Привет, Таинственный Незнакомец! |Регистрация | |RSS

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 10«1234910»
Модератор форума: Лина, tender_poison 
Форум » Ролевая Игра » Сказочное Королевство » Бал Кошмаров (Праздник во славу ваших страхов)
Бал Кошмаров
tender_poisonДата: Среда, 17.08.2016, 05:24 | Сообщение # 1
Ведьма
Сообщений: 1361
Репутация: 1709
Статус:



Господа!

Хвала дороге, что сюда вас привела.
Как всегда, гостей желанных дарит мне ночная мгла!

Хозяина слово даю в этот час:
Счастлив страж кошмаров у себя видеть вас!

Замок мой от любопытных глаз укрыт кромешной тьмой.
Мрак ночной - моя обитель и приют священный мой.
Всей душой я призываю вас последовать за мной!

Но знайте, достоин тайну узнать лишь тот,
Кто сам добровольно в покои мои войдет
И мир мой откроет и друга во мне найдет...



 
NotEvilДата: Четверг, 25.08.2016, 12:45 | Сообщение # 21
Have Fun While You Can
Сообщений: 201
Репутация: 1889
Статус:

Рен вновь не смог достичь своей цели, так как его окружил , возникший из ниоткуда, черный вихрь, и, в мгновение ока, он оказался в небольшой комнатке, обставленной сплошь зеркалами. Эта комнатка была с размером в лифт, так что протолкнуться было негде. Филиппу уже настолько надоел весь этот цирк, что он закричал:
-Кто бы ты ни был, довольно уже этих игр!- он со всей силы стукнул кулаком по зеркалу,но оно не разбилось, а его рука словно прошла внутрь, а потом отпружинила обратно. Принц от изумления остановился как вкопанный и уставился в зеркало. Но не увидел там ничего, даже собственного отражения, лишь затягивающая пустота. Он попытался запрыгнуть в зеркало, но только стукнулся о твердую поверхность и упал на пол, больно ударившись спиной. Оперевшись, Кингстон встал и начал ощупывать все зеркала, но так и не смог обнаружить ничего полезного.
-Выпустите меня отсюда! - прокричал он. Страх снова сковал его в свои тиски, и принц ощутил себя маленьким мальчиком, запертом где-то в подвале замка.
-Какой же ты жалкий! - голос эхом прокатился по комнатке и болью отозвался в груди Филиппа. Мужчина поднял глаза на говорившего, но вновь на него глядела только тьма. В мгновение ока из зеркала появилась костлявая рука и схватила его за шею так крепко, что пожарный не мог даже пошевелиться.

Рен еле дышал, он слегка приоткрыл глаза и вместо лица увидел перед собою устрашающую пустоту. - Ты думал, что перехитрил меня, трусливый щенок, но это я перехитрил тебя.
Голос звучал отовсюду. Внезапно существо разрозилось смехом.
-Ты так же трясся, когда я забрал твою душу тогда. Труссссс- протянул некто и полностью высунулся из зеркала, и Кингстон узнал в нем Пожирателя Душ, который и стал причиной потери воспоминаний Рена. Два огненных глаза уставились на пожарного и, ему показалось, что прожгли его насквозь.

- Я вернулся за долгом, принц Филипп. Твоя душа все еще принадлежит мне.
Призрак откинул мужчину, отчего тот снова ударился спиной. Страх не давал Рену сказать ни слова, но собрав крупицы храбрости из глубин своего сердца, он все же произнес:
-Я избавился от твоей метки и больше ничего тебе не должен. Сгинь!
Дух пуще прежнего разрозился смехом, от которого поверхность зеркал пошла рябью, словно вода в озере.
-Глупец, взгляни на свою руку! - страшно прокричал Пожиратель Душ.
Рен, не веря ему, поднес ладонь к глазам, на которой на несколько мгновений отобразилась печать и тут же исчезла.
Призрак подлетел к принцу вплотную и обжег его горячим дыханием.
-Я еще вернуссссь за долгом, насладись пока вдоволь обществом своей принцессы.
Страх вновь пустил свои корни в душу Рена, но, преодолевая его, он набросился на Духа и вдруг снова оказался в зале. Лакей в маске перехватил его. Оказалось, что зрачкиего чернее тьмы, а белка и вовсе нет. Филипп отпрянул от официанта и спиной натолкнулся на стол. Боли, к удивлению, совсем не было. Даже несмотря на то, что Пожиратель Душ его изрядно потрепал. Тут, откуда ни возьмись, практически на него налетела белокурая девушка. Рен, мгновенно среогировав, поймал ее. Принц всмотрелся в лицо блондинки: на нем были написаны испуг и потерянность. Именно так, скорее всего, выглядел и сам принц минуту назад. Усадив ее на стул и сам сев на другой, он подозвал лакея и попросил у него воды, которую официант тут же чудесным образом приподнес. Рен передал стакан незнакомке и обратился к ней с вопросом, сам думая о том, что, в последнее время, все чаще и чаще знакомится с людьми посредством странных ситуаций:
-Может расскажете, каким ветром вас сюда занесло, откуда вы, скажем так, упали? Меня, кстати говоря, зовут Рен Кингстон.
Принц был уставшим и измотанным из-за страха. Ему это уже так надоело, что хотелось врезать самому себе. Какой ж он жалкий и трусливый. Пожиратель Душ был прав насчет него. Его брат, Король Грег, в отличие от него, был смелым и самоотверженным. Он сам повел войско в бой, несмотря на возражение советников. Постой, сейчас не время думать об этом и жалеть себя. Рен подумал об Авроре: что если и она здесь? Какие страхи ее одолевают? Принц всем сердцем надеялся, что она где-то в безопасном месте, подальше отсюда, так как не хотел для нее того же, через что ему пришлось пройти. И, возможно, что это еще только начало его мучений. Во всяком случае, девушка перед ним выглядела самой настоящей среди всего этого иллюзорного кошмара, и вместе, возможно, им удастся найти выход отсюда.


Words don't come easy...


 
SkazochnikДата: Четверг, 25.08.2016, 12:58 | Сообщение # 22
~Story-teller~
Сообщений: 6037
Репутация: 12469
Статус:

I место в конкурсе - Сказки о Любви I место в конкурсе - Второй Шанс I место в конкурсе - Сказочная Любовь I место в конкурсе - Однажды в Аншлаге
Цитата Favi ()
- Ты обладаешь той же силой, но сам попался на крючок. И в чем тут плюсы? Прости мой пессимизм, но совершенно очевидно, что этот маг или черт его знает кто он такой... блин, пусть будет... Гарри... не важно. Короче, для Гарри ты не конкурент, а уж я и подавно.

- Ты не знаешь, как это все действует! - отрезал его мысли маг. - Совершенно! - Дэниел знал, о чем он говорил. - Страхи - совершенно тонкая материя и, даже самый искусный маг может попасться на крючок более искусного колдуна. Да в последнее время у меня и практики толком не было даже. Кстати, интересно, а действует ли вообще магия в данном месте? Может, моя сила даст знать о себе? - Блэквелл сделал небольшую паузу. - Или я подпитаюсь силой хозяина данного торжества. Вдруг он не жадный, - улыбнулся мужчина и, внимательно посмотрев на Робина, перевел взгляд на стол, тут же ухватив там еще один бутерброд и отправив его в рот. - Что ни говори, а все-таки вкусно! - аппетитно произнес маг, совершая еще один глоток прелестного виски.

Цитата Favi ()
Но если у тебя есть какие-то идеи насчет правил, действующих в этом месте, я с удовольствием выслушаю их и даже первым опробую на себе все варианты, предоставив тебе думать и делать выводы. Считай меня добровольцем, который будет тестировать ловушки. Не то чтобы мне понравилось умирать в песчаном вихре, но...

- Идеи? Идеи... - задумался маг. - Дай-ка поразмыслить. Если моя теория верна и я смогу пробудить свою силу в этом месте, возможно, из этого и выйдет толк. Для начала, я уже говорил, будь осторожен с зеркалами. Они точно могут еще сильнее тебя запутать. Следующее - нужно внимательно осмотреть то, что мы еще не успели изучить. Вдруг наткнемся на что-нибудь полезное и интересное. - Дэниел сделал еще одну паузу в своем монологе. - И да... Робин... О твоей идее с помощью. Если что - первым, на ком я испробую свою силу тогда будешь ты. Чтобы мы как можно точнее оценили результат, согласен? Или борьба со страхами слишком утомляет? - Блэквелл, продолжая разговор, заметил легкое недоумение и множество вопросов во взгляде лучника. - Ты, видимо, хочешь понять, каким образом все это помочь? Порой один страх уничтожает другой... Если я смогу проникнуть в эту паутину и занять в ней роль паука, а не жертвы, то поверь, мы отыщем выход отсюда! А, может, и спасем остальных, пока они не зашли совсем далеко...

После своих ответов, маг снова посмотрел туда, где только что видел Леонору и, честно сказать, видел ее и сейчас. Он был уверен, что это именно она!

Цитата Favi ()
- Приятель, я думаю что ты снова видишь то, чего нет. Хочешь, я дам тебе по морде чтобы ты очнулся, пока видение не захватило тебя целиком? Не сильно, чисто для профилактики...

- Оставь свои разбойничьи нападки, - несколько возмущенно произнес Дэн. - Робин, да это она! Кажется, это тебе что-то не то мерещится. И да, ты не заставишь меня разуверить в этом. Кажется, в этом месте решили объединить все миры. На кого же, интересно, здесь еще можно будет наткнуться?

Цитата Favi ()
- Нет, эта светловолосая леди совсем не Леонора. Похожа, даже очень, я согласен, но это не она, - он глянул на Дэна, который продолжал настаивать на своем, - хорошо, давай подойдем поближе.

- Можно было бы обойтись и без этого, но если тебе нужно убедиться в моей правоте, то давай... - уверенно огласил маг и уже направился в нужную сторону, как вдруг вокруг них закружились люди, замелькали лица и, кажется, все слишком закрутилось и завертелось, что волей-неволей он упустил тот самый исследуемый объект из виду.

Цитата Favi ()
- Знаешь, я вполне могу поверить, что ловушка нашего башковитого маньяка Гарри работает везде, и в Зачарованном лесу и в Сторибруке, и еще бог знает где. Так что если кто-то из сиганувших в портал здесь, то у меня имеется к ним парочка вопросов о судьбе дамы, известной нам обоим.

- Говорю тебе, Робин, это была она! - настаивал маг на своем. - Ты еще убедишься в этом, будь уверен! И да, если мои догадки, а теперь уже и твои о других мирах верны, то здесь вполне могут быть и другие пассажиры того самого портала, объявившегося в Сторибруке. - Дэниел слегка помедлил с продолжением своих слов. - Хочешь отыскать Регину? Это нормальное желание... - как-то скомкано и неловко выговорил мужчина, рассматривая собеседника. - Думаю, тогда нам нужно приступить к одному из этапов нашего дела и разделиться. Как тебе?

Блэквелл заметил согласие в глазах лучника и, получив подтверждение еще и кивком, медленным шагом направился в одну из сторон, где, как ему казалось, он за этот вечер еще не бывал. Неожиданно что-то заставило его обернуться и, заметив, что Робин все еще стоит на месте и, видимо, о чем-то размышляет, маг не удержался и произнес:

- Робин? - Дэниел дождался, пока тот посмотрит на него. - А где сейчас Оливия? - Блэквелл уже давно хотел задать данный вопрос, но что-то мешало ему и не давало спокойно выяснить это, но сейчас он неожиданно ощутил, что настал именно тот момент! Если Робин отыщет Регину, если снова все вернется на круги своя, то он может навсегда упустить дочь из виду. - Я так давно ее не видел... - произнес Дэн, пытаясь показать Робину, что, каким бы никудышным он ни был в этом деле, он любит свою дочь... и не забывает о ней...




 
ЛивПрайсДата: Четверг, 25.08.2016, 17:12 | Сообщение # 23
The dream gives hope
Сообщений: 498
Репутация: 57
Статус:

Секунда показалась вечностью. Время будто замерло, совершенно отказываясь идти дальше. Не раскрывая глаз, Оливия отдалась на воле судьбе, приготовившись почувствовать острую боль в затылочной части и возможно даже снова отключиться, но ничего не произошло. Вместо этого, она почувствовала сильные мужские руки, крепко держащие ее за талию. Все еще боясь открыть глаза, Лив, ухватилась за незнакомца, как за соломинку, надеясь, что он в случаи чего сможет спасти ее от взбесившегося отца. Девушка почувствовала, как парень помог принять ей вертикальное положение, и только сейчас посмотрела на своего спасителя. Напротив стоял красивый молодой человек, одетый, надо же, во все черное, как и все остальные. Но надо заметить, черное ему очень шло. Парень был похож на настоящего принца. Подтянутый и статный, он взволнованно смотрел на нее, будто боясь новых приступов падения. Выпрямившись и поправив складки на глупой юбке, которая и стала всему виной, Оливия ясно дала понять, что с ней все в порядке, но парень видимо этому не поверил. Крепко схватив ее за руку, по всей видимости, чтобы не убежала, незнакомец посадил ее на ближайший стул и сел напротив. Махнув рукой, он подозвал лакея и о чем-то стал с ним говорить, а Лив тем временем настороженно осматривалась по сторонам, в поисках своего непутевого отца. Неужели он и вправду был здесь? Нет, не может быть. Это всего лишь ее сон и ее кошмар, который никогда не заканчивается. Но эти слова так и не смогли успокоить девушку. Она все еще видела перед своим взглядом, разъяренное лицо отца. Эта картина пугала и заставляла чувствовать, невыносимы страх, который сжимал сердце все сильнее в свои ледяные тиски.

- Это всего лишь сон, - тихо прошептала Оливия, вглядываясь в пустые лица людей.

Неожиданно, перед ее носом возник стакан с непонятно откуда взявшейся водой. Подняв глаза, она увидела все того же парня, терпеливо сидящего возле нее. Взяв стакан, девушка слегка нагнула голову в бок, на этот раз внимательно вглядываясь в лицо, незнакомца. Несмотря на явную усталость и некую нервозность, он мило ей улыбался, излучая само дружелюбие. Парень не был похож на кого-то из ее знакомых, поэтому просто не мог быть очередным ее видением или кошмаром, пришедшим, чтобы помучить. Лив вообще казалось, что кроме нее, никто больше не страдал помешательством, от постоянного страха. Привыкшая доверять другим, несмотря на их репутацию, Оливия решила, что вполне может дать шанс и этому парню. Если девушка хоть немного разбиралась в людях, то ее мнение было верным, и молодой человек, сидящий рядом, был очень добрым и отзывчивым. Сделав небольшой глоток, чтобы промочить пересохшее после криков горло, Лив, широко и искренне улыбнулась своему новому знакомому. Впервые за этот чертов вечер.

Цитата NotEvil ()
-Может расскажете, каким ветром вас сюда занесло, откуда вы, скажем так, упали? Меня, кстати говоря, зовут Рен Кингстон.


Оценив чувство юмора, которое обычно сложно сохранять в подобных ситуациях, Оливия поставила стакан на ближайший столик и слегка наклонилась вперед. Со стороны могло показаться, что эти двое задумали какой-то коварный план.

- Оливия. Меня зову Оливия, - повторила девушка и снова мельком оглядела зал. – Рада хоть с кем-то познакомиться. Я здесь никого не знаю и если честно вообще не понимаю, почему получила приглашение. Но это место…навивает на меня…неприятные ощущения.

Последнюю фразу Лив прошептала, еще ближе наклонившись к Рену. Она не стала говорить, что считает все это своим сном, ну или личным адом. Скорее всего, парень посмотрел бы на нее как на сумасшедшую, коей девушка себя уже и считала. Разговаривать с воображаемыми гостями? Но что-то же она должна была сделать. А что если он поможет ей проснуться? Ну или как еще можно выбраться из этого места. Оливии совершенно не хотелось снова испытать, тот страх, что таился у нее глубоко в душе.

- Я бы хотела как можно скорее отсюда убраться. Что скажете? Может, знаете, где здесь выход?


Храбрость одного – может повести за собой тысячи.

 
NotEvilДата: Четверг, 25.08.2016, 17:49 | Сообщение # 24
Have Fun While You Can
Сообщений: 201
Репутация: 1889
Статус:

Рен наконец разглядел девушку во всей красе, пока она была в раздумьях. Незнакомка показалась принцу довольно красивой и привлекательной, она была одета в приталенное платье и тоже черное, как и костюмы всех присутствующих на балу. У мужчины закралось сомнение, что оно было не из гардероба блондинки. Видимо никто не мог избежать принудительного дресс-кода хозяина вечера.Сейчас, конечно, не время было заглядываться на девушек, но мужская натура давала о себе знать. В то же время белокурая красавица мало-помалу пришла в себя и ответила на заданный Филиппом вопрос:
Цитата ЛивПрайс ()

- Оливия. Меня зову Оливия, - повторила девушка и снова мельком оглядела зал. – Рада хоть с кем-то познакомиться. Я здесь никого не знаю и если честно вообще не понимаю, почему получила приглашение. Но это место…навивает на меня…неприятные ощущения.


Рен усмехнулся:
-Да уж, неприятные, это мягко сказано. Эммм... Оливия, надеюсь не против, если мы перейдем на ты?- получив утвердительный ответ, принц продолжил- Я думаю надо для начала разобраться, как мы сюда попали. Без магии явно не обошлось.- мужчина осекся. Он не мог понять по выражению девушки, знает ли она о существовании волшебства. Ни в Зачарованном лесу, ни в Сторибруке Рен раньше ее не встречал. Может ли на этот бал попасть любой человек из любого уголка мира?
-Но для начала, скажи пожалуйста, ты была в Сторибруке до того, как попала сюда и много ли ты знаешь об этом городе?

Следующий вопрос блондинки застал пожарного врасплох. Честно сказать, он и сам не знал, есть ли отсюда выход. Рен конечно думал о возможности выхода через зеркало, но было ли это верным? И, зная о магии, Филипп думал о том, что им скорее не удастся выйти, пока тот самый Король, про которого говорили белоликие лакеи, не насытится играми или, чем бы не были эти видения, со своими гостями. Может этот псих получает удовольствие от мучений, испытываемых пленниками злосчастного бала.

-Знал бы я, где выход, давно бы сбежал,- виновато улыбнулся принц,-Хм... А было ли такое, что ты видела странные, пугающие вещи, связанные с твоими тайными страхами? - снова обратился Рен к Оливии, в надежде понять хоть что-то.


Words don't come easy...


 
FaviДата: Четверг, 25.08.2016, 21:24 | Сообщение # 25
Сказитель
Сообщений: 921
Репутация: 1883
Статус:

Цитата Skazochnik ()
Ты не знаешь, как это все действует! Совершенно! Страхи - совершенно тонкая материя и, даже самый искусный маг может попасться на крючок более искусного колдуна. Да в последнее время у меня и практики толком не было даже

- Ладно, я уже понял, что ты очень крутой колдун, - добродушно усмехнулся в ответ Робин, - если тебе нужно размяться, то вперед, я не буду мешать.

Он вполне уже успокоился насчет местной еды и с удовольствием поглощал сочный стейк в прикуску со свежими овощами, а один из немногословных официантов подливал в его бокал отличное вино. Покончив с едой, Робин наконец понял, что пришел в норму и вполне готов действовать разумно. Видения пока больше не являлись, тревога отступила, дырка в боку не беспокоила, и остальное тело тоже вело себя прилично. Он глянул на Дэна, тот довольно бодро топтался на двух ногах, хотя еще днем скакал с пулей в бедре. Добавив сей факт в свою коллекцию странностей этого места, Робин прислушался что говорит его собеседник.

Цитата Skazochnik ()
Идеи? Идеи... - задумался маг. - Дай-ка поразмыслить. Если моя теория верна и я смогу пробудить свою силу в этом месте, возможно, из этого и выйдет толк. Для начала, я уже говорил, будь осторожен с зеркалами. Они точно могут еще сильнее тебя запутать. Следующее - нужно внимательно осмотреть то, что мы еще не успели изучить. Вдруг наткнемся на что-нибудь полезное и интересное.

- Насчет зеркал мог бы и не говорить, а всякого интересного тут хоть отбавляй, - развел руками разбойник, - ладно, я понял, действуем по прежней схеме. То есть без всякой схемы. И на всякий случай обходим стороной зеркала... Задолбала меня уже эта музыка, если честно, сил моих нет, - внезапно пожаловался Робин, - веришь нет, скоро на стенку полезу от нее.

И словно прежнего было недостаточно, музычка внезапно добавила громкости и резких тонов. Робин тихо зарычал и обернулся к безликому официанту, но тот уже протягивал мужчине стакан с ледяным джином.
"Нет, с этим срочно нужно что-то делать" подумал лучник, залпом осушая стакан и отказываясь от следующего. Не хватало чтобы к колдовским добавились еще и пьяные глюки.

Цитата Skazochnik ()
И да... Робин... О твоей идее с помощью. Если что - первым, на ком я испробую свою силу тогда будешь ты. Чтобы мы как можно точнее оценили результат, согласен? Или борьба со страхами слишком утомляет?

- Утомляет? Да не сказал бы. Скорее раздражает. Так значит все-таки хочешь покопаться в моей голове? - прищурил один глаз Робин и замолчал, наблюдая за реакцией собеседника. Скорее всего он снова что-то не так понял, но честно старался вникнуть во все тонкости, чтобы иметь представление о предмете.

- Насчет того, что один страх уничтожает другой, - проговорил он наконец, - тебе конечно виднее, и при случае я попробую как-то это использовать. Но я вспомнил еще кое что полезное. Перед тем как по-настоящему вцепиться тебе в глотку, в своем видении я очень-очень разозлился. Когда местный массовик-затейник кидал мне в лицо неприятные, но вполне себе терпимые и известные вещи, я не мог сопротивляться. Но когда дело коснулось... кое-чего, то я не впал в ступор, а просто слетел с катушек от ярости. И тогда кошмар отступил. Как у тебя обстоят дела с гневом, Дэн? Мне кажется, этот прием тоже вполне тянет на способ борьбы с наваждениями.

При воспоминании о кошмарах, по спине пробежал неприятный холодок и маленьким клубочком свернулся где-то под сердцем, Робин предпочел игнорировать его, может сам рассосется.

Цитата Skazochnik ()
Хочешь отыскать Регину? Это нормальное желание... - как-то скомкано и неловко выговорил мужчина, рассматривая собеседника. - Думаю, тогда нам нужно приступить к одному из этапов нашего дела и разделиться. Как тебе? 

- Я ведь тут все вверх дном переверну, Дэн, - подтвердил Робин, - И никакой хитровытаращенный Гарри со своими фокусами мне не помешает. Страх со временем тоже притупляется, так что когда-нибудь ему надоест мое постное блюдо и он отстанет, - попытался пошутить Робин.

Он хлопнул Дэниела по плечу и уже собрался уходить, чтобы проверить теорию о многих мирах, а в случае подтверждения испытать удачу, рассчитывая на встречу с тремя-четырьмя определенными людьми в бесконечном зеркальном зале, который не подчиняется никаким законам. Будучи здравомыслящим человеком, Робин отдавал себе отчет в том, что вероятность такой встречи сама по себе стремится к нулю. Но кого волнуют такие мелочи, когда есть хотя бы призрачный шанс отыскать если не саму Регину, то хотя бы разузнать о ней.
Цитата Skazochnik ()
Робин? - Дэниел дождался, пока тот посмотрит на него. - А где сейчас Оливия? Я так давно ее не видел... - произнес Дэн, пытаясь показать Робину, что, каким бы никудышным он ни был в этом деле, он любит свою дочь... и не забывает о ней...

Робин нахмурился и поджал губы. С одной стороны ему не хотелось грубить напарнику, ведь несмотря на все прошлые разногласия, они заодно здесь и сейчас. С другой стороны, Дэна теперь совершенно не касается где находится девочка и что с ней.
- В безопасности, - сухо отозвался Робин.
Не желая дальше развивать эту тему, он слегка кивнул и зашагал в противоположную сторону.

Вышло не слишком красиво, но что он должен был сказать Дэниелу? Добро пожаловать в семью? Черта с два! Робин не заметил, как снова стал кипятиться. Оливия только его дочь, а Дэн сделал свой выбор уже давно, значит так тому и быть. И никаких полумер типа "познакомься дочка, это твой биологический отец, он тебя бросил еще до рождения, а я люблю всем сердцем, но это ничего, надеюсь вы с ним подружитесь, бла-бла-бла..." Возникшая перед глазами картина быстро начала обретать чёткость, и лучник тряхнул головой, прогоняя видение, пока оно не затянуло его целиком. Робин сжал кулаки. Не бывать этому.

Глубоко вздохнув и немного успокоившись, он оглядел ближайшую колонну. Она состояла из тонких длинных полосок отражающей поверхности, и изображение в них дробилось, перескакивая с одной полоски на другую. Робин погладил колонну и посмотрел вверх. Она уходила в темноту, из которой свешивались тяжелые массивные люстры с тысячами свечей, а потолка совершено не было видно. Лучник двинулся дальше, намереваясь все же обойти зал по периметру. В этот раз у стены его встретило самое обыкновенное отражение, и Робин одобрительно кивнул уходящему ввысь зеркалу. Коснувшись его ладонью, он ощутил прохладу стекла и, не отрывая руки, пошел вдоль стены, стараясь не смотреть в зеркала, а наоборот, пристально вглядываясь в лица гостей. Фигура в темном следовала за ним, держась на почтительном расстоянии, но не выпуская из виду.


Благородство не дается по праву рождения, а определяется поступками



Сообщение отредактировал Favi - Четверг, 25.08.2016, 21:27
 
ЛивПрайсДата: Пятница, 26.08.2016, 17:53 | Сообщение # 26
The dream gives hope
Сообщений: 498
Репутация: 57
Статус:

Магия? Оливия сидела и удивленно смотрела на… а собственно кто он такой? Магия? Серьезно. Она все больше верила, что парень, сидящий напротив, был лишь плодом ее воображения. Разве нормальный человек будет напрямую заявлять о такой чуши, как…магия. Девушка настороженно осматривала Рена, пока тот задавал очередной вопрос. Нет, конечно он мог сказать эти слова в шутку, но что-то подсказывало Лив, что это было не так.

Цитата NotEvil ()
-Но для начала, скажи пожалуйста, ты была в Сторибруке до того, как попала сюда и много ли ты знаешь об этом городе?


Какого черта? Откуда он знает о Сторибруке? Оливия заерзала на стуле, готовая в любую минуту сбежать. Ей конечно нужна было помощь, но пока этот человек вызывал у нее больше вопросов, чем весь этот нелепый сон. Девушка чувствовала, как в душе зарождается новая волна страха. Неужели опять? Однако Рен продолжал внимательно смотреть на нее, ожидая ответа и не предпринимая каких-либо действий. Стараясь взять себя в руки и не паниковать, Оливия взяла ранее отставленный стакан и сделала еще глоток. Холодная вода постепенно успокоила нервы и привела мысли в порядок. Даже если предположить, что парень знает о Сторибруке, что это меняет? Скорее всего, это лишь игры разума. Все ее последние воспоминания были связаны именно с этим городом. Не удивительно, что он всплыл во сне.

- Эммм… если честно, я приехала в Сторибрук день назад. И все что я знаю об этом городе, это то, что ему срочно нужен ремонт, - поправив прядь волос, выбившуюся из прически, Оливия внимательно посмотрела на своего нового знакомого.

Если парень так интересуется городом, возможно, он тоже оттуда. Что если все гости - жители Сторибрука? Тогда получается, она действительно попала на бал по ошибки, лишь потому, что на время оказалась гостьей города. Нервно сжимая и разжимая руки, Лив растерянно вслушивалась в слова Рена, которые звучали будто из далека.

Цитата NotEvil ()
-Хм... А было ли такое, что ты видела странные, пугающие вещи, связанные с твоими тайными страхами?


- Как ты…, - девушка чуть-чуть приподнялась, совсем сбитая с толку. Откуда он знает о видениях? О страхе? Чувству легкую дрожь в ногах, она ухватилась за спинку стула и встала во весь рост. – Как ты узнал? Я не… ты тоже их видишь?

Это ведь ее личный ад. Ее сон, так как…Оливия хотела задать еще один вопрос, но осеклась, в ужасе уставившись на Рена. Его лицо начало медленно меняться, приобретая чужую форму. Отец. Ледяной страх пробрался в сердце, как только девушка представила, что снова услышит брань и крики родителя. Стараясь нащупать найти хоть какую-то опору, Лив, попятилась назад, надеясь, что снова сможет сбежать, но не прошла и двух шагов, как тут же наткнулась спиной, на кого-то. Все еще окутанная страхом, она резко развернулась и встретилась взглядом с незнакомой девушкой, которая была, не менее ошарашена случившимся.

- Простите. Мне очень жаль, - затараторила Оливия, пытаясь извиниться перед пострадавшей.


Храбрость одного – может повести за собой тысячи.

 
NotEvilДата: Пятница, 26.08.2016, 21:10 | Сообщение # 27
Have Fun While You Can
Сообщений: 201
Репутация: 1889
Статус:

Похоже, Рен только еще больше запутал девушку своими разговорами о магии. Было ясно, что она ни сном, ни духом о существовании волшебства, такое ошарашенное было у блондинки лицо.
Цитата ЛивПрайс ()

- Эммм… если честно, я приехала в Сторибрук день назад. И все что я знаю об этом городе, это то, что ему срочно нужен ремонт,


-Не думаю, что ремонт здесь поможет, - серьезно проговорил Филипп. Да уж, девушка только приехала, а уже влипла в неприятности. И как теперь объяснить ей о существовании магии, не напугав еще больше или не выглядя сумасшедшим. Но похоже, поздно было отступать назад, так как девушка уже испугалась и решила от него сбежать. Принц встал и успокоительно приподнял руки на уровне груди:
- Оливия, постой... Дай мне объясниться...- но почему-то путь мужчины к блондинке перегородила другая девушка, Рен пытался ее обойти, но она все не давала проходу. Подняв глаза на назойливую незнакомку, принц встретился с холодным, пронзающим взглядом, от которого у него побежали мурашки по всему телу.
-Малефисент...- еле слышно прошептал он,- тоже пришла меня помучить?
Улыбнувшись краешком рта, она приблизилась к Рену вплотную и злобно зашипела:
-Вот значит как ты ищешь мою дочь? Планируешь сбежать со своей принцессой подальше? - шепот постепенно стал переходить в крик, а колдунья начала разрастатья и менять форму, превращаясь в дракона. Она взмахнула рукой, и, в мгновение ока,перед принцем предстала Аврора. Филипп хотел рвануть к ней, но, к его ужасу, он не мог пошевелить даже пальцем, язык, и тот, его не слушался. Ему оставалось лишь наблюдать, как Малефисент, полупревратившись, своей когтистой рукой проводит по горлу принцессы, и она, с болью в глазах, смотря на Филиппа, падает замертво. А колдунья, громко смеясь, исчезает в волшебном дыму.
-Неееет- вырвался пронзительный крик у Кингстона, и вот уже он снова оказался в том же проклятом зале. Из его глаз полились слезы, а сам пожарный осел на пол как марионетка, брошенная кукловодом. В какой раз уже Рен осознал свое бессилие. Перед его глазами все еще стояло лицо Авроры. В нем так ясно читались разочарование, боль и страдание. Если бы все было явью, неужели все повторилось бы точь в точь, а он так и остался бы смотреть на смерть любимой, не в силах ничего предпринять?
-Это всего лишь видения, видения и только, - пытался успокоить себя принц.
"Конечно так все и было бы. Знай же, что так все и будет, если Малефисент представится случай. Она монстр, которого необходимо уничтожить"- прозвучал голос в голове Рена, явно принадлежащий кому-то лругому. Филипп зажмурился и прокричал:
-Вон из моей головы, убирайся!!!
"Я предупредил тебя. Даже если ты найдешь ее дочь, она убьет Аврору"
Принц, обессиленный и измученный, опустил голову и уставился на пол, где его взгляд натолкнулся на две пары туфель. Подняв глаза вверх, Филипп увидел обеспокоенные взгляды. Сначала он узнал Оливию, а потом уже свою недавнюю знакомую из больницы. Единственное, что пожарный смог из себя выдавить, так это:
-О, замерзшая из магазина...


Words don't come easy...




Сообщение отредактировал NotEvil - Пятница, 26.08.2016, 21:40
 
KolombinaДата: Пятница, 26.08.2016, 21:12 | Сообщение # 28
Чародей
Сообщений: 141
Репутация: 452
Статус:

Склеп
Сделав шаг в склеп Эмма остановилась - вокруг было темно, вдруг какая-то странная легкость, показалось, что она провалилась в какую-то огромную яму.
- Робин, - закричала Эмма, но ответа не последовало. - Робин, - еще громче повторила девушка.
Эмма на секунду закрыла глаза, чтобы перевести дух, а когда открыла перед ней было большое стекло. Девушка от неожиданности отстранилась назад, за стеклянной перегородкой стоял человек одетый в черное, на лице была маска. Эмма попыталась разглядеть глаза , но у нее не получилось. Человек посмотрел на нее и кивнул головой и развернулся, приглашая проследовать за ним. Эмма немного помедлив, протянула руку перед обой. Сначала оперлась пальцами в очто-то холодное, потом стекло поддалось и рука прошла скволь влажную прохладную субстанцию, за рукой последовало все тело девушки.
Оказавшись по другую сторону стекла Эмма огляделась вокруг. Она оказалась в большом зале, странные люстры не сильно освещали пространство, и помещение не создавало ощущение уюта. В далеке она увидела людей одетых так же, как и человек, которого она видела за стеклом, и часть людей без масок, лиц которых она рассмотреть не могла. Блондинка направилась в толпу, продолжая озираться по сторонам. Вокруг были странные зеркала. Остановившись у обычного зеркала Эмма увидела в отражении себя в достаточно откровенном черном платье. Оглядев себя она была удивлена, на ней было тоже самое платье, что и в отражении.

- О, у кого-то достаточно извращенная фантазия, - произнесла Эмма рассматривая свой наряд в зеркале. - Пора разобраться, что здесь происходит, - сказала девушка и быстрым шагом направилась к человеку в белой маске.
-Извините, где я нахожусь? - громко произнесла Эмма преградив путь человеку в черном, подойдя поближе блондинка увидела, что у этого существа черные, почти пустые глаза. - Кто вы?
- Добрый вечер госпоза Свон, угощайтесь, будьте, как дома, - спокойно произнес незнакомец и развернулся уходя прочь.
-Подожди! - произнесла Эмма и попыталась его остановить, но вмгновение ее взгляд попал на двух, что-то бурно обсуждающих, мужчин. Спасительница прищурилась, чтобы сфокусировать взгляд на их лицах. "Не может быть Робин и Дениэл" подумала Эмма и уверенно направилась в их сторону.
Вдруг по телу пробежал холодок, девушка остановилась, поежилась и собралась идти дальше, как перед ней возникла черная фигура без лица. Блондинка не могла произнести не звука, не мога сдвинуться с места. Фигура пристально смотрела на Спасительницу
- Они мертвы, - прозвучал в голове девушки странный голос. - Ты убила их, ты виновата во всем.
Эмма пыталась отвести взгляд, но у нее ничего не получалось. Она понимала о ком он говорит, ее мать, отец, Генри, Реджина и остальные, кто погиб рядом с ней. Она чувствовала их рядом, прозрачных, холодных, с морозным дыханием.


"...если хочешь что-то изменить, надо отважиться и менять всё самой, потому что феи-крёстные в этом мире не водятся"



Сообщение отредактировал Kolombina - Вторник, 30.08.2016, 09:45
 
InfernalSpringДата: Пятница, 26.08.2016, 23:40 | Сообщение # 29
Goddess of Destruction
Сообщений: 135
Репутация: 106
Статус:

Зеркала, зеркала, зеркала… Повсюду проклятые зеркала! Даже сидя на холодном мраморе возле колонны в самом неприметном углу зала, Персефона видела свое сгорбленное отражение напротив – растрепанное, уставшее, с плотно сжатыми в молчаливой злости губами и звериными глазами, исподлобья изучающими каждый сантиметр кошмарного пространства, залитого темным подрагивающим светом сотни люстр и подсвечников. Ей, державшейся поодаль от основной массы гостей, музыка, что сочилась отовсюду и ниоткуда одновременно, казалась невыносимой какофонией, раздирающей уши, которые так и хотелось прикрыть. Но сделав это, богиня с раздражением обнаружила, что визжащий мотив, рождающий где-то внутри необъяснимую тревогу, начинает проигрываться еще громче, словно исходит из ее собственной головы. «Есть ли спасение от этого жуткого звука?» - запустив худые длинные пальцы в копну черных жестких волос, она закрыла глаза в глупой надежде проснуться, но это не сработало.

- Ты омрачаешь мое великолепное торжество своим омерзительным бездействием! – недовольно пропел уже знакомый вязкий голос, - Сделай же что-нибудь! Встань, шлюха дьявола! – злобно рявкнул Кромешник, но Ева не пошевелилась, продолжая убеждать себя в том, что все вокруг – лишь сон, из которого не выбраться, но все-таки сон, и нельзя идти на поводу у проклятого монстра, показывая слабость. Облегчать ему задачу – еще чего! Пусть знатно потрудится, чтобы выудить из нее страхи, запертые за черной дверью с семью замками.

- Ты не хочешь по-хорошему, богиииня… - насмешливо прошелестела тень в сознании Персефоны, - Да будет так!
Цитата

- Ева, наконец-то я хоть кого-то нашла! - обрадовалась Моргана и подошла к ведьме.


Персефона в одно мгновение распахнула глаза и вскинула голову на звонкий голос колдуньи, облегченно выдыхая. Ничего хорошего в том, что Моргана тоже здесь, не было, но, пожалуй, в нынешней ситуации будет лучше держаться в месте – поодиночке каждый слишком уязвим, а Кромешник – почти всемогущ.

Цитата
- Здесь твориться что-то очень нехорошее, ты знаешь где мы можем быть? Кто все эти люди? Наверняка все это дело рук Кромешника, черт бы его побрал - выругалась Моргана и наплевав на все присела рядом с Евой, - нужно срочно найти Мэл и выбираться отсюда, хватит с нас этих "кромешных" игр разума.

Слегка приподняв уголки губ в одобрительной улыбке, Ева не без удовольствия отметила дружеский жест Морганы, опустившейся рядом с ней на скользкий ледяной пол. Должно быть, две тонкие женские фигуры в богатых платьях, перетянутые тугими корсетами, со стороны смотрелись в некотором роде комично, если бы кто-то вообще на них смотрел. Недостатка стульев в бесконечном зале, во всяком случае, не наблюдалось, как и недостатка самых разных яств, дорогого алкоголя и снующих из стороны в сторону людей в черном. Только вот Персефону отвращала одна мысль о том, чтобы прикасаться к здешним предметам или чего хуже – благодарно вкушать плоды с отравленного дерева.

- Я полагаю, что мы с тобой, и все эти люди, спим. – просто ответила она, глядя перед собой. – Как ты думаешь, кто еще, если не Кромешник, мог создать столь безвкусную и вычурную иллюзию? У Морфея куда более изящный подход к делу! – богиня едва ли не выкрикнула последнюю фразу, ожидая, что эти слова непременно долетят до слуха нового безумного короля, как где-то слева раздался чудовищный животный рык, заглушивший речь Морганы. Еве краем уха удалось расслышать что-то об играх разума и, ошеломленная, она медленно повернула голову в сторону рычания. Пред взором предстал колоссальных размеров разъяренный трехглавый пес, плотоядно уставившийся на девушек; центральная его морда угрожающе скалилась, а две другие держали в зубах фрагменты человеческих тел. Или… Приглядевшись, она выхватила из общего кровавого месива оторванную голову с испещренным морщинами старческим лицом и длинной серебристой бородой.

- Нет… - в ужасе прошептала Персефона и вскочила на ноги, признав в жертве Цербера своего отца Зевса. Из пасти демонического создания густыми струями текла слюна, заливая начищенный до блеска пол, воздух вокруг наполнился тошнотворным зловонным смрадом гнили и разложения. Сглотнув застрявший в горле комок, она, не видя ничего, сделала несколько осторожных шагов к стражу адских врат, всеми силами отметая мысли о реальности происходящего. Протянув было дрожащую руку к влажному носу пса, богиня резко одернула ее и развернулась на босых ногах, услышав за спиной тихий женский голос, полный вселенской скорби.

- Сестра... – златокудрая красавица невесомо парила над полом в прозрачных шелковых одеждах, похожих на истерзанное тряпье; прозрачной была и ее некогда светящаяся жизнью алебастровая кожа; по телу ползали мерзкие насекомые, объедающие плоть с нежных рук; жуки и черви заползали в красиво очерченный рот, копошились в развевающихся, будто на сильном ветру, волосах.

- Он узнал о твоем побеге и выпустил титанов, - прошептала Афродита слабым, сломленным голосом, - Мы… все… давно… мертвы. Тебе… тебе некуда возвращаться, сестра… Олимпа больше нет. – не успела Персефона что-то ответить, как видение сорвалось на отчаянный крик, - Это все ты! – гневно выпалил призрак Афродиты, заливаясь слезами, - Ты виновата в том, что случилось! Ты обратила на нас его ярость, когда мы были так беззащитны, когда в нас перестали верить! Зачем, скажи, сестра, зачем тебе когда-то понадобилось связывать себя нерушимыми узами с самим Дьяволом?! Посмотри, к чему это привело!

Богиня стояла как вкопанная, с часто вздымающейся грудью, наблюдая за истерикой Афродиты и совершенно не представляя, что смеет ответить на ее справедливые упреки. Она никогда этого не хотела. И зрелище терзаемой вечными мучениями божественной души причиняло Персефоне бессильную ноющую боль. Как давно она была дома - двести, триста, тысячу лет назад? Кто может поручиться за то, что олимпийцы живы и по сей день? Но ведь она видела, своими глазами видела и Зевса, и Афродиту, которые помогли ей начать с чистого листа, там, в лесу, совсем недавно! Возможно ли, что они были последними? И теперь их тоже нет.

Мы все давно мертвы.

Еве хотелось броситься на колени и молить сестру о прощении, унижаться, оправдываться – что угодно, только бы почувствовать себя хоть немного лучше, как на ее плечо упала чья-то ладонь, и спасительный голос Морганы прогнал мираж, с диким воплем устремившийся под землю.

- Ева… Ева! С тобой все хорошо? – беспокойно вглядываясь в опущенные глаза богини, в которых застыла печать настоящего ужаса, вопрошала ведьма.

- Он играет с нами… - не поднимая взора, прохрипела Персефона, инстинктивно впиваясь цепкими пальцами в руку Морганы. – Как с марионетками! Как с несмышлёными детьми! Мерзкий, гнусный, жалкий трус! Клянусь, я доберусь до него во что бы то ни стало, я этого просто так не оставлю!

Цитата
- Нам отсюда не выбраться, - вместо приветствий, радостных слов или слов облегчения, констатировала она. Она сама того не заметила, как ее слова сошли на шепот, и этот шепот был ведьме очень знаком. Тихий, змеиный шепот.


Уловив приближающееся цоканье каблуков, Ева с Морганой синхронно развернулись и увидели Малефисент. Колдунья была облачена в приталенное платье невероятной красоты, с перьевыми накладками на рукавах и подоле; прическа изменилась до неузнаваемости, но выглядела безупречно, подчеркивая царственные, немного надменные черты лица. Словно сомневаясь в том, что видит, она неуверенно коснулась руки богини и с облегчением прикрыла веки, убедившись, что та настоящая в самом полном смысле этого слова. «Тоже общалась с призраками, ха?» - пронеслось в голове Персефоны, с интересом разглядывавшей прежде холодную и непроницаемую ведьму-отшельницу.

- Присоединяюсь. – поспешно кивнула Ева на неутешительную реплику, - Но это не значит, что и пытаться не стоит! Вы хотите остаться здесь навечно? Оглянитесь вокруг – мы заперты в хитроумной дьявольской ловушке, а тварь, что стоит за всем этим, упивается нашей болью и страхом! Я могу слышать его жуткий смех даже сейчас, в этой проклятой музыке! – воскликнула она, неопределенно указывая куда-то в пространство. – Мы обязаны положить этому конец! Присмотритесь, вы не замечаете знакомых лиц? Он… он нашептал мне, что я встречу кого-то, но все, что я видела до сих пор – обман зрения, отголоски прошлого, призраки… призраки… - почувствовав, что снова теряет контроль над разумом, богиня встряхнула головой и заморгала, стремясь прогнать наступающую пелену, но тщетно.

Свет во всем зале резко погас, а когда зажегся вновь – никого рядом уже не было. Ни Морганы, ни Малефисент, ни самого зала. Впереди расстилался Ад. Преисподняя с ее выжженной черной землей, багровое небо без единого облака, лавовые реки по обеим сторонам от хрупкой испуганной фигуры, пытающейся балансировать на раскаленных камнях. Такие живые, такие знакомые ощущения! «Нет, нет, нет, только не это! Я не хочу сюда возвращаться!» - изнывала бывшая королева Подземного Мира, в страхе и растерянности мотая головой – «Верни меня обратно, верни сейчас же!» - но Кромешник, видимо, решил испробовать на ней ее же стратегию, приняв обет молчания. Как же она ненавидела его! Холодный ветер жег больно кожу, ступни, кажется, успели обгореть, и было совсем негде укрыться от воспоминаний.

- Ты… Ты сделала это… - раздался жуткий, пронизывающий до костей, хриплый мужской голос, а за ним еще один, и еще, и еще, и еще… Из-под валунов начали лезть кошмарные живые трупы с проросшими в полуразложившихся телах мерзкими грибами – ее работой. Они тянули к ней руки с оголенными фалангами пальцев, пытаясь схватить за лодыжки и утащить во тьму, они ползли, неумолимо приближаясь со всех сторон, хрипели, вопили, проклинали. Персефона знала, что все это не по-настоящему, не взаправду, но так страшно, так безумно, невыносимо страшно ей не было очень давно. Бежать, бежать, бежать как можно дальше, без оглядки, пока ноги не сотрутся о камни, пока она не упадет, погребенная жаждущими отмщения грешниками…

Вдох. Падение. Вода. Одна из адских рек, несущая по течению времени неупокоенные души. Мерзкая сине-зеленая жижа забивает глаза, нос и уши, тысячи склизких рук снова тянутся к ней, желая потопить, обречь на вечные страдания, сделать такой же, как они – мертвой, пустой, отверженной и презираемой. Богиня отмахивается, стряхивает их с себя, чувствуя подступающую тошноту, и, раздирая горло, кричит, теряя голос. - Не трогайте меня! Отстаньте! Прочь, скользкие душонки! Не хочу плавать в этой похлебке, хочу на берег! - не понимая, что говорит, и в каком направлении текут ее мысли, Персефона уже не чувствует своего тела, но вдруг осознает, что не может дать так просто победить себя, и, собирая оставшиеся силы, закрывает глаза, концентрируясь на том, что собирается сделать. Темные вены выступают на белоснежной коже, руки до локтя покрываются черным налетом, из глубин реки вырастают водоросли, хватающие осязаемых призраков за ноги и с силой оттаскивающие их на дно. Лица незримо меняются, обретая знакомые черты, пытаются что-то сказать, что-то важное, но она не слышит. Не хочет. Не может. Все, на что она сейчас способна – отгонять их, умерщвлять уже мертвое, ведь они заслужили эту участь, значит, будут, значит, должны страдать пуще прежнего!

- Ева!
- Ева!
- Остановись!


«Что?» - упав в темноту, Ева поняла, что не может пошевелиться – ее тело ей не повинуется!
Свечи озарили бальный зал, вернув все на свои места – больше никакого Ада, никаких грешных душ, только этот опостылевший зеркальный ящик и перевернутый стол с яствами совсем рядом. Проросшие сквозь мрамор тугие стебли, обвившие его ножки, Моргана и Малефисент, возможно, пострадавшие от ударов, она, посреди этого хаоса, абсолютно неподвижная, жадно глотающая воздух.

- Что произошло? – устало спросила богиня, заранее готовясь услышать очевидный ответ.
В тот же миг перед ней материализовалась девушка-лакей в белой маске, со сложенными на груди руками, которая, строгим, не терпящим пререкания тоном, заявила, что «хозяин» не терпит подобных выходок, и это, первое предупреждение, можно считать последним. Грубо взмахнув рукой, она сняла невидимые цепи, и Персефона от неожиданности едва не свалилась на пол.

- Ваш хозяин не должен беспокоиться – следующим и единственным, кто пострадает здесь от моих рук, будет он сам! – пылая от праведного гнева, прошипела она, отчеканив каждое слово. Кромешник смеет наказывать ее за то, что оборонялась от кошмаров, которые сам же наслал! Каков мерзавец!

Потирая виски, готовые разорваться от нового прилива отвратительной музыки, богиня на негнущихся ногах приблизилась к колдуньям, внимательно осматривая их на наличие ран и повреждений.

- Я должна принести свои искренние извинения. – серьезно сказала Ева, опустив глаза, - Если бы вы только знали, что мне пришлось пережить прямо сейчас, то, я уверена, поняли бы. – после недолгой паузы, сбросив с себя непривычно мрачную вуаль, она встрепенулась и натянула на лицо дежурную улыбку. – Итак, каков план?




 
ПринцТомасДата: Суббота, 27.08.2016, 08:11 | Сообщение # 30
Путешественник
Сообщений: 2
Репутация: 10
Статус:

«Дом Эшли Бойд

Сон перенёс принца в случай, что произошёл с Эшли больше года назад. Огонь, а из него незнакомец тащит Эшли на руках. А Томас стоит напротив этого пожарища и не может пошевелится, как будто его руки в оковах и он не может уйти от стены к которой его привязали. Он так сильно рвётся помочь горячо возлюбленной, но в ответ видит, лишь усмешку неизвестного и слова с негативным оттенком:
- Неудачник, даже не можешь спасти свою жену, теперь она моя! - и развесистый смех заканчивает эту речь. Конечно, событие сейчас было не по малому искаженно, но всё же заставляло Томаса вселить чувства страха, что он не спасёт Золушку, а тот незнакомец украдёт её навсегда. Его лицо глубоко теперь засело в его памяти. Открыв, наконец глаза, она очутился в тёмном тумане, около какой-то маленькой Лестницы и стекла, с другой стороны дающего зеркальный зал, похожий на балетный.
Шон быстро поднялся по лестнице и переступил через барьер зал оказался всё же очень мрачным, несмотря на несколько люстр. Заглянув в одно из зеркал, он был потрясён увидеть себя в хорошо проглаженном костюме и с уложенными волосами

Оглядев весь зал быстрым взглядом, он был очень удивлён увидеть того обидчика в его страхе. И подбежав быстро к нему, он дал ему один раз по лицу кулаком, не объясняя причин.




Сообщение отредактировал ПринцТомас - Суббота, 27.08.2016, 08:13
 
HookДата: Суббота, 27.08.2016, 15:59 | Сообщение # 31
A Pirate's Life For Me
Сообщений: 1769
Репутация: 7769
Статус:

I место в конкурсе - Добро пожаловать в Неверлэнд I место в конкурсе - Волшебная нить I место в конкурсе - Сказки о Любви I место в конкурсе - Сказочная Любовь I место в конкурсе - Однажды в Аншлаге
<<Зачарованный лес

"Никогда не поздно стать человеком, которым ты хочешь быть”,- прошептал голос, и Джонс услышав эти слова, резко распахнул глаза. Все тело пронзала боль,и как оказалось он лежал на холодном мраморном полу. Где он? И что с ним? Не уже ли он все еще спал? Пират поднявшись на ноги, покачнувшись облокотился об стену.

Минуту спустя он заметил что находится в комнате, в котором было множество зеркал. Каждое из которых было обрамлено золотой витиеватой рамой.
Пират сделав пару шагов подошел к одному из них. Но подойдя ближе, Джонс ошибся, это было не зеркало, а стекло, он хотел бы прикоснутся но голос раздавшийся за его спиной резко заставил мужчину обернутся.

-Господин Джонс, не желаете ли вы выпить?,- безэмоционально сказал слуга, в белой маске. Джонс слегка опешив стал придирчиво рассматривать человека стоящего перед ним. Он выглядел странно, так ему казалось.

-Где я? И кто ты черт подери?,- спросил Джонс, его голос раздался мелким эхом по комнате и Киллиан напрягся еще сильнее.
Но ответа на его вопрос не последовало, что разозлило Джонса, и пират притянул юношу к себе, - Говори сопляк, где?,- рявкнул Крюк, но слуга все так же молчал и через секунду обратился в песок.
Сквозь пальцы пирата, просочился черный песок, от которого исходил слабый блеск. В недоумении смотря на свою пустую ладонь, пират обратил внимание что его рука обтянута в черную ткань. На нем был идеально черный костюм. Пиджак, рубашка, галстук... Этот ошейник нещадно душил мужчину и пират стянув его с себя откинул в сторону и расстегнул пару пуговиц на рубашке.

*костюм


- Это мне все снится,- прошептал пират, - Это не может быть реальностью.
Легкое покалывание продолжало пробегать по его телу, пират чувствовал волнение которое накатывало все больше и больше, но не сразу, а медленно, как хищник медленно охотится на свою жертву, и самое ужасное, мужчина не понимал отчего оно.

Никогда не поздно стать человеком, которым ты хочешь быть, Джонс.
А может ты уже им стал? Скажи мне Крюк, кто же ты?

Закрыв глаза, пират старался выкинуть из головы назойливый голос, который постепенно давил на него, цитируя то, что Киллиан старательно стирал в свое памяти столько лет.

Выхода из комнаты не было, и подойдя обратно к стеклу, он дотронувшись до него, не почувствовал ничего, рука его прошла насквозь, оказавшись по ту сторону стекла, и поняв что это и есть выход, пират сделал шаг вперед.
Его взору открылся огромный зал, который так же сохранял мрачность той комнаты в которой он был. Вокруг были люди, в черных костюма и платьях и слуги, вроде тех которого он встретил.
Люди, все эти люди был до боли знакомы. Не далеко от него стоял сам Дениэл Блэквелл, по крайней мере голос точно принадлежал ему. Он был в компании еще одного человека, который стоял спиной. Но пират был уверен что и его он наверняка знает.

Крюк стал лихорадочно озираться по сторонам ища белую копну волос, она должна была быть здесь тоже. Если ему снится сон, то было бы странно что ему приснился Блэквелл. Не замечая уже никого, пират был сосредоточен на одном. Обходя каждого кто попадался ему на пути, он наконец увидел ее.
При виде Леоноры, у пирата сжало сердце еще сильнее, а покалывание по всему телу еще только сильнее увеличилось. Подойдя ближе к ней со спины, он заметил что она стояла с Румпелем, что уже никак не удивляло пирата, и непринужденно болтала.

Коснувшись рукой ее спины, он ухватив ее за талию развернул к себе и сразу отпустил, словно боясь что от его прикосновений она тут же исчезнет, - Леонора, - произнеся ее имя спокойно и мягко пират посмотрел на нее.


 
AnnaKendrickДата: Суббота, 27.08.2016, 22:43 | Сообщение # 32
Long as I live I will fight
Сообщений: 768
Репутация: 808
Статус:

До сих пор пребывая в состоянии лёгкого шока, девушка стояла в позе блока у стола. Она думала и не понимала, как же так, Кромешник смог заманить всех на свой бал, а если и так, то для чего, ведь за каждым действием следует последствие и этот шаг может оказаться роковым для мужчины. Хотя, что ей было известно о Кромешнике, кроме сказке о короле страхов, что в детстве ей читала Матушка Готель. Конечно, раньше всё держалось на уровне фантазий и мифов, но вот теперь - это уже был реальный очень пугающий человек, который, хотя и появлялся только в мыслях.

Разжав ярко красные губы, она сжала в них палец и, закрыв глаза, она вновь погрузилась в свой кошмар. Все кричали на неё и срывали на ней свой гнев. Никто не Флинн, ни мать, ни отец - никто не щадил юную красавицу, на душу которой выпало не мало неприятностей за прошедшие года. Слёзы и извинения летели из лица испуганной Беки. Но миг подняв голову, она увидела луч света, он ярко и ослепительно освещал путь куда-то, пройдя по нему заплаканная и испуганная за любовь родных к ней и своё одиночество Рапунцель, громко шмыгая носом, увидела Готель. Женщина стояла в свей короной позе распростирая объятия и беря последние ноты для слов:

-Мама, умней! - как всегда величаво и с задиранием носа сказала Готель и обняла, подбежавшую и обнявшую её девушку. Но вдруг женщина схватив, Рапунцель за ухо от тащила её от себя, как напакостившего ей щенка и гневно, следуя примером родных принцессы начала её во всём обвинять девушку:

- Рапунцель умней, она сбежать намерена!
И оставить матушку одну!
Рапунцель умней, она одна теперь осталася! Ха- злорадно и раскатистый смех пробежал по темноте, которая казалось начинала всё больше ссужаться, но Готель всё продолжала давить на наивную шатенку уже не поя, а говоря прямую речь:

- Ну, вот же посмотри, что ты натворила, ты одна осталась и все против тебя, твоя мать ненавидит тебя за свои переживания, отец за пользование его статусом, а Юджин, что спас тебя, как поплатилась с ним ты, а я... я... - Готель взмахнула плащом перед лицом и тут же будто действие магического цветка кончилось постарела и покрылась морщинами, и тут же давя ещё сильнее продолжила - Посмотри, что ты сделала со мной, мой цветочек, а знаешь, что самое интересное в этой истории, а... а... - заигрывая и играя на чувствах перепуганной и недоумевающей в одно и то же время девушки говорила Готель, но точный ответ дала лишь через минуту - А главное, что нашим наказанием стало отсутствие смерти. Хранитель времени остановил его и теперь никто из нас не может ни стареть не молодеть, пока ты не вернёшься в королевство и не спасёшь его. Вот видишь, что ты натворила видишь... Видишь... - закончила громко и угрожающе махая руками Готель, затем за её телом выскочили и остальные ненавистники милой и бедной Беки. Это было так неожиданно, что похоже на несколько главую змею, ждавшую время, чтобы удивить свою жертву этим приёмом.

Пытаясь уйти по скорее от этого кошмара, Рапунцель с трудом разжала будто с клееные вязкой смолой ресницы. От такого неожиданного пробуждения у Беки из рук выскользнул высокий хрустальный бокал, что с дребезгом и звоном разбился о твёрдый мраморный пол. Попытаться найти утешение, хоть в музыке, что самой первой при входе успокоила принцессу. Убрав локон за ухо, чтобы лучше её слышать, она начала вслушиваться, но вместо приятной успокаивающей игры музыканта, она услышала новичка, что путал все ноты или вообще даже не пытался нормально играть. Внезапно, весь шум, что наполнял огромный зал будто с усиленной громкостью втройне ворвался в тонкий слух шатенки и заставил её ринутся с места, чтобы найти где-то беруши, чтобы вставить их в уши. Рассеянная девушка, побежала сквозь толпу, она не видя никого бежала только вперёд, даже не замечая, что другая женщина пятится по направлению к ней.

То чего никто не предвещало, случилось, хотя бы в наилучшей форме, неизвестная девушка нечайно уронила Рапунцель на пол и начала извинятся:

Цитата ЛивПрайс ()
- Простите. Мне очень жаль, - затараторила Оливия, пытаясь извиниться перед пострадавшей.


- Ничего страшного я сама виновата - отряхивая платье, тихо прошептала Бека - Я, кстати Рапунцель - приветливо проговорила она, хотя скрыть маску страха не удавалось она и правду производила очень дружелюбный вид. Но внезапно, она подняв глаза заметила собеседника девушки, то был её спаситель из ледяного плена магазина.

Цитата NotEvil ()
-О, замерзшая из магазина...


- Вы... Ледянной спаситель... - дрожащим голосом тоже выдавила в ответ из себя Бека и тщательно потёрла глаза, чтобы убедиться в реальности происходящего и убедится, что это не ещё один страх.



 
SkazochnikДата: Суббота, 27.08.2016, 23:27 | Сообщение # 33
~Story-teller~
Сообщений: 6037
Репутация: 12469
Статус:

I место в конкурсе - Сказки о Любви I место в конкурсе - Второй Шанс I место в конкурсе - Сказочная Любовь I место в конкурсе - Однажды в Аншлаге
Цитата Favi ()
- Утомляет? Да не сказал бы. Скорее раздражает. Так значит все-таки хочешь покопаться в моей голове?

- Это моя слабость, - улыбнувшись, произнес маг, так как добавлять что-либо кроме этих слов было уже не так важно. Ответ говорил сам за себя. Только ленивый не знал, как Дэниелу нравится копаться в чужих головах и проникать в людские страхи. Ведь все это делало мага сильнее.

"К чему было столько времени убегать от этого?!" - подумалось мужчине. - "Столько раз я пытался отвергнуть свою сущность. Столько раз на меня влияло столько обстоятельств. Я просто потерялся... И эту потерянность нужно в себе уничтожать!" - заключил неожиданно маг и сам удивился тому, насколько здравыми и разумными ему самому показались данные спонтанные суждения.

Цитата Favi ()
- Насчет того, что один страх уничтожает другой, - проговорил он наконец, - тебе конечно виднее, и при случае я попробую как-то это использовать. Но я вспомнил еще кое что полезное.

Робин начал пояснять свои мысли, а Дэн стал прислушиваться к его словам. Правда, он узнал мало что нового, так как и сам понял, что как только он яростно направился в атаку на Майка и уничтожил его, то страх тут же отступил. Да - с кошмарами нужно было бороться, и для Блэквелла это не было секретом!

Цитата Favi ()
Как у тебя обстоят дела с гневом, Дэн? Мне кажется, этот прием тоже вполне тянет на способ борьбы с наваждениями.

- Спасибо за проявленный интерес к моему гневу, Робин, но... - маг слегка помедлил с продолжением своих мыслей, - ...это ведь не такая великая тайна. Да, всем нам нужно уметь управляться со своим гневом, но ведь иногда именно он может послужить толчком к весомому сопротивлению, ведущему к победе. - Блэквелл говорил несколько пространственно, но подобные обороты также ему были по нраву, так что он не мог просто так отказаться от них. Таинственность, полагал он, должна быть во всем...

Все это время они, казалось бы, общались довольно спокойно, но, как только Блэквелл, уходя, поинтересовался у лучника о своей дочери, тот совершенно внезапно и довольно резко изменился в лице...

Цитата Favi ()
- В безопасности, - сухо отозвался Робин.

Дэниел гневно отвернулся от разбойника. Ему нечего было ответить! Не в плане нельзя было подобрать слов, а в том плане, что это было все просто бесполезно. Робин не понял искренней обеспокоенности мага. Не распознал волнения в его интонации. Не разглядел неподдельного и не наигранного желания узнать, как там его дитя.

"Ничего!" - подумал про себя он. - "Выясню это все и без тебя. Нашел у кого спросить", - завершая свои мысли, маг начал корить себя за то, что решился довериться разбойнику и просто спросил его об Оливии. Реакция Робина поражала Дэниела. Конечно, он мог понять, что тот мог привязаться к малышке, но... Дэниел ее родной отец. Родной отец! - "И данное право у меня никто не отнимет!" - искорки пламени вспыхнули в глазах мужчины и тот поспешил отправиться дальше... Нужно было продолжать искать способы выбраться отсюда, а там уже и решать все остальные проблемы...

Цитата Kolombina ()
Спасительница прищурилась, чтобы сфокусировать взгляд на их лицах. "Не может быть Робин и Дениэл" подумала Эмма и уверенно направилась в их сторону.

Осматривая огромный зал, который продолжал наполняться ужасными мелодиями и напевами, Дэниел продолжал всяческие попытки увидеть хоть какой-нибудь знак, способный помочь ему выбраться отсюда. Не хватало еще застрять здесь на долгое время, а то и вообще на целую вечность. Кто знает, какую цель преследует таинственный хозяин данного торжества.

Вдруг в поле зрения мужчины попала Эмма, которая, кажется, заметила и их двоих, так как они только что стояли рядом с Робином, но теперь уже разошлись по разным сторонам. Она зашагала навстречу, и Дэниел собирался было направиться снова в сторону лучника, чтобы поговорить со Спасительницей, вдруг ей было что-то известно, как неожиданно...

Цитата ПринцТомас ()

Оглядев весь зал быстрым взглядом, он был очень удивлён увидеть того обидчика в его страхе. И подбежав быстро к нему, он дал ему один раз по лицу кулаком, не объясняя причин.

Мужчина ошарашенно отскочил в сторону и, схватившись за лицо, яростно взглянул в лицо своему обидчику.

- Совсем псих?! - закричал маг, продолжая ощупывать лицо, не зная, есть ли на нем какие-то повреждения. Удар был слишком неожиданным. - Из ума выжил? - еще раз закричал маг странному типу, на которого теперь обратил своей внимание. Тот стоял, будто чем-то пораженный. - Чего встал-то? - ядовито бросил маг и, не сдержав своей злости, решил воспользоваться некоторым замешательством налетчика и ринулся на него, отвешивая тому нехилый ответный удар по лицу.

Незнакомец, видимо, думал, что ему удастся защититься, но он просто не подумал, с кем решил связаться. Множество пройденных перепалок и драк приучили Дэниела к эффектным нападкам и эффективным ответным ударам. Налетчик повалился на пол, а Блэквелл, полетев следом, приземлился прямо на него. Кажется, тот все еще брыкался, но его движения становились все менее и менее похожи на действенную защиту.

- Что, одолели кошмары, парень? - бросил ему в лицо маг, наклонившись над головой, не позволяя тому выбраться из-под него. - Но это не способ кидаться на людей, понял? - продолжил Блэквелл, хотя от его взгляда не мог ускользнуть тот факт, что, похоже, не смотря на всю сумбурность ситуации, налетчика уже давно отпустил кошмар... и тот удар, что он нанес - все это происходило уже в здравом уме, пусть и расшатанном, а не просто в иллюзорных лабиринтах разума с затуманенными мыслями. - Почему именно я? - совершенно внезапно выдавил маг, практически закричав эти слова. - Отвечай! Почему я?! - Дэниел видел этого незнакомца впервые, а тот вел себя так, будто уже знает его...

"Что за странное место..." - еще раз подумал маг, все еще держа соперника под собой и лишая его возможности выбраться из образовавшейся ловушки...




 
ЛинаДата: Воскресенье, 28.08.2016, 00:56 | Сообщение # 34
Trickster
Сообщений: 1871
Репутация: 3753
Статус:

I место в конкурсе - Сказочная Любовь I место в конкурсе - Однажды в Аншлаге
<<< Хижина

Сон наваливался на него плавными поглощающими волнами. Мягкая и приятная прохлада обволакивала рассудок, расслабляла напряженные мускулы и нервы, и что-то легкое и темное, словно присаживаясь к магу на грудь, дунуло в лицо пыльным запахом. Здесь, в привычном мраке и темноте, ему было уютно и по обыкновению легко, без каких-либо препятствий он отдался на волю этому сыпучему поводырю, вскидывая руки впереди себя и шагая на зов. Приятная ломота в конечностях, знак плодотворного дня, не давала полностью расслабиться и захлебнуться в ощущениях, а настойчивое поторапливание, клубившееся чей-то рукой между лопаток, подгоняло к действиям. На долю секунды, усомнившись в ощущениях и задумавшись о действиях, Румпель открыл глаза, и перед ним встала картина потрясающей красоты.

На горизонте висела огромных размеров красноликая полная луна, а под ногами, куда ни взгляни, простирался чернильный песчаный берег. Быстро набегающие волны неспокойного океана, раз за разом, вспарывали его края, унося с собой переливающиеся сине-фиолетовые песчинки. Румпель наклонился, набирая горсть и пропуская сквозь пальцы. Песок осыпался в то же мгновение, оставляя за собой лишь легкое шершавое ощущение на ладонях.
Ступая вдоль берега, он наблюдал, как вода мерно заглатывает холодные вековые камни, что некогда были предками острых скал. Вода яростно вспенивалась и бушевала, с силой разбиваясь на берегу, оставляя за собой россыпь мелких льдинок, и кое-где пожухлая, рыжая трава, отзывалась на шум ветра, легким покачивание.

Как вдруг, все вокруг внезапно замерло, словно готовясь к чему-то важному, гнетущему и, безусловно, неотвратимому. Ветер стих, и встал океан, и Румпель больше не слышал шума травы. Его стопы утопали в черном песке, постепенно все больше погружая его и засасывая в чернильную пучину. Он пытался обернуться, ухватиться за что-либо, но вокруг был лишь песок, и красные отблески пульсирующей багровой луны.
Руки мага задрожали, и он стал непрерывно рыть, карабкаться, пытаться выбраться, и незаметно для себя, оказался в песке почти по пояс. Он пытался применить магию, зажечь огонь, призвать палку, что угодно, но голова и чувства изменили ему. Все что он мог, это лишь барахтаться и сопротивляться, пока черные песочные объятия поглощали его все сильнее.

Образы сливались, дыхание сбивалось, силы заканчивались, но страх и паника еще сильнее заполоняли его рассудок. Румпель спутался, переполошился и совершенно забылся в скорейшем стремлении выбраться из черного плена. А песок все подступал и подступал, и вот уже он почти не мог шевельнуться и даже дышать. На какую-то долю секунды ему показалось, что он теряет не только рассудок, но и способность дышать, и в этот же самый момент, Румпель расслабился, принимая тьму, принимая песок и смиряясь со своей участью.
«Страх самое древнее и сильное из человеческих чувств, а самый древний и самый сильный страх – страх неведомого» - вдруг вспомнил он слова, одного мудреца из прошлого.

«Это иллюзия!» - громко прозвучало в его голове.
«Все это лишь иллюзия. Сон»
Постепенно он приходил к принятию ситуации, свободно паря в чернильном море песка.
«Это сон. А управляем им… Кромешник» - быстрый гнев, пришел на смену осознанию происходящей ситуации.
Боялся ли он теперь, о нет. Румпель больше не боялся. Неприятие и страх перед грядущим, были, по его мнению, самым разрушительным и опасным методом отношения к существованию, и его смерть не лишний раз доказала ему это.
Аккумулируя магию внутри себя, маг приготовился к возможной внезапной атаке ужаса и страха, но как вдруг, он почувствовал почву под ногами, и стал на что-то плотное и довольно таки устойчивое. Песок, подобно пыли, тот час же, закружился, блестящими сине-фиолетовыми вихрями, растворяясь где-то в пространстве.

Оглянувшись по сторонам, он стал рассматривать и привыкать к окружающей действительности. Яркий свет ослеплял, от чего ему пришлось ненадолго зажмуриться, а под ногами разложенный в шахматном порядке блестел черно-белый мрамор. Он мертвенно отображал светлый потолок и богато украшенные колонны по бокам, а также и самого Темного, в лохмотьях и крестьянском плаще. Нахмурившись, Румпель, быстро осмотрел одежду и руки, и как оказалось, отражение не врало. Он снова был тем самым крестьянином – прядильщиком, с той лишь разницей, что кожа, по-прежнему отливала зелено-медным золотом.
«Хм, что это я такой делаю в царских палатах?» - задумался Румпель, неуверенно переминаясь с ноги на ногу.
Вдалеке мелькали чьи-то тени, он даже слышал отдаленный звон бокалов и праздных светских бесед. И решив, что такому «красавцу» как Темным маг, будут рады везде, даже в таких помпезных апартаментах как эти, он двинулся вперед, но, вдруг услышал:

- Папа, папа, папочка! Помоги мне папа, не бросай меня, – тонкий голос маленького Бея, парализовал его на том же месте.
Румпель обернулся и увидел позади себя высокое, резкое, и во весь его рост величественное зеркало. А в нем, побитый и израненный плакал маленький мальчишка тринадцати лет.
- Папа, папа ну где же ты? – взывал он к Румпелю, протягивая худые грязные ручки. – Мне страшно папа.
От тягостных воспоминаний прошлого у Румпеля защемило в груди. Он инстинктивно крепко сжал кулаки, и глубоко задышал, продолжая напоминать себе о рассудке и логике.
- Не бойся сынок, все будет хорошо. Я рядом. Всегда рядом.
Слова из далекого прошлого прорезали действительность острым ножом, и Бей, тот час же, растворился, уходя в черноту зеркала.
Но Румпель знал, это, безусловно, еще не конец и ему так просто и скоро не выбраться из этого кошмара. Его лишь интересовал что, а вернее кого, следующего, покажет ему Кромешник.
Смерть была уже не столь актуальным зрелищем, да и чего он в ней не видывал. Парализующая боль – он жил с ней всегда, холод, пробирающий до самых костей – он полюбил его, безумие – он никогда не отказывался от него, чернота и темнота – это и было его естество, быть может, предательство? Предательство той, что он так нежно лелеял и трепетно любил, что разглядела в нем человека, под маской чудовища? Что сама повела его на заклание, а после, не смогла нанести решающий удар? Он простил ей его, и себя он за это, уже тоже простил.
Но, тем не менее, его сердце больно кольнуло, и замерло, при виде очередного образа той самой его нежной возлюбленной - Белль, с горящими от ярости глазами, с кинжалом в занесенной для удара руке. Пряча глухую тоску глубоко в сердце, Румпель внимательно, изучающее посмотрел на Белль, и это не была его трепетная красавица, это была какая-то другая иная взбалмошная девица. О, как, ему хотелось, провести рукой по ее прекрасным волосам, прикоснуться к белоснежной коже, успокоить ее и сказать, что она ни в чем не виновата, что она, это лишь нелепый извращенный образ эгоцентричного фанатика.

И уже почти протягивая руку, для касания, Румпель осекся, останавливая себя.
«Стоп, стоп, стоп. Это нереально, этого не может быть»
- Прости дорогая, но у нас ничего не выйдет – сказал маг. – Ты не настоящая.
Криво усмехаясь, он отошел на шаг от зеркала, опуская руки и победно расправляя плечи.
Он прекрасно знал, что Король Ужаса слышит его и что он, наверняка уже, пришел в состояние приличного раздражения от того, что его магия, не имеет действия на Румпельштильцхена.

Но также, Темный не спешил загордиться, ведь в мире сновидений, никогда ничто не подчинялось законам морали или же здравой логики. Во сне, в любую секунду, может произойти все что угодно. И он сам уже убедился, что может быть как всесильным также и беспомощным перед ним.
А тем временем черное зеркало забурлило и вспенилось, готовясь выпустить новый травмирующий образ из прошлого мага. Но Румпелю порядком надоел этот фарс, он взмахнул рукой, посылая в зеркало магический заряд.
- Достаточно страхов. Покажись мне молодой демон. Хватит таиться.

Где-то в глубине экрана послышался пронзительный низкий смех, сопровождаемый неясным копошением и неразборчивой руганью, и не будь Румпель безумцем, он бы, точно решил, что это существо умалишенное. Спустя миг, чья-то когтистая рука стала постепенно карабкаться по резной раме, а за ней и вторая, и вот уже показались полы черного плаща.
- Ты-ы-ы-ы – зашипел Кромешник. - Почему ты меня не боишься?

Не спеша с ответом, Румпель чуть склонил голову на бок, рассматривая молодого человека. Его тусклая серо-зеленая кожа издавала зловонный смертный запах, вытянутое острое лицо выражало недовольство, а оскал острых зубов должен был устрашать до дрожи, но отчего-то маг не чуял в данный момент ничего кроме легкой иронии и даже некого понимания. Перед ним, сейчас, стоял не устрашающий миры, не Король, и даже не монстр, коим Вэйланд безусловно себя считал, нет. Перед ним, было нечто сродни отражению, нечто, чего боялись и в тайне презирали, нечто, что звалось гордым словом - Чудовище.

Мужчина выпрямился во весь свой рост, грозно поглядывая на мага и ожидая ответа, реакции, страха, но Штильцхен лишь устало вздохнул, небрежно махнув рукою:
- Дорогой друг. – улыбнулся он. - Мне нечего боятся, потому что я был Темным, еще тогда, когда ты был мальчишкой. И останусь им, когда про тебя все забудут.

- Что??? Как ты смеешь? – взъерошился Кромешник. – Никто! Слышишь?! Никто не убережет свои тайные страхи от меня, даже такой как ты, Темный.
- Но мне же это удалось? – покосился он. – Или вздумаешь перечить, угрожая напугать?
Румпель шуточно округлил глаза, откровенно ерничая.
- Нет, нет – проговорил Вейланд, еще более низким голосом. – Ты здесь не для этого, нет.
Он стал обходить мага вокруг, и Румпель разворачивался вместе с ним, не отрывая взгляда.
- Я приглашаю тебя на Ба-а-а-ал – мягко проговорил он, встав у Румпеля за спиной и указывая по направлению темных колон, вдалеке.
Теперь, Румпель внимательно посмотрел на тех людей. Их силуэты и движения были размыты, слова и музыка звучали, словно глухо и не разборчиво словно они все были, за стеклянной пеленой. И тут Темный понял.
- Ты, ты создал портал? – холодно спросил он.
На что Кромешник возликовал победной омерзительной ухмылкой.
- Да, да. Времени зря не терял.
Медленно переводя взгляд на стоящее рядом зеркало, Румпель взглянул на Бугимена, получая утвердительный ответный кивок, на немой вопрос. Прочищая горло, маг посерьезнел.
- Хорошая работа, мальчик. И этого, я теперь должен бояться?
Он знал, что все представление Кромешника лишь маска, за которой скрывается все тот же, неуверенный и израненный молодой мальчишка и неопытный король. За этим всем фасадом, скрывалось нечто большее, нечто, что могло сыграть на руку магу, и против самого хозяина здешних мест, но по своей врожденной недальновидности Король Страха не видел преимуществ, наслаждаясь лишь перманентными реакциями.

Темный нахмурился усиленно делая обеспокоенный вид.
- А как на счет встречи со всеми теми, кого ты покинул, кого ты бросил, или убил?
Но, увы, маг больше не смог совладать с собой, откровенно засмеявшись, еще больше зля Кромешника.
- Убил? Бросил? Ты действительно не понимаешь? – улыбаясь, он развернулся к молодому человеку, подходя вплотную и внимательно заглядывая в ярко-желтые глаза.
От такой неожиданности Вейланд чуть стушевался, отступая назад, но, не теряя былой спеси, и настроения хоть как-то устрашить Темного.
- Ты скрытен Темный, ты сильнее остальных, но тебе меня не одолеть, я знаю это, я это чую.
Его бархатный низкий голос, снова стал тягучим и обволакивающим. Румпель знал, Кромешник, безусловно, был самым бOльшим эгоистом, которого он встречал, но что было самым забавным, и сам Вейланд знал это, и потому абсолютно безрассудно и расточительно, пользовался своим дьявольским обаянием, намеренно играя на диапазоне пронзительного голоса, словно флиртуя с предполагаемыми жертвами.
Темный, еще ближе подошел к нему, делаясь якобы ведомым на его чары. Он сильно втянул носом воздух, вбирая в легкие мертвецкий запах его замученных жертв, затем он поднял голову, впиваясь глазами в его нечеловеческий звериный оскал, ложа руку где-то между ребер, на область груди молодого человека.
Словно понимая его намерения, Кромешник вопросительно изогнул бровью и наклонился.
«Ты вырвешь мне сердце?» - задал он немой вопрос, одними лишь жестами.
«О нет, нет, дорогуша. Для тебя найдется масса пыток похуже смерти» - отозвался безумной улыбкой Штильцхен.
«Ну что же, удиви меня» - горделиво вскинул подбородок Король.
- Тогда, раз тебе нечего бояться, иди сюда.
Уже вслух ответил Румпель и положил обе ладони вдоль лица Кромешника.

В тот же миг лицо молодого человека вытянулось и застыло сперва, в гримасе ужаса, затем удивления, отчаяния, разочарования, обиды, паники, гнева и, конечно же, в заключении страха. Кромешник задергался, пытаясь вырваться, буквально отпираясь от Темного при помощи цепких рук. Но Румпель еще не закончил, крепко зажмурившись и напрягаясь внутри, но выпускал наружу все накопленные эмоции, воспоминания, страхи, проскальзывая в самое нутро выскочки Короля, он пропускал сквозь пальцы разряды магии и страха, удерживая их сцепление. Впуская его в свои пережитые кошмары и ужасы, он так же быстро и легко мог проникнуть и в его голову. И делал он это, до тех пор, пока не добрался до самого запретного ужаса Кромешника. Того, о чем он думал, не переставая, во сне и на яву, того, о чем никому и никогда не говорил, не раскрывал тайны, до его самого болезненного воспоминания из далекого прошлого.
«Маленькие ручки, темные волосы, белоснежный лик, молящий о радости ребенок. Ее звали Серафина не так ли?» - думал Румпель, продолжая пытать Кромешника.

Но Темный прекрасно знал, что затеял опасную игру, одна лишняя минута и они оба могли не вернуться из страны ужаса и сна. Потому, сколько бы ему не хотелось дальше мучить Вейланда, он наконец отпустил его, сосредоточено следя за его реакциями.
-А-а-а-а-а – вскричал Король, падая на колени и ухватываясь за голову.

Широко раскинув руки, Румпель победно улыбался. Кромешник не помнил, откуда ему известно о ребенке, откуда у него подобная магия, и почему он так легко может противиться ему. И пока Король Кошмаров мучительно сжимался на черно-белом полу, шипя и изнемогая о боли, он даже немного проникся к нему состраданием и жалостью.
- Послушай Вейланд, я понимаю тебя, мы даже в чем-то похожи, поверь мне, я знаю, что такое отчуждение, но не стану учить тебя жизни. Единственное, что мне нужно, это поскорее выбраться отсюда, и на слове отсюда, я имею в виду Зачарованные земли. И если ты, мне станешь препятствовать, знай, живым не выберешься. Твое приглашение я принимаю.

Разворачиваясь к зеркалу, Румпель, вновь увидел свое жалкое на вид отражение лохмотьев в зеркале и взмахом руки, переменил костюм.


Кивая сам себе в знак одобрения, он уже вступил одной ногой в переход, как вдруг, услышал:
- Постой Румпельштильцхен, постой! Как? Как ты? Как? Твоя магия, почему она такая?
Кромешник поднялся с колен, но все еще был крайне озадачен и подавлен. В его голосе более не звучала надменность, лишь разочарование и опустошение говорило сейчас, за него.

Темный вздохнул.
- Давным-давно, ты попросил о помощи не у того чудовища, мальчик. Теперь, ты поплатился за это, ведь за каждую магию есть своя цена. И твоя, еще ждет тебя, на твоем же, празднике! – он сделал фирменный взмах руки и злобно оскалился, ступая в зеркало.



Убранство приемного зала было поистине богатым и царским. Золотая лепнина и дорогой мрамор, именитые фрески на потолках, тысячи зажженных огней и свечей в дорогих подсвечниках. Он казался огромным, почти что бесконечным, за счет расставленным по бокам зеркалам, мягкому приглушенному освещению, и многочисленной снующей прислуге.
Даже не пытаясь найти кого-либо знакомого в толпе, Румпель прямиком направился к столу с напитками.
- Чего изволите сэр?
К нему, тот час же подскочил лакей в белой маске.
- Уйди – оттолкнул его от себя маг, беря в руки стакан с виски.

- Не беда что сон, крепко выпить, никогда не грех – быстро проговорил он поговорку, выпивая следующую порцию, напитка.
Он налил себе еще, выпил и поморщился, осознавая, что опьянение не подступает.
Как вдруг раздался чей-то до боли знакомый голос из-за спины.

Цитата tender_poison ()
- Когда пьешь один - это алкоголизм, когда вдвоем - уже вечеринка!

- Ба! Кого я вижу! – развернулся он к Леоноре, становясь ближе, чем рассчитывал.
- Моя любимая ведьма пожаловала, выпьешь со мной? Как в старые добрые времена? – он подмигнул ей, наполняя бокал ей и снова себе. – Опьянения не обещаю, зато мы сможем весело провести время.
Цитата tender_poison ()
- Будете моей парой на этом балу, мистер Штильцхен?

Он внимательно заглянул ей в лицо, читая сбивчивые эмоции и бурлящий по венам страх, отмечая для себя еще слишком заметные, красноватые полосы от посоха морской твари, понимая, что на нее Кромешник действует совсем иначе, чем на него, ведь совсем недавно он заставил пережить ее свой собственный ад.
- С удовольствием, дорогуша. Как джентльмен и как мужчина, я буду польщен такой видной компании.
Румпель отсалютовал ей новым бокалом, делая небольшой глоток, и кивая на ее наряд.

Цитата tender_poison ()
- Я, конечно, скучаю по тебе, чародей, но никак не думала, что ты будешь мне сниться!

- Во сне и на яву, нет тебе от меня спасенья, ведьма. – расхохотался Темный, но после добавил уже серьезно. – Здешние дамы и господа, все спят. Эдакая, сонная феерия от Кромешника. Добро пожаловать! Видела уже кого-нибудь, мне бы…
Цитата tender_poison ()
- И что я вижу! Ни кольца, ни радостного вида! И снова... такой, каким являешься!

- Ах, ты верно не в курсе, ну да куда же там, видать с пиратом нежитесь где-то на берегах – он нарочито закатил глаза. – Свадьба откладывается, до… - тут он сделал напряженную паузу, добавляя драматизма – До моего возвращения из Зачарованного Леса.

И читая на ее лице, искренне удивление, поспешно добавил.
- Да, да. Я ненароком, угодил вместе с вами в портал. Во всем, конечно, повинна Регина, но и я тоже порядком промахнулся.
Цитата tender_poison ()
- А я-то думала только мои поцелуи, возвращают тебе истинный облик! - подтрунивала ведьма, - Так что же, душа моя? Жизнь снова пошла под откос?

Злобно скалясь, он пододвинулся к ней еще ближе.
- А ты попробуй снова, авось из жабы прекрасный принц выйдет? – хохоча от ее недоумения и растерянности, Румпель отошел, продолжая разговор.
- Откос еще не причина, для капитуляции, моя дорогая. За это и выпьем, мм?

Но не успели они, завести праздную беседу, как вдруг из противоположного конца зала, понесся во весь апорт всем известный Киллиан Джонс.
- А вот и пират, легок на помине.
Видя цель, и не замечая препятствий, он моментально схватил Леонору, разворачивая к себе, и ожидая радостного приветствия. Румпель, было, хотел отойти, дабы не мешать, голубкам разобраться со своими внутренними проблемами, да и найти Белль не мешало бы, если она тоже была здесь, но соблазн остаться и понаблюдать за перепалкой был столь велик. И он, не спеша налил себе еще, наблюдая за происходящим.




 
tender_poisonДата: Воскресенье, 28.08.2016, 10:34 | Сообщение # 35
Ведьма
Сообщений: 1361
Репутация: 1709
Статус:

Цитата Лина ()
Опьянения не обещаю, зато мы сможем весело провести время.


- Только мы с тобой, чародей, можем весело проводить время, будучи приглашенными на праздник страха и ужаса! - расхохоталась Леонора, делая глоток вина. Не то нахлынувшие эмоции мешали опьянению, не то вино было и не вином вовсе, не то во сне опьянеть было невозможно, но факт оставался фактом: голова оставалась ясной, а разум - чистым. Мельком обведя взглядом зал, ведьма покачала головой и заглянула в свой бокал. Богатое убранство, изящные люстры, красивые гости, выдрессированные слуги, торжественная, пусть и не самая приятная, музыка, без сомнений дорогая выпивка, подаваемая в блестящем хрустале... казалось, хозяин играючи срисовал откуда-то красивую картинку, что-то, о чем он знал мало, но что очень хотел бы иметь. Праздник походил на сочное блестящее красное яблоко, насквозь прогнившее изнутри. В голове вдруг раздался приглушенный смех, - будто бы ответ на ее мысли, - и колдунья от неожиданности дернулась, чуть было не выронив бокал. "Вот почему мы не пьянеем - ему нужен наш ясный разум!"

Цитата Лина ()
С удовольствием, дорогуша. Как джентльмен и как мужчина, я буду польщен такой видной компании.


- Видной - так уж точно, - протянула ведьма, выразительно выгибая брови, намекая на свое изуродованное лицо. Румпель же, вопреки ожиданиям, ее шрамы никак не прокомментировал. Не то принял как должное, не то просто проявил такт. Леонора не хотела пускаться в долгие объяснения, поэтому в высшей степени была ему благодарна за не проявленный интерес.

Цитата Лина ()
Во сне и на яву, нет тебе от меня спасенья, ведьма. Здешние дамы и господа, все спят. Эдакая, сонная феерия от Кромешника. Добро пожаловать! Видела уже кого-нибудь, мне бы…


- Если ты будешь сниться мне часто, заподозрю неладное! - пошутила Леонора, допивая вино. Из-за спины за ее бокалом потянулась рука в белой перчатке, но маг одарил безмолвную маску таким суровым и холодным взглядом, что и самой ведьме на мгновение стало не по себе. Рука тут же исчезла, а ее бокал уже наполнялся новой порцией вина. Вернув бутылку на стол, маг продолжил.

- Я так и думала, - закивала ведьма, вертя бокал за тонкую ножку, - Он хочет... мне кажется, он собирает страхи, - нахмурившись, Леонора перенесла вес с одной ноги на другую и принялась задумчиво покусывать нижнюю губу, - Только время терять - тащить к себе каждого, хотя, конечно же, к некоторым это не относится! - вспыхнув от злости, ведьма торопливо отставила бокал на стол и скрестила руки на груди. Еще, чего доброго, начнет крушить и убивать. Отчего-то ей стало казаться, никак, начало паранойи, что этого Кромешник тоже от нее ждет, иначе зачем приглашать и ее? Что он еще о ней не знает? Хотел потанцевать? Леонора была в бешенстве от всего происходящего. Ей хватило и Регины, против ее воли отобравшей у нее все, а теперь это! Страх прилип к ней как чертово вязкое, неудачно сваренное, зелье. Она уже не понимала, чего боится, но чувство все равно никуда не уходило. Что бы Леонора ни думала, как ни пыталась себя убедить, страх намертво прицепился к ней, требуя чего-то, чего она не понимала. Ведьма, замучившись, уже была готова сама призвать Кромешника, лишь бы он прямо выразил ей свои хотения и капризы, она бы все сделала и могла бы спать спокойно, но ведь нет, фантасмагория продолжалась, с каждой минутой набирая все новые и новые обороты! Колдунье казалось, будто в ее голову всё стреляют и стреляют в упор, а она все никак умереть не может.

Цитата Лина ()
Ах, ты верно не в курсе, ну да куда же там, видать с пиратом нежитесь где-то на берегах. Свадьба откладывается, до… До моего возвращения из Зачарованного Леса.


- И пока я преспокойно принимала солнечные ванны, он полосовал меня крюком по лицу! - ядовито выплюнула ведьма, делая резкий шаг вперед, становясь с магом вплотную. Каблуки не особо помогли стать выше, поэтому Леонора зло шипела и скалилась, смотря на Румпеля снизу вверх, - Не буди Лихо пока оно тихо, чародей, иначе я за себя не отвечаю! - ведьма уже была готова вскинуть руку, как вдруг маг огорошил ее неожиданным заявлением.

Цитата Лина ()
Да, да. Я ненароком, угодил вместе с вами в портал. Во всем, конечно, повинна Регина, но и я тоже порядком промахнулся.


- Что я могу сказать, - успокоившись, Леонора отступила и глотнула вина, - Всё, что ни делается, ла-ла-ла, сам знаешь. Поговорим об этом потом, не хочу вспоминать, чтобы он снова копался в моей голове.

Цитата Лина ()
А ты попробуй снова, авось из жабы прекрасный принц выйдет?


К такому маневру Леонора была не готова. Округлив глаза, ведьма шарахнулась назад, и тут же, как на беду, в ее голове раздалось неодобрительное цоканье языком.

Стало быть, тебе еще есть, чего бояться, моя милая ведьмочка! - с явной издевкой в голосе протянул Кромешник, - Забитая, зажатая, неуверенная в себе девочка, скажи, ты всегда была такой? Или стала, когда над тобой надругались те два ублюдка, тогда, в лесу? Не мудрено, Леонора, что любви в твоей жизни были - только крохи. Думаешь, он на тебя посмотрит? Думаешь, кто-то еще посмотрит? Они все смеются над тобой, чаровница, издеваются! Подумай, вспомни, разве я позволял себе такое? Разве я был груб с тобой, разве обижал? Ты никому не нужна, кроме меня. Тебя забыл твой моряк, над тобой потешается Темный, и все, все в этом зале, смотря на тебя, думают: черт возьми, как она омерзительна, как уродлива, как она несуразна и странна! Приди ко мне, Леонора. Приди и останься по собственной воле, и никогда, я обещаю тебе, ведьма, никогда ты больше не будешь чувствовать то, что чувствуешь сейчас. Никакого смущения, стыда, злости и страха!

Леонора взвыла от отчаяния, запуская пальцы в волосы и крепко сжимая их. Голос Кромешника придавливал ее к полу, будто гранитная плита, и она не знала, куда от него деться. Осев на пол, она крепко зажмурилась и застонала. Мерзкое, отвратительное чувство: будто его руки блуждают по телу, оставляя липкое, скользкое, холодное ощущение, будто он, каким-то образом, шевелится у нее под кожей, дотягивается до самых глубин ее души и медленно, очень медленно, режет ее на части. Открыв глаза, ведьма не сразу поняла, что ничего не произошло. Она стояла, как и стояла, отсутствующим взглядом взирая куда-то сквозь Румпеля.

- Если узнаешь, что я возжелала прекрасного принца, - шумно выдохнув, хрипло проговорила Леонора, - Отведи меня в лес и закопай, - сфокусировавшись на чародее, колдунья несколько раз тряхнула головой, отгоняя морок, - Я безумна, Румпель, но не настолько. Капитуляции? - оживившись, Леонора натянуто улыбнулась, поднимая бокал, - Капитуляции не для нас! - выпив и отставив бокал, ведьма открыла рот, чтобы отпустить колкость, но тут же его захлопнула, когда маг насмешливо произнес:

Цитата Лина ()
А вот и пират, легок на помине.


- ... но в данный момент я готова сделать для себя исключение, - почти в одно слово проговорила ведьма, поднимая на Румпеля затравленный взгляд. Маг, удивленно подняв брови и опустив уголки губ, с интересом взглянул на нее, а потом мир со страшной скоростью обернулся вокруг своей оси.

Леонора ничего не успела понять. Ни почему ее тело находится в ином положении, ни почему вдруг стало так тихо, ни почему, как в лихорадке, затряслись руки. Шестеренки, до этого момента шустро крутящиеся в голове, резко остановились, вся кровь собралась где-то в подрагивающих пальцах, на лбу выступила испарина, стало зверски холодно. Ведьма пошатывалась на месте и хлопала глазами, как сломанная механическая игрушка. Ей хотелось бежать, но ноги не слушались. Хотелось колдовать, но пальцы будто одеревенели. Хотелось кричать, но, кажется, у нее отнялся язык. На мгновение ей даже показалось, что вместо хребта ей вдруг вставили длинный железный прут. Выпитое вино встало в горле комом, вызвав тошноту и головокружение. Ведьма всерьез полагала, что сейчас, - секунд пять, не больше, - и она упадет в обморок, или, того и гляди, сразу замертво. Да, было бы чудесно упасть сразу замертво.

Куколка, отомри! - возник в ее голове голос Кромешника, - Ведьмочка? Леонора!

Цитата Hook ()
Леонора


Леонора-а-а-а, - кривляясь, протянуло ее собственное отражение в зеркале за спиной пирата, - Леонора, Леонора, Леонора!

- Довольно! - рявкнула колдунья, резко пошатнувшись на каблуках и тут же вскинув руки в разные стороны, ограждая себя от всех, - Довольно, я сказала, - тяжело задышав, ведьма постаралась сконцентрироваться и ослабить волны магии, сковывающие позвоночник. Выпрямившись и медленно опустив руки, она еще раз шумно выдохнула и горделиво вскинула подбородок. Встретившись глазами с Киллианом, Леонора нервно дернула уголком рта, на мгновение сморщила нос и сделала решительный шаг вперед.

- Леоноры больше нет, - чуть ли не по слогам отчеканила ведьма, не отводя глаз, - Прыгни ты, я, не задумываясь, прыгнула бы следом, я бы жизнь за тебя отдала, моряк, но прошлого не вернуть. Мое место здесь и всегда было здесь - в Зачарованном Лесу. Мой дом здесь, и моя семья - тоже здесь. Не зови меня, не ищи, ступай с миром своей дорогой, Киллиан Джонс, а меня позабудь, как и этот ночной кошмар. Та, которую ты любил, умерла на руках у короля кошмаров, а ту, что стоит перед тобой, ты совсем не знаешь. Ты захочешь спасти меня, пусть даже и от меня самой, но в этом нет нужды, мой милый капитан. Я не нуждаюсь в спасении. Я просто та, кто я есть. Все кончено, - поняв, что итак сказала слишком много, особенно - для ситуации в которой было так много зрителей, Леонора сделала шаг назад и шумно втянула носом воздух, - Разговор тоже. Меня ждет король, - крутанувшись вокруг своей оси, чуть при этом не упав, колдунья бодро зашагала вперед.

- А ты, - ухватив по пути мага, крепко вцепившись в рукав его сюртука, колдунья насилу потащила его за собой, - Иди-ка сюда, - на каблуках и ходить было сложно, что уж было говорить про бег. Споткнувшись на ровном месте, Леонора чертыхнулась, отпустила Румпеля и, еще раз чертыхнувшись, резко развернула к себе, накрывая его губы своими, - Я попробовала, чародей, принцем ты не стал, а жабой и вовсе никогда не был, - скороговоркой проговорила ведьма, расправляя плечи, - Собой остался, и, черт возьми, как я этому рада! - покусывая нижнюю губу, Леонора как-то странно дернулась и вгляделась в толпу, - Потом поболтаем, ладно? Я вдруг поняла, что давно не бегала.

Похлопав мага по плечу, Леонора пулей рванула вперед, мигом затерявшись среди гостей. Перейдя на ускоренный шаг, ведьма принялась ловко лавировать среди танцующих пар и болтающих компаний, но вскоре налетела на кого-то и вжалась в зеркальную стену, переводя дух. Осторожно продвигаясь по ней дальше, она все думала и думала о том, что только что случилось. Куда ее только черти понесли! Колдунья не думала, что все будет вот так. Она вообще не знала, что и как будет! Адреналин в крови бурлил так сильно, что Леоноре казалось, она вот-вот или закричит или заколдует всё и всех к чертовой матери. Ведьма даже не могла понять, что чувствует, ощущение было, что всё и сразу. Ее затопило эмоциями до такого степени, что перед глазами все поплыло. Шарахнувшись в сторону, она со всей силы врезалась в спину какому-то мужчине, разговаривающего с кем-то на очень повышенных тонах. Выставив руки ладонями вперед, колдунья протараторила беглые извинения, а мужчина, выругавшись, резко обернулся к ней через плечо.

- Дэниел? Дэниел Блэквелл? - Леонора вскинула брови и тут же попятилась назад, - Рада, дорогой сосед, очень рада! Но мне пора идти!

Ломанувшись в самую гущу гостей, ведьма стала протискиваться через черные костюмы и платья, не соображая, куда и зачем идет. Со всей этой безумной гонкой, она даже успела забыть, что несется на каблуках, в длинном платье и с руками, нервно дрожащими от импульсов магии. Кто знает, может, она уже успела кого-то серьезно ранить, но ей не было сейчас дело ни до кого, кроме самой себя. У зала ведь должен быть конец! Врезавшись в очередного гостя, Леонора даже не удосужилась извиниться, но тут на ее пути выросли два лакея. Колдунья резко затормозила, но не рассчитала маневра и непременно упала бы, не успей они синхронно подхватить ее под руки.

- Давайте не будем, хорошо? - начала ведьма, но белые маски резко скрутили ей руки и нагнули вперед, - Я ведь никого не убивала! За что всё это, я не понимаю! Да пустите же вы меня! - Леонора ударила магией, но лакеи как будто даже не почувствовали этого, продолжая вести ее куда-то вперед, - Куда вы меня ведете?! - в отчаянии крикнула ведьма, голос которой, похоже, слышали только бесчувственные маски.
- Хозяин ждет вас, госпожа Леонора.
- О, нет. Нет-нет-нет! Черт возьми, - извернувшись, она приподняла голову и увидела впереди себя резную посеребренную раму, внутри которой должно было быть зеркало, но вместо него в раме зияла черная пустота.

Ну, думал купец, гадал и так и эдак, да пришлось ему на помощь Румпельштильцхена звать. И Темный пришел, он всегда приходит, когда его три раза позовешь...

Вот чей голос она мечтала услышать всё это время. Придя в себя, Леонора постаралась выбросить из головы все прочие мысли, сконцентрировавшись на одной. Набрав в грудь побольше воздуха, ведьма быстро затараторила, молясь о том, чтобы успеть:
- Румпельштильцхен! Румпельштильцхен! Румпель... - на затылок опустилось что-то тяжелое, и она обмякла в руках лакеев, втащивших ее в черное зеркало.

Ведьма открыла глаза не сразу. Осторожно поведя руками перед собой, Леонора ощупала холодный пол, показавшийся смутно знакомым. Втянув носом воздух, она уловила запах духов, талого воска и запеченных рулетов с мясной подливой, но кроме этих запахов в воздухе витал еще один... сырая земля, пыль и затхлость. Что-то... синее или зеленое, колдунья даже не могла толком описать этот запах. Медленно открыв глаза, ведьма не поверила увиденному. Округлив глаза, она уперлась ладонями в пол, привстала и не сдержала изумленного вздоха. Это был тот же самый зал, но только перевернутый на 180 градусов. Под ладонями был не пол, а потолок, люстры находились внизу, но не падали, как и свечи на них, а продолжали мерно подмигивать золотистым пламенем. Все было тем же самым, разве что, не было ни единой души. Все было, будто... зеркальное отражение.

- Мы здесь одни, - Леонора дернулась и принялась крутить головой, ища источник голоса, - Ты ведь хотела того же, не так ли? Меня ждет король! - процитировал ее Кромешник, глухо рассмеявшись, - Льстивая девочка!
- Ты боишься, что я тебя увижу? - зачем-то ляпнула ведьма, но ее давно мучил этот вопрос. Деваться все равно отсюда было некуда.
- Отчего же, смотри сколько хочешь.

Только сейчас Леонора сообразила, где он. Задрав голову, она взглянула на пол-потолок и увидела медленно прогуливающуюся вдоль стены тень. Присмотревшись, она смогла различить длинные черные одеяния да взъерошенные черные волосы. Тень остановилась, развернулась и не спеша двинулась вперед, плавно переходя с потолка на стену. Леонора молча наблюдала за ним, даже забыв, что нужно дышать, и выдохнула лишь тогда, когда он, спустившись, подошел к ней и протянул руку. Длинные пальцы с острыми когтями, бледно-серая, будто бы окоченевшая кожа, и этот удушливый запах, от которого больно закололо в висках.
- Передумала?
- Нет, - протянув руку в ответ, Леонора поднялась на ноги. Отпустив ее, Кромешник сделал шаг назад, утонув в тени. Решив, что у нее сегодня поистине рисковый день, ведьма осторожно двинулась вперед.
- Ты боишься меня. Но, зачем-то, храбришься. Не стоит, ведьмочка, каждая твоя эмоция передо мной как на ладони.
- Ты же не боишься смотреть на меня, - Леонора понимала, что несет какую-то несусветную чушь, но все внутри так бурлило и кипело, что ей было абсолютно все равно, - Зачем тогда бояться мне?
- Как пожелаешь, - Кромешник резко подался вперед, заставив ведьму инстинктивно отпрыгнуть от столь быстрого движения, и взмахом руки зажег еще несколько свечей.

Первое о чем подумала ведьма было то, что именно таким она его и представляла. Худосочный, высокий, с зеленовато-серой кожей, вытянутым лицом и острым подбородком. Его губы, тонкие, почти сливавшиеся цветом с кожей лица, были изогнуты в ухмылке, обнажая ряд острых зубов. Впалые щеки, глубоко посаженные глаза - желтые, яркие, по кошачьи хитрые. Кромешник походил и на человека и на какое-то диковинное существо одновременно.

- И вовсе не страшно, - сказала Леонора просто для того, чтобы сказать хоть что-то, - Я догадываюсь, зачем тебе все они, - осторожно начала она, начав медленное движение вперед.
- Ты правильно догадываешься, - словно коршун, следя за каждым ее движением, он медленно приблизился и, привычным жестом заведя руки за спину, пошел вперед рядом с колдуньей.
- Какой прок от меня?
- Скажем, ты сговорчивее других.
- Я все равно не понимаю.
- Леонора, - тон Кромешника стал почти что снисходительным, - Что еще я должен сделать, чтобы в твою прелестную белокурую головку пришло осознание того, что ты сама этого хочешь? Ты стояла на распутье - я указал тебе дорогу. Ты мучилась и страдала - я успокоил тебя, дав все ответы. Ты хотела покоя - я дал тебе его. Мечтала вырасти над собой и возвыситься? Я одарил тебя этим сполна, и что я слышу в ответ? Что ты не понимаешь!
- Я не вчера родилась и знаю, как это работает! - ощетинилась ведьма, - Это всё - не более, чем слова. Втереться в доверие, умаслить, расстелиться, а потом использовать - только и всего. И это ты говоришь мне, которая и сама так поступает!
- Вот именно, - прошелестел он ласковым шепотом, - Ты же умная девочка, и все понимаешь, зачем притворяться? Но я даю тебе выбор, зная, как тебе претит неволя. Выполняй мои приказы, слушайся меня, и я более не стану тебя мучить.
- Это называется неволя, - скептично отозвалась Леонора.
- Нет, если вступаешь в нее добровольно.
- Не могу ничего обещать.
- Мы можем попробовать. По крайней мере, нас роднит наше отношение к людям. Я видел это в тебе тогда.
- Они... они сами напросились.
- Именно. Поэтому они заслужили это. За то, что сделали с тобой и за то, как поступили со мной. Девочка, если бы ты захотела, ты бы дала мне отпор. Мы оба знаем, Леонора, что твое желание для тебя - закон, быть может, ты не всегда поступаешь благоразумно, но ты делаешь так, как сама того хочешь. И кто я, чтобы тебя удерживать?
- Мне... мне как-то нехорошо, - голова вдруг резко закружилась, и ведьма начала заваливаться вперед. Когтистые руки удержали ее от падения и тут же ласково погладили по голове, прижав к себе.
- Ну-ну-ну, ведьмочка, - мурлыкал Кромешник, - Не стоит верить таким, как мы с тобой.
- Что ты со мной делаешь... - все было как в тумане, вязко и медленно, ведьма даже руки поднять не могла.
- Наслаждаюсь твоим обществом, моя куколка, - приделав к пальцам ведьмы черные нити ее собственных страхов, Кромешник осторожно опустил ее на пол, поднялся по стене наверх и легонько дернул за нити, - Тили-тили-бом, тили-тили-бом! - подняв колдунью с пола, он медленно вскинул руку и ведьма в точности повторила его движение. Задорно рассмеявшись, он поднял и вторую, - Видишь ли, Леонора, быть со мной лучше, чем против меня. Чувствуешь эту легкость?
- Тили-тили-тили... бом... - мозг ведьмы как будто выключился. Она совершенно не ощущала ни себя, ни пространства, ни даже собственных чувств. Послушно опуская и поднимая руки, она периодически склоняла голову то влево то вправо, наблюдая за тем, как ее собственное отражение в зеркале повторяет каждый ее жест.

Неожиданно до слуха донеслась мелодия. Она была ей хорошо известна, даже слишком. Однажды, давным-давно, отправившись в деревню продавать зелья, Леонора ухитрилась попасть на ярмарку. Были слышны громкие голоса, смех, всюду было полно людей, а в нос то и дело ударял запах жареного мяса и сидра. Заблудившись в этом карнавале веселья и одурманивающих ароматов, ведьма не сразу нашла дорогу обратно. Натянув капюшон на глаза и водя рукой по воздуху, она поспешно устремилась в лес, как вдруг позади раздалась мелодия...

Леонора, стоя посреди зала с поднятыми руками, к которым были пришиты нити, повернула голову и уставилась на высокую фигуру, держащую перед собой пестро разукрашенную шарманку. Она не видела лица, не видела даже руки, мерными движениями крутящую ручку с облупившейся в нескольких местах краской. Тень развернулась к ней спиной и принялась мерно покачиваться в такт скрипящей мелодии. Простая и незатейливая песенка, врезавшаяся ей на подкорку. Что было в ней такого уж магического, что необычного - Леонора не знала, но после она пела ее постоянно, не в силах остановиться. Она и сама невольно начала покачиваться в такт, как вдруг резкое натяжение нитей заставило ее остановиться.

Ночь покроет нас с тобой,
Нас с тобой, нас с тобой.
Ночь покроет нас с тобой,
Моя милая леди.

Лишь тогда ты все поймешь,
все поймешь, все поймешь.
Лишь тогда ты все поймешь,
Моя милая леди.

Шарманщик тихо запел, и Леонора могла поклясться, что знает этот голос. Дернувшись, она попыталась сделать шаг вперед, но вместо этого упала, ударившись ладонями о пол. Подняв голову, она заметила, что шарманщик стал кружиться на месте, словно заводная игрушка, и, не спуская с него глаз, она поползла по полу ему навстречу.

Ведь судьбу не заберешь,
Заберешь, заберешь.
Ведь судьбу не заберешь,
Моя милая леди.

Все когда-нибудь умрут,
Все умрут, все умрут.
Все когда-нибудь умрут,
Моя милая леди.

Губы ведьмы беззвучно шевелились, вторя его словам. Оттолкнувшись от пола, Леонора попробовала встать, но у нее ничего не получилось. Скользящие о пол ладони вызывали противный скрип, тонкие черные нити, режущие кожу, провоцировали боль, а голова стала разрываться от жуткого крика и визга.

Почему же все не ждут,
Все не ждут, все не ждут?
Почему же все не ждут,
Моя милая леди?

Остановившись, шарманщик опустил руки и замер. Мучительные минуты тянулись как часы. Леонора сделала еще пару движений, как вдруг он снял с плеч ремни и опустил инструмент на пол.
- Стой-стой-стой, пожалуйста, стой, ты должен играть, должен играть! - ведьма, паникуя и ничего не соображая, рванулась вперед и упала на инструмент, крепко обняв его. Что ей было в этой шарманке, что было такого в этом голосе и песне?

- Ихи-хихи-хи, дорогушенька, ты в своем уме али как?
- Мне кажется, я не проснусь после всего этого, - подняв глаза на мага, который казался вполне себе реальным, Леонора коснулась щекой гладкой поверхности шарманки и принялась энергично крутить ручку, вызывая пронзительный визг. Она все крутила и крутила ее, пока пальцы не онемели от напряжения. Неожиданный магический удар заставил ее остановиться и растянуться на полу. Глядя на мраморный потолок, Леонора нахмурилась и тяжело вздохнула. Стало быть, так все закончится? Это - сумасшествие? То пресловутое безумие, из которого ее вырвали когда-то? Румпель что-то говорил ей, но смысл его слов терялся в собственном бреду. Вдруг он хихикнул, в два прыжка подошел к ней и растянулся на полу рядом.

- Мы умерли? Или что это? Румпель? - вяло проговорила колдунья, подрагивая всем телом, - Где Кромешник? - стоило ей только произнести его имя, послышался свист, а прямо перед глазами блеснуло что-то белое. Сперва ведьма решила, что это зеркало, но когда маг резко вскинул руки и зажал между ладоней тонкое лезвие, застывшее в паре сантиметрах от их лиц, Леонора чуть было не умерла от страха. Нависнув над ними, Кромешник держал в руках внушительных размеров косу и тянул губы в гневном оскале. Леонора, ни жива ни мертва, медленно повернула голову к магу, и он вдруг засмеялся. Он все смеялся и смеялся, у ведьмы волосы дыбом вставали от этого оглушительного смеха. Из ее рта вдруг вырвался смешок. Это было самое ненормальное, что только могло случиться, но не прошло и минуты, как она весело хохотала вместе с ним.

- Наш уговор в силе, Леонора, - прошипел Кромешник, растворяя косу во мраке, - Уведите их с глаз долой, - скомандовал он и, сделав пару шагов назад, рассыпался черным песком.

Ведьма не могла перестань смеяться даже тогда, когда ее одним рывком подняли с пола и буквально вышвырнули через зеркальную гладь. Проехавшись по полу и впечатавшись в кого-то затылком, Леонора ойкнула и отерла с глаз проступившие слезы. Не успела она подняться на ноги, ей в плечо с размаху врезался маг, очевидно, пережив переход несколько легче, чем она, устояв, по крайней мере, на ногах. Отсмеявшись, Леонора поспешно пригладила волосы, торчащие во все стороны и отерла растекшуюся косметику. Творился какой-то невероятный фарс, слишком чудаковатый даже для сна. Теперь колдунья ясно понимала, чего хотел от нее Кромешник: он изо всех сил будил и тормошил ее безумие, заставлял потерять голову настолько, чтобы она и сама не понимала, кто она и где. Нельзя не признать - у него получилось это мастерски.

- Вот сдалась я ему, а, - нахмурилась Леонора, растирая замерзшие ладони друг об друга, - Или он прав? Исполню его приказы да и дело с концом? Боже, все это слишком даже для меня. А если бы он убил меня здесь, я бы умерла и в реальности?




 
ЛивПрайсДата: Воскресенье, 28.08.2016, 11:25 | Сообщение # 36
The dream gives hope
Сообщений: 498
Репутация: 57
Статус:

Глубоко в подсознании, Оливия все еще слышала мерзкий голос отца, обвиняющий ее во всех смертных грехах. Не важно, что он был лишь плодом ее разыгравшегося воображения, боль от этого не становилась меньше. Стараясь скрыть обиду, мелькавшую на лице, девушка решила, что лучший способ забыть обо всем, это перенести свое внимание на другого человека. Помогая незнакомке подняться, Лив отметила про себя, что выглядит бедняжка не хуже других в зале. Это касалось и внешнего и внутреннего состояния. В глазах девушки, Оливия видела крупицы страха, постепенно отступающие назад. Она возвращалась в реальности из своего собственного кошмара. Неужели Лив ошиблась? Что если все здешние люди не просто мираж. Что если каждый из них живой и настоящий, тогда возможно, они тоже попали под влияние какой-то непонятной силы. «Господи. Кажется я тихо, но верно схожу с ума» - в отчаянье подумала Прайс, потирая переносицу. Все это походило на бред. Полнейший бред и она в его эпицентре. Может просто сесть и ничего не делать, тогда с ней точно ничего плохого не случиться. Все еще не до конца разобравшись в паутине сего кошмара, она попыталась сделать то, что точно сможет. Помочь незнакомке прийти в себя.

Цитата AnnaKendrick ()
- Ничего страшного я сама виновата - отряхивая платье, тихо прошептала Бека - Я, кстати Рапунцель - приветливо проговорила она, хотя скрыть маску страха не удавалось она и правду производила очень дружелюбный вид.


- Простите, кто? – на миг, Оливия подумала, что ей просто показалось.

Рапунцель? Разве не так звали сказочную принцессу из известного мультфильма? Наверное, девушка пошутила или просто издевается. Оглядев ее с ног до головы, Прайс слегка нахмурилась. Возможно, она внешне и выглядела, как принцесса, но это было единственным, что связывало незнакомку с миром сказок. Хотя, сейчас все вокруг, могли претендовать на роли героев…или злодеев. Оглядевшись, Оливия внутренне сжалась. Внезапно, присутствующие здесь люди, показались ей всего лишь марионетками в игре, которую устроили только для нее. Тряхнув головой, чтобы прогнать тревожные мысли, она снова посмотрела на девушку, которая удивленно уставилась куда-то мимо Лив и стала говорить понятные видимо ей одной вещи. Развернувшись, чтобы наконец-то узнать, что так сильно привлекло внимание…Рапунцель, она наткнулась взглядом на Рена, который почему-то сидел на полу, на коленях. Ощутив уже знакомы страх, Лив, сделала один шаг назад, но тут же остановилась, внимательно посмотрев на парня. Его лицо прекратило свою трансформацию, вернув хозяину прежний вид. Сейчас, он не выглядел устрашающим, он выглядел потерянным, измученным и уставшим. Словно на него внезапно свалилась вся тяжесть этого мира. Сердце невольно кольнуло, от сострадания и сочувствия и неважно кем на самом деле был Рен, страхом, миражом или видением. В данный момент, для Лив, он был обычным человеком, таким же как она сама. Напуганным, загнанным в угол, одиноким, нуждающимся в поддержке. Отбросив все сомнения и подозрения, Оливия подошла к парню вплотную и слегка нагнулась, чтобы лучше расслышать то, что он скажет.

Цитата NotEvil ()
-О, замерзшая из магазина...


А сюрпризы-то, кажется, не закончились. Похоже, эти двое знали друг друга. Хотя по фразам можно было понять, что не слишком тесно. Возможно, даже были из одного города. Сторибрука. Все интересней и интересней. Именно сейчас, они все больше и больше были похожи на настоящих людей, застрявших в этом непонятном месте так же, как она. Лив закрыла глаза и глубоко вздохнула. В данный момент, нужно было помочь Рену, а все остальное может подождать. Она не хотела оставлять человека наедине с его страхами и проблемами, как бы сильно при этом сама не страдала, ведь поддержка и понимание, порой единственное, что нужно другим. Присев на корточки, чтобы оказаться на одном уровне с парнем, Оливия аккуратно положила свою руку ему на плечо.

- Рен, - тихо позвала девушка парня, заглядывая в глаза, в которых можно было, увидит отступающую боль, пожирающую его изнутри. Какие бы страхи не завладели его сознанием, они причиняли страдания куда большие, чем можно было себе представить. Никогда нельзя судить человека, не побывав на его месте. Понимающе улыбнувшись, Лив, помогла ему подняться. – Все хорошо. Уверена, вместе мы сможем что-нибудь придумать, чтобы выбраться отсюда. Чтобы не происходило вокруг, мы сможем с этим справиться,…наверное.

Убедить других бывает намного легче, чем убедить себя. Она должна, должна верить в лучшее. Если у них есть хоть крохотный шанс выбраться, она должна верить. До последнего.

«Оливия… - раскатистый смех раздался по всему залу, заглушая даже звуки музыки, но другие будто не замечали его, продолжая заниматься своими делами. - … какая же ты глупая. Бежишь сломя голову, чтобы помочь другим, а что в ответ? Им всем абсолютно наплевать на тебя. Никто и пальцем не пошевелит, чтобы спасти тебя. НИКТО. Глупышка, каких свет не видывал».

Смех утих так же внезапно, как и начался, оставляя в души лишь пустоту, которая разрасталась все больше, с каждой минутой проведенной в этом зеркальном лабиринте.


Храбрость одного – может повести за собой тысячи.

 
HookДата: Воскресенье, 28.08.2016, 14:55 | Сообщение # 37
A Pirate's Life For Me
Сообщений: 1769
Репутация: 7769
Статус:

I место в конкурсе - Добро пожаловать в Неверлэнд I место в конкурсе - Волшебная нить I место в конкурсе - Сказки о Любви I место в конкурсе - Сказочная Любовь I место в конкурсе - Однажды в Аншлаге
Цитата tender_poison ()
- Леоноры больше нет, - чуть ли не по слогам отчеканила ведьма, не отводя глаз, - Прыгни ты, я, не задумываясь, прыгнула бы следом, я бы жизнь за тебя отдала, моряк, но прошлого не вернуть. Мое место здесь и всегда было здесь - в Зачарованном Лесу. Мой дом здесь, и моя семья - тоже здесь. Не зови меня, не ищи, ступай с миром своей дорогой, Киллиан Джонс, а меня позабудь, как и этот ночной кошмар. Та, которую ты любил, умерла на руках у короля кошмаров, а ту, что стоит перед тобой, ты совсем не знаешь. Ты захочешь спасти меня, пусть даже и от меня самой, но в этом нет нужды, мой милый капитан. Я не нуждаюсь в спасении. Я просто та, кто я есть. Все кончено,


Все ее слова словно осколки стекла врезались в его разум. Не прыгнул, все кончено.Я такая какая есть. Но разве он не принимал ее такой какая есть? Отчасти ее злость была оправдана, что он не прыгнул за ней, но черт возьми, его упрямство брало вверх. Это ей не следовало прыгать. Но в остальном, он не хотел принимать все ее слова. Леонора не была настроена на разговор, и явно кто то, и он уже знал кто, поработал над ее таком взвинченном стоянии. Король кошмаров. Так вот кто все это устроил, и собрал их всех, так вот кто их ищет и заставляет гоняться по всему Зачарованному лесу.

Ведьма крутанувшись на месте, умчалась вперед подальше от него, зацепя за собой мага. Он видел все ее действия и то как она коснулась губ Румпеля. Леонора умела играть не только с человеческими жизнями, но так же она умела играть не нервах. И сейчас она это демонстрировала во всей красе.
Сцепив зубы, Джонс помчался вслед за Леонорой, по пути попадались люди, и кажется кого то он сильно толкнул, но он не обращал на это внимание. Его шаг ускорился и перешел на бег, потому что на миг он потерял из виду Леонору.

Не рассчитав силы, Киллиан врезался в одно из зеркал и упал на мраморный пол, Голова кружилась неимоверно, стараясь найти точку опору, дабы восстановить равновесие, пират старался встать. Но Джонс не мог нащупать ничего рядом. Озираясь по сторонам он увидел, что опять находится в черной комнате, а перед ним огромное стекло, где он мог наблюдать зал с гостями.
Перед ним появилась Леонора, которая распластавишись но полу пыталась встать, а недалеко от нее находился Рупель. Джонс дернувшись в их сторону, встретился с невидимой преградой, и отскочил назад, опять упав на пол.

-Какая настойчивость,- прошипел уже знакомый голос,- Ну же Капитан, дай вволю своим страхам, я знаю что они у тебя есть.Интересно каково это смотреть как от тебя уходит самое близкое и дорогое что есть в твоей жизни? О, дааааа,- прошипел голос в темноте,- Наконец то, я чувствую легкие нотки твоего страха. Он такой же как и твое пресловутое море. То бушует в твоем сознание, то его и нет совсем. Это чудовищно не испытывать страх совсем, сейчас ты мне нравишься куда больше.

-Да не уже ли?,- только и смог выдавить из себя пират, внутри было все сжато и пульсировало в напряжении. Он уже понял что с ним разговаривает тот самый король кошмаров, и что теперь удрать Джонсу явно уже не в силах. Сможет ли он выдержать все его издевки, пират не знал, но он видел последствия. И примером тому была Леонора, теперь он понимал всю суть ее слов. Умерла на руках у короля кошмаров. Злость и страх и ненависть к себе и к этому чудовищу что сделал с Леонорой непоправимые вещи сжигало все внутри до тла.

- При всей своей обычности, ты забавный экземпляр, уж только я подумал что нашел ниточки к твоим страхам, как уже не чувствую опять ничего,-рявкнул голос,- Но не обольщайся, я все ровно сломаю тебя, как сломал и ее. Не смотри на меня так, лучше тебе дружить со мной. Ведь помнишь, когда то мы с тобой жили в такой гармонии. Ты был еще совсем мал, и так боялся штормаааааа, ох, твой страх был таким сладким, даже твой отец не смог убрать его и я наслаждался этим. Но потом ты взял и уничтожил это в себе, как и с другими страхами. Ты нагло убивал в себе каждый страх, делая себя совершенным, и это так злило меня, но теперь...теперь ты в моих руках, и будет все по другому. А это не должно нам мешать!

Черный песок резко закрыл перед пиратом стекло, где он мог видеть Леонору и других гостей в зале. Киллиан метнулся вперед, уповая на то, что быть может он успеет проскочить но все попытки были тщеты. Его рук коснулось что то холодно и шершавое, -Дьявол,- прошипел пират, пытаясь вырваться из оков черного песка, которые тянулись нитями из темноты. Но все было безуспешно, а каждое действие только делали оковы крепче и болезненней.

- Скажи Капитан ты боишься смерти?,- голос словно раздался совсем рядом, но пират даже не хотел оборачиваться на источник. Он вперил взгляд вперед и молча ждал последующих действий от Короля. Перед ним образовалось небольшое зеркало, которое висело в воздухе. Джонс видел свое отражение в нем, а затем картинка стала менять на другое. Вот он лежит мертвый, в сердце воткнут кинжал, и кровь медленно стекает из под его тела, затем перед ним стали мелькали различные варианты его смертей, но мужчину это не как не задевало. Даже когда картинка сменилась на версию его гибели от рук Леоноры, пират знал, что готов принять смерть и от ее рук, если дойдет до такого.

-Ты не боишься смерти, - констатируя факт отчеканил голос, - Я знал это, но каково это было приятно увидеть, ха-ха.

А Киллиан знал, что Король кошмаров, знает на что надавить, но специально оттягивал этот момент. Словно играясь с игрушкой он предвкушал то, что предстоит впереди. И так же мужчина понимал что, пока этот чертов любитель страхов не перебирает все варианты на нем, он не успокоится. Просто ради интереса он будет пробовать все что взбредет в его голову и только потом он совершит свой смертельный выстрел.

- А боишься ли ты физической боли, Джонс?,- медленно тиски из черного песка стали сжимать руки пирата, затем появились еще нити, которые обвили его ребра, горло и медленно сжимали, заставляя чувствовать жгучую боль. А затем перед ним возникли острые кинжалы, такие же черные как песок и пират не успел осознать как следующее что он почувствовал, это острую невыносимую боль, Джонс сдерживал крик, который так и пытался вырваться с уст.

- Скажи мне, долбанный любитель страхов, тебя это возбуждает, да?- прошелестел пират и улыбнулся. С него стекала кровь, даже во рту чувствовался вкус ее вкус. В зеркале он увидел свой кровавый оскал, который он посылал Кромешнику.

- В этом вы похожи как никогда, ха! Ты просто не представляешь какое это наслаждение,- выкрикнул Король и в миг оковы ослабли, но все так же крепко держали пирата. В следующую секунду все вернулось, все раны которые были исчезли, вкус крови исчез, но все тело ныло и пират было уже не в силах стоять на ногах, повис на черных нитях Кромешника.

-Так, так, так! Что же у нас идет далее, аж глаза разбегаются, хочется на тебе попробовать все! Свобода-да-д-да-дааааа,- пропел Кромешник,- Свобода! Знаешь сколько людей боятся быть в неволе. Ох, этот страх не самый мой любимый, но он никогда не исчезнет с этого мира! Вы, люди-и-и, хотите быть свободными от всего.
Но что на счет тебя пират, свобода для тебя как второе имя! А ведь было время ты был рабом! Ты помнишь это славное время? Ох как вы с братцем тогда меня радовали, вы так боялись что никогда, никогдаааа не получится свободу. И этот страх питал меня долгие годы.


В зеркале снова появилась картинка, картинка из прошлого пирата, ему неоднократно снилось прошлое. Вот он видит как он и его брат Лиам, на корабле драят палубу. Они были рабами, и тогда казалось не было спасения. Увидев брата в зеркале, Джонс не сдержал эмоции, его лицо скривилось от боли. Он так любил Лиама, и не смог его спасти тогда в Неверленде. Киллиан так сильно скучал по нему, что до сих пор считает себя виноватым в его смерти. Но боялся ли он вновь стать рабом, нет.

- Нет, нет и нет! До чего же ты упертый пират. И до чего же ты наглый. Думаешь что нет ничего с чем бы ты не справился? Меня это чуть чуть восхищает, но увы, это мешает нашим играм! Ты сломаешься, Джонс! И когда это произойдет, ты поймешь какой ты человек на самом деле!

Пират почувствовал как его головы коснулись ледяные руки, и медленно сжали волосы, а затем подтолкнули ближе к зеркалу, - Внимай мой голос пират, теперь мы перейдем к самому сладкому.
Пират медленно закрыл глаза, и тяжело вздохнул,- Я весь во внимании, мой.друг,- с издевкой в голосе прошептал пират и открыл глаза. Перед ним все так же висело зеркало, а вот только за ним уже стоял как показалось на первый взгляд человек. Чёрный плащ, окутывал все тело, рукава закрывали руки, но не ладони. Они были совершенно непонятного цвета. Светлые, но не белые. Кромешник не показывая свое лицо вскинул руки вперед и из них потянулись черные нити песка.

-Так что же ты боишься, все таки пират? Почти все обычные людские страхи для тебя не существуют. Ты не боишься старости, ведь ты знаешь секрет бессмертия, не так ли мой 300-летний друг? Ты не боишься лишится своего дражайшего корабля, Веселый Роджер не так ли? Ты даже не боишься смерти своих близких, хотя постой, у тебя ведь их нет! Одна только белокурая красавица согревала твое сердце. Я чувствую уверенность в тебе, что погибнув Леонора, ты достанешь ее из того света или же последуешь за ней!

В зеркале появилась картинка, Леонора на балу, тот самый их первый бал, где они познакомились. Затем картинка сменялась, словно напоминая о каждом мгновении проведенные с ней. Кромешник исчезнув, переместился позади пирата, и наклонившись к его уху, прошептал:
- Каково это осознавать что ты никчемный рядом с ней? Какового это знать, что ты ничем, ниче-е-е-ем не можешь ей помочь. Разве я не прав? Посмотри на себя, ты жалкий человечешка.

Игры в угадайку закончилась, и Киллиан понял что это и есть смертельный выстрел Кромешника. Он специально изводил его мысли до истощения, что бы разум ослаб и он не смог дать сопротивления. Он специально напоминал все то что было в его прошлом, бил по больным местам, по утраченной семье, об отце, которого он ненавидел, который не стал тем, кем полагалось. Он добрался до того самого сильного и главного страха, что таилось внутри мужчины. Страх, который был так тесно связан с ней. С Леонорой. Чем сильнее он влюблялся в нее, тем сильнее он понимал свою слабость. Он всегда старательно прятал от нее этот страх. Быть ненужным, быть тем, кто не может стоять вровень с ней. Он всегда был и останется обычным человеком.

- Дааа, я чувствую твой страх, наконец то. Он такой сильный, и такой необъятный, как и мореее! Ха-ха-ха. Посмотри на себя Джонс, и на нее,- щелкнув пальцами, Кромешник заставил исчезнуть зеркало и вместо него появилась Леонора. Не уже ли ты думал, что она захочет быть с тобой и останется с тобой! Она величественна, она могущественна и сильна,- чеканил каждое слово Кромешник, - Ты не можешь ей дать ничего, какой от тебя толк если ты смертен? Какой из тебя толк, если ты не маг или колдун? Разве ты можешь ее защитить? Ты не защитил ее от меня, и не сможешь защитить от других. Ну же, скажи что ты ничтожен!, - прошипел Кромешник.

Джонс вглядывался в лицо Леоноры, словно запоминая каждую деталь, ему казалось что живым он отсюда не выйдет. Кромешник давил на само больное его место. Он нашел его и теперь не отцепится ни за что.

- Это даже веселит меня, Капитан. И я буду смотреть как тебя погубит твоя же любо-о-о-овь.

-Нет,- прохрипел Джонс, и слабо дернулся, на что Король ужасов только рассмеялся. И ослабив оковы, пират не устояв на ногах, упал на колени и сцепился руками в мраморный пол.

-Прими и осознай это, дай страху полностью тебя поглотить, поверь тебе станет лучшееее.

Созданная из песка копия Леоноры, присела на колени к Джонсу и приподняла его за подбородок, - Прими же это, мой Капитан, ты никогда не был ровней мне, и не станешь, поэтому между нами ничего не может быть. Все кончено. Мы из разных миров,- проведя по его волосам, Джонс не мог сдержать всю ту боль и страх который разрастался сильно в его душе. Из глаз потекли слезы, и вперемешку со потом скатывались под рубашку. Все внутри словно раскалывалось на мелкие части, и горело огнем.

-Мы еще встретимся, Капитан, не думай что мы закончили, - прошептал Кромешник и щелкнув пальцами исчез, Джонс почувствовал как проваливается в бездну темноты, а затем через мгновение ощутил под собой твердую поверхность. Он лежал около стены в зале, где все так же продолжался бал. Он смотрел в потолок и не мог встать, все тело будто онемело, и минуту погодя, пират сделал несколько попыток привести себя в вертикальное положение. Оперившись об стену, он увидел свое отражение зеркале. Бледный как полотно, зрачки расширены, а во взгляде безумный страх. Все тело пробивала мелкая дрожь.

-Не желаете ли выпить,- подойдя к нему официант, поднес выпивку. Взяв бокал с вином, Джонс еле сдерживая дрожь в руке выпил залпом вино. Пальцы рук почти не слушались, и не удержав бокал, он уронил его на пол. Несколько зевак обратили на него внимание, но пират приложив руку к виску, закрыл глаза. Думая лишь о том, как проснутся. Это сон, это был сон. Он не хотел принимать все то что услышал. Но Кромешник выковырял его тайный страх и теперь Киллиан не знал как унять бурю в своей душе.


 
NotEvilДата: Воскресенье, 28.08.2016, 22:00 | Сообщение # 38
Have Fun While You Can
Сообщений: 201
Репутация: 1889
Статус:

Оливия, которая лишь пару минут назад, бежала от него, как от пожара, утешала его и даже помогла встать. Сколько силы все-таки может быть в одной хрупкой, ранимой девушке. И, даже несмотря на то, что ей самой пришлось нелегко, в чем Рен был уверен, девушка храбрилась и тепло улыбалась ему. После этого, если Филипп будет сидеть в уголке и жалеть себя, трясясь при этом от страха, какой же он мужчина...
-Спасибо тебе, - произнес Рен, обращаясь к Оливии.
К тому же здесь была даже его недавняя знакомая, которая физически выглядела в порядке, хотя лишь недавно пожарный оставил ее в больнице, что нельзя было с уверенностью сказать о ее эмоциональном состоянии. Но было что-то важное в том, что в этом странном месте не было физической боли, но Рен никак не мог связать дважды два.
-Кхм, не думал, что встретимся снова при таких обстоятельствах, мы так толком и не успели представиться. Рен Кингстон, - принц протянул свою руку в знак приветсвия и широко улыбнулся, таким образом, пытаясь отогнать всевозможные страхи, которые еще мог обнаружить в самых потаенных уголках его души Хозяин этого кошмарного торжества.
-Дамы, предлагаю нам обдумать план дальнейших действий. Мы явно больше не можем оставаться здесь. Я уже обдумывал пути отступления через зеркала, но их на балу бесконечное множество и проверить все, к сожалению, не в наших силах. Есть ли у вас соображения, как мы сюда попали и что нужно этому Королю от нас?
Филипп решил действовать более уверенно, призвав всю храбрость и смелость, что у него имелись. Теперь Кингстон был в ответе не только за свою жизнь. Кроме всего, принца еще беспокоило, что где-то здесь могла быть и Аврора, которую истязал и мучил этот злодей, поэтому он всматривался в толпу, пытаясь разглядеть свою возлюбленную, что конечно же в руках Хозяина бала могло стать грозным оружием против Рена и вновь вызвать новую порцию кошмаров.
-Я где-то здесь видел своего приятеля, Робина, возможно, если бы мы смогли его отыскать, то вместе что-нибудь да придумали бы.


Words don't come easy...




Сообщение отредактировал NotEvil - Понедельник, 29.08.2016, 09:02
 
FaviДата: Понедельник, 29.08.2016, 15:02 | Сообщение # 39
Сказитель
Сообщений: 921
Репутация: 1883
Статус:

Спустя некоторое время после пустого блуждания по необъятному залу, разбойник понял, что ходит кругами. Как ни был запутан зал с его зеркальными миражами, а эту леди с короткой стрижкой и ее кавалера в высоких сапогах лучник уже видел. Конечно, никто не мешал им перемещаться по залу, но их позы говорили о том, что они очень увлечены беседой и никуда не отлучались. Робин вздохнул и повернул голову к бесконечному ряду белесых зеркал, он подошел вплотную к поверхности и внимательно вгляделся в свое лицо. Ни следов усталости, ни синяков, которые уже казалось намертво въелись в его физиономию. Раз Дэн вполне себе здоров, то и сам он должен быть невредим. Он опустил взгляд и задрал рубашку, на месте пулевого отверстия не было даже шрама. Еще одно свидетельство того, что он спит, как и прочие посетители.

Робин отвернулся, но краем глаза заметил в зеркале какое-то мимолетное движение и тут же почувствовал как коснулся чего-то... задницей. Он мгновенно обернулся, но позади никого не было, лишь в метре валялся перевернутый стул.

- Снова твои шуточки, Гарри, - пробормотал Робин, поднимая взгляд и снова пристально уставившись в зеркало.
Он не верил своим глазам, а потому схватился за голову, но это был не мираж. Там где днем чесались симметричные шишки, из волос выглядывали два небольших загнутых кверху рога.

- ЧТО??? Рога! Серьезно? Да ты издеваешься, парень, это не смешно! - вскричал он, обращаясь у невидимому колдуну и обернулся вокруг себя, словно бы надеясь застать его где-то неподалеку. Конечно же его там не было, даже его тени, но зато пониже спины у разбойника обнаружился самый настоящий хвост. Он был похож на львиный - длинный, покрытый короткой мягкой шерстью и с кисточкой на конце. Хвост выходил сквозь аккуратное отверстие на джинсах и свисал до самого пола, немного волочась по нему.

- Бред собачий. Это ведь даже не страшно, Гарри, или как там тебя! Это же просто... Тупо!

Робин коснулся рукой новой части тела и провел до самого кончика. Ощущения были необычные, но вместе с тем довольно приятные. Между лопаток опять страшно засвербило, рубашка на спине треснула, и Робин с опаской глянул через плечо, поворачиваясь спиной к зеркалу. Из лопаток торчали два темных перепончатых крыла, как у летучей мыши, только намного больше.
- Так, ну и что дальше? - напрягся мужчина, ожидая что сейчас у него отрастет вторая пара рук или еще одна голова.
Но на этом трансформации закончились, оставив после себя сильную ломоту во всем теле и небольшое головокружение. Некоторое время Робин просто стоял и растерянно смотрел на себя в зеркало, непроизвольно расправляя и собирая крылья, поводя хвостом из стороны в сторону и ощупывая рога. По большому счету, плевал он на свой внешний вид. Но не до такой же степени.

- Это ведь все наваждение, я помню, - сам себе сказал лучник, отвернулся и отошел от зеркала на пару шагов.
Он помотал головой и сильно ущипнул себя за предплечье, но ничего не произошло. Рога и хвост были на месте, а крылом он случайно задел безглазого официанта, так что тот отлетел назад, расплескав напитки, но спустя мгновение стоял на ногах, как ни в чем не бывало, колдовская сущность, что тут скажешь.

Решив действовать по-другому, Робин подошел к ближайшему гостю. Это оказался какой-то парень, довольно молодой, и совершенно незнакомый.
- Привет! Как тебя зовут? - дружелюбно обратился к нему Робин.
Вместо ответа парень вытаращил на него глаза и стал хватать ртом воздух.
- Что такое? - спросил лучник, - Ты в порядке?
- Чу-чудовище! - пролепетал парень и смылся, выронив стакан.
- Вот зараза! - крикнул ему вдогонку Робин, - подумаешь рога, будто сам такой уж красавчик...
Он ненароком дернул хвостом и тут же охнул от неожиданности, стукнув им с размаху о зеркальную колонну. Новые габариты оказались непривычно неудобными, а управлять всем этим хозяйством Робин не умел, никаких рефлексов на уровне подсознания, ничего такого, так что он был грациозен как слон в посудной лавке.

- Верни все как было! - рассердился разбойник и вернулся к светлому зеркалу, - Ты теряешь хватку, Гарри! Что, все кошмары закончились? Больше ничего не придумал?

Он услышал тихий смешок и снова тот вкрадчивый голос, звучащий будто в голове.
- Я не Гарри, - мягко проговорил голос, но от него по коже у Робина пробежали мурашки, а волосы на затылке встали дыбом, - Зови меня Кромешником, разбойник. И я уже попробовал твой страх на вкус, но это... Нет, это не моих рук дело. Однако хозяин здесь я, и правила тоже мои. Никто не смеет пугать моих гостей кроме меня, чудовище...

Светлая поверхность зеркала в момент вскипела и обдала мужчину лавиной черного словно живого песка. Робин схватился сначала за голову, потом за зад и постарался заглянуть за спину. Непривычные части тела пропали, и он облегченно выдохнул.
- Так лучше, - признал лучник, - но...
- Лучше держи ВСЕ свои конечности при себе... - тихо, но в то же время грозно прошелестел голос и затих, а Робин поежился.
- Как будто я сам этот идиотизм придумал, - ответил он зеркалу, которое стало темным, превратившись в простое черное стекло, - я ведь найду выход, понял? Кромешник...

В этот раз никто не ответил. Странная беседа. Лишь где-то в голове осталась небольшая тревожность, точнее даже уверенность, что все это еще не конец, и Кромешник снова испытает психику разбойника на прочность, а может и не раз.
Лучник тряхнул головой. Теперь у него было имя хозяина вечеринки и по-прежнему полно решимости найти кого-то из нырнувших в портал. Робин потер виски. Невидимые музыканты кажется выпили слишком много дармового вина, потому что мелодия совершенно потеряла рисунок, превратившись в сплошное завывание на высоких тонах. Он решил сменить тактику и отправился к противоположной стене, чтобы прочесать магическое помещение вдоль и поперек.
Продвигаясь по залу он заметил наконец знакомое лицо и подошел поближе.

- Эмма, ты тоже здесь, - проговорил он, тронув блондинку за плечо.


Благородство не дается по праву рождения, а определяется поступками



Сообщение отредактировал Favi - Понедельник, 29.08.2016, 15:04
 
queen_of_ravensДата: Вторник, 30.08.2016, 00:33 | Сообщение # 40
The Priestess Of Morpheus
Сообщений: 2
Репутация: 10
Статус:

Моргана почувствовала явное облегчение, когда убедилась в том, что Ева реальна, и тоже с ней сейчас находится в этой ужасной сонной иллюзии. Радостной новостью это конечно же не было, но все же вселяло надежду на то, что они смогут найти выход и не придется противостоять Кромешнику и его козням в одиночестве. Теперь они во власти сонного царства и Кромешника, но Царство снов также и ее стихия, но почему она тогда не чувствует торжества и превосходства? Она, жрица самого Морфея, годами оттачивавшая мастерство проникновения в чужие сновидения, наблюдала, изменяла по собственному вкусу сны и кошмары неугодных ей людей, теперь сама оказалась заложницей могущественного чародея, использовавшего колдовское искусство подобное ее магии.

При упоминании Евой Морфея, и того каким резким тоном она практически выкрикнула оскорбление, адресованное Кромешнику, Моргана на секунду задумалась, а не знакома ли случайно Ева с самим Морфеем? Рассказы про Подземное Царства, желание поквитаться с Аидом натолкнули Моргану на мысль, что Ева возможно куда более могущественнее, чем показала им с Малефисент. Но все же глаза Евы говорили намного больше, чем столь разрушительный дар, царственные манеры, горделивая осанка и некое легкое пренебрежение окружающими, как будто бы они словно мираж – появились и тут же исчезнут, так к чему же зацикливаться на таких пустяках? В глазах же Евы Моргана разглядела не только присутствие древней как сама земля магии, тьмы, которая окутывает тебя, словно кокон и дает такой желанный покой и ясность ума, которого жаждут многие. Моргана разглядела там боль. И это была не просто боль обиды или боль желания отомстить, но не иметь возможности это сделать, нет, это была боль утраты… Утраты чего-то настолько дорого и родного, именно того, что делает тебя тобой, то без чего ты себя не представляешь и не можешь существовать. Что же с ней произошло в Подземном царстве? Это только на первый взгляд Ева с легкостью воздействовала на природу и живых тварей своей разрушающей, отнимающей жизнь силой, лишь на миг в ее глазах мелькала боль и неприязнь к тому что происходило с природой, она словно бы чувствовала все то, что чувствовали живые существа, испытавшие на себе ее воздействие…

От раздумий и краткого разговора с Евой Моргану отвлекло то, что взгляд Евы внезапно потускнел и задумчиво устремился куда-то вдаль. Красивое лицо исказила гримаса ужаса, девушка резко вскочила с холодного пола, на котором две ведьмы вполне удобно устроились и сидели все это время не обращая внимания на некоторые косые взгляды гостей.

Моргана сразу поняла, что Кромешник уже запустил свою ядовитую магию в сознание Евы и играет с ней.

- Ева, ты слышишь меня? Ева, очнись, это все иллюзия, он показывает тебе неправду, не поддавайся ему… - Моргана практически кричала, слегка тряся за плечи Еву и пытаясь привести ее в чувства.
Наконец Ева подняла свой взгляд на Моргану и проговорила:

Цитата InfernalSpring ()
- Он играет с нами…


После этого они обе услышали стук каблуков и царственное приближение к ним Малефисент.
«Как же восхитительно прекрасна Малефисент в своем платье!» – подумала Моргана.
Царственна, горделива и печальна, она даже прикоснулась к руке Евы, чтобы убедиться, что девушки ей не мерещатся.

После этого Ева начала что-то говорить про то, что нужно попытаться выбраться из этой ловушки, но до Морганы стали долетать лишь обрывки слов, словно она находилась в другом конце зала, а не стояла рядом на расстоянии вытянутой руки. Она отдалялась от своих спутниц, легкая, почти невесомая пелена начала застилать ее глаза, пока не стало совсем темно, как самой глухой и безлунной ночью, когда кажется что все звезды померкли и все твои страхи ужасы настолько реальны, что вот-вот схватят тебя и тебе не спастись и не скрыться.

Моргана попыталась руками протереть глаза и избавиться от этой черной пелены, однако обнаружила что на них тяжелые стальные кандалы и цепи. Открыв глаза девушка увидела, что так и есть – она закована стальными кандалами, цепь от которых идет вокруг столба.

Она узнала это место – главная площадь замка в Камелоте, место славы и позора, возвышения и падения, жизни и смерти. Именно здесь проходили как великие события страны – коронации, представления народу новорожденного наследника, пиры в честь славных побед, так и наказания и казни тех, кто по мнению венценосных монархов не заслуживал величайшего права, данного каждому, права на жизнь. Моргана часто была свидетельницей того, так на помост выводили несчастных, обвиненных в колдовстве и вершили расправу над ними во славу Камелота и его правителя разумеется. Никто конечно и подавно не разбирался и не делил на правых и виноватых, расправа была жестоко и неумолима, а те же кто спасся и сумел избежать данной участи, считали этот день самым благословенным и относились как к подарку судьбы…

И вот теперь Моргана была на этом месте – связанная по рукам и ногам, причем стальные кандалы соприкасаясь с голой кожей приносили неумолимую боль и разъедали запястья, словно кислота. Весь помост был завален сухим хворостом и бревнами. Простояв так несколько Моргана почувствовала еще кое что в своих путах – Магию, которая не позволяла их снять.

- Иронично не правда ли, использовать магию, в месте где она под запретом, теми кто ее ненавидит всеми фибрами души, к тому же применять ее для расправы с магами, - прозвучал насмешливый голос Кромешника в голове у Морганы.

- Как же скучно и банально – ведьма боится сгореть на костре, - неприятный голос жутко рассмеялся.

- ПРОЧЬ ИЗ МОЕЙ ГОЛОВЫ! – Моргана напрягла все свои оставшиеся силы и попыталась создать некое подобие щита, чтобы оградить свои мысли, но зажженный огонек тепла и безопасности безнадежно погас, словно свеча при сильном порыве ветра.

И вот стражник поднес факел к кострищу и огонь начал жадно поглощать хворост и поленья нещадно быстро приближаясь к Моргане, охватывая ее своим пламенем, девушка истошно завопила от боли…

Кромешника охватила волна удовольствия и почти детский восторг, при виде этой картины и он жадно потянулся к освободившемуся страху и боли, поглощая их, насыщаясь ими. Чудовище ликовало и готово было высосать весь страх, боль и ненависть до последней капли, но через несколько мгновений его лицо искривилось словно от брезгливости и недоверия, как будто бы поглощенный им страх имел кисловато-терпкое послевкусие подделки, вместо сладковатого привкуса меда и легкими нотками запаха ванили.

Чудовище перестало улыбаться и в мгновение ока переменило радость на гнев.

- Ах так значит, моя дорогая леди Пендрагон? Вздумала в игры сыграть со мной? Что ж давай сыграем! Ты ведь хочешь выбраться хотя бы из этой иллюзии живой? Увидеть своих новоявленных друзей-подруженек, с которыми ты так быстро сдружилась, даже не удосужившись узнать побольше о том, кто они на самом деле? Если да, то давай сделаем так, ты расскажешь мне, как сумела отравить свой страх, а я отпущу тебя к ним. На время разумеется, - Кромешник расхохотался при виде измученного лица девушки, измазанного сажей и копотью.

- Что ж может и сам догадаешься раз так любишь играть со страхами и разумами других? – выплюнула свой ответ Моргана и издевательски усмехнулась, чтобы разозлить Кромешника и попытаться разговорить его - в гневе и пылу такой «миленькой» беседы он мог взболтнуть лишнее, дав тем самым шанс найти выход, когда вся эта агонии хотя бы временно прекратиться и Моргана снова увидит Мэл и Еву. Хотя сама девушка не до конца понимала, что произошло.

Такая дерзость разозлила Кромешника, но он не подал виду и призадумался.

- Страх… твой страх… он не похож по вкусу на настоящий… Хотя постой-постой, это же ведь не твой страх не так ли? – обрадовался Кромешник найдя отгадку.

Моргана глубоко вздохнула, придя в себя. Ее до сих пор колотила легкая дрожь после ведения Кромешника. Судя по обстановке не прошло и пары мгновений, но время в этой иллюзии течет совершенно по-другому. Пережитый страх, пусть и не ее, до сих пор отголосками отзывался в ее сознании леденящим ужасом. Да, он ей не принадлежал, но она пережила его, прочувствовав до последней капли. Бродя в Царстве снов она научилась блокировать с помощью магии страхи других, но и подозревать не могла, что впитывала их словно губка, а попав в лапы Кромешника, сможет прочувствовать все на себе.

Чем дальше заходила магия Кромешника, тем большие страхи она освобождала и вот она добралась до самого сокровенного – Моргана это поняла и ее самым большим кошмаром оказалось вечное заточение в Царстве Снов и переживание раз за разом кошмаров других, вот поэтому-то Кромешник и понял, что страх был не ее, хотя она в полной мере прочувствовала каждую его песчинку. Погружаясь в иллюзию Моргана подумала, какой страх на этот раз может вызвать это чудовище и почему-то на ум ей пришел кошмар ее давней знакомой ведьмы и девушка с головой окунулась в него и вышла полная неразбериха.

«Что ж раз магия Кромешника сумела вывести наружу ЭТО, дальше мне придется совсем не сладко», - с горечью подумала Моргана, - у нее не было явного желания переживать кошмары других, - «Хотя бы это доставило ему хлопот, но что дальше?» - ответа у девушки не было.

Через мгновенье к девушкам подоспела Ева с вопросом, который был как нельзя кстати:

Цитата InfernalSpring ()
– Итак, каков план?


Троица ведьм задумалась над этим, видимо у каждой были какие-то идеи и домыслы, которыми стоило поделиться друг с другом.

Моргана задумчиво бродила взглядом по толпе гостей, разглядывая их, изучая - это слегка успокоило Моргану и теперь ее дыхание стало ровным и размеренным как и сердцебиение. Одна из фигур привлекла внимание Прорицательницы - черный стильный костюм, как и всех мужчин-гостей, статный вид, приятное задумчивое лицо - юноша с бокалом вина ходил среди гостей и явно искал кого-то и было в нем что-то смутно знакомое.
"Наверно ищет знакомых среди толпы" - подумала Моргана, Когда же молодой мужчина приблизился настолько, что можно было разглядеть лицо, Моргана опешила от неожиданности: Ланселот? Что же он делает здесь? Он же пропал и никто не знал что с ним случилось. Это правда он или все это как и большинство здесь происки Кромешника?

Моргана почувствовала как кто-то коснулся ее плеча, привлекая ее внимание - это была Мэл, и у нее явно уже было что сказать по поводу их плана побега с этого Бала Кошмаров.






Сообщение отредактировал queen_of_ravens - Вторник, 30.08.2016, 00:36
 
Форум » Ролевая Игра » Сказочное Королевство » Бал Кошмаров (Праздник во славу ваших страхов)
Страница 2 из 10«1234910»
Поиск:


Copyright Once-Upon-A-Time-Tv.Ru © 2016
Сайт создан в системе uCoz

Топ100- Развлечения

Наши Друзья

    

Русскоязычный фан-сайт книг Кассандры Клэр: Орудия Смерти, Адские Механизмы, Темные Изобретения, а также их экранизаций Once Upon a Time Italia

Изображение - savepic.org — сервис хранения изображений