Привет, Таинственный Незнакомец! |Регистрация | |RSS

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 10123910»
Модератор форума: Лина, tender_poison 
Форум » Ролевая Игра » Сказочное Королевство » Бал Кошмаров (Праздник во славу ваших страхов)
Бал Кошмаров
tender_poisonДата: Среда, 17.08.2016, 05:24 | Сообщение # 1
Ведьма
Сообщений: 1361
Репутация: 1709
Статус:



Господа!

Хвала дороге, что сюда вас привела.
Как всегда, гостей желанных дарит мне ночная мгла!

Хозяина слово даю в этот час:
Счастлив страж кошмаров у себя видеть вас!

Замок мой от любопытных глаз укрыт кромешной тьмой.
Мрак ночной - моя обитель и приют священный мой.
Всей душой я призываю вас последовать за мной!

Но знайте, достоин тайну узнать лишь тот,
Кто сам добровольно в покои мои войдет
И мир мой откроет и друга во мне найдет...



 
SkazochnikДата: Суббота, 20.08.2016, 17:27 | Сообщение # 2
~Story-teller~
Сообщений: 6037
Репутация: 12469
Статус:

I место в конкурсе - Сказки о Любви I место в конкурсе - Второй Шанс I место в конкурсе - Сказочная Любовь I место в конкурсе - Однажды в Аншлаге
<< Больница Сторибрука

Будто бы из ниоткуда взявшийся туман, обволакивая все тело, погружал мага в странное состояние, схожее с легким опьянением и небольшим головокружением. Все это длилось всего несколько секунд, хотя Дэниелу казалось, что прошли часы. Продолжая попытки разглядеть что-либо сквозь туман, маг сделал небольшой шаг вперед, надеясь распознать хоть что-нибудь, но все оказалось тщетным.

- Эй! - раздалось из его уст, когда он сделал еще несколько шагов вперед, но так ничего и не встретил на своем пути. - Что происходит? - очевидный вопрос сорвался с губ, когда Блэквелл продолжал крутиться из стороны в сторону, все еще не понимая, что с ним творится. Странно, но боль в ноге ушла. Ушла. Совсем. Ему, как ни странно, было совершенно легко переступать ногами, хотя сейчас это не столько обрадовало его, сколько заставило насторожиться. Слишком уж неспроста случались с ним подобного рода чудеса.

- Эээээй! - крикнул довольно резко маг, и вдруг от его дыхания, а затем и вообще вокруг него самого, туман стремительно стал исчезать, пока не оставил мужчину в кромешной темноте. В буквальном смысле в темноте.

"Что тут творится? Где я?" - заговорил про себя Дэн, не зная, кто подобным образом шутит над его сознанием.

- Что это за игры? - бросил в пустоту маг, сделав нерешительный шаг вперед. Под ногами также была пустота, отчего Дэн опасался, что в любой момент он может просто-напросто упасть в пропасть, которая почему-то ужасала его больше, чем нахождение в этом свободном и ужасающем пространстве.

Маг решил сделать еще несколько движений вперед, однако, как только мужчина ступил всего лишь шаг, следующей ногой он неожиданно уперся в какой-то твердый объект. Он еще не понял, что перед ним такое и интуитивно вытянул руки вперед, пытаясь ощупать таинственный объект и распознать, что это такое. Пальцы сразу же ощутили холод и лед, исходившие от предмета.

"Стекло!" - пронеслось в голове Блэквелла, как вдруг, в этот самый момент, будто ожидая, пока сработает его смекалка, с обратной стороны, яркой вспышкой, проявился подсвечник, а прямо над ним к стеклу прильнула ужасающая белая маска, которая не выражала никаких эмоций, но явно пыталась о чем-то сказать. Дэниел резко отпрянул назад на пару шагов, так как все это начинало постепенно выводить из себя. Он сам любил играть с чужим сознание, но когда игрались с его мыслями... А он был точно уверен, что это игра! Только вот чья?!

Незнакомец с той стороны стекла вытянул вперед руку, которая была облачена в белую перчатку и попытался на что-то указать. Решив, что это единственный способ добиться ясности мыслей, Дэниел снова приблизился к странному стеклу и продолжил его ощупывать. В какой-то момент пальцы нащупали нечто похожее на ручку, странную выпуклость, что могло говорить о том, что данное стекло ни что иное как дверь.

"Интересно" - промелькнуло в сознании мага, и он осторожно потянулся за предполагаемую ручку, приоткрывая дверь, одновременно ощущая, как в голову ударяет пронзающая свежесть, наполняя легкие обновленным воздухом, чего Блэквеллу в данный момент как раз не хватало. - "Фуууух!" - выдохнул он про себя, продолжая делать шаги вперед и проходя через это стекло, которое, как ему вдруг показалось, в какой-то момент совсем исчезло, пока он проходил, а затем, как только мужчина встал прямо рядом с лакеем, снова проявилось сбоку от него, поскольку на стекле заплясали отражения пламени подсвечника. Была ли вообще та самая дверь в итоге или нет, Дэниел уже и сам не мог точно сказать - все слишком походило на иллюзию обмана...

- Добро пожаловать, мистер Блэквелл! - чересчур монотонно, а вместе с тем и довольно странно, вырвав мага из собственных мыслей, произнес незнакомец и, указав рукой в сторону, предложил магу идти вперед и следовать указанным курсом.

- Что тут происходит? - решил поинтересоваться маг, однако его сопровождающий в глухом молчании продолжал стоять на своем месте, видимо, ожидая, пока маг пойдет вперед. - Ладно. Выясню все сам. Как это часто и бывает, - довольно резко бросил мужчина, тут же направившись вперед.

Краем глаза он заметил, что незнакомец двинулся сразу же следом за ним и, видимо, отслеживая его путь, не собирается упускать его из виду.

"Мистика какая-то!" - подумал Дэниел, продолжая ступать вперед.

Постепенно по сторонам стали проявляться какие-то слабые отсветы. Блики становились все ярче и ярче, однако, яркостью в полном слове это нельзя было назвать. Мрачноватая обстановка продолжала сохраняться, однако кое-где уже начали проглядываться очертания предметов, света становилось больше, а вместе с тем ледяной холод продолжал набегами проявляться дрожью по коже мага.

- Да, не к добру ведет все это приключение, - пробормотал про себя маг, тут же ощутив, как его легкий шепот эхом раздался по этому помещению.

"Кажется, тут никого больше нет..." - с ужасом вдруг подумал Блэквелл. - "Что со мной..." - хотел было проговорить маг, однако не успел закончить собственных мыслей. Неожиданно над его головой вспыхнули свечи, а по сторонам также проявился свет, озаряя высокие колонны, столы и множество тех самых типов в странных масках.

Дэниел в испуге оглянулся по сторонам, не понимая, как его занесло сюда. Он стоял посреди огромного зала, который, кажется, был совершенно готов к приему гостей и вот-вот должен был начаться. Правда... гостей тут не было, а обстановка уж что-то чересчур смахивала на то, что данная иллюзия обмана предназначена только для него одного.

Не зная, как отсюда выбраться, мужчина стал оглядываться по сторонам. Первое, что бросилось в глаза - это простор зала. Он казался таким большим, что тут запросто мог поместиться весь Сторибрук, точнее, его жители. Далее маг отметил огромное количество зеркал, что занимали много места вдоль обеих сторонам, да и по бокам, как показалось мужчине, их тоже было предостаточно!

- А это еще что такое? - не удержался от вопроса маг, завидев свое отражение в одном из зеркал. - Как... - он резкими шагами подобрался еще ближе, продолжая рассматривать свое отражение.



- Когда я сумел оказаться в подобном наряде? - черный цвет, конечно, был ему к лицу, однако... он ясно помнил, что его одежда в больнице мало походила на столь официальный наряд, да и вообще была совершенно иной.

"Что еще за шуточки?!" - снова гневно бросил сам себе маг, отпрянув от зеркала и направившись вдоль огромных колонн, на каждой из которых также располагались зеркала.

- Может, кто-нибудь все-таки объяснит мне, что тут творится? - громко бросил Блэквелл в пустоту, слушая, как от множества отражений отскакивает его голос и ужасающими раскатами эха вновь и вновь звучит в этом мрачном месте.

Он продолжал идти все вперед и вперед, пытаясь представить, когда же закончится этот зал. Вдруг в одном из зеркал Дэниел заметил какую-то вспышку. Сначала мужчина не придал этому особенно значения. Ему казалось, что отсветы от подсвечников, однако с каждым новым зеркалом эта вспышка все четче и четче проявлялась в отражении и будто бы преследуя мага.

Решившись проверить, прав он или нет, Блэквелл резко дернулся вперед и буквально замер перед следующий зеркалом. Яркая вспышка ударила в лицо, вынудив мага отшатнуться от отражения.

- Да хватит уже издеваться! - еще сильнее озлобившись, закричал Дэниел. Он снова подобрался к зеркалу, наблюдая за тем, как та самая яркая вспышка продолжает свои изменения, правда, теперь она уже не набирала яркость, а совсем наоборот - стремительно стала блекнуть и преобразовываться в какую-то тень...

- Что ты такое? - не зная, какой еще вопрос придумать в голове, спонтанно бросил маг, хотя в душе почему-то стал закрадываться страх - а хочет ли он услышать ответ. Слишком это место давило на него... Или он просто еще не освоился здесь? Что-то казалось ему таким родным, таким знакомым, но в то же время все это сильно отталкивало мага и заставляло насторожиться...

Внезапно тень в зеркале двинулась прямо на него... А откуда-то из глубины отражения раздался хриплый голос, наполненный леденящим холодом, буквально принуждая мага оцепенеть от этого...

- Я... Это Ты...

Дэниел хотел разбить это зеркало, чтобы не выпустить то, что двигалось ему навстречу, но тело его не слушалось. Мужчина хотел верить, что все это только игра его воображения, но что-то явственно давало ему понять, что все происходит на самом деле... И пусть это и чья-то игра с его сознанием, но он все равно должен ее выиграть. Иначе выбраться отсюда ему будет не суждено.

"Но как..." - невольный вопрос, ставший неоконченной мыслью застыл в глазах мага, неспособного пошевелиться и воспрепятствовать тому, что двигалось ему навстречу...




 
SkazochnikДата: Воскресенье, 21.08.2016, 15:53 | Сообщение # 3
~Story-teller~
Сообщений: 6037
Репутация: 12469
Статус:

I место в конкурсе - Сказки о Любви I место в конкурсе - Второй Шанс I место в конкурсе - Сказочная Любовь I место в конкурсе - Однажды в Аншлаге
...

Дэниел по-прежнему не мог пошевелиться и сделать что-либо со своим оцепенением. Он испуганно озирался по сторонам, но все эти безмолвные белые маски, наводящий еще больший страх, только взирали на все это со стороны, не собираясь предпринимать каких-либо действий.

- Ты... Ты... Это Я? - делая паузы, то и дело совершая глубокие вздохи, лепетал маг, не понимая, откуда в нем так сильно проявляется нарастающий страх.



Фигура продолжала проявляться в туманной дымке и, с каждой секундой становясь все ближе, начала готовиться будто вы скользнуть из зеркальной поверхности, чтобы воплоти оказаться посреди этого странного магического места.

- Ты... Это Я??? - еще более громко загремел Дэн, вновь вслушиваясь в то, как раскаты эха громом звучат во всем зале. - Меня этим не напугаешь! - вдруг решил было добавить маг, намереваясь прогнать все свои мрачные мысли и взять под контроль все происходящее.

- Я... это Ты! - злобно зашипела тень в зеркале, отчего волнение Блэквелла не ослабело, а, наоборот, усилилось.

- Ты не посмеешь... - заговорил маг, однако в этот же момент зеркало мгновенно покрылось рябью и, усиливая волны на стекле, стало расплываться, образуя пугающий водоворот. - Нет! Нет! Да сделайте же что-нибудь! - закричал этим ничтожным маскам, мужчина, отпрянув назад и падая на пол.

Он тяжело дышал. Повсюду его окружали стены и зеркала на них. Казалось, бежать было некуда. Да и куда бежать? Ноги все равно его не слушались. Пытаясь собраться с силами, Блэквелл отчаянно попытался встать, но попытка закончилась полнейшим провалом.

"Лишь бы этого не случилось во всей этой игре..." - пробубнил про себя Дэн, виня самого себя во всей этой ничтожной слабости перед иллюзорным обманом, перед чьей-то глупой шуткой.

Так и не сумев подняться, маг снова оглянулся по сторонам, но там по-прежнему царствовало спокойствие, будто бы в данном помещении вообще ничего не происходит. Все внушало волнительную, но все же всеобщую гармонию. И только сердце Дэниела продолжало бешено колотиться. Он опасался посмотреть туда, где, прямо напротив него, располагалось зеркало. Ему казалось, что тень уже точно вышла наружу, но почему-то еще не настигла его...

Любопытство взяло вверх...

Взор мага невольно скользнул в сторону зеркало... И в этот момент на него хлынул поток воды, вырвавшийся из того самого водоворота, что разросся еще сильнее и намеревался выплеснуться из зеркало и поглотить весь этот зал в морскую пучину.

- Что еще за... - начал было говорить Дэниел, но новый всплеск воды окатил его, заставляя замолчать и в шоке отскочить еще на некоторое расстояние назад. - Как это понимать... - выплевывая воду, бормотал маг, пытаясь отряхнуться и тут же заметив, что его одежда осталась нетронутой.

"Мистика!" - озарилось в сознании, и между тем вода продолжала шумным водопадом проявляться из зеркала и растекаться по полу. Она подбиралась все ближе и ближе к нему. Хоть он и пытался отодвинуться в сторону и как-то укрыться от нее, но вода имела странное свойство, наверняка, свое излюбленное - проникать куда угодно. Капли продолжали стекаться в ручейки и направляться прямо к нему... Дэниел предпринял еще одну попытку убежать из этого места, однако, как только он уже почти поднялся на ноги и, опираясь на попавшуюся под руку колонну, стал выпрямляться, вода почти настигла его.

Огромный водяной столп резко поднялся ввысь - струи ручья практически превратились в водяную стену - и предстал перед магом, намереваясь поглотить того за непослушание.

- Что тут творится??? - снова закричал маг, однако теперь эта самая водяная стена приглушала его голос и он стал более глухим, не достаточным, чтобы прокатиться громом над этим магическим "морем"...

- Я... Это Ты! - снова раздалось рядом с мужчиной, и водяная стена стала преобразовываться в нечто другое. Ручейки стекались в какую-то фигуру, не оставляя на полу никаких следов. Вода исчезала, начиная крутиться только лишь в одном месте. Даже то коварное зеркало, на которое Дэниел бросил взгляд, снова стало прежним.

- Яви же себя! - неожиданно выпалил маг, желая прекратить все это раз и навсегда!

В этот момент водяной вихрь усилил свое движение, а ручейки продолжали занимать каждый свою позицию, начиная давать понять магу, что перед ним вот-вот появится какая-то фигура...

- Как скажешь... - прошипел тот самый таинственный голос из водяных нитей, заставляя Дэниела вздрогнуть от неожиданности. - Как скажешь... - раздалось с преобладающей хрипотцой, и оставшиеся ручейки заняли свои места...

Блэквелл увидел перед собой очертания какой-то фигуры... Она вся состояла из воды... Однако, в один миг вся вода, будто ощутив внутренний жар, начала испаряться и огромным облаком пара поднялась ввысь, оставляя напротив Дэниела ту самую фигуру, что давно пыталась выбраться из зеркала.



Маг снова оцепенел... Правда, теперь уже больше от удивления, нежели страха. Хотя и он тут тоже присутствовал. Конечно же.

- Ну, здравствуй, Дэниел... - отчетливый мужской голос вывел мага из оцепенения.

Блэквелл все еще не мог поверить своим глазам...

- Что же ты молчишь? - теперь уже не странная, а очень и очень хорошо знакомая, фигура направилась к нему, накаляя обстановку этого относительно прохладного места. - Язык проглотил? - раздалось над самым ухом мага, отчего тот еще сильнее поежился. - Здравствуй, Дэ-ни-ел...

Сделав глубокий вдох, мужчина сглотнул, и, зная, что это сейчас крайне необходимо... что нужно показать, что он еще способен противостоять этим глупым забавам, прошептал, хотя понимал, что страх по какой-то причине продолжает держать его в своих цепких объятиях...

- Здравствуй... Майк...





 
FaviДата: Воскресенье, 21.08.2016, 22:00 | Сообщение # 4
Сказитель
Сообщений: 921
Репутация: 1883
Статус:

<<<склеп
Робин сделал несколько шагов в темноте по каменному полу, прежде чем свет в глазах померк окончательно. Вначале он подумал, что лампочка в фонарике погасла, и позвал Свон, но ответом ему была тишина.
- Эмма! - крикнул он громче, но с тем же успехом.

"Что опять за фигня?"
Робин обернулся вокруг себя, выставил вперед руки и в полной темноте сделал шаг туда, где еще несколько мгновений назад стояла Свон. Ничего.

Сердце забилось чаще, снова заныло в боку, зачесались огромные шишки на голове, и вдобавок мужчина ощутил странный дискомфорт между лопаток и чуть ниже спины. Кое как совладав с собственным телом, Робин сделал несколько глубоких вдохов и выдохов.
- Ничего странного не произошло, это просто какая-то ловушка Регины для желающих без спроса посетить то что посещать категорически не рекомендуется, - сам себе сказал лучник, - сейчас все станет понятно, потому как никакой магии нет.

Однако все стало еще более запутанно, когда присмотревшись, Робин увидел перед собой тусклое стекло, сквозь которое на него пялилась фигура в черном.
- Эй, приятель, - обратился к нему разбойник, - кто или что бы ты ни был, но я не враг. Если ты страж, загляни в мое сердце, я не вру.
Он подошел ближе к стеклу, и фигура протянула ему руку, как бы приглашая войти. Робин пожал плечами и шагнул внутрь стекла, не встретив ни малейшего сопротивления.

- Добрый вечер, сэр Локсли, - равнодушно произнесло существо в черном, судя по голосу мужского пола, отходя чуть в сторону и освобождая дорогу Робину, - проходите, угощайтесь, чувствуйте себя как дома.
Разбойник несколько раз моргнул, осознавая что произошло. Только что он входил с Эммой в склеп, а сейчас оказался в довольно большом помещении где повсюду шныряли такие же подозрительные типы в одинаковых костюмах и с масками на лицах. Вдобавок тут еще играла музыка.

Внезапно разбойник почуял опасность. Он привык доверять своим инстинктам и тут же напрягся, ожидая удара или нападения с любой стороны. Принюхиваясь, словно дикий зверь, он повел носом, резко озираясь по сторонам, но так и не смог понять в чем дело.

Спустя несколько мгновений неприятное ощущение прошло, Робин выдохнул и спокойно огляделся. Впустивший его человек, или не-человек стоял чуть поотдаль, а может быть это был уже не он, все они были одинаковыми, так что с уверенностью сказать было сложно. Все еще не понимая что происходит, мужчина прошел по залу где стояли столы, с подносами бродили фигуры в темном, а обычные с виду люди были заняты собой и друг другом. Если это и была вечеринка, то весьма тоскливая, и оставаться у Робина не было ни малейшего желания.

"ЧТО бы это ни было, ГДЕ бы это ни было, надо выбираться отсюда!"
Он огляделся в поисках двери. Повсюду, насколько хватало взгляда, были только люди, фигуры в черном, столы и свечи, свечи и столы. А еще музыка.

"Бред какой-то!"
Разбойник решительно пошел прямо, обходя столы, официантов и гостей этого странного мрачного мероприятия. Навстречу Робину вышел молодой мужчина в строгом элегантном костюме с галстуком, завязанном на старинный английский манер. Робин хотел обойти его, но вместо этого ткнулся носом в тусклое зеркало.

- Елки-палки! Сам себя не признал! - фыркнул разбойник, - Больше не шути так, приятель, - он погрозил отражению пальцем и с удовольствием рассмотрел своего двойника в зеркале.

Костюмчик у него был что надо, не то что дешевые, видавшие виды одежки самого Робина. Волосы аккуратно подстрижены и уложены, подбородок гладко выбрит, а взгляд излучает такую уверенность, что будь он нежной девой, тут же бы упал в обморок, напоследок обмочив кипятком кружевные панталоны. Робин потер свою шершавую щеку и провел ладонью по выгоревшим жестким патлам. Красавчик из зеркала повторил его жест. Разбойник вздохнул. В глубине сознания мелькнула мысль - именно так наследник семейства Локсли мог бы выглядеть, не устрой он тогда весь этот показушный цирк с конями.

- Ну и зачем тебе все это было нужно? - донесся до Робина тихий вкрадчивый голос.

Лучник резко обернулся, но никого кроме фигуры в черном не увидел.
- Ты что-то сказал? - резко спросил он.
Но лакей ничего не ответил, лишь едва заметно повернув голову в его сторону, словно уточняя вопрос.
- Где тут выход?
- Не могу вам сказать, сэр, - отозвался он все тем же равнодушным голосом, - выпьете вина?

Вопрос задавал не он. Но кто?

Робин снова почуял опасность, иррациональный страх, он больно кольнул мужчину в затылок, так что волосы по всему телу встали дыбом, а нос резко и четко уловил все ближайшие запахи. Мясной рулет, хлеб из отрубей и сливочное масло, вино из слив и приторно-сладкие духи, глина на чьих-то сапогах и резкий запах пота, свежий салат и помидоры... От внезапно накативших ощущений захотелось спрятаться. Робин зажмурился и потряс головой как мокрый пес, отгоняя наваждение.

Все закончилось так же внезапно как и началось. Лучник открыл глаза. Все тот же зал, люди, и те же фигуры в черном, а еще зеркальные стены. Без всяких смешных эффектов, зато придающие помещению таинственность. И повсюду музыка.

Робин устало вздохнул и пошел вдоль стены в поисках выхода. Некоторые зеркала отливали тусклым светом, некоторые были темны, но отражения больше не играли с ним. Музыкальный мотив повторялся снова и снова, и кажется вообще не менялся. Кто бы ни устроил этот дурацкий прием, он явно сэкономил на оркестре. Стараясь не обращать внимания на противные завывания, лучник продолжал идти вдоль стены, но она все не кончалась, и не было никакого намека на углы, обозначающие границы помещения.

"Это все игра воображения. Наверное, какой-то побочный эффект лекарства. Нужно успокоиться. Но ведь и впрямь, все могло быть иначе если бы я не..."
"Так, стоп! Что?"
"Нет, серьезно! Я потерял так много, и так многих... ради чего? Болван!"
"Я что, сам с собой разговариваю?"
"Все казалось нереальным тем утром. Но уже ничего нельзя было изменить, слишком поздно..."
"Заткнись! Я не хочу говорить об этом. Не хочу вспоминать."
"Помнишь тот бой? Было страшно..."
"Нет! Не смей!"
"Еще как страшно. Ведь на кону стояло все. Не только наша с тобой дурацкая, никчемная жизнь, но и ИХ жизни..."
"Перестань сейчас же, сейчас не до этого, нужно выбираться отсюда как можно скорее!"
"И все обернулось на редкость погано. Я, то есть, ты, виноват в смерти тех людей. Помнишь, как они умирали? У нас на глазах, с нашим именем на устах, и ты молился, чтобы по ночам их призраки не являлись во сне. Но они все равно приходили... и это было так страшно, что ты едва не свихнулся, потому что не мог спать. Лишь бы не видеть ИХ. Тех, кто поверил тебе.. нам..."

Сердце бешено стучало от нахлынувших внезапно воспоминаний и чувств, голова закружилась. Робин стукнул по ближайшему зеркалу, его поверхность подернулась дымкой, и разбойник увидел за прозрачной пеленой поле боя. Жестокую расправу над горсткой своевольных мятежников.

Он снова был там, молодой, совсем еще мальчишка, еле живой, с окровавленным клинком в руке и с луком за спиной. Он стоял, тяжело дыша, и смотрел с пригорка на дымящиеся догорающие телеги, на тела погибших, на сломаные копья, на рваные, брошеные знамена его соратников, на ворон, уже клюющих глаза и печень павших друзей. Он был там. Слух уловил стоны умирающих и гомон птиц, кружащих над ними. Слабый ветерок принес запах гари, по щеке скатилась горячая слеза, а на тонкие юношеские плечи тяжело легла металлическая кольчуга.

Мужчина отшатнулся, инстинктивно подняв перед собой руки, заслоняя себя от ужасной картины собственного прошлого.
- Нет! Они умерли не зря! - резко крикнул он, а поверхность стекла снова стала тусклой и безжизненной.

Голос в голове умолк, но сердце продолжало стучать гулко и громко, отдаваясь в черепе тревожным набатом. Робин обернулся, он по-прежнему был в мрачном зале, среди зеркал, столов и людей. И снова эта однообразная музыка.
- Выпейте вина, сэр!
- Что? А, да, конечно, - отозвался ошарашенный Робин, сжимая в руке бокал.
Всего лишь галлюцинация. Он залпом выпил напиток, приходя в себя от невероятной реальности воспоминаний, но ощутил во рту лишь горечь вины за бесславно отнятые чужие жизни.

"Что за чертовщина тут творится?"
Снова и снова Робин крутил головой, диковато озираясь по сторонам. По залу ходили люди, кто-то разговаривал между собой, некоторые даже танцевали. Все выглядели спокойными, никто не бился в зеркала и не метался в поисках выхода. Все как на обычном светском приеме, куда он пришел сам, добровольно шагнув сквозь стекло. Но зачем, мужчина сам не знал, никто его сюда не звал кроме болвана в темном костюме с чернотой вместо глаз.
- Бред собачий, - в который раз пробормотал Робин.

Ему нужны были не столько ответы кто и зачем устроил этот мистический балаган, сколько нужен был выход. Он отхлебнул немного вина, наконец ощутив его кисло-сладкий вкус. Кто бы ни привел его сюда, он же сможет вернуть обратно. Это была первая здравая мысль, и Робин ухватился за нее всеми силами.


Благородство не дается по праву рождения, а определяется поступками

 
tender_poisonДата: Понедельник, 22.08.2016, 03:44 | Сообщение # 5
Ведьма
Сообщений: 1361
Репутация: 1709
Статус:

<< Темный лес - Хижина

Ведьма парила в невесомости, не понимая, как, когда и куда умудрилась упасть. Яма, колодец, обрыв, бездна - напрягаясь все сильнее и сильнее, она готовилась к удару о землю, но ничего, ровным счетом ничего, не происходило. Густая бесконечная темнота - тихая, спокойная, необъятная - не понять, где вверх где низ, где потолок, где пол. Это сон, всего лишь сон, но тогда откуда эти живые, яркие ощущения? По телу не то вились змеи, не то копошились жучки, не то скользили шелковые ленты. Она не могла двинуть ни рукой, ни ногой, она и глаз-то не могла открыть - будто была скована чарами. Но Леонора слышала их. Слышала скрежет, шорох, невнятный шепот, эхом раздающийся в ее сознании. Зависнув в пространстве с раскинутыми руками и запрокинутой головой, она попыталась вздохнуть, умоляя, заклиная себя проснуться, но собственные мысли текли вяло, увязая во мраке как в песке. Песке... ног коснулось что-то мягкое и тяжелое, шорох усилился, и тут же грудь сковало чем-то тугим и прочным. Дыхание сбилось, и ведьма чуть было не задохнулась, в панике напрягая мышцы, призывая магию, но ответом ей было всё одно - тишина мрака, да едва уловимый шорох.

Скользнув по шее, песок, а это был именно он, как она сейчас понимала, перекинулся на ее лицо и, на мгновение замерев на нем маской, осыпался на волосы. Леоноре было так страшно и так жутко, что она была готова заорать в голос, была готова забиться в любой ближайший угол и сидеть там, покуда этот животный ужас не оставил бы ее в покое. Голос в сознании стал четче, он будто набирал обороты, но теперь к нему присоединилась музыка: визгливая, звонкая, хаотичная, заставляющая голову взрываться от боли.

- Дитя! Позволь пригласить тебя... - ей на талию легли чьи-то руки, и, одновременно с этим, она обрела способность двигаться. Тело ведьмы неестественно изогнулось, и она, махая руками, шарахнулась в сторону, тут же ощутив резкий порыв ветра. Теперь она действительно падала. Крик застрял в горле. В жалких попытках ухватиться хоть за что-нибудь она водила руками по темноте, но хватала один лишь воздух. Шум в ушах перерос в свист, и она крепко зажмурилась, готовясь к удару, как вдруг полет прекратился. Несильно приложившись затылком о холодный пол, ведьма тут же перевернулась набок и застонала, поняв, что нечто предотвратило ее падение за несколько секунд до неминуемой гибели.

Вокруг ничего не было. Совсем. Чернильная тьма да холодный пол. Леонора предприняла попытку подняться, но боль в затылке стала сильнее. Она ударилась не так крепко, чтобы потерять сознание, но достаточно для того, чтобы перед глазами заплясали белые круги. Ей снится все это, значит, она может так и лежать здесь, пока не проснется? Зачем искушать судьбу? С одной стороны, ей хотелось встать, это была первая инстинктивная реакция, но с другой... нет-нет-нет, все это слишком неестественно, слишком жутко, чтобы добровольно лезть на рожон!

- Чародейка-а-а-а! - первым порывом было вскочить и бежать, но, вместо этого, Леонора подтянула колени к груди и зажала уши руками.
- Ле-о-но-ра-а-а-а! Чертова ведьма, я к тебе обращаюсь! Живо вставай!
- И не подумаю, - глухо отозвалась Леонора, отвечая собственному внутреннему голосу, - Проснись же, давай... проснись!
- Не зли меня, девица-красавица! - прошипел голос, - Леонора! Немедленно! - рявкнул голос, и ведьма невольно повернула голову к источнику звука.
- Так-то лучше! Иди-ка сюда, ну же! Я не собираюсь долго ждать!
- Какого черта?! - глаза колдуньи округлились, и она немедля вскочила на ноги. Пошатываясь на месте, она ошарашенно уставилась в зеркало, из которого с ней говорило... ее собственное отражение.
- Да-да, чаровница, это ты! Или я! Как тебе больше нравится? - весело защебетало отражение ее голосом, - Мы с тобой сегодня краса-а-а-авицы! - зеркальная Леонора закружилась на месте, демонстрируя свой наряд, - Хор-р-р-р-рошенькие! Мы ему понравимся!
- Что... - от зеркала шло слабое мерцание, поэтому она, не теряя ни секунды, оглядела себя. Подняв глаза, Леонора, не удержавшись, подошла ближе к зеркалу, на что ее отражение недовольно цокнуло языком.
- Что рот разинула? Да-да, это мы! Тебе нравится? - ведьме до того непривычно было слушать самую же себя, что она только и смогла, что кивнуть, - Шрамы нас не красят, но, я думаю, в них есть свое очарование! Согласна, ведьмочка?

- Мы стали с ними еще уродливее, Леонора, на нас страшно смотреть, - возразила ведьма, критично осматривая черное кружево на платье, - И как удачно скрыты от чужих глаз все наши шрамы! - Леонора оскалилась в едкой ухмылке, а отражение скорчило гримасу, скрестив руки на груди.
- Он прав: мы куда краше, когда смеемся!
- Кто он, Леонора?
- Как! - всплеснула руками колдунья, - Наш господин и повелитель! Наш король! - вдохновенно пропела она, игриво накручивая на палец прядь волос. От подобной картины Леонору чуть было не вывернуло наизнанку.
- Это тебе он господин, - безапелляционным тоном заявила ведьма, - Что ваше величество желает со мной сделать? Напугать, послав ко мне меня же саму? Восхищайся и желай, демон, это всё, что тебе остается! - в тон друг другу пропели ведьмы. Отстранившись, будто испугавшись саму себя, Леонора глубоко вздохнула, а ее отражение вновь цокнуло языком, состроив страдальческий вид.
- А он ведь предлагал нам, Леонора...
- Да ни за что на свете! Мне хватило последствий!
- Еще не поздно.
- Молчи, чаровница, ради всего святого, молчи, не вынуждай меня!
- Зря. Он может дать нам все, что мы хотим. Леонора, весь мир будет лежать у наших ног! Наши враги падут, мы будем отомщены, мы будем спокойны, мы будем счастливы! Мир вспомнит о нас, легенды оживут, прошлое воскреснет! Мы будем сильны, мы будем непобедимы, никто, слышишь, никто и никогда не посмеет больше посмеяться нам вослед, никто не посмеет унизить и обидеть нас!
- Замолчи! Мы сможем это сами, он нам не нужен!
- Он нам нужен! - протестовало отражение, подходя к ведьме вплотную, - Он - наш король! Он - наш господин! Мы вручим ему себя, и он сделает все, что мы пожелаем! Разве не хочешь ты вырвать сердце нашему ненаглядному? Разве не хочешь, чтобы он страдал, как страдали мы? Не хочешь, чтобы он ощутил это на себе?!
- Нам не нужно выслуживаться, чтобы забрать то, что нам причитается! - выкрикнула колдунья, кладя ладони поверх ладоней своего отражения, - Мы сможем сделать это сами, милая, сами, он нам не нужен! Ты даже не знаешь его!
- Правда? - пропело отражение и тут же исчезло, сменившись черной тенью.
- Мне достаточно и того, что я знаю тебя, - скрипучим голосом протянул Кромешник, протягивая руку, - Разве ты не хочешь остаться, Ле-о-но-ра? Снова сбежишь?
- Нет-нет-нет, только не ты, - затравленно озираясь по сторонам, ведьма отпрыгнула назад и вскинула руку, не уверенная в том, что магия подействует.
- Теперь тебе некуда бежать! - протянув вторую руку, тень ухватилась за позолоченную раму и подалась вперед, - Тебе от меня не скрыться!

Ведьма вскинула вторую руку и изо всех сил ударила магией. Послышался жуткий пронзительный вой, а затем зеркало рассыпалось на осколки. Отойдя подальше, ведьма во все глаза наблюдала за тем, как осколки превращаются в черный песок и взмывают в воздух, словно маленький торнадо. Когда беспорядочное движение песка прекратилось, Леонора смогла разглядеть скрытое за зеркалом стекло. В нем не было ничего необычного, разве что то, что оно будто висело в самом центре окружающего мрака. Не опуская руки, ведьма сделала несмелый шаг вперед и осторожно коснулась его пальцами. Стоило ей сделать это, как с другой стороны показалась худосочная рука, облаченная в белоснежную перчатку. Колдунья инстинктивно ударила магией, но стекло будто поглотило ее чары.

- Госпожа, - послышался безэмоциональный и приглушенный голос, - Прошу вас следовать за мной.
- Теперь тебе некуда бежать! - прозвучало прямо над ухом, и ведьма рывком подалась вперед, хватаясь за белоснежную перчатку.

Ее движения были до того торопливы, что Леонора даже не поняла, как умудрилась пройти через стекло. Оказавшись по ту сторону, она покрутила головой, сразу же отметив величину и помпезность огромного зала, но ни о чем другом подумать не успела, так как человек в белых перчатках сильно сжал ее ладонь.
- Хозяин ждет вас, госпожа Леонора.

По меньшей мере дюжина таких же существ в черных смокингах и белых масках тут же обратили на нее свой взор и двинулись навстречу.
- Хозяин ждет вас, госпожа Леонора!
- Хозяин ждет вас, госпожа Леонора!
- Хозяин ждет вас, госпожа Леонора!
- Хозяин ждет вас, госпожа Леонора!

Ведьма вжалась в стену, зажав уши руками, но их бесконечно повторяющиеся слова и несмолкающий гул, казалось, пробирались ей прямо под кожу. Сжавшись, колдунья осела на пол, затравленно переводя взгляд с одной белой маски на другую. Черные глаза буравили ее, насмехались, заставляя чувствовать страх все сильнее и сильнее. Они наступали на нее, окружали, протягивали руки, и их единый хор сводил ее с ума. Зажмурившись, она заорала.

- Госпожа Леонора?

Тяжело дыша, ведьма распахнула глаза, поняв, что ее никто не окружал. Это все ей пригрезилось. Обнаружив себя сидящей на полу, она с подозрением взглянула на человека, склонившегося над ней, и прижала руки к груди.

- Позвольте, - он протянул ей руку, и ведьма ухватилась за нее, поднимаясь на ноги.
- Это он? - между вздохами процедила Леонора, - Этот демон, которому вы служите? Это он устроил?
- Могу я предложить вам бокал вина, госпожа? Прошу вас следовать за мной, - ровно, без единой эмоции, проговорил лакей, уводя ее вглубь зала.

Зал был огромен, ни конца ни края. В отдельных его частях были люди: они перешептывались между собой, кто-то из них танцевал, а кто-то переговаривался, то и дело соприкасаясь хрустальными боками, вызывая веселый перезвон. С потолка свисали люстры, озаряя помещение неровным светом свечей, будто из ниоткуда лилась музыка, до того однообразная и резкая, что тут же отдавалась в голове болью. Повсюду были зеркала, создавая меж собой лабиринты, а вдоль стен, меж колонн, располагались длинные столы. Подведя ведьму к одному из них, лакей откланялся и, взяв подсвечник в другую руку, затерялся среди гостей. Не имея понятия, что делать, и как выбраться, Леонора нервно сглотнула и резко обернулась, когда ее плеча коснулась чья-то рука.

- Вино, госпожа, ваш любимый сорт. Прошу.

Ведьма растерянно взяла бокал и сделала пару крупных глотков. Он знал о ней все, он видел ее насквозь, и он позвал ее сюда. Но зачем? Издеваться? Мучить? Что такого она могла дать ему, зачем он искал ее, зачем искал их всех? Разумеется, его люди будут обходительны, разумеется, исполнят любой ее каприз, что говорить - капризы их всех! Но за каждое желание и прихоть была своя цена - кому, как ни им всем, знать это? Что ей делать? Бежать? Крушить все магией? Леонора шумно втянула носом воздух и, к своему удивлению, не уловила ничего, окромя сильных и стойких запахов парфюма. Напомаженные, дивные, прекрасные, они были почетными гостями на празднике, устроенным ему на потеху! "Стоп-стоп, ведьма. Он искал нас всех!" Простая и ясная мысль заставила Леонору привстать на цыпочки и вглядеться в лица гостей, - "Хоть одно, хоть одно лицо, ты ведь не пригласил меня одну!" К сожалению, все прочие лица были ей незнакомы. Лишь одно, мелькнувшее среди толпы, но колдунья не была уверена в собственных догадках, а рваться вперед просто так ей не хотелось. "Это все сон", - повторяла она себе, пытаясь совладать с липким ощущением страха, охватившим позвоночник, - "Тебе это снится, это не может быть по-настоящему!"

Осушив бокал, она потянулась за следующим. Почему все кажется таким реальным? Мелодия, звучащая из ниоткуда, сменила ритм. Глотнув вина, ведьма обернулась, все вглядываясь и вглядываясь в зал в поиске знакомых лиц, как вдруг заметила торопливо подошедшую к столу фигуру. Для верности ущипнув себя, она вновь подняла глаза, но фигура не исчезла. Стало быть, или ей снится это, или она попала сюда не одна. Борясь с нарастающим страхом и тревогой, она сделала несмелый шаг вперед. Фигура, брезгливым жестом оттолкнув лакея, щедро плеснула себе в стакан янтарную жидкость и залпом осушила ее. Леонора глазам своим не верила, но все это происходило взаправду, как тут усомниться? Ей казалось, она шла целую вечность. Наполнив стакан, он вновь опрокинул в себя виски и поморщился, недовольно мотая головой.

- Когда пьешь один - это алкоголизм, когда вдвоем - уже вечеринка! - пропела ведьма непривычно дрожащим голосом и оперлась ладонью о стол, - Будете моей парой на этом балу, мистер Штильцхен? - Леонора пыталась придать своего голосу веселость и беззаботность, точь-в-точь повторяя когда-то сказанные слова, но ужас и липкий страх, сковавший ее тело, мешали выглядеть уверенной и спокойной. Кашлянув, она наклонила голову набок и встретилась с недоумевающим, так и замерившем со стаканом в руке, магом глазами - Я, конечно, скучаю по тебе, чародей, но никак не думала, что ты будешь мне сниться! - иронично проговорила ведьма, найдя наконец в себе силы рассмеяться, - И что я вижу! Ни кольца, ни радостного вида! И снова... такой, каким являешься! - обведя его взглядом снизу вверх, ведьма цокнула языком, - А я-то думала только мои поцелуи возвращают тебе истинный облик! - подтрунивала ведьма, - Так что же, душа моя? Жизнь снова пошла под откос?




 
SkazochnikДата: Понедельник, 22.08.2016, 21:45 | Сообщение # 6
~Story-teller~
Сообщений: 6037
Репутация: 12469
Статус:

I место в конкурсе - Сказки о Любви I место в конкурсе - Второй Шанс I место в конкурсе - Сказочная Любовь I место в конкурсе - Однажды в Аншлаге
...

- Что же ты молчишь? - эхом раздалось в голове Блэквелла, и это был все тот же знакомый голос, принадлежащий не какому-то незнакомцу, а тому, чью личность Дэниел чуть было не присвоил себе - окончательно!

- Что тебе сказать? - решился выговорить маг, так как все еще понимал, что нужно распутывать этот узел, бороться с этими пугающими иллюзиями и выбираться из этого странного места. - Что ты хочешь услышать?

Майк решительно двинулся вперед и, приблизившись почти вплотную, вытянул руку вперед, видимо, намереваясь как-то воздействовать на своего оппонента.

- Хочу услышать, как ты поймал меня... - озлобленный бывший пленник резко толкнул Дэниела в грудь, заставляя мага сделать глубокий вдох и выдох от спонтанно проявившейся боли. - Хочу услышать, как держал в своем доме... - очередной удар сорвался на мага, но уже с несколько другой стороны. - Хочу узнать, как я погиб по твоей вине! - гневно отчеканил Майк и со всей силы ударил мага в лицо.

Дэниел, не ожидавший подобной ярости, точнее даже, такой стремительной ярости, ощутил острую боли в районе челюсти и, прислонив руку к покрасневшему месту, довольно твердым взглядом посмотрел на Майка.

- Тебе будет легче от этого? - крикнул мужчина, не предпринимая ответных действий. - Я не собираюсь драться с тобой! Это все было ошибкой. Да, все это было. Было! Я не отрицаю! - Блэквелл устал держать это все в себе и ему хотелось выговориться сейчас. - И что теперь? Все в прошлом! Его не изменить! Уходи отсюда! Просто уходи, Майк!

Дэниел развернулся и поспешил отойти от этого безумца, все еще придерживая рот рукой. Вокруг них продолжали стоять те самые белые маски, так и не собиравшиеся что-либо предпринимать.

"Наверняка они там еще и посмеиваются..." - подумал было Дэн, продолжая идти в сторону, даже неважно какую, лишь бы подальше от этого странного зеркального типа. - "Может, это и вообще не Майк..." - подумалось магу, как вдруг он ощутил колкий удар в спину и, скорчившись от боли, упал на пол.

- Ты что издеваешься? - раздался над ним голос все того же Майка или ЛжеМайка, неважно. - Я так долго этого ждал и позволю так просто взять и отпустить тебя? Или считаешь, что я мечтаю о каком-то искуплении?! - Дэниел повернулся и, продолжая чувствовать боль в спине, видимо, от удара ногой, заглянул в глаза своего соперника - в них практически полыхал огонь. - Да мне нужна месть, милый-милый Дэниел! - посмеиваясь, заявил Майк, при этом еще и лукаво улыбаясь. - Ты понял меня?! - очередной удар сорвался на мага, однако он успел выставить вперед руки и основная сила пришлась на них. Зато тело в этот раз не пострадало.

- О, решил-таки дать отпор? - засмеявшись, произнес оппонент. - Ну что же... Давай! Покажи, на что ты способен...

- Майк, ты же не такой, - заговорил Дэниел, поднимаясь на ноги. Кажется, его соперник ждал этого, так как хотел бороться на равных, а не с лежачим человеком. Или в его голове крылся другой план, совсем неизвестный магу. - Когда я был тобой, то...

- Когда ты что? - резко возникая перед лицом Блэквелла, выпалил Майк, взяв его за пиджак и чуть было не подняв вверх над полом. - Когда ты что?! - яростным движением соперник откинул мужчину назад, почти вплотную придавливая того к одной из колонн.

- Ничего! - попытавшись выбраться, прошипел маг, осознав, что предыдущая его фраза была ужасной ошибкой...



- Они лишили меня глаз!!! - совершенно внезапно закричал Майк, будто обезумев. В один миг он завертел головой и тут же предстал перед магом в совершенно ином обличии - его взгляд стал стеклянным... Его глаза... Они исчезли!

Исчезли...

"Исчезли!"

- Неееееет! - вдруг прокричал Дэниел, откидывая от себя Майка. - Это все ложь! Чушь! Бред! Иллюзия!!! - Блэквелл напористо пошел вперед и, наскочив на противника, сделал резкий скачок вперед, сваливая того с ног. - Что ты говорил? Что ты тут говорил? - шквал спонтанных ударов посыпался на Майка, оставляя на его лице красные отметины, переходящие в кровоподтеки. - Я... Не... Буду... С... Этим... Мириться!!! - еще одна серия ударов захлестнула по лицу зеркального гостя, а маг все не мог успокоиться. Он истошно колотил своего противника, не позволяя тому даже толком перевести дух. Мужчина отчаянно воздавал, да еще и с лихвой, то, что в нем копилось столь долгое время...

- Хах... - хрипловато выдавил из себя Майк, даже не пытаясь освободиться. - Вот оно - истинное лицо Дэниела Блэквелла... Ахахах... - смех хрипами вырывался наружу, а соперник продолжал сдавленно дышать, видимо, чувствуя себя не так хорошо, как было в самом начале их конфликта. - Темный Маг... Колдун... Убийца! - сдавленно хрипел поверженный оппонент и, как казалось Блэквеллу, все также не предпринимал никаких попыток повернуть ситуацию в лучшую для себя сторону.



В этот момент в голове Дэниела будто бы с ускоренной силой закрутились какие-то механизмы. Непонятные мысли буйным вихрем блуждали в сознании мага, острыми ножами вонзаясь в его разум, который по-прежнему продолжал заставлять его мыслить более или менее рационально...

- Нет! Нет! Нет! - отскочив от Майка, заговорил Дэн. - Ты все еще Иллюзия! Ты Выдумка! Нет! Ты лжешь! - Он не хотел, чтобы его считали монстром. Он так отчаянно пытался исправиться... сначала ради дочери, потом ради Жасмин, потом ради еще двоих детей... Он так пытался... - Стать другим... - тихо выговорил мужчина, осознавая тот факт, что в последнее время он совсем забыл о том, каково это чувствовать себя тем, кто ты есть на самом деле, тем, кто есть в своем истинном облачении, тем, кем ты хочешь быть, а не тем, кем тебя хотят видеть другие!

Майк продолжал улыбаться, посматривая на ошарашенного Дэниела. Кажется, именно это и было целью накала конфликта и всего того, что только тут произошло.

- Спасибо... - совершенно неожиданно и совершенно внезапно даже для самого себя произнес маг, начиная обдумывать, к чему ему захотелось произнести именно это слово.

- Чтоооо? - с прежним хрипом в голосе, но с четким удивлением, произнес Майк, даже слегка приподнявшись, но все еще не вставая.

- Спасибо... за то, что показал, как важно оставаться самим собой! - слова срывались с губ, а Дэниел все еще и верил, и не верил, что произносит это все, да еще и в такой ситуации, да еще и непонятно даже кому - настоящему человеку или всего лишь призраку.

- О чем ты говоришь? - решив наконец-то подняться, заговорил противник, как-то задумчиво посматривая на мага. - Ты сошел с ума?

- Нет, серьезно. Спасибо, - в третий раз выговорил Дэн, ощутив в душе какую-то странную свободу. Внезапно ему показалось, что все, что он говорит, уже давно должно было быть озвучено и принято им самим. - Ты показал мне, как важно сохранять самого себя. Зря я тогда решился украсть твою личность...

- Что ты несешь? - не скрывая злости и одновременно проявившейся досады, выдавил из себя Майк. - Тебе же нравилось...

- Замолчи! - в этот раз его прервал уже Блэквелл, совершивший ловкий рывок вперед и ухвативший соперника за горло. - Я уже извинялся перед тобой, но ты не принял мои слова всерьез. Теперь я знаю, что методы признания ошибок не для меня!

- Чтоооо... тыыыы... - пытался что-то произнести хрипевший гость из зеркала, но маг сильнее надавил ему на горло, вынудив замолчать.

- Я не договорил! - уцепив Майка за одежду, Блэквелл сделал точно такой же прием, как и нападающий некоторое время назад, приподнимая того над полом. - Мне не идет признавать ошибки, мне нужно... - в этот момент Дэниел заприметил за спиной Майка, на одной из колонн, одно из зеркал. Неожиданно ему показалось, что по зеркальной поверхности прошла рябь, будто бы подавая магу какой-то знак.

"Кажется, все это точно смахивает на бред!" - подумал про себя мужчина, взглянув на обессиленного Майка.

- ...мне нужно, - резко вдруг заговорил маг, сделав несколько движений вперед, вынуждая противника отступать назад, - ...устранять прошлые ошибки! - наконец-то завершил Дэниел и со всей силы швырнул Майка в сторону того самого зеркала, которое в это самое мгновение вдруг разверзлось пустотой и, готовясь принять в свои объятия знакомого посетителя, стало увеличиваться в размерах.

- Неееееееет! - закричал Майк, который уже никуда не мог деться. Споткнувшись о раму, он стал стремительно падать назад, не оставляя себе ни единого шанса на спасение. - Неееет!



- Там тебе самое место! - вдруг совершенно спокойно и с холодом в голосе заявил маг, начиная убеждать самого себя, что все закончилось так, как было нужно... Нужно было ему! Здесь! Сейчас!

Переведя дух, наблюдая за тем, как зеркало совсем поглотило Майка и снова обрело свою прежнюю поверхность, Дэниел начал постепенно приходить в себя. Ситуация уже начинала обретать схематичную картину и, вкушая первые положительные плоды данной игры, Блэквелл незатейливо улыбнулся, не сумев сдержать этот спонтанный порыв.

"Надо бы как-то отвлечься и выбросить все происходящее из головы", - подумал мужчина и, слегка приведя себя в порядок перед одним из нормальных, пусть и на первый взгляд, зеркал, побрел в сторону столиков, возле которых сновали те самые маски. - "Может, хоть в угощении они будут более изворотливы", - мелькнуло в голове мага, когда он уже почти поравнялся с одним из столиков.

- Виски, пожалуйста, - процедил он, как вдруг совершенно неожиданно в его голове возник какой-то странный голос...

"Думаешь, это все закончилось? Нет-нет-нет! Можешь ничего не отвечать! Не нужно! Не стоит... Я просто решил тебе дать знать о себе... Просто знай... Просто... Знай..."

Голос был пугающим, однако сейчас Блэквелл готов был все списать на простое волнение. Он не обратил должного внимания на услышанное и, получив заветную порцию горячительного напитка, резким залпом осушил стакан. Ощутив внезапную горечь и жар во рту и то, как напиток стремительно растекается по его телу, Дэниел не заставил себя ждать услужливого внимания от странных официантов и, поставив стакан на один из столиков, настойчиво произнес:

- Требую повторить... и не один раз!




 
InfernalSpringДата: Вторник, 23.08.2016, 04:30 | Сообщение # 7
Goddess of Destruction
Сообщений: 135
Репутация: 106
Статус:

<<Озеро Ностос

Персефона падала все глубже и глубже, казалось, этому падению не будет конца и вот-вот она провалится в адские бездны, откуда с таким трудом выбралась невредимой, если не считать тысячу и один шрам, оставленные на сердце преданным доверием. Она знала, чувствовала, что земля давно ушла у нее из-под ног, а там, где-то внизу, нельзя было с точностью сказать, где именно, темнота и пустота готовятся поглотить ее за грехи прошлой жизни, съесть живьем, не оставив и следа. Ее бархатную кожу будут сдирать под оглушающие вопли, а солнце, великое небесное светило, будет палить ее плоть, пока от богини не останется живой скелет, ведь в преисподней умереть нельзя, как нельзя и забыться. Глупцы те, кто полагает, что смерть – высшая кара, о, как чудовищно они заблуждаются! Вечная жизнь, полная боли – вот настоящее зло.

Вокруг богини сгущалась тьма. Тьма приобретала очертания, обволакивала густой пеленой, стремилась проникнуть внутрь, в разум, под кожу, заполонить собой каждую клетку тела, запустить скользкие щупальца в сердце, давным-давно покрытое непроницаемым слоем сажи, сломанное, зачерствевшее, мертвое. Зловещие тени с горящими глазами сопровождали бесконечное падение – ни света, ни цветов, ни счастья, ни радости, ни грусти, ни злости – только тени, витавшие в воздухе, подобно ожившим кошмарам, и холод, пробирающий до костей. Если бы сейчас Ева управляла своими мыслями, на ее губах застыл бы немой вопрос: когда это закончится? Но она словно была чужой куклой, несшейся по бурному течению в неведомую, пугающую даль, за горизонт, на край мира, где нет никого и ничего, где она останется совсем одна, одна на голой, оскверненной земле, сквозь которую сочится та же опустошающая тьма, что она пытается отогнать, вяло размахивая руками.

Вдалеке что-то сверкнуло и Персефона устремила взгляд на сияющую в темноте точку, обретая власть над собственным разумом. Точка становилась все больше и больше, пока не превратилась в стекло размером с человеческий рост, а за ним… Слепящий свет, исходящий от многочисленных хрустальных люстр и подсвечников, зеркальные стены, столы с закусками и люди в белых масках, скрывающих практически все лицо за исключением глаз. Издалека доносилась тихая музыка, не предвещающая ничего хорошего. При виде странного празднества Еву окатило ушатом ледяной воды – все казалось таким неуловимо знакомым и таким неправильным, искусственным, надменным, будто насмешка. Она настороженно огляделась по сторонам, но повсюду была лишь тьма, непроглядная, вечная, и это стекло, которое было единственным шансом выбраться из нее. Приняв решение, Персефона коснулась холодной гладкой поверхности и с ужасом ощутила, что снова куда-то проваливается, но на этот раз долгого падения не последовало – она просто оказалась по другую сторону.

- Наш хозяин приветствует вас, госпожа Персефона! – провозгласила высокая девушка на каблуках, в белой маске и черном костюме, с длинными черными волосами, зачесанными назад. – Добро пожаловать!
- Ваш... хозяин? – недоуменно переспросила богиня, - Но кто он? Тот, что знает мое имя? Кто вы, и кто все эти люди?
Сделав вид, что не услышала вопрос, девушка учтиво поинтересовалась, как гостья добралась, предложила напитки и, получив отрицательный кивок головой, затерялась в толпе.

Персефона обернулась к стеклу позади и вновь провела пальцами по затянутой матовой пленкой глади, убеждаясь в том, что путь назад закрыт. «Что за чертовщина здесь творится?» - раздраженно думала Ева, ненавидящая быть чьей-то марионеткой, которую даже не считают нужным ставить в известность. Неужто, козни Кромешника? Что ж, судя по историям, что родители рассказывают непослушным детям перед сном в Зачарованном Лесу, выходка вроде этой в духе самопровозглашенного короля. Но что ему нужно? Чего он пытается добиться своими бездарными иллюзиями? Вряд ли кто-то здесь собирался отвечать на вопросы. Приняв это как данность, богиня сделала шаг к центру зала, но тут же схватилась за талию, чувствуя, что дышать удается безумно тяжело, ребра будто сдавливают тиски, ноги ноют от боли, а руки обдает холодным воздухом. Подняв голову и встретившись со своим отражением в одном из зеркал, она удивленно раскрыла глаза, непонимающе разглядывая себя с головы до ног.



Вместо простой крестьянской одежды, запачканной землей, на ней было царственное платье из дорогой ткани, полностью черное, с тугим корсетом, открывающее красивые худощавые руки. На бледной шее красовался кружевной ошейник, украшенный скорпионом, а на ногах – неудобные высокие туфли, обрамленные черными камнями. Волосы аккуратно убраны назад и связаны в тугую прическу из угольно-черных кудрей. В последний раз она выглядела так, когда сидела по правую руку от Аида в подземном мире. Недолго думая, Ева стянула туфли с ног и с презрением отбросила к зеркалу. Прикосновение стоп к ледяному полу заставило поежиться, но ходить стало значительно проще. Затем она распустила волосы, которые легли на плечи резкой волной, сливаясь с нарядом, становясь его продолжением, словно черные ядовитые змеи – верные помощницы Медузы, и попыталась ослабить шнуровку на корсете, что далось с большим трудом. Силясь же расстегнуть ошейник, Персефона ощутила резкую пронизывающую боль в кончиках пальцев и одернула руки, изучающе их осматривая.

- Ты прекрасна, дорогая. – услышав до боли знакомый низкий голос с властными нотками совсем рядом, богиня в ужасе метнула взгляд к зеркалу и, удостоверившись в том, что слух ее не обманул, обернулась, но ничего не увидела. Пусто. Никого. Но ведь… Взгляд в зеркало и снова ужас. Он. Это, без сомнений, он. Такой, каким она его помнит. Высокомерный, саркастичный, идеально выбритый, с остро очерченным жестоким лицом и глазами, которые когда-то очаровали юную глупую деву, готовую броситься в бездну за усталым, потерявшим интерес к жизни, мрачным властителем человеческих душ. Иные страшились его тени, бежали прочь сломя головы, дрожали и лепетали, стоя на коленях, но только не она. Почему? Почему она не бежала, как остальные? Почему позволила заразе под названием «любовь» проникнуть в беззащитное сердце, лишенное доспеха? Почему была так нелепо самоотверженна? Почему? Тряхнув головой и лихорадочно заморгав, Ева оторвалась от безмолвного созерцания ухмыляющегося двойника Аида, который, вероятно, был послан той невидимой тварью, что прячется за устроенным ею торжеством хаоса и страха. Ведь Персефона боялась, боялась и ничего не могла с собой поделать. Страх, липкий, скользкий, проникающий в закутки сознания, заставлял опасаться, нервно оглядываться по сторонам в ожидании чего-то ужасного, неотвратного бедствия, неумолимо надвигающегося шторма, катастрофы.

- Ты еще прекраснее, чем в день нашей свадьбы. – восторженно пропел голос из зеркала. – Ты помнишь нашу свадьбу, Персефона?

Устремив пылающий яростью взгляд на порождение своего кошмара, богиня выдавила широкую притворную улыбку, походившую больше на волчий оскал. Она помнила.


Персефона слишком хорошо помнила каждый чертов момент и, если Кромешнику открыто все, что она когда-либо испытывала, самые глубокие и сокровенные закоулки ее памяти, то этот мерзавец еще серьезно пожалеет о своих знаниях.
- Мои демоны – только мои, и я не собираюсь делиться ими с тобой, монстр! Не смей принимать их облик, заклинаю тебя!
- Монстр? Дорогая, единственный монстр здесь – это ты! – глаза иллюзорного Аида затянулись тьмой, сделав его совершенно другим, незнакомым. По лицу прошлась волна раздирающей боли, заставив богиню согнуться пополам, на коже начали разрастаться трещины, щеки иссохли, из них сочилась тьма, точь-в-точь как в недавнем видении. В ужасе подняв глаза к зеркалу, она увидела лишь себя – и она была отвратительна. «Прочь, прочь, прочь от меня, ты всего лишь наваждение, ты не та, кем я являюсь, ты плод моего страха, но я тебя не боюсь!» - как заведенная шептала она, закрыв глаза, и это помогло, но что-то подсказывало – ненадолго.
Гулкий злорадствующий хохот, как показалось Еве, прокатился по залу, но никто не обратил внимание. Как же отличить то, что происходит здесь, от собственных галлюцинаций? И как отсюда выбраться?
- О, ты уйдешь не раньше, чем я того пожелаю, моя милая, - мерзкий голос Кромешника зазвучал в голове, - А пока – наслаждайся праздником, ты ведь так их любишь! Ешь, пей, танцуй, словно в последний раз, представься гостям, быть может, ты встретишь кого-то потерянного давным-давно. Не бойся, я буду рядом. Я рядом со всеми и всегда.

Не зная, что предпринять, Персефона озиралась по сторонам в поиске чего-то, за что можно ухватиться, но так и не найдя этого, осела на пол возле одной из колонн и принялась безо всякого интереса осматривать людей. Кроме нагоняющих страх существ в белых масках, здесь были и другие, вполне обычные люди в красивых нарядах, танцующие пары, одинокие, скучающие мужчины и женщины, которые, вероятно, как и она, задавались вопросами. Зачем они здесь? Что от них нужно «хозяину»? Где выход и есть ли он? Зал был таким огромным, что разглядеть всех не удавалось. Внезапно богиню ударило в голову – что стало с Морганой и Малефисент? Мучают ли их такие же кошмары в этот самый миг? Она обещала помочь, и вот, загнана в угол, будто дикий зверь, где-то безумно далеко от них, не может защитить даже себя, какая ирония! Аид был бы разочарован.






Сообщение отредактировал InfernalSpring - Вторник, 23.08.2016, 04:57
 
ЛивПрайсДата: Вторник, 23.08.2016, 06:26 | Сообщение # 8
The dream gives hope
Сообщений: 498
Репутация: 57
Статус:

Номер Оливии <<

Стук…еще один…и еще. Так бьется сердце. Спокойно, размеренно, когда ты ни о чем не волнуешься, ничего не боишься. Когда внутри пустота. Пустота, которая умиротворяет. И сейчас эту пустоту нарушает лишь тяжелое, учащенное дыхание, заполнившее все пространство вокруг. Еще секунда и Оливия понимает, что это дышит она сама. Но дышит уже не так, как минуту назад, захлебываясь собственными рыданиями, нет. Она уже не чувствует тупой боли, заполнившей все сердце или груза вины, никогда не покидающего ее со дня смерти матери. Она ничего не чувствует, даже покоя. Только пустота. Огромная зияющая дыра на том месте, где должна быть душа.

- Как легко, не правда ли? – раздался, незнакомы голос, окутывая все вокруг, словно кокон. Надежный, крепкий, непробиваемый. Кокон, в котором чувствуешь себя защищенной от всех ударов судьбы. – Нет никаких забот, никакого горя. Только ты и пустота внутри.

- Да, - тихо прошептала Лив, согласна кивнув. Именно этого она хотела. Именно это ей было нужно. Покой. Блаженный, забвеный покой.

- Зачем нужна душа, если она приносит только боль и муки? – все так же сладко пропел голос, проникая в сознание, кружа голову и заставляя забыть обо всем. – Без нее куда проще. Ты будешь свободна. Будешь вольна делать все что хочешь, все, о чем мечтаешь. Тебе лишь нужно сделать один шаг.

- Я хочу покоя, - одними губами произнесла Лив, протягивая руку вперед. Она уже была готова сделать шаг. Всего один шаг и все закончиться. Ей больше не придется страдать. Ей больше не придется быть одной.

- Хорошая девочка. Еще немного Оливия. Пустота ждет тебя, - призывно прошептал голос над самым ухом, а на плечи опустились руки, холодные, как лед.

Озноб прошел по всему телу, заставляя поежиться и содрогнуться. Лив вдруг почувствовала, как из глубины сердца, наружу, пробивается страх. Глубоко вздохнув, она попыталась его отогнать, но он лишь крепче заседал в душе, заставляя ощущать новые эмоции, которых девушка так сильно пыталась избежать. Волнение, паника, трепет. Все эти чувства смешались в один большой безграничный страх. «Страх перед пустотой» - неожиданно осознала Лив, шокированная тем, что была готова вступить в нее, отдав себя полностью.

-Нет…нет. Я хочу покоя. Покоя, - прокричала Оливия, вырвавшись из холодных костлявых рук и наконец-то открыв глаза.

Кокон тишины и умиротворения, который окутывал девушку до этого, тут же исчез, растворился, как лед в воде, оставляя после себя лишь неприятные ощущения. Не зная жалеет ли она об этом или радуется, Лив уставилась вперед на стеклянную поверхность, которая находилась в нескольких сантиметрах от нее. Слегка наклонив голову, она попыталась рассмотреть, что находиться внутри этой конструкции, но ничего не заметила. Лишь странное темное пятнышко, которое с каждой секундой становилось все больше и больше, пока девушка не поняла, что это просто человек, приближающийся с другой стороны. Облаченный во все черное, он излучал странный холод, который казалось, присутствовал тут везде. Но и это было не так странно, как белая маска, которая покрывала все лицо и совершенно не выражала никаких эмоций. Сглотнув ком, неожиданно подступивший к горлу, Оливия уже хотела сделать шаг назад, но вспомнила, что там находиться нечто, куда более страшное, чем этот парень. Повернув голову на 90 градусов, она попыталась хоть что-то разглядеть за спиной, но там была лишь тьма. Всепоглощающая, необъятная, опасная тьма. Снова обратив свое внимание на странного человека, Лив решила подойти к нему поближе. Раз, два и она уже напротив. Не мешкая ни секунды, чтобы не передумать, девушка подняла руку и положила ее на стекло. Поверхность сразу пошла рябью, как водная гладь от капель дождя. Сбитая с толку, Оливия непонимающе уставилась на человека в маске, а тот в свою очередь, ни сказав ни слова, протянул ей руку в приглашающем жесте войти.

- Что происходит? – растерянно прошептала себе под нос девушка, не зная как поступить дальше.

Всего один шаг. Не бойся, будет не больно. Оливия сжала руки и решительно посмотрела вперед. Если там лишь пустота, значит ей суждено остаться одной навсегда. Печально. И все же она не будет показывать свой страх. Она никогда и никому его не покажет. В ее жизни всегда была лишь одна борьба. Борьба с самой собой, и этот раз не станет исключением. Еще раз глубоко вздохнув, девушка закрыла глаза и наугад протянула руку, ощутив при этом жуткий холод, но только до того момента, как чужая рука не обхватила ее и не потянула на себя. Еще несколько секунд и они остановились, а ее рука наконец обрела свободу, но Лив не решалась открыть глаза. Где она сейчас? Что происходит вокруг?

- Мисс Прайс, - послышался совсем рядом незнакомый голос, которого она никак не ожидала услышать в пустоте, предназначенной только для одной персоны.

Медленно открыв глаза, Оливия увидела еще одного человека в черном, но этот, в отличии от своего предшественника, хотя бы разговаривал. Уже пожалев о своем решении и не имея никакого желания оставаться, Лив резко повернулась, собираясь вернуться обратно, но уткнулась уже в твердую поверхность стекла, явно не предназначенного для повторного прохождения. Стараясь разглядеть того, кто протащил ее в это чертово место, она совершенно забыла о втором человеке, когда он снова дал о себе знать, заявив безапелляционным тоном:

- Добро пожаловать на бал. Надеюсь вам понравиться, - и, вытянув руку, указал направление, в котором нужно идти.

С сомнением вглядываясь в длинный коридор, Оливия понимала, что оставаться здесь бессмысленно. Обратно ее явно не пустят, тогда остается лишь один выход - идти вперед. Бросив через плечо последний взгляд, на странного человека, девушка, вопреки желанию и здравому смыслу, отправилась по коридору.

«Откуда он знал, как меня зовут» - запоздало подумала Лив, осматривая окружающую ее обстановку. Конечно, она понимала, что это всего лишь сон. Глупый, несуразный и нелепый сон, который устроило ее подсознание, сбегая от проблем. Но почему именно сказочный бал? Видимо это попытка отвлечься от всех невзгод реальности. А что если она умерла? И это загробный мир. Тогда Лив явно была им разочарована. Усмехнувшись собственным мыслям, девушка, наконец, увидела поворот, за которым наверняка скрывался бальный зал, о чем свидетельствовала монотонная и однообразная музыка. Что ж, по крайней мере, это не пустота, и она здесь будет не одна. Собравшись с духом, Оливия нерешительно вступила в огромную по размерам комнату, довольно просторную и длинную, заполненную народом. Ото всюду слышался звон бокалов и разговоры, прерываемые смехом. Люди веселились и не знали печали. Вокруг сновали лакеи, похожие, как две капли воды, на тех двоих, которых девушка встретила в начале. Все было чинно и прекрасно, на первый взгляд, но странностей и здесь хватало. Например, явная любовь хозяина сего мероприятия к зеркалам, которыми были усыпаны все стены в зале. Похоже он нарцисс. А еще люди. Они все одеты в черное на ровне с лакеями, но у тех хотя бы были белые маски. Не понимая такую всеобщую любовь к черному цвету, Оливия, наконец, решила посмотреть, в чем же сама пришла на данный праздник. И тут же удивленно приоткрыла рот, обнаружив себя в платье черного цвета. Какого черта? Она, конечно, носила этот цвет, но никогда не выделяла из прочих. Сделав один оборот вокруг своей оси, девушка отметила про себя, что наряд на самом деле шикарный и выгодно подчеркивает ее красоту. Хотя сама бы она, наверное, никогда не купила бы себе такой.


Аккуратно поправив прическу, Лив двинулась по залу, пробираясь через толпу, в слабой надежде найти хоть одно знакомое лицо. И единственный вопрос, который бился в данный момент в ее голове – кто же устроил этот бал?


Храбрость одного – может повести за собой тысячи.



Сообщение отредактировал ЛивПрайс - Вторник, 23.08.2016, 07:00
 
FaviДата: Вторник, 23.08.2016, 09:32 | Сообщение # 9
Сказитель
Сообщений: 921
Репутация: 1883
Статус:

- Эй, братец, - обратился лучник к ближайшей фигуре в темном, - а где же славный хозяин этого чудного заведения? Хочется лично поблагодарить его за теплый прием.
- Не понимаю о чем вы, сэр, - спокойно отозвался официант, - рекомендую попробовать горячий паштет и улиток по-бургундски. Еще вина?
- Обязательно попробую, милейший, - отмахнулся разбойник, - так где же выход?
- Наслаждайтесь вечером, сэр Локсли.
- Слушай, ты, истукан. Мне срочно нужно на воздух. Я знаешь ли, накануне сильно перебрал, так что если еще немного пробуду здесь, то блевану прямо тебе на пиджак.
- С вами все в порядке, сэр, - укоризненно возразил официант, но на всякий случай вытащил из-за спины огромный веер и принялся обмахивать Робина.
- Хватит! - рявкнул мужчина, - Показывай где дверь из вашего сумасшедшего дома!

Он схватил официанта за лацканы пиджака и немного тряхнул, вглядываясь в непроницаемую темноту глазниц.
И тут же был отброшен неведомой силой назад на добрых три метра. От неожиданности Робин даже не успел сгруппироваться и пробил затылком очередное зеркало. Со звоном оно раскололось и стало осыпаться на него крупным черным песком. Острые песчинки сыпались на макушку и за шиворот, царапая шею. Робин принялся отряхивать их с себя, но они все продолжали сыпаться, путаясь в волосах, забиваясь в уши и даже в нос, набивались в карманы и под куртку, скрежетали под подошвами ботинок. Разбойник кашлял и фыркал, отбиваясь от черного песка, пытался встать, но не мог удержать равновесие и снова падал, царапая ладони об острые песчинки. А песок все сыпался на на него, грозя похоронить лучника прямо здесь и сейчас. Робин барахтался и куча песка все росла и росла прямо посреди банкетного зала с противной музыкой и болванами в масках. И никому не было дела, никто не спешил помочь ему встать или поинтересоваться все ли в порядке. При каждом резком вздохе темные песчинки залетали в горло, и Робин пытался сплюнуть их, но ничего не выходило, они намертво приклеивались к небу, царапая язык.
"Пушной зверек подкрался незаметно" удрученно подумал Робин, кашляя кровью из ободранного песком горла. Он уже ничего не видел перед собой кроме бесконечной сыпучей лавины.

Все кончилось так же неожиданно, как и началось. Он стоял как ни в чем не бывало с бокалом в руке возле стола с угощением, а чуть поотдаль маячил кто-то из обслуги. Только сердце все еще бешено колотилось, намереваясь вырваться на свободу. Намек был яснее ясного.

- Понял, не дурак, дурак бы не понял, - вслух проговорил мужчина, обращаясь непонятно к кому, а точнее к невидимому чародею, что устроил все это безобразие.

До него наконец дошло, что никакая это не подстава Регины и не глюки от неизвестного лекарства, а какая-то очень хитрая магическая ловушка, играющая с воспоминаниями и воображением. Воспоминания, толкающие к раздвоению личности, галлюцинации, поражающие своей реалистичностью, беспричинный страх, накатывающий словно неожиданный порыв ветра. Такая ерунда только с ним происходит? Робин внимательнее пригляделся к спокойным посетителям. А эти люди вообще реальны?

Все это начинало смахивать на паранойю. Робин хмыкнул, взял тарелку и накидал в нее разной еды, крошечных мягких пирожков, того самого горячего паштета, маленьких запеченных грибов и прочего. Если все вокруг лишь миражи, то он останется голодным, а если нет, то должна же быть от мероприятия хоть какая-нибудь польза.

Еда оказалась очень вкусной, и Робин чувствовал приятное тепло в желудке. Уплетая разнообразные закуски, он не обратил внимания, как напротив уселся пожилой мужчина в дорогом костюме. Робин поднял взгляд и чуть не поперхнулся оливкой, это был Георг собственной персоной. А он как здесь оказался?
- Не понимаю, как таких деревенщин пускают в приличное общество, - брезгливо процедил старик сквозь зубы и покрутил пальцами высокий бокал на длинной тонкой ножке.
- Чего тебе надо? Пришел аппетит испортить? Боюсь не выйдет, я страшно голоден и очень уж устал, - недовольно отозвался Робин, откусывая хрустящий пирожок.
- Ну тогда приятного аппетита, сынок, - ухмыльнулся Георг и откинулся на спинку стула.

Робин опустил взгляд. Вместо теплого теста с начинкой он держал в руке истекающее кровью сердце на котором недоставало приличного куска. Ошарашенный разбойник закашлялся и выплюнул в тарелку кусок сырого мяса. В тарелке вместо ароматных колбасок уже расползались сизые кишки, наполненные наполовину переваренной едой. Вместо оливок на Робина таращились глазные яблоки с радужками разных оттенков. Огромный жук, который раньше был стейком, неспешно наползал на темную кучку с характерным запахом.

Лучник вскочил на ноги, продолжая плеваться, а Георг противно захохотал и будто бы увеличился в размерах. Робин заметался по сторонам в поисках официанта с любым напитком, но они как назло все куда-то запропастились. Совершенно сбитый с толку, он напрочь позабыл о том, что недавно понял для себя - все происходящее не реально, это очередное видение, морок, щедро пролитый на его буйную голову таинственным хозяином вечеринки. И хозяин сейчас вовсю веселился, наблюдая за разбойником, с головой проваливавшимся в кошмарный сон.

- Бедный мой мальчик, вечно голодный, никак не может утолить свой голод, так что готов жрать всякое дерьмо. В буквальном смысле слова! - заливался визгливым смехом король, а черты его лица постепенно смазывались, меняясь.
Робин сунул два пальца в глотку чтобы вызвать рвоту, но закашлялся и вытащил изо рта клок темных длинных волос. Наконец его стошнило. Жадно хватая ртом воздух, Робин без сил опустился на пол.

Вместо Георга на большом стуле перед ним сидел Румпельштильцхен в своем истинном обличии. С огромными демоническими глазами, с рыхлой темной кожей и своим фирменным смешком.
- Здравствуй, дорогуша! - хихикнул Темный.
Робин попятился и уперся в стену. Она была не такая как прочие гладкие поверхности из стекол и зеркал, она была шершавой на ощупь и сделана из кирпича. Разбойник дернулся было в сторону, но обнаружил себя распятым на этой самой стене перед магом в его подземелье.

Где-то в глубине сознания еще маячил здравый смысл, снова и снова подсказывающий, что все это лишь игра воображения, галлюцинация, страшный сон, один из тех, что время от времени мучает каждого. Стоит только осознать это и все закончится. Но голос был так тих, что не мог пробиться сквозь лавину ужаса и прогнать видение, а сам Робин не мог пошевелиться чтобы покинуть кошмар.

Им овладела настоящая паника, а Румпель оскалил свои гнилые зубы и приблизился.
- Не бойся, дорогуша, - пропел он, - сегодня я не буду тебя мучить. Смотри, кто к нам пришел, не иначе как твоя жена. Постой, а вот и вторая. Как мило! - захлопал в ладоши маг и хихикнул, - Обожаю семейные разборки!
Робин почти не слушал его, а во все глаза пялился на зеркальный коридор, по которому с противоположных концов к нему одновременно приближались Мэриан и Регина.
- Ты не спас меня! - хором сказали женщины и переглянулись.
- Я-я-яааа... не смог. Простите... - заикаясь проговорил Робин.
- Нет тебе прощения, - ядовито выплюнула Регина и, вытащив из-за спины нож, резко полоснула мужчину по лицу.
- Лжец и предатель, - одновременно с ней рявкнула Мэриан, - это ты заслуживаешь смерти, а не мы! - в руке у нее блеснул аналогичный кинжал и глубоко рассек Робину грудь по диагонали.
- Ты никого не можешь защитить! На кого мы оставили своих детей? Они погибнут так же как и мы! - кричали обезумевшие женщины, то и дело пуская в ход свои клинки.

Голос разума окончательно затих. Робин полностью увяз в чувстве вины, застряв в бесконечных пытках любимых женщин, а хозяин зала довольно потирал руки, меняя декорации кошмара.

Сквозь кровавую пелену разбойник увидел, как ухмыляющийся Румпельштильцхен одной рукой качает Оливию, а второй треплет по макушке Роланда.
- Отойди от моих детей, тварь! - зарычал мужчина.
Ему было плевать, что жены изрежут его в капусту, обвиняя в собственной гибели. Их уже не спасти, но если он облажается с детьми, это будет полный конец обеда.

Словно по волшебству, женщины пропали, но и это не помогло Робину покинуть ужасное видение. Он полностью был там, жил там, и как во сне, ничему не удивлялся, воспринимая как должное.
Темный маг перед ним стал превращаться в еще кого-то очень знакомого. Робин уже не был прикован к стене, ярость и злость перекрыли собой панический страх, вину и отчаяние, которые с удовольствием вгрызались в сознание мужчины и рвали его на части.

- Дети так быстро растут, - внезапно посетовал не-Румпель и прищелкнул пальцами.
Роланд и Оливия стали стремительно расти, и вот уже перед растерянным лучником стоит высокий широкоплечий юноша с рюкзаком за плечами и неизменными наушниками, в которых громко ухает странная музыка. Он держит за руку очаровательную девочку-подростка в короткой школьной юбочке и трогательных гольфах с бантиками по бокам.

- Сынок! - пробормотал Робин, протянув руку к юноше.
- Отец, - Роланд лишь поморщился, взглянув на раздавленого отца свысока, - его величество Георг призывает меня на войну. К ужину не жди, - парень отвернулся и пошел прочь.
- Неееет! - что было сил закричал Робин, срывая голос, пока не захрипел и не зашелся кашлем.
Ему безумно больно, он слаб и жалок. Сын нанес ему рану пострашнее порезов.
Голова пошла кругом.
Не смог, не удержал, потерял...
Снова отчаяние и страх накатили с удвоенной силой. И лишь одна мысль - только бы с малышкой Оливией все было хорошо.

- Ты не мой отец, - словно читая его мысли, произнесла девочка. Она подошла к Дэниелу, сменившему на своем посту Румпеля, и устроилась у него на коленях.
- Верно. Ведь это я ее любимый папочка, - с ласковой улыбкой произнес Дэн, - а она моя сладкая девочка.
Он поправил Оливии волосы и провел рукой вниз по спине. Не спуская самодовольного взгляда с Робина, он погладил ее колено, поднимаясь все выше по бедру, пока не коснулся складок юбки.

- Не смей лапать мою дочь, ублюдок! - совершенно обезумев от ярости заорал разбойник и ринулся к Дэниелу.
С размаху нанеся первый удар по челюсти, он повалил Дэна на пол и, не давая возможности подняться, принялся что есть сил душить. Робину было по барабану на все предупреждения колдуна. Пусть он сдохнет в этом черном песке, но убьет гада. Лицо Дэниела сначала стало багровым, потом приняло синеватый оттенок, а потом его черты снова стали смазываться и меняться. Робин уже не отдавал отчет кого именно он убивает, перед ним мелькал хоровод мерзких масок. Ему мерещились слащавые улыбочки похотливых священников, лапающих прихожанок, горбатые носы аристократов, устраивающих для забавы кровавые бойни между крестьянами, бегающие глазки мошенников-мытарей, обворовывающих честных людей, и прочих. Тех, кого Робин ненавидел всем сердцем, каждым закоулком души, всех кого он когда-либо наказывал.

- Сдохни! Сдохни! Сдохни! - орал он сам не свой, не замечая, что вокруг снова звучит визгливая повторяющаяся музыка, мерцают свечи в массивных люстрах, отливают таинственным блеском зеркала.

Когда ты уже обменялся долгими взглядами с бездной, остается только как следует разозлиться. Кошмар наконец отступил под натиском его всепоглощающей ярости. Или это неведомый хозяин зала ужасов слишком увлекся, выворачивая наизнанку душу разбойника, так что потерял над ним контроль. Но вместо видения Робин по-настоящему душил реального человека, а тот в свою очередь старался задушить его. Оба хрипели и рычали проклятия, пока ближайший лакей в маске не стукнул обоих по голове. Лучник без сознания рухнул на пол, не отнимая рук от горла своей жертвы.

Когда он очнулся, то обнаружил себя сидящим за столиком с бокалом джина в руке, а противная музыка продолжала завывать в ушах.
"Матерь божья, это был всего лишь сон" с облегчением подумал Робин.
Напротив него сидел изрядно помятый Дэниел и потирал затылок. Робин усмехнулся и почувствовал боль в той же области, что и он.
- Ты настоящий? - недоверчиво покосившись на Дэна спросил Робин, - Мне кажется, я только что чуть не убил тебя.


Благородство не дается по праву рождения, а определяется поступками

 
SkazochnikДата: Вторник, 23.08.2016, 13:13 | Сообщение # 10
~Story-teller~
Сообщений: 6037
Репутация: 12469
Статус:

I место в конкурсе - Сказки о Любви I место в конкурсе - Второй Шанс I место в конкурсе - Сказочная Любовь I место в конкурсе - Однажды в Аншлаге
...

Дэниел, осушив еще парочку стаканов, решил оглянуться по сторонам и все же еще раз осмотреть зал в поисках какого-то выхода. Где-то вдали, в закоулках огромного помещения, раздавались приглушенные голоса, и Блэквеллу показалось, что, возможно, он уже не единственный гость этого магического торжества.

"Или это все очередные игры сознания", - пробормотал маг про себя, запросив очередную порцию виски.

- Может быть, вам уже... - неожиданно начал говорить один из безликих официантов, но мужчина сейчас находился в явно взвинченном состоянии, поэтому резко сорвался и, уцепившись за одежду служащего, притянул его к себе.

- Делай, что тебе говорят! - злобно прошипел маг. - Не можешь, так я сам себе налью! - еще одна фраза вырвалась из его уст, и маг, разомкнув руки, стал молча наблюдать за тем, как официант в привычном молчании принялся за работу. - Так-то лучше, - выдавил он, заметив, как ему подают стакан, а остальные безликие внимательно изучают его, того, кто расправился со своей иллюзией.

"Видимо, от меня не ожидали подобной прыти!" - усмехнулся маг, притягивая к себе стакан любимого напитка, охлажденного несколькими кубиками льда.

- Думаешь, все так просто? - где-то над ухом раздался вопрос, и, не ожидания подобного действа, Блэквелл слегка растерялся и чуть было не выронил стакан из рук. - Какой ты наивный... - обрывочные слова раздались в пустоте, вынуждая мага снова начать тревожиться.

В спешке поставив стакан на столик, он стал оглядываться по сторонам, намереваясь отыскать того, кто снова решил помешать ему расслабиться и привести себя в порядок.

- Кто ты? Покажись! - закричал Дэниел, продолжая всматриваться в темноту. Да, люстры по-прежнему горели, да и по бокам свечи все также сверкали огнем, однако он почему-то все никак не мог разглядеть, что происходит буквально в нескольких метрах от него.

"Очередная мистика" - подумалось ему, и он сделал пару движений вперед, заглядывая за несколько колонн в надежде отыскать там хоть какой-нибудь знак.

- Потерял меня? - смехотворно прозвучало где-то вдали, и маг резко сорвался вперед, пытаясь догнать голос, который к этому момент уже снова растворился в мистической темноте.

- Боишься, да? - закричал Дэниел, решившись не подавать виду, что его тревожит все происходящее.

- А не ты ли сам боишься? - смеющийся голос зазвенел где-то позади и снова исчез.

Все происходило довольно быстро и стремительно. Сердце Дэниела снова набирало обороты и готовилось вернуться в прежнее колотящее состояние, какое было всего-то несколько минут назад.

- Боится тот, кто постоянно прячется! - горделиво крикнул маг в темноту, хотя сам только недавно действовал точно также - пытался спрятаться ото всех. Правда, теперь он понял, что нужно вести себя иначе, а потому правда была на его стороне.

- Да кому нужна твоя правда, - будто бы прочитав его мысли, прогремело где-то совсем близко, и Блэквелл еще сильнее заволновался. - А если уж так хочешь меня увидеть... - голос растворился, и в зале повисла странная пугающая тишина, - ...смотри! - слово пугающий крик, раздалось над самым ухом Дэниела и, обернувшись, мужчина увидел необычную фигуру в темном плаще.

- Кто ты? - выдохнул маг, заметив, как фигура отшатнулась от него побрела куда-то в сторону. - Кто тыыыы? - разъяренно бросил он и погнался за тенью.

Таинственный образ стремительно убегал вдаль, а Дэниел отчаянно гнался за ним, намереваясь во что бы тон и стало догнать нарушителя спокойствия, пусть и такого короткого. Миновав несколько колонн и массивных подсвечников, фигура вывернула куда-то в угол и скрылась там.

- Ага! - закричал маг, выворачивая туда же следом, и вдруг замер на месте от удивления.

- Готов поспорить, не ожидал... - проговорила тень, снявшая капюшон прямо перед магом.

- Робин! - ошеломленно произнес Дэн.

- Он самый! - торжественно проговорил давний знакомый.

- Что ты тут делаешь? И почему...

- Дэниел! Дэниел! Дэниел! - заговорил Робин, все еще оставаясь стоять на месте. - Я думал, ты уже давно понял, что тебе лучше было бы навсегда убраться из городка и не мешать другим.

- Но я...

- Не мешать мне... Не мешать Регине... Не мешать Оливии... - сквозь волнительные паузы шептал Робин, подбираясь все ближе и ближе к нервным окончаниям мага, заставляя того сжимать кулаки.

- Не смей приплетать сюда мою дочь! - резко отрезал Блэквелл, сделав шаг навстречу и еще плотнее сжимая кулаки, приподнимая их чуть выше, тем самым показывая Робину, что его ничто не остановит, если тот попробует еще что-либо сказать об Оливии.

- Да брось, Дэн! - усмехнувшись, спокойно выговорил местный разбойник. - Ты можешь врать сколько угодно сам себе, но ведь мы оба знаем, что ты ничего кроме своей злости и новых врагов не способен сделать для Оливии. - На лице Робина снова мелькнула улыбка. - А ведь она так красива... - выговорил оппонент, пробуждая в мужчине еще больший приток ненависти.

- Я сказал... Не смей! Говорить! О ней! - закричал мужчина и бросился вперед. Он со всей силы набросился на разбойника и хотел уже повалить того, но неожиданно соперник решил начать сопротивление и также пустил в ход кулаки, заехав одним из них Дэниелу в живот, отчего тот слегка ослабил свои удары.

"Ничего!" - бросил сам себе в мыслях маг. - "Сейчас ты получишь!"

В это время Робин снова направил на мага свои кулаки, но ему удалось вывернуться и ударить противника по голове. Они вдвоем сцепились и, награждая друг друга все новыми и новыми ударами, начали перекатываться по полу, каждый раз стараясь закрепиться сверху, чтобы можно было еще сильнее ударить своего врага. Сверху удары получались более резкими, а значит и приносили больше боли. Каждый стремился к данному результату!

- Я тебе говорил не приплетать сюда Оливию! - злобно прошипел Дэн, стараясь как можно сильнее ударить Робина. Внезапно его руки потянулись к шее разбойника и, улучив нужный момент, стали стягивать на ней плотное кольцо из рук, вынуждая того прекратить нападки, а иначе ему будет конец. Робин же, видимо, решился действовать по такой же схеме. Его руки также потянулись к горлу мага и также стали душить его.

- Я не отступлюсь... - задыхаясь, бурчал Робин, не убирая рук с шеи Блэквелла. - Не отступ...

Вдруг Дэниел ощутил глухой удар сзади, и сознание сразу провалилось в пустоту. Они так и не расцепились с Робином, но сейчас это уже не имело смысла. Все исчезло... Пустота...

Спустя какое-то время мужчина очнулся от легкого покалывания в голове. Ощущая легкое головокружение, он стал снова оглядываться по сторонам. Затылок гудел, и маг принялся его ощупывать, сам не зная, какой результат намеревается получить от этого.

"Кажется, это снова была какая-то иллюзия", - подумал маг, хотя тело продолжало болеть, да и общее самочувствие было гораздо хуже, чем при столкновении с более злобным Майком.

Вдруг в стороне раздался голос, моментально заставив мага напрячься...

Цитата Favi ()
- Ты настоящий? - недоверчиво покосившись на Дэна спросил Робин, - Мне кажется, я только что чуть не убил тебя.

- Что? - произнес Дэниел, оборачиваясь в сторону исходящих звуков. Напротив него был Робин. Правда, уже в другой одежде и, казалось, в более спокойном состоянии. Хотя, все это снова могло оказаться лишь простым обманом. - Настоящий ли я? Да! А вот ты... что-то не уверен, - выговорил мужчина, заметив, что, кажется, у его собеседника схожие травмы. - Ты знаешь, что тут произошло? - опираясь на колонну, Дэн медленно стал подниматься. - И это... - мужчина все же решился попытаться удачу и наткнуться в этом зале мистике на живую душу, - ...сам-то... ну это... настоящий? - Блэквелл подобрался к Робину и протянул ему руку. - Кажется, я только что пытался тебя прикончить, - все еще не зная с настоящим ли Робином он говорил или нет, произнес маг, так как данные слова уже мало что могли изменить. Могли лишь помочь - если все окажется правдой и если он будет тут не один! - Если так, то не знаю, что и сказать. Ты, вроде как, вывел меня, - удивленно пожал плечами маг, и, дождавшись пока Робин поднимется, продолжил. - И если ты правда живой и настоящий, то, может, немного выпьем? Я бы не отказался...




 
FaviДата: Вторник, 23.08.2016, 16:31 | Сообщение # 11
Сказитель
Сообщений: 921
Репутация: 1883
Статус:

Цитата Skazochnik ()
- Настоящий ли я? Да! А вот ты... что-то не уверен....сам-то... ну это... настоящий?

- Конечно. Хотя пожалуй сейчас я уже и сам в этом не уверен, - отозвался Робин.
Их разговор напоминал беседу двух сумасшедших. Оба мужчины недоверчиво поглядывали друг на друга, ощупывая синяки и шишки, которые на этот раз оказались самыми настоящими, реальнее некуда. Робин отхлебнул из бокала и сморщился, напиток успел нагреться, хотя на вкус был великолепен и в отличие от недавней еды ни во что не превращался. Живой собеседник, настоящая выпивка, уже неплохо.

Цитата Skazochnik ()
Кажется, я только что пытался тебя прикончить... Если так, то не знаю, что и сказать. Ты, вроде как, вывел меня...

- Значит мы квиты, - кивнул Робин, пожимая протянутую руку, - Здесь творится что-то странное. Я вижу...всякое...и ты тоже был там... А впрочем, не важно...

Робин запнулся и умолк. Он ни за что бы не признался в том что увидел и что почувствовал, оказавшись в том наваждении. И хоть все это было не реально, неприятный осадок по-прежнему не покидал мужчину, намертво вгрызаясь в мозг. Местный колдун отлично знал свое дело. Вот только пока не понятно зачем ему все это было нужно.

Предложение выпить оказалось как нельзя кстати, и лучник кивнул своему собеседнику. Из-за спины тот час же вынырнул один из типов в темном и протянул каждому по бокалу.

- Откуда они знают что каждый из нас пьет? - задал вопрос Робин не слишком-то рассчитывая на внятный ответ.
Он взял бокал и попробовал напиток. Тот самый джин, его любимый, из таверны возле королевских ворот. Что эти дьяволы добавляли в свой котел никто не знал, но Робин не встречал еще напитка крепче и приятнее на вкус. Откуда он здесь?

- Кстати, я понятия не имею что это за место, но мне оно категорически не нравится. А эта музыка вообще сводит с ума. Ты пытался выбраться или найти выход? - спросил он у Даниэля в надежде получить хоть какие-то новые сведения.


Благородство не дается по праву рождения, а определяется поступками

 
SkazochnikДата: Вторник, 23.08.2016, 20:00 | Сообщение # 12
~Story-teller~
Сообщений: 6037
Репутация: 12469
Статус:

I место в конкурсе - Сказки о Любви I место в конкурсе - Второй Шанс I место в конкурсе - Сказочная Любовь I место в конкурсе - Однажды в Аншлаге
Цитата Favi ()

- Значит мы квиты, - кивнул Робин, пожимая протянутую руку, - Здесь творится что-то странное. Я вижу...всякое...и ты тоже был там... А впрочем, не важно...

- Со странностями я согласен. Даже очень согласен, - кивнул Дэниел, посмотрев на Робина. Он что-то не договорил, сменил ход мыслей, но кому какое дело было до его собственных страхов. Блэквелл понимал, как это место действует на него и если оно также влияет и на других - то каждому появившемуся здесь явно нельзя было позавидовать. - Одни сплошные видения и иллюзии, - закончил свои мысли маг, окинув взором окружающую их полутьму.

В этот момент им подали напитки и, взяв каждый свой благоговейный сосуд, они смело отпили спиртное... Волшебный виски вновь обжег горло Дэниела, заставляя того снова, на какие-то секунды, вынырнуть из этой мистики и отвлечься ото всего на свете. Да, этот напиток творил с ним поистине чудеса - помогал расслабиться или же наоборот сосредоточься, отвлечься или сконцентрироваться на чем-то конкретном.

"Потрясающе!" - произнес про себя маг, даже и позабыв уже о своих ссадинах и синяках. Казалось, они и вовсе прошли. Наверное, их вовремя вырубили, пока они не перебили друг друга.

Цитата Favi ()
- Откуда они знают что каждый из нас пьет? - задал вопрос Робин не слишком-то рассчитывая на внятный ответ.

- Понятия не имею, - вымолвил Дэн, услышав вопрос Робина. - Но предполагаю, что тому, кто устроил всю эту странную забаву, тому, кому хватает силы проникать в наши головы, не составило особого труда зачаровать и этих слуг, а также и все эти столы, напоминающие скатерти-самобранки. Думаю, мы вряд ли заметим пустующее место на них, - усмехнулся мужчина, сделав очередной глоток. - Магия... - произнес вдруг он, неожиданно для самого себя смакуя это слово на языке. Ему так не хватало этого в немагическом Сторибруке, что все происходящее здесь и сейчас явно пробуждало в нем некую ностальгию по тем славным волшебным временам.

Цитата Favi ()
- Кстати, я понятия не имею что это за место, но мне оно категорически не нравится. А эта музыка вообще сводит с ума. Ты пытался выбраться или найти выход?

- Я как раз занимался его поисками, ну, этого самого выхода, - заговорил Блэквелл, - когда из зеркала возникла какая-то тень. Кстати, - Дэниел указал на зеркала, что находились рядом с ними, - этим товарищам вряд ли можно всецело доверять. Иногда могут явить такое! - Блэквелл сделал совершенно серьезное лицо, надеясь, что Робин поймет, что сейчас он точно не шутит. - Похоже, здесь вообще все окружено какой-то мистикой и тайнами. И да, музыка, ты прав - она действительно сводит с ума. Может, ее можно как-то заставить замолчать или хотя бы сменить на что-то стоящее, - хмыкнул мужчина, оглядываясь в поисках музыкантов, которых он представлял в таких же безликих масках, что носили здешние официанты и все служащие.

Они смотрели друг на друга и, не смотря на общую беседу, каждый все равно иной раз отвлекался на собственные мысли. Хотя, вероятнее всего, и они были схожи. Им обоим хотелось поскорее убраться отсюда, так что и все думы беседовавших мужчин также были об этом.

- К слову, Робин, - заговорил вдруг неожиданно Дэн. - А как ты оказался здесь? В смысле... я поначалу думал, что это только моя собственная ловушка, - мужчина все еще опасался, что Робин вот-вот исчезнет или попросту растворится, но втайне надеялся, что беседует на самом деле с настоящим человеком, а не его иллюзией. - Но теперь тут появился ты. Что если и другие жители Сторибрука, а может и вообще какие-то иные существа тоже могут оказаться здесь? Мне казалось, что где-то в другой части зала я слышал какие-то голоса... - закончил свои мысли маг и, сделав еще пару глотков, отошел чуть подальше от висевшего рядом с ним зеркала. Почему-то он теперь мало доверял этим зеркальным помощникам мистического хозяина данного торжества...




 
queen_of_ravensДата: Вторник, 23.08.2016, 20:27 | Сообщение # 13
The Priestess Of Morpheus
Сообщений: 2
Репутация: 10
Статус:

<<Озеро Ностос

Переход в царство снов не был для Морганы в новинку – каждый раз засыпая, она чувствовала примерно тоже самое. Она проваливалась в бездонную пучину наполненную спокойствием и умиротворением. Девушка прекрасно осознавала, куда сейчас отправиться, вот только то, что заснула Прорицательница не по своей воле, встревожило ее.

И вот полет закончился, не продлившись и пары мгновений – Моргана очутилась в незнакомом месте в полной тишине, окруженная тьмой. Сначала ее приветствовала полная темнота, однако поднявшись с пола и слегка поежившись от холода царившего в этих необъятных чертогах царства Морфея девушка заметила справа от себя какую-то непонятную зависшую в воздухе серебристую субстанцию с ровной гладкой поверхностью. Моргана встала и направилась к ней слушая лишь ровное биение собственного сердца и стук каблуков. Сделав полтора десятка шагов, девушка увидела впереди зеркало и подошла к нему.

Только подойдя практически в плотную к большому в человеческий рост зеркалу Моргана увидела, что ее наряд изменился.

Теперь вместо кольчужной рубашки, ножен с кинжалами, брюк и сапог было платье и удобные туфли на небольшом каблуке. Платье Моргане понравилось – черное, в пол; рукава были длинной до запястья, кружевные, гибкий стан девушки был затянут в корсет, перетянутый черными кожаными нитями, а юбка будучи не полностью темной гармонично совмещала в себе переход от черного к темно зеленому и красиво переливалась разными его оттенками. Прическа была не замысловата, даже небрежна – крупные локоны были заколоты на затылке и в свободной манере ниспадали на спину и плечи. Глаза же девушки подчеркивали черные линии и зеленые тени – в тон к ее платью.


Вокруг стояла режущая ухо звенящая тишина, и ничего не указывало на присутствие здесь кого-либо еще. Моргана потянулась рукой к своему зеркальному двойнику по ту сторону глади и промолвила:
-Выходит здесь только мы с тобой, - девушка была уверена, что двойник в зеркале в точности повторит все ее движения, начиная от поворота корпуса влево, заканчивая движениями губ. Но случилось совершенно другое.

- Хозяин ждет тебя, Моргана!
- Хозяин ждет тебя… - и зеркальный двойник отстранившись показал в сторону зеркала, поверхность которого покрылась рябью, словно поверхность водоема, в которую швырнули камень.

Моргане стало не по себе, она отпрянула от зеркала и на мгновение закрыла глаза. Но возникшая картина в зеркале, словно мощнейший магнит притянула взгляд Прорицательницы снова и заставила шагнуть вперед, прямо в зеркало…



Открыв глаза, девушка поняла, что ее обманули. Она очутилась в огромном бальном зале. Не понятно откуда лилась музыка, множество одинаковых официантов во фраках и белых без эмоциональных масках преподносили напитки гостям – мужчинам и женщинам, лица которых не были знакомы Моргане.

- Какого черта здесь происходит, - выругалась Прорицательница.
- Все не настоящее, это все тот же сон.

Моргана чувствовала присутствие чего-то или кого-то, словно бы Тьма пыталась проникнуть в ее разум и околдовать чувства. В спину повеяло холодом, девушка задрожала от чувства внезапно охватившего ее леденящего ужаса.
- Моргана… Моргана… Моргана… я здесь, помоги мне, прошу тебя, умоляю…

Голос Этель был так реален, что Моргана была готова поклясться что это не сон. Она побежала на звук голоса своей подруги, так быстро, как только могла, расталкивая по пути и официантов в белых масках, и гостей, которые казалось не замечали ее. Добежав до окраины зала она заметила знакомую фигуру девушки, метнувшуюся прямо в какой-то то ли проем, то ли арку и что есть сил последовала за ней. Когда она достигла цели, то увидела не арку, а еще одно зеркало, которое показало ей то, от чего ее сердце остановилось, а кровь заледенела от страха и ужаса.
Она снова увидела Этель. И Ориона. Фигуры в капюшонах, словно призраки сновали туда-сюда по поляне около поместья Морганы. В центре же она увидела свою подругу в изорванном и грязном платье привязанную к столетнему дубу, около которого Моргана частенько проводила свои ритуалы. Одна из фигур достала словно бы из ниоткуда большой кинжал, рукоятка которого была украшена рубинами и алмазами.

- Сначала прикончи фамильяра, Квиберн, - обернулась фигура в плаще к подошедшему мужчине в таком же одеянии, но с откинутым капюшоном.

- Нет, это все сон… нет… - запротестовала Моргана забарабанив кулаками по зеркалу.

-О, нет дорогая Прорицательница, это не сон, - заговорил из неоткуда голос, - ты ведь сейчас здесь верно, а все те, кто дорог и верен тебе остались там, и сейчас ты увидишь, что с ними случилось.
Мужчина, которого назвали Квиберном подошел к коню, также привязанному к дубу и одним мощным движением руки перерезал животному горло. Орион заржал вырываясь, но было уже поздно, алая струя крови окропила траву, росшую у подножья дуба.

- Ты уверен, что ведьма от этого станет слабее, Мердок?

- Я не уверен, но какая разница, Квиберн? Приказ короля, есть приказ короля. Кончай девчонку и возвращаемся в замок, в замке Камелота ныне пир, может и нам что перепадет.
-Нет, Этель, нет – Моргана все яростнее колотила гладь зеркала, - Я не позволю вам этого сделать!

- Уже позволила,- заговорил все тот же голос, - ты никогда не сможешь выбраться отсюда и спасти подругу, ее смерть будет на твоей совести и ты будешь сожалеть целую вечность, прежде чем сможешь проснуться. Неправда ли иронично, ты не находишь? Жрица Морфея, Прорицательница, путешественница Царства Снов и Сновидений больше всего боится остаться в этом царстве Н-А-В-Е-Ч-Н-О.

Моргана попыталась заблокировать голос Кромешника в своей голове, но ее взгляд снова упал на гладь зеркала в котором она все же несмотря на все усилия увидела то, чего боялась – Квиберн или как его там вонзил кинжал в грудь Этель.

-НЕЕЕЕЕЕЕЕТ!

Прорицательница зажмурилась и открыла глаза.
-ПРОЧЬ ИЗ МОЕЙ ГОЛОВЫ! – закричала она и очнулась.

Зеркало теперь отражало лишь ее саму – испуганную, раздосадованную и не знающую что делать дальше.
Мотнув головой, Моргана постаралась очистить разум и прийти в себя. Это все только лишь сон, гнусный, ужасный. А что если Ева и Малефисент тоже где-то здесь? Нужно срочно их найти, но с чего начать?

- Не желаете ли вина? – спросил один из официантов.

-Да, выпью пожалуй, - и Моргана взяв бокал за несколько глотков осушила его и поставила на поднос официанту. Вино придало сил и Моргана направилась через толпу гостей в другой конец зала в поисках Малефисент и Евы. Моргана довольно долго бесцельно бродила среди гостей в поисках своих спутниц, и вот наконец ее труды были вознаграждены - она увидела Еву, которая сидела рядом с одной из колонн и пустым, усталым и измученным взглядом рассматривала окружающих.

- Ева, наконец-то я хоть кого-то нашла! - обрадовалась Моргана и подошла к ведьме.

- Здесь твориться что-то очень нехорошее, ты знаешь где мы можем быть? Кто все эти люди? Наверняка все это дело рук Кромешника, черт бы его побрал - выругалась Моргана и наплевав на все присела рядом с Евой, - нужно срочно найти Мэл и выбираться отсюда, хватит с нас этих "кромешных" игр разума.






Сообщение отредактировал queen_of_ravens - Вторник, 23.08.2016, 22:21
 
FaviДата: Вторник, 23.08.2016, 21:54 | Сообщение # 14
Сказитель
Сообщений: 921
Репутация: 1883
Статус:

Цитата Skazochnik ()
- Я как раз занимался его поисками, ну, этого самого выхода, - заговорил Блэквелл, - когда из зеркала возникла какая-то тень.

- Да, мне это тоже знакомо, - закивал Робин, - я искал дверь среди всех этих зеркал, но меня ткнули носом в самые поганые воспоминания, реальные до жути. А когда захотел силой добиться ответа от истуканов в масках, до смерти засыпали черным песком. Больше я пока не пытался. А ты?
Разбойник пристально следил за каждым словом Дэниела, за его реакцией на собственные слова, ведь по слухам он был магом, пока волшебство не покинуло Сторибрук.
Цитата Skazochnik ()
- К слову, Робин, - заговорил вдруг неожиданно Дэн. - А как ты оказался здесь? В смысле... я поначалу думал, что это только моя собственная ловушка

- Я тоже так думал, пока по-настоящему не вцепился тебе в глотку. Но сейчас уверен, что все эти люди, - он обвел взглядом зал, - такие же пленники как и мы. Кто-то сильно не хочет чтобы мы уходили. Не знаю, что за игру он задумал, но похоже что нам остается только принять правила и выиграть. Хотя я пока не представляю как.

Они с Дэном прошли по залу, рассматривая посетителей. Робин гадал, кто же из них прямо сейчас находится под действием кошмара, и есть ли среди них те, кому повезло попасть в эротический сон. Снова захотелось есть. Нет, смертельно захотелось жрать. Робин сглотнул слюну и покосился на столы с закусками, опасаясь снова прикасаться к местной еде.

- Отвечая на твой вопрос, - подал голос лучник, - я был вместе с Эммой Свон, а потом один из этих болванов пригласил меня войти неизвестно куда. Знаю, звучит глупо, но я просто шагнул сквозь тусклое стекло и оказался здесь. Слушай, а ты не голоден?

Он захотел посмотреть, как Дэн будет есть, прежде чем снова притрагиваться к местным угощениям. Параноидальные мысли не оставляли Робина, казалось страх прочно засел в его подкорке и теперь смелый и отчаянный разбойник навсегда останется мнительным рохлей.
"Ну уж нет! Не бывать этому!"
Робин схватил с ближайшего стола первое что подвернулось под руку и запихал в рот, стараясь при этом не смотреть на Дэна. Не хватало еще чтобы и он думал так же. Это оказалось пирожное, оно было невыносимо сладким, совершенно не подходящим к терпкому джину, к тому же лучник терпеть не мог сладкого, но решил, что пока не стоит выбражать.

- Отлично! Вкуснятина! Обожаю сладкое, - с натянутой улыбкой прокомментировал Робин в ответ на удивленный взгляд Даниэля, - так что ты там говорил, умеешь управлять страхами? Совсем как хозяин этого заведения? Так может ты с ним заодно? Тоже кайф ловишь, повергая людей в ужас? Ломаешь тут передо мной комедию, а сам ждешь момента, чтобы напасть? Не выйдет! Я снова прибью тебя.

Робин сам не заметил, как повысил голос, пряча за бравадой неуверенность и тревогу. Темный мрачный зал и низко свисающие люстры угнетали, вьевшийся под кожу страх не давал покоя, снова чесалось между лопаток и хотелось убивать.
А еще эта музыка.
Разбойник сделал над собой усилие и глубоко вздохнул, прогоняя неприятное ощущение.

- Не бери в голову, Дэн. Я... не хотел... просто это место жутко действует на нервы. Думаю, надо еще выпить, что скажешь?


Благородство не дается по праву рождения, а определяется поступками

 
ShadowДата: Вторник, 23.08.2016, 22:21 | Сообщение # 15
Dragon's blood
Сообщений: 1097
Репутация: 4750
Статус:

I место в конкурсе - Сказки о Любви I место в конкурсе - Сказочная Любовь
» Озеро Ностос

Сперва ей показалось, что она вновь заперта в темнице, а на шее, руках и лодыжках холодел жесткий, проржавевший металл. Попытавшись дотянуться до ноги, она, споткнувшись о какое-то невидимое препятствие – быть может, стянувшись цепью – стала неумолимо падать вниз. Вокруг зияла черничная, графитно-черная тьма, обволакивающая ведьму со всех сторон. Она падала совершенно бесшумно, яростный ветер не оказывал ей сопротивления при падении, волосы не развевались – вокруг была полнейшая, не прерываемая ничем тишина. Ее охватил некий интерес о том, что случится дальше, но прождав несколько минут, полчаса, а затем и, как ей казалось, целый час, но так и не дождавшись падения, приземления или любого другого проблеска света или звука, ведьма начал испытывать сковывающий страх. Проведя бесчисленное множество времени в темном подземелье в Камелоте, она очень хорошо знала, какого это – быть запертой в кромешной темноте на долгое-долгое время, когда время перестает существовать, превращаясь в одну долгую, тоскливую, скучную и однообразно пустую вечность. Время тянулось долго, словно резина. Точно ее кожу медленно, нарочито мучительно оттягивали от тела, но так и не сдирали полностью, дабы дать ей хорошенько потомиться и вкусить эту бесконечную муку. Ведьме начало казаться, что она застыла здесь навечно, дыхание участилось от начавшей проявляться все сильнее с каждой секундой тишины паники. Ей хотелось биться, метаться, кричать, лишь бы хоть как-то избавиться от этой давящей тьмы и пустоты. Однако всякий раз, когда она пыталась закричать, изо рта не выходило ни звука, точно слова исчезали где-то на середине пути, не вызывая в воздухе никаких колебаний.

Казалось бы, этот ад мог длиться вечно, но все когда-либо заканчивается, и этот полет не был исключением. Она приземлилась на холодный, мраморный пол, выставив ладони вперед на случай жесткого приземления, но его не последовало. Какая-то невидимая сила – по ощущениям это было похоже на невидимую руку, которая мягко, даже бережно придержала ее за живот и талию – вовремя остановила ее, не дав разбиться. Она стала быстро шарить ладонями по его гладкой поверхности, но всюду, докуда могла достать ее рука, ощущался лишь холод мрамора. Тьма, как и прежде, окружала ее плотным кольцом.

«А ты долго продержалась, ча-ро-дей-ка. Куда крепче, чем я думал…».

Хриплый, томный шепот в ее ушах разорвал тишину на мелкие кусочки и прозвучал в ее голове, точно басистый раскат грома. Противное, омерзительное чувство, словно кто-то, точно паразит, сидит у тебя в голове, читает все твои мысли, словно увлекательную книжку, забавляется твоими страхами и темными желаниями, листает картинки прошлого, как цветные фотокарточки, смакует твои воспоминания… . Ведьма содрогнулась в яростном и сильном желании вытащить того, кто сидел у нее в голове, наружу, стереть его самодовольную ухмылку, которую она видела в своей голове, выдрать с корнем, как ненужный сорняк!

«Зря пытаешься, чародейка, я слишком глубоко обосновался в твоей голове. Ты могла бы попытаться… Но ты знаешь, что у тебя ничего не выйдет!»

Ведьма, впав в какое-то отчаянное и яростное состояние, не могла терпеть этот голос у себя в голове. Закричав, она услышала, как ее хриплый, севший голос с трудом вылетаем из глотки, застревая где-то на середине пути, не давая ей выпустить гнев в полной мере. Еще одна попытка венчалась успехом, и из ее груди вырвался громкий, щедрый крик, разливающийся по комнате раскатистой трелью и эхом укатившийся куда-то далеко-далеко, будто она находилась в дремучей пещере или глубоком колодце. Как только ее крик утих, а его последние капли рассеялись далеко-далеко позади, перед глазами предстало небольшое сияние. Маленькие, послушные клубки черного, густого дыма рассеивались, и перед ее взором предстало большое серебристое зеркало, высотой с человеческий рост. Оно не показывало ведьминого отражения, все, что было видно – это хрустальная чистая гладь, небольшие огоньки в глубине его серебристой стали и маленькая, черная точка, стремительно приближавшаяся к ней навстречу.

«Еще свидимся, чародейка». Глубокий, раскатистый смех прозвучал где-то в глубине ее мыслей, а затем следы говорившего испарились, и ей стало казаться, что она вновь осталась одна. Черная точка, тем временем, появлялась все ближе и ближе, и совсем скоро перед ней предстала тонкая фигура в черном со сплошным белым пятном вместо лица. Как только фигура приблизилась, ведьма смогла разглядеть, что пятно было ничем иным, как маской, скрывавшей лицо странника от пытливых глаз чародейки. Только сейчас ведьма поняла, что так и не встала после падения и продолжала сидеть на коленях, упираясь ладонями в холодный пол. Фигура протянула руку, которая оказалась женской, с ровно и коротко подстриженными ногтями, без колец, шрамов или складок – чего-либо, что могло бы свидетельствовать о личности человека, которому принадлежали эти руки. Мало кто задумывался, но у каждого на руках так или иначе оставались мелкие шрамики, родинки, морщинки – что-то, что несло в себе воспоминания и индивидуальность.

- Мы вас заждались, госпожа Малефисента. Вы заставили Хозяина ждать.

- Скажите Хозяину, чтобы катился в ад! – гневно выплюнула ведьма, не избавившись от липкого чувства гнева, который колотил ее изнутри, отстранив в сторону даже шок, удивление и многочисленные вопросы. Такие вопросы, как то: где она, спит она или это все явь, кто эта бесстрастная девушка в маске… Однако все эти вопросы рассеивались точно по ветру, когда пришло осознание, что за всем этим стоит Кромешник. Все это одна большая иллюзия, большая ловушка, в которую она попалась. Что же стало с Евой и Морганой? Она потеряла их? Значит, отныне придется рассчитывать только на себя. Как это было всю ее жизнь.

«Ухххх! Признаться, я ждал этого. Драконша… такая древняя, такая могучая, и такая… глупая. Неужто думаешь, что сможешь убежать от меня? Не отведав праздничных даров?»

- Прошу пройти за мной, - будто не слушая ведьму вовсе, глухо и безэмоционально повторила девушка-лакей.

- Что, если я откажусь? – «Я не хочу участвовать в твоих играх, Кромешник. Не в этот раз. Ни в какой из разов!»

«Как пожелаешь, др-р-р-раконша! Не в праве заставлять тебя». – Она буквально почувствовала его ухмылку в стенках своего сознания, ощутила на своей коже этот тихий, вкрадчивый смешок. Слишком просто, слишком быстро, слишком покладисто… Нет, здесь определенно что-то было не так.

«Нет-нет, ты не ослышалась, драконша! Иди же, ступай. На моем балу нет места тем, кто не желает принять мое великодушие и гостеприимство».

Рядом с первым зеркалом появилось второе, точно такое же, первые мгновения покрытое легкой серебристой рябью. С подозрением подойдя ко второму зеркалу, чародейка увидела мирную картину: Ева и Моргана, весело улыбаясь, сидели на камнях возле озера и о чем-то непринужденно, даже весело разговаривали. Из обрывков разговора ведьма услышала слова о магии, бесконечных балах и различных травах. Глаза колдуний горели ярких огнем воодушевления.

«Ступай же! Сейчас!»
«Ступай!!»
«Вперед!»
«ПРОЧЬ!»
«УХОДИ, ЖИВО!»

Шепот перешел на крик, крик – в раскаты грома, безпрерывно стучащие в висках. Она физически ощутила боль в лобной доле головы, и, не в силах сопротивляться его крику, сделала резкий, быстрый шаг вперед.

- Малефисента! Хвала богам Олимпа, мы думали, ты уж пропала в лесу и тебя съели оборотни или лесовики! Ты принесла хворост? Мы почти освежевали этого кролика, Моргана наколдовала вино!

Неподалеку от озера горел яркий костер, раздавался треск поленьев и приятный запах дыма. Ночная мгла укрывала их, как и ветви многочисленных деревьев, растущих неподалеку от озера. Колдуньи были чем-то заняты, а болтали, точно давние подруги, не только что встретившиеся незнакомки. Возле костра из сухих веток и листьев были сотканы импровизированные сидения, выглядевшие весьма удобно, а над огнем висел небольшой котелок, в котором что-то варилось и кипело. Все выглядело столь похожим на реальность, сколь и не похожим на нее, что у Малефисенты закружилась голова, а к горлу подступил ком тошноты.

- Что… произошло…

- О, ты всего-навсего заснула. Но это ничего!.. – Лицо Евы исполосовала резкая и фальшивая улыбка, застывшая уродливым красным пятном на ее лице, точно на разукрашенной кукле. Ее взгляд был пустым и совершенно стеклянным, а руки, подносящие к костру хворост, двигались отрывочно, подобно марионетке.
- … Ведь ты больше никогда не проснешшшшшшшшься! – Вторила ей Моргана, чье лицо начало искажаться, точно в кривом зеркале, чернеть, осыпаться. Из глаз полилась кровь, как и из глаз Евы, кровь начала заливать всю землю леса, потушив и огонь, и варившееся в котле зелье. Окрестности леса рассыпались, как штукатурка со стен старого особняка, рассеялись фальшивые видения. Теперь она оказалась запертой в темнице, все, что застыло перед ее глазами – железные прутья решетки.

- Давно не виделись, дорогуша! Прошло время драконов, ха? – Сальная ухмылка, победный взгляд, надменность и самолюбование в каждом движении рук Стефана. – Обратись в него в последний раз, дорогуша. Для меня!

Сама того не желая, она понимает, что за ее спиной вырастают крылья – поломанные, с торчащими костями, хребтами, с кровью, проступающей на роговой коже, кусками мяса, которые ударили по ее обонянию резким веянием протухшего мяса… В руках Стефана блеснул нож, и он, приблизившись, начал полосовать крылья, роговую кожу, начиная с когтей. Медленно, один за другим, он отрезал ее желтоватые, загнутые когти, обагряя грязный подвальный пол струями крови, а тишину – ее дикими воплями.

- А теперь крылья!

Нож медленно, дюйм за дюймом, всаживался в ее плоть. Каждый удар чувствовался в полном размере, все ее тело превратилось в один огромный, непрекращаемый сгусток боли, а сил на крик уже не было. Он дошел до спины, и спустя долгое-долгое время в его руках показался кроваво-желтый бесформенный кусок кожи, на которой в разных местах проглядывали кости.

- Одно крыло почти готово! Осталось совсем чуть-чуть, да?

Слезы, как горячее кипяченое молоко или воск, стекали по щекам, выжигая на них дымящиеся огненные дорожки. «Нет! Нет! Нет! Прошу, хватит!». Тишина. Легкий, еле слышный смех в дали. И вновь тишина.

Внезапно все исчезло так же, как и появилось. Из многочисленных черных клубов материализовалось зеркало, пустое, как и все вокруг. Она тяжело дышала, все еще чувствуя жгучую, яростную боль, какую испытывала очень-очень давно… не считая этого момента. Всю спину саднило горячим огнем, хотя она понимала, что все это уже прошло, что она цела, никто не резал ее на куски. Это все ее воображение, и только! Но тогда откуда эта страшная боль?

- Здравствуй, Малефисента. – Первое, что она увидела, была холодная, даже ледяная девичья ухмылка. – Скажи, я похожа на нее? Похожа на тебя?

Бледная тонкая рука потянулась к ней через зеркало, ярко-алые губы беззвучно шептали ее имя, а глаза, смачно накрашенные черной краской, холодно усмехались над ее болью.

- Я была лишь следствием того, что натворил мой отец. Почему же ты отыгралась на мне? Почему? Скажи, я похожа на нее? – На девушке было холодное серебристое платье цвета стали, волосы развевались, подобно туманной дымке, а кожа светилось бледностью призрака. Во всех чертах Авроры она могла угадать… себя. И ее.

- Так бы она могла выглядеть, но, ах, какая жалость! мы никогда не узнаем. Скажи мне, - громче повторила Аврора, - я похожа на нее?
- Я похожа на нее? Я похожа? Я. ПОХОЖА. НА. НЕЕ?!
- ПОХОЖА?

Лицо девушки исказилось гримасой ярости, когда Малефисент принялась бежать по коридору, но ото всюду появлялись зеркала, и из каждого на нее смотрела Аврора, она бежала за ней по пятам и выкрикивала одну и ту же фразу.

- НЕТ!! – не выдержала чародейка, закрывая уши руками и крепко зажмуриваясь. На секунду повисла тишина, а затем ведьма медленно, через силу разлепила глаза, встретившись взглядом с изуродованным гневом и яркой косметикой лицом Авроры. – Не похожа! Я мучала тебя потому что мне нравилось, - выплюнула ведьма в лицо девушки и прошипела, - и мне нравилось осознавать, что он тоже мучается, твой отец. Вместе с тобой. Вместе со мной. Вместе с НЕЙ. Он убил ее так же безнаказанно, несправедливо и жестоко, за кусок королевства, из-за своего себялюбия, на потеху себе и другим, так почему же я не могла убить тебя?!

- Убивая меня, ты убивала ее, - тихо пропела Аврора, внезапно смягчаясь, превращаясь из гневной девы отмщения в легкую нимфу. – И ты никогда не получишь покоя! Никогда, - последнее слово прозвенело рябью колодезной воды, повторяясь несколько раз и эхом застревая в голове колдуньи.

Пустота. Следующее, что настигло ее, была пустота. Мрачная, звенящая, гнетущая. Из-за всей боли она упала на колени, и, не в силах встать, сидела так, в полной темноте, там же, откуда и пришла, пока знакомый монотонный голос, в точности так же, как и в самом начале, не произнес, точно кто-то отмотал пленку назад, давая ей второй шанс:

- Мы вас заждались, госпожа Малефисента. Вы заставили Хозяина ждать.

Точно то же движение руки лакея. Точно тот же голос, та же интонация, то же зеркало позади.
«Неужели это все? У меня больше нет выхода, кроме как сдаться?»

- Мы вас заждались, госпожа Малефисента. Вы заставили Хозяина ждать.

Девушка повторяла заученную фразу, точно робот. Где-то в глубине души колдуньи засели подозрения, что девушка и не была девушкой вовсе. Может, он смонтировал своими чарами человеческий голос и поместил его в безвольную куклу? Стиснув зубы, бросив на ее сухую, бледную маску полный ненависти взгляд, точно перед ней была не пешка, а сам Кромешник, она протянула свою влажную ладонь, поместив ее в сухие руки лакея. Еще секунда – и они прошли сквозь зеркало, которое вывело их прямиком в просторную, широкую залу. Зеркала, сотни зеркал, массивные люстры, визгливая музыка. После всего, что она увидела, все начало расплываться перед ее взором в одну нелепую, скомканную кучку, как детская фигурка из песка и грязи. Ей хотелось поскорее выбраться отсюда, но она понимала, что выбора у нее нет. Пока он не получит от нее, чего хотел, он никогда не отпустит ее… Она успела понять это за все те разы, когда острый клинок врезался ей в спину. Раз за разом. По бокам залы она увидела многочисленные столы с яствами и закусками, но остекленевший взгляд ведьмы скользил по предметам, не обращая на них внимания. Они были лишь картинкой, иллюзией, обманом. Она не чаяла найти здесь что-то – или кого-то – кто мог помочь ей, поэтому брела по залу, почти не имея никакой надежды выбраться. В одном из зеркал она краем глаза увидела свое отражение, бесстрастно проводив его глазами. Строгое черное платье, совершенно иначе, кверху, зачесанные волосы и собранные сзади в незаметный пучок. На плечах и подоле виднелись украшения в виде вороньих перьев – наряд, который вполне могла бы выбрать и она. Вот только не она его выбирала.




Ведьме захотелось разбить зеркало, из которого на нее смотрела усталая, забитая, понурая чародейка с полными боли и усталости глазами, прямо как когда-то давно, во времена ее отрешенности в замке… Она ненавидела эту Малефисенту. Ненавидела так же, как и шепот, то и дело появлявшийся в ее голове.

«Мне нравилась гордая и царственная драконша. Какая стать, какая грация, хах!.. Но поверь, так даже лучше, для нас обоих. Такой ты более… покладис-с-стая!»

Опять мерзкий шепот в ушах. Шепот, от которого хотелось избавиться. Она яростно закрыла уши руками, а затем резко и неожиданно ударила рукой по зеркалу. По пальцам, украшенным массивными круглыми кольцами, потекли струйки горячей крови, но она не обращала внимания на боль. Все, что занимало ее разум – это тот червь, сидящий у нее в голове и не дающий покоя. Ей хотелось взять нож… и просто… избавиться… от…. Него….

Она ринулась к столикам в попытках отыскать острый предмет. Переворошила несколько из них, сбивая посуду, еду, бокалы и прочую атрибутику на пол, но как назло, все закуски подавались в готовом виде – ни единого столового прибора. Ни единого! Из ее горла вылился звериный рык, и она со злостью отшвырнула несколько тарелок со стола, которые со звоном полетели на пол.

Звон посуды и кровь, капающая на пол с ее руки, привели ведьму в чувство. Только сейчас она заметила, что в зале, помимо нее, полно народу. Помимо марионеточных лакеев в масках, тут были и простые люди. Ведьма, впервые проявив нечто, отдаленно напоминающее интерес, решила пройти дальше, найти кого-нибудь, спросить, сказать – неважно! Главное – идти куда-то, а не стоять на месте, ожидая следующей иллюзии или следующих слов, сказанных змеиным шепотом в ее голове. Один ряд столиков… Другой… Третий… Все лица были знакомы, и в то же самое время, перед ней были сплошь чужаки. Наверное, еще одна уловка «Хозяина». Бессмысленно перемещаясь по залу, ведьма поняла, что у него нет конца, края, выхода, да хоть мелкой щели, через которую можно было ускользнуть. Только бесконечные зеркала, из-за которых помещение и толпа казались бесконечными.

- Не желаете перекусить, госпожа Малефсиент? Или, может, выпить? Здесь ваше любимое!

На подносе у молодого лакея, темные волосы которого чуть достигали плеч и были гладко зализаны, размещался бокал темно-бордовой жидкости, которую она смогла бы признать из тысячи. Она хотела промочить горло, но рука застыла на средине пути. «Нет, я ничего у него не возьму. Лучше умру от голода и жажды».

И снова грудной, заливистый смех где-то вдали. Или в ее голове?

- Я так тебя рассмешила, Хозяин? - сделав упор на последнее слово, холодно произнесла она, - не будь таким трусом и яви себя наконец.

«Ооо… поверь, ты еще увидишь меня… Успеешь запомнить мое лицо. И, верь мне, драконша, будешь видеть его каждую ночь, потому что именно оно будет являться тебе в кошмарах, отныне… и вовек!»

Легкий шепот ветра донес остатки шепота и смеха и затих. Стеклянный, помутневший взгляд ведьмы застыл на зеркале, в котором она видела свое отражение. Толпа вокруг нее кружила в такт неприятной, громкой и визгливой музыке, но все перед ее взором размылось, пока ее взгляд не остановился на двух девушках, чьи отражения она увидела в зеркале. Они стояли спиной; темные волосы струились пышным блестящим каскадом по спине, и облачены они, как и все, во все черное. Слегка повернув голову, показав ведьме свой профиль, одна из дам явила в себе все черты ее новой знакомой – Евы. Значит, это все-таки они, они тоже тут! Пытаясь сохранить остатки величия, ведьма приосанилась и, расправив полы своего строго платья, поспешила к дамам. Как только Мэл приблизилась, девушки повернулись, не удивившись, но, скорее, обрадовавшись, и двинулись вперед, к ней навстречу.

Малефисент замерла, не зная, чего ожидать. Были ли они настоящими, или же то очередная иллюзия? Ведьма, стоя в полном молчании, протянула бледную, точно призрака, ладонь, и коснулась руки Евы, которая стояла вблизи от нее. Почувствовав на своей коже живое тепло, и, что самое главное, осязаемость, ведьма впервые за этот сон облегченно выдохнула.

- Нам отсюда не выбраться, - вместо приветствий, радостных слов или слов облегчения, констатировала она. Она сама того не заметила, как ее слова сошли на шепот, и этот шепот был ведьме очень знаком. Тихий, змеиный шепот.






Сообщение отредактировал Shadow - Вторник, 23.08.2016, 23:00
 
SkazochnikДата: Вторник, 23.08.2016, 23:39 | Сообщение # 16
~Story-teller~
Сообщений: 6037
Репутация: 12469
Статус:

I место в конкурсе - Сказки о Любви I место в конкурсе - Второй Шанс I место в конкурсе - Сказочная Любовь I место в конкурсе - Однажды в Аншлаге
Цитата Favi ()
я искал дверь среди всех этих зеркал, но меня ткнули носом в самые поганые воспоминания, реальные до жути. А когда захотел силой добиться ответа от истуканов в масках, до смерти засыпали черным песком. Больше я пока не пытался. А ты?

- После нескольких битв с зеркалами и таинственными фигурами... Нет! - несколько иронично, но все тем же серьезным тоном произнес маг. - Это место не так просто, каким кажется, так что простым обходом помещения, думается мне, вряд ли удастся выбраться отсюда.

Блэквелл взял на заметку слова Робина об этих странных безликих и о том, что с ними происходит, если попытаться им навредить. Кажется, и они были зачарованы до самых кончиков пальцев и готовы были погибнуть, нежели как-то помочь им. Впрочем, Дэниел и сам уже убедился в этом, ведь они все молча наблюдали за его борьбой с собственными кошмарами. Просто! Молча! Наблюдали!

Цитата Favi ()

- Я тоже так думал, пока по-настоящему не вцепился тебе в глотку. Но сейчас уверен, что все эти люди, - он обвел взглядом зал, - такие же пленники как и мы.

- Люди? - отчего-то переспросил маг и, как только они вывернули из-за одной из колонн, его взору предстали гости данного торжества.

"Почему я раньше их не замечал?" - задался вопросом мужчина, тут же скидывая все на игры со своим сознанием.

Все это время ему казалось, что он тут один... Или все они появились позже него?! Пока он гонялся чуть ли не за собственной тенью. В любом случае людей здесь было уже достаточно, а из полумрака временами продолжали появляться новые лица. Кажется, бал набирал обороты...

"Кому же удастся благополучно убраться отсюда?" - подумалось Дэну, пока он продолжал обводить взором собиравшихся гостей. Темные оттенки были представлены во всей красе. Вся атмосфера становилась все более и более кричащей о том, что кошмары и страхи еще дадут о себе знать. Хозяин вечера будто бы только и ждет, чтобы в зале собралось как можно больше народу.

Остановившись на этих мыслях, Блэквелл вдруг задался вопросом, сколько же сможет вместить гостей данный зал? Ведь он казался бесконечным...

Цитата Favi ()
Кто-то сильно не хочет чтобы мы уходили. Не знаю, что за игру он задумал, но похоже что нам остается только принять правила и выиграть. Хотя я пока не представляю как.

- Я также пришел к подобной истине во время зеркального сражения с одним из кошмаров. Мы не знаем, чего хотят от нас, однако мы знаем, чем хотим мы. Выбраться отсюда. И раз наш таинственный организатор так обожает игры, что ж... мы просто должны одержать победу во всех предстоящих раундах, - Дэниел сделал небольшую паузу и усмехнулся, - только и всего! - улыбка отразилась на лице мага, выявляя его способность и в мрачных оттенках разглядывать яркие улыбки.

Они шли все дальше и дальше, пока на их пути снова не встретилась череда столиков со всевозможными напитками и угощениями.

Цитата Favi ()
- Отвечая на твой вопрос, - подал голос лучник, - я был вместе с Эммой Свон, а потом один из этих болванов пригласил меня войти неизвестно куда. Знаю, звучит глупо, но я просто шагнул сквозь тусклое стекло и оказался здесь.

- Со мной тоже было что-то подобное, - проговорил Дэниел, вспомнив, что оставил стакан с виски на прежнем месте. - Да что ж такое! Оставил свою порцию там, - мужчина кивнул в ту сторону, откуда они пришли. - Интересно, а здесь также будут... - он не успел даже закончить свои мысли, как ему был протянут очередной стакан виски, который уже был довольно прилично охлажден и также разбавлен традиционными кубиками льда, которые придавали данному напитку неимоверное изящество. - Все-таки в чем-то они действительно хороши, - потягивая спиртное, огласил маг, посмотрев на загадочных бледных официантов.

Цитата Favi ()
Слушай, а ты не голоден?

Робин внезапно как-то переменился в лице и то и дело переводил взгляд то на него, то на стол с угощениями. Кажется, он точно был голоден, да к тому же очень ужасно голоден. Блэквелл давненько не видел, чтобы при виде еды человек так сильно мог меняться.

- Да, а ведь правда. Что-то за всеми иллюзиями и напитками я совсем... - Дэниел не успел закончить еще одну свою мысль, так как Робин уже совсем его не слушал. Он отвернулся к столу и, кажется, сходу налетел на еду, почти живьем заглатывая в себя все, даже толком и не прожевывая.

Цитата Favi ()
- Отлично! Вкуснятина! Обожаю сладкое, - с натянутой улыбкой прокомментировал Робин в ответ на удивленный взгляд Даниэля

- Скажу не тая - заметно, - усмехнувшись произнес маг, потянувшись за небольшими бутербродами, которые вполне могли разбавить его процесс потребления алкоголя. Правда, неожиданно Робин сделал резкой движение, и маг был вынужден одернуть руку от стола. Он недоуменно посмотрел на разбойника...

Цитата Favi ()
- так что ты там говорил, умеешь управлять страхами? Совсем как хозяин этого заведения? Так может ты с ним заодно? Тоже кайф ловишь, повергая людей в ужас? Ломаешь тут передо мной комедию, а сам ждешь момента, чтобы напасть? Не выйдет! Я снова прибью тебя.

- Эй, ты о чем? - не понимая, что происходит поинтересовался Дэн. - Это на тебя что... еда так действует? - Блэквелл взирал на Робина с нескрываемым любопытством, продолжая усиленные попытки понять, в чем кроется секрет.

"Он что... реально сошел с ума?" - подумалось ему, как вдруг в голове мелькнула довольно интересная мысль.

- Хотя стоп! Что ты только что сказал? Стоп. Стоп. Заодно с хозяином... Точно! Робин, ведь точно! - Дэниел искренне улыбнулся, поражаясь такому незатейливому открытию. - Вот почему я сразу же по прибытию сюда ощущал какую-то связь с этим местом, с данной энергетикой. Мы с хозяином бала владеем единой силой... Мы управляем страхами, Робин! - продолжал тараторить Дэн, хотя для лучника данные слова вряд ли уже были открытием. Он сам навел мага на данные мысли. - В одном ты ошибаешься правда. Мы с ним заодно, однако, может быть, тот факт, что у нас с ним единая, ну или почти, сила сыграет нам на руку, не думаешь так? Ох, Робин, Робин, даже в своих самых странных и спонтанных суждениях ты всегда скрываешь зерно истины. Как тебе это все удается? - поинтересовался мужчина, тут же решив разбавить ситуацию легкой шуткой. - Или весь секрет кроется в данной магической еде? - Дэниел растянулся в улыбке и, снова протягивая руку к еде, все-таки ухватился за один из небольших бутербродов, сразу же отправляя его в рот. - Может, и на меня дивные кушанья воздействуют столь же интересно, - прожевывая, проговорил он, продолжая наблюдать за поведением Робина.

Цитата Favi ()
- Не бери в голову, Дэн. Я... не хотел... просто это место жутко действует на нервы. Думаю, надо еще выпить, что скажешь?

- Выпить не помешает, - утвердительно кивнул маг и тут же продолжил, - и да, я совсем не злюсь и точно не беру все сказанное в голову. Видишь, ты даже помог мне в моих суждениях, а что до твоего громкого голоса, я и сам могу также и еще громче, если будет нужно. Так что перестань!

Соприкоснувшись бокалом и стаканом, двое мужчин сделали пару глотков и, тут же закусив выпитое, решились продолжить исследование огромного и необъятного зала. Они продолжали медленно передвигаться и осматривать гостей.

- Если заметишь что-нибудь странное, то сразу же... Ооо! Робин! - Блэквелл хотел предупредить его о возможных странностях, но никак не ожидал первым напасть на кое-какой интересный след. - Посмотри. Туда. Вон туда, - незаметным кивком головы мужчина указывал лучнику верное направление. - Смотри-смотри. Ты видишь тоже, что и я? Ну же, ну не томи с ответом! - Дэниел отчего-то был настойчив и нетерпелив. - Ты ведь был там! Ты говорил, что они исчезли... - маг заметил, как на лице разбойника проглядывается недоумение и подобное Дэну удивление. - Если она здесь, то, вероятно, и все наши беглецы в Зачарованный Лес, не правда ли?

Блэквелл снова посмотрел на очаровательную и грациозную фигуру, в которой, при нескольких поворотах, он узнал свою давнюю знакомую.

- Что же ты молчишь, Робин? Скажи мне, что я не сошел с ума и там вдалеке ни кто иная, как мисс Ди, наша общая знакомая - Леонора? - озвучив ее имя, Дэниел еще раз пристально посмотрел вдаль и, снова убедившись в правильности своих мыслей, взглянул на своего партнера по изучению зала. Подтвердит ли он его слова...

"Понимает ли он, что это значит... Если все окажется правдой..." - подумалось ему, пока он находился в выжидающем состоянии ответа своего собеседника...




 
FaviДата: Среда, 24.08.2016, 14:39 | Сообщение # 17
Сказитель
Сообщений: 921
Репутация: 1883
Статус:

Цитата Skazochnik ()
Ох, Робин, Робин, даже в своих самых странных и спонтанных суждениях ты всегда скрываешь зерно истины. Как тебе это все удается? Или весь секрет кроется в данной магической еде? Может, и на меня дивные кушанья воздействуют столь же интересно

Теперь настала очередь Робина удивленно взирать на компаньона. Совершенно неожиданно Дэниел развеселился и чуть ли не подпрыгивал на месте, хотя поводов для радости сам лучник пока не находил, скорее наоборот.

- Ты обладаешь той же силой, но сам попался на крючок. И в чем тут плюсы? Прости мой пессимизм, но совершенно очевидно, что этот маг или черт его знает кто он такой... блин, пусть будет... Гарри... не важно. Короче, для Гарри ты не конкурент, а уж я и подавно. Но если у тебя есть какие-то идеи насчет правил, действующих в этом месте, я с удовольствием выслушаю их и даже первым опробую на себе все варианты, предоставив тебе думать и делать выводы. Считай меня добровольцем, который будет тестировать ловушки. Не то чтобы мне понравилось умирать в песчаном вихре, но...

В любых других обстоятельствах Робин ни за что бы не доверился Дэну, и уж тем более не предложил бы себя в качестве тренировочной груши. Но раз бывший конюх обладает какой-то схожей силой, то может и что-то знать, а раз так, почему бы не рискнуть. В конце концов они заперты тут, а любое ограничение свободы Робин расценивал как личное оскорбление и вполне достаточный повод чтобы объединить усилия.

Не успели они как следует обсудить свои дальнейшие действия и выпить еще по стаканчику, как Дэн замахал руками, указывая куда-то в сторону очередных зеркал.
Цитата Skazochnik ()
Ооо! Робин! Посмотри. Туда. Вон туда. Смотри-смотри. Ты видишь тоже, что и я? Ну же, ну не томи с ответом! Ты ведь был там! Ты говорил, что они исчезли... Если она здесь, то, вероятно, и все наши беглецы в Зачарованный Лес, не правда ли?

Робин проследил за взглядом Дэна и никак не мог взять в толк о чем, или точнее о ком он говорит. Нарядные граждане тусили по залу каждый в меру своих представлений о нормальном времяпрепровождении, и Робин по-прежнему не видел среди них ни одного знакомого лица. Он пожал плечами в ответ.

- Приятель, я думаю что ты снова видишь то, чего нет. Хочешь, я дам тебе по морде чтобы ты очнулся, пока видение не захватило тебя целиком? Не сильно, чисто для профилактики...
Цитата Skazochnik ()
Скажи мне, что я не сошел с ума и там вдалеке ни кто иная, как мисс Ди, наша общая знакомая - Леонора?

Лучник еще раз посмотрел в указанном направлении и отрицательно покачал головой.
- Нет, эта светловолосая леди совсем не Леонора. Похожа, даже очень, я согласен, но это не она, - он глянул на Дэна, который продолжал настаивать на своем, - хорошо, давай подойдем поближе.

Они двинулись по направлению к женщине в изящном платье, но уже через несколько шагов Робин потерял ее из виду. Судя по растерянному выражению лица Дэниела, с ним произошло то же самое. Обстановка вокруг них каким-то образом сменилась. Совсем чуть-чуть, но этого было достаточно. Робин покрутил головой, игры теней отражающихся в зеркалах давали могущественному Гарри возможность играть с помещением таким образом чтобы никто не заметил подвоха. Где реальное зеркало на стене, а где лишь его отражение, совершенно не ясно. Робин выругался себе под нос. Говнюк-колдун хорошо продумал все детали и строго следил за соблюдением одному ему известных правил.

- Знаешь, я вполне могу поверить, что ловушка нашего башковитого маньяка Гарри работает везде, и в Зачарованном лесу и в Сторибруке, и еще бог знает где. Так что если кто-то из сиганувших в портал здесь, то у меня имеется к ним парочка вопросов о судьбе дамы, известной нам обоим.


Благородство не дается по праву рождения, а определяется поступками

 
NotEvilДата: Среда, 24.08.2016, 19:26 | Сообщение # 18
Have Fun While You Can
Сообщений: 201
Репутация: 1889
Статус:

<<Улицы Сторибрука
Темнота... Пустота... Что-то знакомое в этом всем. Словно с ним такое уже было раньше. Вокруг ничего нет: лишь кромешная тьма, из-за чего кажется, что и внутри пусто. Даже боль словно исчезла, но на груди такая тяжесть, будто сейчас придавит к земле, если б она была. Тут нет ни верха, ни низа, никого и ничего. "Кто я? Или, возможно, что я?" В голове проносится воспоминание: "Он бежит, судя по всему, на четырех лапах по бескрайнему лесу, сердце бешено бьется, в голове стучит, во рту пересохло. А на боку саднит рана..." Воспоминание прервалось так же внезапно, как и началось, а перед Реном вдруг возникло бледное лицо, которое учтиво протягивало руку, приглашая войти внутрь. Пожарный, не задумываясь, схватился за нее, лишь бы спастись от этой гнетущей пустоты.
Когда принц вынырнул из темноты и обернулся посмотреть, откуда он вышел, на него смотрело из зеркала его собственное отражение, причем одето оно было совсем не так как должно было быть. Вместо изодранной, помятой рубашки охранника, на нем был красивый черный пиджак с гладкими лацканами, рубашка того же цвета, была застегнута на все пуговицы, образ завершался аккуратно завязанным галстуком. Брюки тоже были черного цвета, идеально выглаженные.
Филипп прощупал зеркало, но его поверхность была твердой как камень.
Принц огляделся: он находился в огромном бальном зале, освещением в котором служило множество люстр, но вместо лампочек на них была зажжена куча свеч. Помещение было оформлено в готическом стиле, насколько мог судить пожарный, стены были украшены древними узорами. Повсюду сновали официанты. То, что принц принял за бледное лицо оказалось белой маской. Кроме обслуживающего персонала здесь было много гостей, разодетых в черные одеяния. Рен остановил одного в маске:
-Не подскажите, как я сюда попал? Где мы сейчас?
Официант ответил спокойным, равнодушным тоном:
-Вы сейчас на балу у Короля, принц Филипп.
-Что? Откуда вы знаете мое имя?- чуть ли не прокричал пожарный, но человек в маске проигнорировал его вопрос и, подсунув удивленному мужчине стакан бренди, ускользнул прежде, чем Рен снова его схватил. Ему было неуютно здесь находиться настолько, что принц был готов вернуться в ту бесконечную пустоту, которая была даже привлекательнее этого жуткого места, чтобы сбежать отсюда. Но вокруг не было ни одной двери, лишь множество зеркал, которые, казалось, не имели никакой опоры, а висели в воздухе. Но на самом деле были прикреплены к колоннам, уходящим далеко вверх. Рен подумал о том, чтобы попытаться выйти через них, но так как здесь было полно людей, ему не хотелось выглядеть глупо, если бы его заметили в попытке впечататься в зеркало. Да и кто гарантировал, что это вообще является выходом. Оглядываясь по сторонам, Филипп вдруг приметил знакомую фигуру лучника. Он, с радостью, быстрым шагом направился в его сторону, но остановился на полпути, так как его глаза вновь застлала пелена, все стало мутным, отчего принцу пришлось прикрыть глаза. Когда он их вновь открыл, то увидел, что находится в подвале, который был освещен лишь одним факелом. Вверх тянулась бесконечная лестница с полуразрушенными ступенями. Возможно она где-то и заканчивалась, но огонь освещал лишь часть.К горлу стала подступать тошнота, а это место мигом всплыло в памяти. Отец Филиппа, король Мортус, всегда запирал его в подвале замка, когда тот совершал даже самую маленькую оплошность. Властитель объяснял это тем, что учил принца твердости и закалял его характер, чтобы тот, возможно, мог в будущем править страной. Почему это было лишь возможным? А все потому, что у принца был старший брат Грег. Филипп любил брата всем сердцем, хоть и был от другой матери.
В темноте шуршали крысы, их глаза горели маленькими огоньками из глубин подвала, они потихоньку подбирались к мальчику, чувствуя запах крови от раны на ноге, которую он получил, когда отец швырнул его по лестнице вниз. Он схватился за факел,руки, мокрые от пота, соскальзывали с рукоятки, а факел никак не хотел вылезать, словно приросший к своему креплению.Вытерев потные руки об одежду Филипп со всей силы дернул за рукоять и факел, пролетев над его головой, на миг осветив старые, трухлявые стулья, сложенные в кучу, врезался в препятствие и упал в солому, сложенную в углу. Крысы с писком разбежались в разные стороны. А огонь потихоньку начал распространяться вокруг, разгораясь с каждой секундой все сильнее.Сердце замерло от страха, дышать становилось все труднее. Взбежав по полуразрушенным ступеням, спотыкаясь, он бросился к двери с мольбами: "Отец! Прости меня, пожалуйста, я больше так не буду. Прости меня, я был не прав" Слезы застилали глаза, но он не мог их остановить, хоть король и говорил ему, что будущие правители не должны плакать. Он кричал во все горло, страх поглощал его все сильнее, но никто, никто не слышал его мольбы. Со временем, принц выбился из сил, начал кашлять из-за едкого дыма, глаза жгло так, что он не мог их открыть ни на секунду. Страх сменился паникой, Филипп начал хватать ртом воздух, но вместо кислорода был лишь угарный газ. Грудь сдавило, от боли, парнишка сжал кулаки так, что ногти впились в ладони. Он еще раз вдохнул и очнулся посреди того же черного бального зала. Боль прошла, но страх оставил свой след в его сердце. Рен понял, что тем мальчиком, которого он пытался спасти в Бостоне из огня, был он сам. А спасли ли его на самом деле? Может он умер, еще тогда, в замке, и сейчас находится в аду. А вся остальная жизнь была попыткой сбежать от этих мучений, лишь иллюзией... Вон и Робин тут, и Дэн...
Но нет. Пожарный помнил, как очнулся в своей спальне после пожара. В полудреме он слышал испуганный голос мальчишки лакея:
-Ваше высочество, я видел, что он был мертв, как же...
-Молчи, Томи, не вспоминай об этом никогда и не говори никому, особенно моему сыну, -отвечал ему голос матери Филиппа.- Ни одна живая душа не должна знать...
На следущий день принц узнал, что Король мертв, а Грег стал новым правителем. Филипп пытался связать события в подвале со смертью отца, но в его мыслях всегда возникала стена, а голова начинала раскалываться, поэтому он старался больше не думать об этом.
Теперь Рен понял, что мать обменяла жизнь Короля на его жизнь. Но почему-то ему не было плохо от этого и пожарный подумал, что он, возможно, действительно плохой человек. А еще, пока он пробирался сквозь разрдетых гостей к Робину, думал о том, что огонь на протяжении всей жизни сопровождал его. Филипп, наконец, вспомнил практически все свое прошлое, но от этого легче не становилось. Страх прочно засел в его голове и сердце и никак не хотел покинуть принца.


Words don't come easy...




Сообщение отредактировал NotEvil - Четверг, 25.08.2016, 21:41
 
ЛивПрайсДата: Среда, 24.08.2016, 21:02 | Сообщение # 19
The dream gives hope
Сообщений: 498
Репутация: 57
Статус:

Оливия спокойным шагом бродила по залу, рассматривая совершенно чужие и незнакомые лица. Да и сама она чувствовала здесь себя чужой и лишней. Конечно, каждая девочка в детстве мечтала превратиться в принцессу и оказаться на шикарном балу, где она станет центром всеобщего внимания, а в конце влюбиться в прекрасного принца, который отвезет ее в свой замок и подарить счастливую и беззаботную жизнь. Вот только это не сказка, а она не принцесса, а всего-навсего обычный человек, со своими проблемами и переживаниями. Как бы тяжело не приходилось раньше, девушка всегда справлялась со всем сама, не возлагая свои трудности на других. И как от этого порой, ей было одиноко. Лив всегда казалось, что она другая, не такая как все. Она часто летала в облаках, мечтая о несбыточном, в то время, когда ее сверстницы примеряли наряды и строили глазки парням. Оливии трудно было найти общий язык с людьми, она просто думала совершенно по-другому. Поэтому сейчас, на этом празднике жизни, девушка чувствовала себя неуютно и жалко, несмотря на обворожительный наряд.

Приобняв себя за плечи, Оливия остановилась и посмотрела вверх. Весь зал украшали огромные люстры, освещающие пространство светом сотни свечей, которые отражались в зеркалах, создавая великолепные переливы. "Как красиво" - отстранено подумала Лив, не обращая никакого внимания на лакеев, которые повторяли одни и те же заученные движения, двигаясь между гостями.

- Не хотите ли выпить мисс Прайс, - поинтересовался один из них, остановившись всего в сантиметре от девушки, но та лишь махнула рукой, отправляя нежеланную прислугу восвояси.

Сейчас ей хотелось просто тишины. После недавних событий, которые она помнила, несмотря на неожиданный сон, Лив стремилась хоть на минуту забыться и окунуться в этот невообразимый мир. Мир, который казался волшебной сказкой. Музыка, хоть и была однообразной, тем неимение придавала свою атмосферу, пробуждая желание закружиться в долгом и утомительном танце. Раскачиваясь в ритм мелодии, Оливия обратила внимание на двух женщин чинно восседающих у колонны. Казалось, что они просто отделились от всеобщего веселья, считая других недостойными своего общества. Девушки о чем-то тревожно переговаривались, время от времени бросая быстрые взгляды в зал, словно ища кого-то. Надо заметить, что выглядели они бесподобно в своих нарядах, которые выгодно подчеркивали все достоинства фигуры. Поняв, что больше ничего интересного для нее эта парочка не представляет, Лив двинулась сквозь толпу, когда услышала знакомый голос, исходящий из середины зала. Пытаясь хоть немного привстать на этих неудобных туфлях, девушка все-таки смогла разглядеть мужчину в черном строгом костюме, старательно отбивающегося от, как ей показалось, чего-то в воздухе, но пространство вокруг него было пустым. Через минуту он обернулся, и Оливия узнала своего друга, с которым недавно провела столь откровенную беседу. Робин. Не может быть, что он здесь делает? Если это всего лишь сон, то возможно мужчина просто плод ее воображения, которое регенерировало его сюда после недавних событий. Говорят, что во сне, мы видим то, что пережили наяву. Но наяву такого не было. Лив, нервно осмотрелась по сторонам, надеясь, что один из слуг придет Локсли на помощь, но те ничего не делали. «К черту» - даже если это сон, она не собирается стоять и смотреть, как ее друг мучается от наваждения. Забыв обо всех правилах приличия, девушка стала расталкивать зевак, окруживших мужчину, локтями, пытаясь пробраться к Робину. И как только ей удалось хоть немного освободить себе дорогу, на пути в ряд встали несколько лакеев в масках, которые скорее были нужны разбойнику, чем ей.

- Не желаете отведать свежих фруктов? – вежливо, но без эмоций, спросил один из них, выставляя перед самым носом девушки, поднос с едой.

- Нет, спасибо. Мне нужно пройти… - не успела она договорить, как с другой стороны тоже появились лакеи, окружив Лив в замкнутое пространство.

- Наслаждайтесь вечером, мисс Прайс, - угрожающе прозвучало от каждого из слуги, превращаясь в один большой гул.

- Но я…

-Оливия, - послышался за спиной еще один, до боли знакомый голос.

Не веря своим ушам, Лив, не спешила поворачиваться, боясь увидеть то, что находиться по ту сторону. В душе она понимала, что это невозможно, но девушке не редко снились кошмары, в которых каждый раз проигрывались одни и те же сцены. Ужасные сцены ее жизни. Неужели и на этот раз все будет точно так же. Трясущимися руками, она ухватилась за подол платья и, приподняв его, медленно развернулась. Жуткие люди в черном уже расступились, дабы ее взгляду ничего не мешало. «Лучше бы они оставались на своих местах» - подумала Оливия, затравленно всматриваясь в знакомое с детство лицо.

- Отец, - только и смогла прошептать Лив, изучая мужчину быстрым взглядом. Внешне, он был все таким же красивым и статным, как и раньше, только теперь седины на волосах побольше. Ласково улыбаясь, он пошел ей на встречу, но Оливия инстинктивно отступила, выставляя руки вперед. – Нет. Не подходи. Не хочу тебя ни видеть, ни слышать, ни даже знать.

- Оливия, прошу… - умоляюще произнес мужчина, с мольбой всматриваясь в глаза дочери. – Я так сожалею о том, что сделал. Я был полным глупцом. Я ошибся.

- Что, только сейчас спохватился. После шестнадцати лет, - наполненный болью крик, разнесся по всему залу, но никто даже не обратил внимания, продолжая заниматься своими делами. – Поздно папочка. Твои ошибки уже не исправить. Я больше не маленькая девочка, с надеждой смотрящая в окно и верящая, что однажды мой блудный отец, наконец, таки вернется. Я выросла и поумнела. Убирайся.

Обиженная и обозленная, Оливия с разочарованием смотрела на мужчину, который бросил ее и которого она все сердцем любила. Не смотря ни на что, она все еще его любила и эта собственная слабость угнетали и без того слабое сердце. Новая волна слез стала наворачиваться на глаза и девушка отчаянно затрясла головой, наплевав на прическу, на макияж, на все. Ей просто хотелось избавиться от этой ноющей, всепоглощающей боли, укоренившейся в душе.
- Милая, я так тебя люблю. Люблю больше жизни, - Оливия почувствовала, как ее прижимают к теплой, сильной груди и методично гладят по волосам, пытаясь успокоить. Не выказав сопротивления, она крепче прижалась к отцу, обхватив его двумя руками и зарывшись лицом в черном костюме. Плевать, что еще минуту назад ей хотелось накричать, обругать и обвинить его во всех смертных грехах. Она любила его и готова была простить, пусть даже пройдет целая вечность, лишь бы он тоже ее любил. Лишь бы был рядом. Ей так не хватало тепла.

- Папочка…я так скучала, - всхлипнув, тихо прошептала девушка, совсем забыв о гостях, которые могли наблюдать всю эту семейную драму. – Ты был мне так нужен…

Все поменялось в одно мгновение, будто только и ожидая, когда Оливия даст слабину и размякнет, чтобы ударить побольнее.

- Неужели? А разве одной матери тебе было недостаточно, - раздалось прямо над ухом змеиное шипение. Резко дернув Оливию за плечи, мужчина отстранился и с презрением посмотрел на нее. – Как ты могла подумать, что я буду любить подкидыша! Да мне нет до тебя никакого дела. Ты просто жалкая, ничтожная, грязная оборванка.

Ошарашенно уставившись на отца, Лив, замерла как вкопанная, не в силах произнести ни слова. Она чувствовала, как изнутри наружу лезет страх. Мерзкий, скользкий, он обволакивал все вокруг, превращая воздух в отравленный газ, которым невозможно было дышать. Задыхаясь, от слез, накативших на глаза, Оливия качала головой, не веря в сказанное.

- Нет…не правда.

- Ты была обузой, от которой невозможно избавиться. Именно поэтому я ушел от жены, - продолжал мужчина, в голосе которого все больше слышалась ненависть. – Наверняка ты и довела ее до могилы.

- Не правда, - во все горло крикнула Лив, закрыв уши, чтобы больше не слышать всех этих мерзких слов. Зажмурившись, она пятилась назад, в отчаянной попытке сбежать от монстра, которого считала своим отцом. Ее сердце стучало, готовое вот-вот выпрыгнуть из груди, а ноги заплетались в бесконечных складках юбки, грозясь свалить ее на пол. За что? За что он так с ней? Что она сделала, чем заслужила такое обращение? Она просто любила его, любила больше жизни, а в ответ получила лишь ненависть и предательство.

- Это всего лишь сон…это всего лишь сон, - повторяла Оливия, еще сильнее сжимая глаза.

Именно этого она всегда и боялась. Боялась встретиться с отцом и услышать правду, которой так страшилась. Возможно, поэтому девушка его и избегала. Было бы куда легче, если бы все вокруг выглядело по-другому, но ситуация пугала своей реалистичностью. Будто все происходит на самом деле. Но ведь это невозможно. Это всего лишь сон. Очередной кошмар, от которого она вот-вот проснется. «Ну пожалуйста» .

- Зря надеешься. Я никогда не выпушу тебя из своих теплых объятий, - снова прозвучал из ниоткуда леденящий душу голос. Он словно хотел забраться в голову, чтобы прочитать все мысли и желания. – Ни тебя, ни кого бы то еще.
Сжавшись сильнее, хотя казалось это просто не возможно, Оливия сделала еще один шаг и почувствовала, как земля уходить у нее из под ног. Неужели она опять падает в бездну тьмы, под названием сон?


Храбрость одного – может повести за собой тысячи.

 
AnnaKendrickДата: Четверг, 25.08.2016, 08:33 | Сообщение # 20
Long as I live I will fight
Сообщений: 768
Репутация: 808
Статус:

»Больница Сторибрука

Морфей или кто бы другой это не был,он крепко захватил её в объятия страшного сна. Хотя он начался крайне приятно и уютно, в нём ей увиделась собственная семья, которая позвала в свои крепкий обнимания. Все были в полном составе и даже Флинн будучи ранее льдом. Но вдруг он первый кто и оттолкнул её от себя, крича в это время с ненависть и злобным отблеском в глазах:

- Это всё из-за тебя я стал холодным и бесчувственным куском льда! - проговорил парень и растворился в тёмном дыме окружавшем их, вдруг по спине почувствовалось твёрдой и очень грубое толкание с грубым и величественным возгласом дамы:

- Это всё ты виновата в моём несчастье дрянная девчонка, лучше бы ты и вовсе не появлялась на свет! - как можно агрессивнее прокричала мать и сорвав с шей несчастной Беки кулон, что подарила ей сама, вырвала заколку из коричневых локон Рапунцель, растрепав и вырвав клок из них. Для принцессы сейчас остался последний лучик света - отец, который ещё не отвернулся от неё, но миг спустя и он подлетел к бедной красавце и начал рвать на ней одежду говоря:

- Это всё не твои деньги, это мои деньги - яростно прорычал отец и растворился оставив дочь одну почти полностью поникшую и расстроенную. Из глаз Беки невольно потекли горькие слёзы стекающие прямо в рот, по красным щекам. Вдруг что-то заставило Рапунцель пробудится и оказаться в следующей части этого странного и неожиданного сна.
Широко распахнув свои зелёные глаза, девушка сделала глубокий вдох, будто ей не хватает воздуха. Даже отменное зрение девушки сейчас не могло ей ни чем сейчас помочь, она никак не могла разглядеть ничего сквозь туманную тёмную поверхность отчего ей даже казалось, что она стоит на одиноко дрейфующей тучки. Хотя, стоп что-то она явно могла отчётливо видеть не очень яркий отблеск света.

Направившись в его сторону, она наткнулась на твёрдую поверхность пожую на ощупь на лестницу. Стук каблуком, другой, стоп откуда стуки каблуков по холодному бетону, если Рапунцель была в кроссовках, когда засыпала. Это очень заинтересовало Беку, взглянув вниз, она ничего не смогла разглядеть. Решив оставить этот вопрос до входа в помещение у девушки возникла новая проблема, та яркая поверхность, оказалась зеркально чистым стеклом. "А вдруг это портал..." - невольно прошептали мысли верную идею. Зацепившись за это Рапунцель сделала аккуратный и не уверенный шаг вперёд и у неё получилось.

Окунувшийся теперь в портал полностью, принцесса оказалась в простором зале полном зеркал и зализанных людей в масках. Подойдя к одному из зеркал Бека удивилась, широко раскрыв рот и прикрыв его рукой в тот же момент. Перед ней была уже не та скромная девица из захолустного городка в огромной стране, а настоящая королевская персона, одетая в роскошное тёмное платье на высоких каблуках и с прямоугольной сумкой в руках, которую она никак не чувствовала ранее.



Любопытство так и накинулось на неё и она решила заглянуть в сумку, чтобы узнать, что в ней лежит. В открытой элитной сумке лежало приглашение и какой-то пузырёк. "Интересно, откуда всё это?" - прошептала Рапунцель, как тут же её прервала голос позади:

- Добро пожаловать на Бал, госпожа Рапунцель! - чётко и безэмоционально проговорил мужской голос человек в маске. Бека была удивлена этому, ведь откуда незнакомцу знать её имя и она тут же откинув красиво уложенные кудри волос с глаз, раскрыла уста для вопроса:

- Кто вы такой и откуда знаете моё имя? - непонятно, то ли с возмущением, то ли с удивлением в голосе прошептала шатенка. Немного подумав, она решила поинтересоваться, кто же пригласил её и устроил этот бал, всё больше погружающий её в страх и ужас - И вообще кто и зачем устроил этот бал? - протароторила Бека и воткнула один из кулаков себе в бок. Всё также без эмоционально странный мужчина в белой маске и с тёмными глазами через секунду начал ответ:

- Вам нужно, лишь знать, что мой господин устроил это празднество, а теперь не хотелось бы вам выпить или немного потанцевать? - ответы незнакомца всё больше начинали удивлять шокированную Беку, но всё же она решила согласиться с мужчиной и потанцевать с ним. Отвт она начала с совершенно другой интонацией нежели была сейчас на её лице. Она начала говорить не с сомнениями и спорами с самой с собой, а величественно и гордо:

- Я с радостью приму ваше приглашение на танец, сэр - закончила ответ Рапунцель, как тут же её в вальс подхватил тот хорошо зализанный мужчина, что только что разговаривал с ней. В танце он продолжал разговор с принцессой, но он уже начинал не ответ, а распугивание девушки:

- Ты всегда будешь одинока, тебе нет дороги назад в свой дом, ты не сможешь исправить всё, что ты натворила исправить перед своей семьёй, они все давно мертвы и скоро та же участь постигнет и тебя, госпожа Реббека Адамс! - закончила мрачным голос молодой человек.

В глазах Беки явно появился и какой-то отблеск страха теперь. Набравшись смелости, она прямо в танце оттолкнула юношу от себя, но как и он она тоже упала будто её кто-то подтолкнул. Возмущённая, она помчалась в совершенно другой конец зала, чтобы скрыться от этого человека и поразмышлять над своими действиями.

Отойдя к столу с провизией очень огромного, но до более странного зала, где вместо стен зеркала, а все остальные вещи интерьера тёмных оттенков, что легко мешали гостей с собой. Рапунцель схватила со стола напиток и, сделав маленький глоток, начала внимательно описывать напиток, постоянно облизываясь. Хватило меньше минуты, чтобы понять, что это было ничто иное, как вино, а главное, что это очень дорогое и качественное вино, стоящее в погребе не одно столетие.

Выпив, таким образом половину бокала, Бека внезапно вспомнила о том зачем она убежала с середины танцзала. Пустив в густые локоны каштановых волос лёгкую и нежную руку, она перекинула их на другой бок, а затем, сделав глубокий вдох, опустила все эмоции в никуда, оставив на лице каменную маску, и приступила к раздумьям: "Кто же устроил этот бал? Кто может знать обо мне так много? Почему здесь так много этих странных людей с чёрными беспросветными глазами в масках?" - осыпала мысленно себя вопросами девушка, но тут же вспомнила о кулоне, что подарила ей мать, ощупав свою шею быстрыми движениями, она ничего не нашла кроме ожерелья, главной деталью которого было, что-то похожее на её кулон. Попытавшись несколько раз открыть эту частицу замечательного колье, она так и не смогла вскрыть его - "Чёрт, почему он никак не поддаётся?" - раздражённо и усердно давя на себя, проговорила девушка, как вдруг на её плечи опустились чьи-то тяжёлые и твёрдые руки.

Резко развернувшись, Бека, убрав, часть волос, что упали прямо на зеленые, как изумруды, глаза красавицы, но никого не увидела. Внезано не поянтно почему глаза девушки зачесались и она крепко накрепко закрыла их. В плотно закрытых глазах у нё начал вырисовыватся силуэт высокого и худощавого бледного человека с темными зализанными назад локонами волос. От его вида, хотя и не реального, а только придуманного, как сказала про себя шатенка, по коже принцессы пробежал ветерок испуга и страха. Но вскоре убеждения о том, что это фантазия Беки быстро рассеились, когда мужчина, глуховато усмехнувшись, начал разъяснять девушке что-то своим туманным и тяжёлым голосом:

- Присутствие столь юного и очаровательного создания делает мне честь! Не пугайся, дитя, тебе не нужно меня бояться... - пускает сторону девушки страх, что возник у неё в темноте, когда все обвиняли её в своих бедах. И снова мужчина глуховато смеётся смеется - Ты непременно узнаешь меня, ощутишь в полной мере, когда страхи сотрут улыбку с твоего милого личика!! - бархатно лаская голосом, как змея, сказал первую часть своего текста, состоящего из угрозы казалось бы угрозы, мужчина и тут же продолжил, дав девушке заглотнуть остатки вина в бокале в пересохшее от страха горло - Если вам будет интересно, то имя моё довольно известное - Кромешник! - величаво закончил свою немного не складную речь неизвестный мистер и тут же девушка раскрыла глаза боясь дальнейших действий Кромешника.

Шокированная шатенка стояла раскрыв рот около стола с едой, от угрозы Кромешника ухватившись за край стола, но как только она чуть отошла от шока, тут же девушка погрузилась в раздумья встав в позу блока. И хоть мужчина и пролил свет на многие вопросы для Рапунцель, но тут же он и дал новые темы, над которыми следовало, как можно лучше подумать, чтобы решить их.



 
Форум » Ролевая Игра » Сказочное Королевство » Бал Кошмаров (Праздник во славу ваших страхов)
Страница 1 из 10123910»
Поиск:


Copyright Once-Upon-A-Time-Tv.Ru © 2016
Сайт создан в системе uCoz

Топ100- Развлечения

Наши Друзья

    

Русскоязычный фан-сайт книг Кассандры Клэр: Орудия Смерти, Адские Механизмы, Темные Изобретения, а также их экранизаций Once Upon a Time Italia

Изображение - savepic.org — сервис хранения изображений