папенька: чтобы избавиться от герпеса, приложи к проблемному месту лягушку. Вот я Гая и приложила. А он бам – и превратился в не-Прекрасного не-Принца. 2 вариант: Гай продавал на рынке овощи, а мне срочно понадобились помидоры…которых у него на лавке не оказалось. И мы с ним вместе пошли грабить замок Злой королевы… Да. – Ведьма кивнула с совершенно серьезным лицом. – Это вошло в историю, как самое крупное ограбление в истории Зачарованного леса. Робин, - Зелена слегка поклонилась в сторону мужчины, - мы естественно раздали оставшиеся помидоры бедным аристократам. И 3 вариант – Гай мой отец. Да, после жаркой ночи матушка дала ему зелье вечной молодости. Хорош был, видимо, зараза. Хотя Кора всегда была жутко неразборчива в мужиках. Один Румпель чего стоит!

Зедьма перевела дух после длинной тирады, и откинула со лба волосы:

- Выбирайте любой из понравившихся вариантов, дорогие мои мужчины. Мой фаворит – Гай-лягушка.

Цитата Favi ()
- Нет, не видел, - отрицательно покачал головой разбойник. Робин развел руками сожалея, что Грэма нет, и задал вопрос, который он задавал буквально всем в этом проклятом зале, - а ты часом сестру свою здесь не встречала? Румпель сказал, она жива


Ведьма нахмурилась, снова оглядывая зал. Где же Грэм, когда он так нужен? После всех потрясений последнего часа, ей так хотелось вновь ощутить его твердое плечо. Это же нормально хотеть о том, чтобы тебя поддержали? Раньше ей не нужна была поддержка, но теперь ей хотелось иметь за спиной человека, которому она небезразлична.

- Может они где-то вместе, - против воли произнесла ведьма, сопровождая слова легким смешком. – Я рада, что она жива, - легко произнесла Зелена, совершенно не покривив душой. Да, они с Региной так и не стали сестрами, но она была родным ей человеком, а с некоторых пор Зелена начала ценить родственные связи. Еще совсем недавно они не знали друг друга, потом им было наплевать, затем это чувство сменила ненависть и обида. Но кто знает, что будет дальше? Сейчас Зелена не злилась и не завидовала Регине – они были в одинаковых непростых ситуациях. И, хотя у Регины был Робин, в глубине души ведьма надеялась, что Грэм сейчас точно так же спрашивает у людей, где она.

Зелена коротко взглянула на Гая. Нет, она не будет думать о нем в этом ключе: мужчина четко дал понять, что ненавидит ее и не желает дальнейшего общения. И у нее есть Грэм, да, Грэм. Только вот почему ей стало так грустно?

- Робин, - ведьма нервно перебирала пальцами по бисеру на платье. – Помнишь, о чем мы говорили около границы города? – Зелена вопросительно взглянула на мужчину, уверенная, что он вспомнит перебранку по поводу раздела власти. – Так вот, я готова отказаться от этого, если ты поможешь мне вернуться домой.

Домой, не в Сторибрук, не в Зачарованный лес. Нет, Зелена вдруг четко поняла, настолько она опустошена и как сильно устала от всего, что творилось в городе. Она хотела вернуться домой – в Оз. Зачем ей устанавливать свою власть в Сторибруке, если она у нее уже есть? Она бы взяла с собой Грэма, да, именно Грэма, может быть Дэниела, если бы он захотел променять свою жизнь в современном городе обратно на сказку. Она бы вернулась, и жила там, наслаждаясь волшебством, которое вновь вернется к ней, и властью всех четырех государств страны Оз. Она могла бы попытаться построить отношения – с Грэмом, конечно, потому что… Потому что он, вроде бы, неплохо к ней относится. А ее от него не тошнит, что уже хорошо. Лучше синица в руках, чем до смерти ненавидящий тебя журавль.

- Не знаю, как это сделать, и есть ли отсюда выход. Но мне кажется, что это может знать Румпель или Регина. Если ты найдешь их, узнай, пожалуйста, как мне вернуться...туда, домой.

Зелена надеялась, что Робин правильно понял подтекст, который она вложила в свою просьбу.



 
ЛивПрайсДата: Среда, 05.10.2016, 15:04 | Сообщение # 117
The dream gives hope
Сообщений: 498
Репутация: 57
Статус:

Бежать. Бежать, пока еще есть шанс. Оливия, наплевав на все, бросилась через толпу, чтобы скрыться в ней от того, кто мог запросто исчезнуть, хлопнув в ладоши. Сердце колотилось в бешеном ритме, заглушаю звуки музыки. Схватив подол платья, девушка то и дело оглядывалась, боясь быть настигнутой. А люди вокруг как будто сговорились, столпившись в одном месте. Она слышала крики мужчины, но они звучали издалека. Наконец Лив удалось выбраться из замкнутого кольца и она прямиком побежала в другой конец зала, где раньше стояли Эмма и Ребекка. Ей нужна была помощь. Любая помощь. Глупо строить из себя неприступность, когда весь мир рушиться к чертям. Вся эта комната, лакеи, люди - все это сводило с ума, превращаясь в один сплошной кошмар, который не заканчивается. И каждый здесь наровился ухватить кусок своего пирога. В поле зрении Оливии, наконец, появились две знакомые девушки, которые по-прежнему стояли у дальней колонны. Почувствовав облегчение, Лив, сделал еще пару шагов и резко остановилась. Она попыталась пройти дальше, но что-то мешало. Ноги совсем не слушались, словно застряли в цементе. Опустив взгляд, девушка тут же рухнула куда-то вниз. Тьма полностью поглотила, окутывая все вокруг. Сидя на холодном мраморном полу, Оливия не могла разглядеть даже собственных рук. Все было в точности как в той комнате, в которой они с Кромешником заключили сделку. Неужели все по новой? Зачем? Зачем водить ее кругами, заставляя переживать одни и те же страхи снова и снова! Девушка слегка привстала, опираясь на что-то твердое рядом. Один шаг и тьму наполнил звук разбитого стекла. Ваза? Она снова стоит рядом с той самой разбитой вазой. Но как? Неожиданно, тьма расступилась, впуская в свои владения слабый огонек света, который открыл взгляду данное помещение. Лив слегка приоткрыв рот, с удивлением огляделась. Она находиться все в том же бальном зале, рядом с той же колонной, где разбила эту идиотскую вазу, чтоб ее... Вот только здесь, совершенно нет людей. Никого, хотя к этому она уже должна привыкнуть. После череды кошмаров, которые на нее успел наслать король страхов, Оливия более или менее могла распознать присутствие магии. По крайней мере, ей так казалось. Просто все вокруг всегда было таким естественным, таким натуральным, словно ничего и не поменялось. Если бы только не слабый огонек страха, который зарождался всякий раз, стоило ей оказаться наедине с Кромешником... но в этот раз, это был не он.

Цитата Skazochnik ()
- Где же ты? - вспомнив об исчезнувшей незнакомке, произнес маг. - Я тебя чувствую, дорог... ая... - Дэниел говорил неторопливо, пытаясь уловить те самые женские страхи.


Голос мужчины, эхом прокатился по всему залу. Они были совершенно одни. Эта комната больше походила на мавзолей или гробницу. Ее личную гробницу, в которой она останется навсегда. "Черт! Когда же все прекратиться" - мысли девушки абсолютно спутались, подпитываемые холодными, острыми страхами, которые буквально впивались в каждый сантиметр кожи. Нужно было взять себя в руки и постараться дать отпор, но Лив просто застыла, как статуя, не способная сдвинуться с места. Она боялась. Все внутри дрожало от переизбытка чувств, а незнакомец видимо наслаждался ее слабостью.

Цитата Skazochnik ()
- Не прячься от меня! - выкрикнул маг, зная, что его никто больше не услышит и, сделав резкий рывок вперед, пересек несколько каменных плит и плечом к плечу столкнулся с милой леди, в страхе застывшей перед разбитой вазой.


- Нет... - тихий шепот сорвался с онемевших губ, вызывая на лице мужчины довольную улыбку.

Оливия замерла, понимая, что бежать уже поздно. Она сама позволила найти себя, сама позволила напугать. Она была просто не способна справиться с таким большим количеством постоянных кошмаров. Сжав руки, девушка горько усмехнулась. "И ты считала себя сильной личностью? Посмотри в кого ты превратилась. Жалкое зрелище" - внутренний голос буквально был пропитан ядом, и девушка не могла с ним не согласиться. Обманывать себя глупо и бесполезно. Кромешнику потребовалось несколько мгновений, чтобы сломать ее. Как после этого, можно вновь вернуть душевный покой? Глубоко вздохнув, Лив на минуту, прикрыла глаза, пытаясь собраться. Она должна бороться. Бороться до конца. Нельзя позволить своим страхам взять над собой верх. Нельзя позволить самовлюбленным эгоистам считать себя владыкой всех и каждого. Нельзя сдаваться. Открыв глаза, девушка сделала шаг назад, намереваясь использовать любую подвернувшуюся возможность. Видимо незнакомца все ее действия только смешили. Однако стоило Оливии попасть под тусклый свет, как его глаза тут же удивленно округлились.

Цитата Skazochnik ()
- Ты была в их компании... - маг вытянул руку вперед, ощущая ее страхи. - Ты была среди них...


Среди них? Лив, удивленно приподняла брови. В голове тут же пронеслись недавние события. Робин... Эмма... мама и Рен... Девушка в ужасе уставилась на рядом стоящего мужчину, когда вся мозаика наконец-то сложилась в одну картину. Это был он. Не король кошмаров или его прихвостни, а он. Он довел Рена до безумия. Оливия отпрянула от протянутой руки, как от горячего железа, которое может оставить на коже непоправимые шрамы. Черный песок, окутавший его перед исчезновением... Он был, как Кромешник! Последняя мысль заставила ее броситься прочь, в слабой надежде спастись. Один псих, куда не шло, но два... Зал наполнился его раскатистым смехом. Лив бежала, не разбирая дороги. Ей было все равно куда, хоть в само пекло, лишь бы подальше отсюда. Поворот, и она снова в том же месте, видит его злорадную усмешку.

- Нет, нет... нет, - развернувшись, Прайс снова углубилась во тьму и снова вернулась назад, словно бегала по кругу.

Цитата Skazochnik ()
- Перестань уже! Тебе не сбежать отсюда... - сделав паузу, пробормотал Блэквелл, - ...пока я не захочу! - заметив, что незнакомка больше никуда не бежит, а, кажется, задумалась над его словами, мужчина направился к ней, снова начиная слишком четко ощущать ее волнение, тревоги, а главное... страхи, подпитывающие его изнутри!


Тяжело дыша, Оливия стояла, держа в руках подол платья. Это было невозможно. Все тело трясло от эмоционального и физического напряжения. Она хотела исчезнуть. Испариться раз и навсегда. Все его слова, все действия, они были так похожи на повелителя страхов. Он будто копировал их, до мельчайших подробностей. Медленно, мужчина стал приближаться, сокращая расстояние между ними. Внутренне, девушка готова была бежать хоть сейчас, но все так же продолжала стоять на одном месте. Куда? Куда она могла убежать?! Все было бесполезно. Этот зал... если ее не подводит интуиция, то незнакомец обладает такой же магией, как и Кромешник. Ну, или, по крайней мере, частью таких же сил, а значит... все здесь находиться под его контролем. Она не сможет сбежать. Постепенно сознание стало проясняться, отодвигая на второй план все страхи и волнения. Толи она уже к ним привыкла, толи просто устала. Но сейчас, это могло сыграть на руку. Она должна вновь вернуть себе капельку уверенности, чтобы выжить. Все эти мысли пронеслись в голове со скоростью света, как раз в тот момент, когда брюнет подошел совсем близко. Облизав пересохшие губы, Оливия подняла голову, чтобы иметь возможность прямо смотреть ему в глаза. На минуту, девушка опешила. Он не был похож на Кромешника, каким Лив его видела совсем недавно. Его глаза не были холодны, как лед и он сам не излучал тьму, но... в нем чувствовалась опасность, которую не стоит игнорировать. Нагнувшись ближе, мужчина криво улыбнулся, заглядывая ей в глаза.

Цитата Skazochnik ()
- Не нужно пугаться меня... - прошептал маг. - Мы же ведь даже не знакомы... -


Оливии хотелось отступить, чтобы не чувствовать его силу, которая была способна подавить любого, но не сделала ни шагу. Что с ней случилось? Раньше, она никогда не бежала от проблем наоборот, она их искала, а теперь... теперь она только и делает, что прячется. Но это так сложно, столкнуться со своими страхами лицом к лицу. Видеть как все, чего ты боишься, возвращается в твою жизнь, грозясь уничтожить ее. Хватит! Достаточно того, что Кромешник уже успел залезть в душу и поселить в ней свои творения. Она не позволит управлять собой. Ни повелителю страхов, ни кому бы то ни было. Никогда. Пока Лив пыталась вернуть себе утерянное самообладание, брюнет взмахом руки превратил пустой зал в подобие беседки.

Цитата Skazochnik ()
- Что могу, - добавил маг, как только дело было сделано. - Но лучше так, чем вообще ничего, - выговорил Дэниел, направляясь к тем самым плитам. - Можете присесть, дорогая, - усаживаясь на одну из плит, произнес Блэквелл. - В ногах правды нет... И к тому же, - он сделал небольшую паузу, - куда спешить? Кроме нас здесь все равно никого больше... нет... - Дэниел растянулся в улыбке, ощутив новый импульс изумительных девичьих страхов.


Нервно усмехнувшись, Лив, настороженно наблюдала за его действиями. Как только он отошел, девушка смогла свободно вздохнуть, ощутив легкое облегчение. Общество брюнета не вызывало у нее радости, скорее наоборот. Она все время чувствовала себя кроликом, которого хотят сожрать. Оливия надеялась, что рано или поздно это все прекратиться, как и любой кошмар, и она снова очнется в своей постели, ну или хотя бы в том чертовом зале. Возможно, этот незнакомец не был столь же опасен, как Кромешник, но и совсем его не бояться было бы тоже глупо. Лив еще имела, какое никакое чувство самосохранения. Они здесь одни, а значит, никто ей не поможет. Рассчитывать приходилось только на свои силы, но... если бы он хотел, то уже давно убил бы ее. Тогда, что ему нужно? Неуверенно поглядывая на скамейку, Оливия старалась придумать хоть какой-то план. Сидеть рядом со змеей? Нет уж! Увольте. Девушка сделала несколько осторожных шагов и остановилась, с опаской поглядывая на мужчину, который по-прежнему улыбался. Глубоко внутри, Лив, почувствовала легкую злость, смешанную с негодованием. Какого черта! Каким нужно быть человеком, чтобы наслаждаться страданиями других?

- Я видела, как ты исчез... - Оливия остановилась, понимая, что начала совсем не с того. Конечно его исчезновение было очень эффектным, но сейчас, стоя всего в нескольких шагах от незнакомца, который затащил ее черт знает куда, подробности того фокуса волновали девушку меньше всего. Прикусив губу, она исподлобья посмотрела на брюнета. - Я не знаю тебя. Не знаю... Зачем все это?

Девушка действительно не понимала, зачем она сдалась ему, когда вокруг было столько людей. Мужчина сидел напротив и выглядел вполне довольным. Он был, как и все, одет в черное и в свете полумрака, казался еще более таинственным и непредсказуемым.


Храбрость одного – может повести за собой тысячи.

 
NotEvilДата: Среда, 05.10.2016, 18:57 | Сообщение # 118
Have Fun While You Can
Сообщений: 201
Репутация: 1889
Статус:

Что он сейчас делает? Стоит тут и слушает эти колкие шутки от незнакомой девушки, которая явно не настроена делиться ничем из своих воспоминаний, да и Гай с Робином так напряжены, что желаемых ответов Рен от них точно не получит. Во время всего этого бессмысленного разговора его мысли унеслись далеко. Беспокойство об Авроре так же сверлило его душу, ни на минуту не оставляя, а лишь маскируясь под спокойствие. Ему хотелось просто взять её руку в свою и смотреть в её прекрасные глаза, а весь мир пусть подождет. Но её не было... Филипп не мог никак отыскать ее. Ни до того, как он попал на этот бал, ни здесь.. Она словно испарилась... Принц бы отдал все, что у него имеется, лишь бы узнать, что принцесса в порядке. Даже свои ценные воспоминания, что он с таким трудом вновь приобрел, не задумываясь, потерял бы вновь... Несмотря на то, что Кингстон разговаривал с другими людьми и реагировал на их речи, беспокойство в фоновом режиме оставалось с ним. Неужели это место его личный ад, где пожарный никогда больше не сможет увидеть свою принцессу, ощутить запах её духов, почувствовать прикосновение ее нежных рук. Это будет даже хуже смерти.

Цитата rusy ()
- Ой, я много с кем знакома. – Зелена сосредоточенно подняла руку, и начала загибать пальцы, перечисляя. – Я знакома с Корой, Голдом, Крюком, Леонорой, Грэмом, Эммой и еще как минимум половиной города. – Ведьма сжала руку в кулак, и насмешливо взглянула на Филиппа. – Одно ваше слово, и мы до конца вечера будем вспоминать истории моих знакомств в этими людьми.

-Что ж, я понял. Больше мы не будем касаться темы межличностных отношений. Видимо это слишком для первой встречи. - Девушка явно издевалась над ним, но он не попадет на её уловки. Снова вежливо улыбнувшись, Филипп ответил - Как-нибудь в следующий раз, я вас с удовольствием выслушаю, если нам "повезет" снова встретиться.
Цитата Guy_of_Gisborne ()
- Любитель сплетен, - пренебрежительно усмехнулся мужчина в ответ. - Вот уж поистине талант, которому ты научился в лесу и среди своих дрожайщих бедняков. Интересно, манеры брать чужое все так же с тобой?

Только теперь Кингстон понял, что Гуд, его товарищ Гуд, был тем самым Гудом, про которого Гай говорил, что тот увел у него Мэрион. Да уж, Рен явно оказался меж двух огней. Оба его друга были для него дороги по- своему, и он, конечно же, не собирался выбирать ничью сторону. Все же, Филипп понимал боль утраты Гизборна. Ведь Мэрион не просто ушла к другому, но и погибла, будучи с Робином. А это значило, что Гай вдвойне винил лучника и ненавидел.
Цитата Favi ()
- Ты имеешь ввиду после того как я тебя вырубил? - так же тихо усмехнулся Робин ему на ухо, - Есть кое-что важное, потом расскажу.

-Если это настолько важно, то хотелось бы узнать сию ж минуту, но ты прав, сейчас не лучшее время для таких разговоров, особенно в такой накаленной обстановке.
Цитата rusy ()
- Просто вопрос дня, - ведьма откинула голову назад и искренне рассмеялась. Смех прозвучал настолько жутко среди какафонии звуков и бледных от страха людей, что Зелене самой стало не комфортно. – Я предлагаю вам на выбор три ответа:

А ведьмочка все шутила. Видимо, между ними с Гаем произошло что-то действительно серьезное. А для зеленоглазой девушки видимо обычное дело скрывать свою боль за шутками и сарказмом. Был такой знакомый у Рена в пожарной части, которого, в конце концов, нашли повешенным в собственной квартирке.


Words don't come easy...


 
SkazochnikДата: Среда, 05.10.2016, 21:05 | Сообщение # 119
~Story-teller~
Сообщений: 6035
Репутация: 12454
Статус:

I место в конкурсе - Сказки о Любви I место в конкурсе - Второй Шанс I место в конкурсе - Сказочная Любовь I место в конкурсе - Однажды в Аншлаге
Цитата ЛивПрайс ()
Девушка сделала несколько осторожных шагов и остановилась, с опаской поглядывая на мужчину, который по-прежнему улыбался. Г

Блэквелл заметил осторожность девушки и, увидев, как она не то что приближается, в, наоборот, отдаляется от своеобразной скамейки все дальше, снова не удержался и улыбнулся, не сдерживая свой порыв.

- Милая незнакомка, - продолжая улыбаться, выговорил маг, снова совершая несколько взмахов руками. За его спиной возвысились несколько громоздких плит, все также опутанные темным дымом, более похожим на песок. - Вы ведь понимаете, что если бы я хотел вам навредить... - Дэниел резко соединил ладони, отчего все плиты, возвысившиеся за ним, резко попадали на пол, разбиваясь на мелкие кусочки и стираемые в порошок. Маг ощутил дрожь по телу незнакомки. - ...так вот. Если бы я хотел, то уже давно это сделал бы. Разве не так? - Блэквелл вскинул бровью и, указав взглядом на произошедшее за его спиной, плавно поднялся с каменной плиты. - Но если вы так боитесь сидеть со мной рядом, я могу и сам отойти. Садитесь, - выговорил мужчина, окончательно отстраняясь от плиты, направляясь к одной из колонн.

Дэниел продолжал ощущать его страхи, однако также он не мог не отметить тот факт, что они слегка изменились.

"Привычка - дурное качество", - отметил про себя Блэквелл, думая, как бы еще пробудить страхи девушки. Или стоило от нее отстать... - "Хотя бы на время..." - сладко подумалось магу, который все еще продолжал стоять возле высокой колонны, продолжая наблюдать за все еще весьма и весьма обеспокоенной пленницей.

В помещении возникло неловкое молчание. Маг продолжал ожидать реакции девушки, а та, похоже, ожидала какой-то реакции от него.

"Неплохие кошки-мышки", - подумал про себя Дэн, не сводя глаз с первой приглашенной гостьи его магической темницы. - "Кто кого переиграет в итоге..." - заключил Блэквелл, сделав чуть заметный шаг по направлению к ней.

Девушка слегка вздрогнула, заставив мага внутренне улыбнуться тому, какой сильный эффект он на нее производит. Однако, и мага это не могло не удивить, девушка, кажется, решилась вступить в диалог. Ее губы разомкнулись, готовясь произнести что-то вслух...

Цитата ЛивПрайс ()
- Я видела, как ты исчез... - Оливия остановилась, понимая, что начала совсем не с того.

- Мне кажется, это видели все, - ожидая совсем иной фразы, спокойной выговорил маг. – Такое иногда бывает в наших краях… Только что человек был тут, а потом раз… - маг не удержался и снова невольно засмеялся, - …ты ведь тоже прошла через это. Только что, - Дэниел продолжал иронично улыбаться. – Только никто тебя не видел, - констатировал маг, вовремя позаботившись об ее исчезновении.

Цитата ЛивПрайс ()
- Я не знаю тебя. Не знаю... Зачем все это?

- Могу сказать тоже самое – я также не знаю тебя, - выговорив это, мужчине не устоял и сделал еще несколько шагов навстречу пленнице. – Кто вы, очаровательная незнакомка? – сделав еще пару движений, поинтересовался Дэниел. – Давайте сорвем маски, хотя на нас их даже нет. Забавная ситуация, не правда ли? – Блэквелл продолжал говорить и вместе с этим продолжал и движение вперед. – Я знаю очень и очень многих жителей этого странного городка – Сторибрук, - маг смаковал это слово. Данное место подарило ему много удивительных ощущений, - но вас я не знаю! – тут же вырвавшись из своих мыслей, заключил Дэн. – Так кто же вы такая? = снова вопросил мужчина, подобравшись к незнакомке вплотную и, ощутив ее тяжелый вздох, почувствовав несколько нитей ее тревог и опасений, тут же прошел мимо, остановившись у девушки за спиной.

"Не бойся…" - хотелось добавить магу, но его темное прошлое продолжало кружить голову и заставлять мужчину забывать о лирических мыслях, способных вывести его из этого, такого странного на данный момент, состояния.

- А что касается меня… - ожидая ответ незнакомки, снова заговорил мужчина, - …я всего лишь мистер Блэквелл, Дэниел Блэквелл, если быть точнее, - говорящий сделал паузу, пытаясь уловить, как воспринимает его слова девушка. – В прошлом обычный конюх, сейчас же довольно-таки своенравный и прямолинейный маг, - сделав очередной взмах руками, Дэниел подумал об одном незатейливом сюрпризе и тут же в его ладонях, опутанный клубами темного дыма, появился загаданный объект.

Мужчина все еще стоял позади девушки. Она не видела ничего из этого. Однако сейчас маг вытянул одну руку вперед и, являя ладони девушке, произнес:

- Это вам… Скажем, в знак нашего странного разговора…

В руках Блэквелла находилась роза. Она была алая. Да – алая! Однако на ее лепестках мелькали переливы того самого песка, больше напоминавшего дым. Вся роза была опутана этим мистическим свечением, однако своей красоты в результате подобных манипуляций, не утратила.

- Ну же, берите, - не отодвигая ладони, произнес мужчина, снова сделав несколько движений и представ перед незнакомкой уже в более спокойной виде. – Хоть я и безумен, но не до такой же степени, чтобы без конца глумиться над незнакомками, да еще к тому же и такими очаровательными, - подметил маг и улыбнулся девушке, продолжая держать в руках магический цветок…

Дэниел все еще не понимал до конца, как все это у него получается и почему в этом месте все настолько тесно привязано к его мыслям. Временами ему казалось, что, возможно, лучше остаться здесь насовсем, ведь здесь у него гораздо больше силы… Однако в следующий миг маг задумывался о том, что, кто знает, вдруг у него будет получаться подобное и не только здесь… Подобные мысли дурманили мужчину и позволяли ему еще сильнее отдаться течению нарастающей силы, сносящей все чувственные преграды на своем пути…




 
KolombinaДата: Среда, 05.10.2016, 22:17 | Сообщение # 120
Чародей
Сообщений: 141
Репутация: 452
Статус:

Эмма проследила за Реном, которого усаживала на стул Лив. Эмма поймала на себе взгляд мужчины, заговорившего слабым голосом.
Цитата NotEvil ()
-Мы должны его найти,- со слабостью в голосе произнес Рен, но так и не смог оторваться от плеча Лив, будто его мышцы атрофировались, он чувствовал себя безжизненной марионеткой. Бессилие одновременно угнетало и раздражало его, не в силах больше сказать ни слова, Кингстон лишь старался быстрее доковылять до стула с помощью блондинки. Наконец, пожарный сел и оперся руками об стол.

Цитата NotEvil ()
-Я на минутку

Свон посмотрела в сторону, куда направлялся Рэн, на ее удивление он спешил к Зелене и какому-то незнакомцу.
эмма с недоверием смотрела на эту компанию, как ее мысли перебила Бека.
Цитата AnnaKendrick ()
-Нет, я не видела его, но... Но я думаю с ним всё хорош - Рапунцель осмотрелась по сторонам в поисках взглядом Робина или Райдер, но ни первого, ни второго на горизонте не было, поэтому девушка решила продолжить своё ответ к вопросу Эммы - Согласна, что он задумал что-то не доброе, но я не уйду отсюда пока не узнаю, зачем мы все ему понадобились, а главное зачем ему, то пугать нас, то вручать нам надежды и давать подсказки. Ведь это может означать, что он всего лишь Король страхов недоучка, либо, то всё это часть его плана - быстро и уверенно проговорила Бека.

- Недоучка, - задумчиво произнесла блондинка не сводя глаз с Зелены. - Будь осторожнее со словами, мы у него, как на ладони, - Эмма перевела взгляд на девушку. - Зачем ему нужны наши страхи? Возможно он ими питается, мы боимся, тратим энергию, а он между тем всасывает наши силы в себя, - медленно почти шепотом говорила Спасительница прищурив глаза. Она вспомнила, бал, камень, притающийся воспоминаниями, Регину.
- Регина, - замумчиво произнесла Эмма, ей так не хватало колких словечик мэра, - где ты...
Цитата AnnaKendrick ()
Эмма, а где же Оливия, она же только что была здесь? - вопросительно вскинув брови спросила Рапунцель. Получив ответ полный отрицания девушка решила попытаться найти её методом крика в толпу:

Эмма вздрогнула, от звонкого голоса девушки прервавшей ее мысли. Оглядевшись по сторонам, Эмма увидела, что Оливии правда нигде нет.
Цитата AnnaKendrick ()
- Ну вот теперь видимо все уходят от нас, говоря о том, что надо держатся вместе - неуверенно усмехнувшись сказала девушка и схватила яблоко с одного из подносов.

Эмма с ужасом посмотрела на Ребеку, которая откусив яблоко, начала им давиться.


"...если хочешь что-то изменить, надо отважиться и менять всё самой, потому что феи-крёстные в этом мире не водятся"



Сообщение отредактировал Kolombina - Среда, 05.10.2016, 22:48
 
Форум » Ролевая Игра » Сказочное Королевство » Бал Кошмаров (Праздник во славу ваших страхов)
Страница 6 из 10«1245678910»
Поиск:


Copyright Once-Upon-A-Time-Tv.Ru © 2016
Сайт создан в системе uCoz

Топ100- Развлечения

Наши Друзья

    

Русскоязычный фан-сайт книг Кассандры Клэр: Орудия Смерти, Адские Механизмы, Темные Изобретения, а также их экранизаций Once Upon a Time Italia

Изображение - savepic.org — сервис хранения изображений