Привет, Таинственный Незнакомец! |Регистрация | |RSS

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 25 из 43«1223242526274243»
Модератор форума: tender_poison, Лина 
Форум » Ролевая Игра » Город Сторибрук » Лес Сторибрука (И черта города)
Лес Сторибрука
MirandaДата: Четверг, 24.05.2012, 23:42 | Сообщение # 1
God is Love
Сообщений: 2546
Репутация: 2543
Статус:

I место в конкурсе - Поцелуй истинной любви




 
Belle_Дата: Воскресенье, 23.02.2014, 16:09 | Сообщение # 481
Dark Belle
Сообщений: 849
Репутация: 4304
Статус:

Лейси все бежала, но снег и лед значительно затруднял бег. Болевшие от льдинок глаза залеплял снег. Девушка изо всех сил старалась удержать равновесие и не упасть, мышцы болели и ныли.
Лейси не оборачивалась, да и не хотела, она слышала звуки борьбы. Наконец девушка добежала. Кинжал лежал прямо на льду. Она быстро подняла его, как вдруг перед ней появилась Леонора, Лейси даже не слышала ее шагов. Девушка интуитивно сделала шаг назад.
-Леонора… - прошептала дрогнувшим голосом Лейси. Взгляд колдуньи был безумен, что заставляло Лейси невольно содрогнуться. Сердце будто замерло в ожидании того, что же предпримет Ди.
Лейси стараясь как можно бесшумно, достала из сумки свою волшебную палочку.
Ведьма провела острыми кончиками пальцев по нежной щеке девушки, оставляя на ней царапины, из которых тут же начала проступать кровь.
-Ай! – негромко вскрикнула Лейси. Холодок пробежался по телу девушки. Она стояла и не могла пошевелиться, сама не зная почему, быть может на нее так действовал голос Леоноры.
Цитата tender_poison ()
Ты помнишь, милая, - мягко улыбнувшись, Леонора сделала шаг вперед и провела замерзшими кончиками пальцев по щеке девушки, чувствуя ее нарастающее напряжение, - Помнишь черту? Помнишь любимого, который не смог тебя спасти? - нараспев говорила колдунья, разглядывая белую пелену перед глазами и ощущая магию Румпеля все четче, - Белль...


При упоминании этого имени, Лейси дернулась, резко отступая на пару шагов назад. В ней вскипала ярость. «Почему каждый раз об этой Белль кто-то вспоминает? Что в ней было такого особенного, чего нет у меня?!» - яростно думала девушка.
-Не смей упоминать ее имя при мне! –крикнула Лейси.
«Черта… Черта... Не смог спасти…» - эти слова эхом звучали в ушах девушки
-Аааа- застонала она, зажмуривая глаза. В ее сознании начали появляться фрагменты, как-будто частички пазла: холодный, дождливый вечер… дорога… Женщина и мужчина… борьба… Ее кто-то толкает, девушка успевает заметить ужас во взгляде Румпеля… мгновение и она оказывается как-будто в темноте. Ей холодно и страшно, неизвестность пугает.

Лейси резко открыла глаза, наполненные ужасом и гневом одновременно. Она посмотрела на Ди
-Ты… Я не отдам тебе кинжал! Я лучше умру!
-А хотя… губы девушки изогнулись в ехидной улыбке. Она взмахнула палочкой и как-будто невидимые осколки полетели на ведьму оставляя на ее теле порезы, руках, шее и щеках, заставляя Леонору пошатнуться.



 
tender_poisonДата: Воскресенье, 23.02.2014, 18:06 | Сообщение # 482
Ведьма
Сообщений: 1361
Репутация: 1705
Статус:

- Ты… Я не отдам тебе кинжал! Я лучше умру!

"Жаль", - ведьма не успела озвучить свои мысли вслух. Ощутив магический разряд, она тут же покачнулась на месте и вскрикнула, прижимая руки к лицу. Теплая кровь, сочившаяся из ран, заставляла лед на ладонях таять. Смешиваясь с талой водой, кровь текла вниз, попадая в рот и мерно капая на белый снег. Часто дыша, Леонора отняла руки от лица и посмотрела на них своими слепыми глазами. Поднеся дрожащие пальцы ко рту, она медленно облизала их, ощутив вкус соли и металла. Холодное сердце, горячая кровь.

- О, Лей-си, - подняв голову, чародейка сделала несмелый шаг вперед к девушке и протянула руку в просящем жесте, - О, Лей-си, ты... за что ты так со мной, - чуть не плача, ведьма приблизилась к ней вплотную и осторожно коснулась ее плеча. Не почувствовав сопротивления, Леонора втянула носом воздух. Губы ее, покрытые кровью, заметно дрожали, а в глазах стояли слезы. Робко и осторожно, ведьма оплела плечи и спину девушки руками и всем телом прижалась к ней, обнимая, будто они, как старые подруги, не виделись целую вечность. Руки Лейси были напряжены и вытянуты вдоль тела: в одной - кинжал, в другой - палочка. С одной стороны - острая сталь, с другой - колкие магические импульсы. Осталось выбрать: спасти себя или помочь любимому.

- Легкий выбор, - одними губами проговорила Леонора и издала звук, похожий на рыдания, - Её имя - это твое имя, - протянула колдунья, слегка отстраняясь от девушки и смотря в ее лицо, - Никто, кроме тебя, Белль, так не сочувствовал... чудовищам, - слезы исчезли из глаз ведьмы так же резко, как и появились, уступая место кривой улыбке. Толкнув Лейси в грудь, чародейка вскинула руку, и тот час девушка оказалась зависшей в воздухе, распятая, словно на кресте. Обдуваемая северными ветрами, источающая магию... В другой руке у колдуньи выросла острая сосулька. Слишком много сил затрачено, но выбор предстоит легкий.

- Моя роза, не увядай, - пропела ведьма, покачнувшись и поднимая сосульку легкими движением пальцев в воздух, - Мне будет тебя не хватать, - острый лед, по мановению руки ведьмы, взвился вверх и насквозь прошел через руку девушки, чуть выше запястья. Послышался истошный крик, но Леонору волновал совсем другой звук. О лед лязгнула сталь, и она, пошарив ногой по дороге, почувствовала кинжал, лежащий прямо перед ней. Красные губы сложились в очаровательной улыбке.

- Увидимся в аду, Красавица, - взмах руки - и тело девушки, качнувшись вбок, рухнуло на землю. В белый снег, ласково окутывающий, словно покрывало. Размяв шею, вызывая хруст суставов, ведьма наклонилась и, пошарив по земле, подняла с нее кинжал мага, непривычной тяжестью легший в руку. "С помощью него мной можно управлять!"
- Как... - прошептала Леонора, водя пальцами по холодной поверхности, - "Кинжал и есть моя цена!" - Шутник! - рассмеялась колдунья, стирая тыльной стороной ладони с лица кровь, - Думай, ведьма, думай! Управлять... даром ли... именно кинжалом? - чуткий слух уловил за спиной какое-то движение и чародейка, крутанувшись на месте, улыбнулась.




 
HookДата: Воскресенье, 23.02.2014, 19:14 | Сообщение # 483
A Pirate's Life For Me
Сообщений: 1767
Репутация: 7769
Статус:

I место в конкурсе - Добро пожаловать в Неверлэнд I место в конкурсе - Волшебная нить I место в конкурсе - Сказки о Любви I место в конкурсе - Сказочная Любовь I место в конкурсе - Однажды в Аншлаге
Темный, умело выбил оружие из рук пирата, изогнулся в ухмылке. Потом последовал удар, и мужчина почувствовал, как резкая боль в области челюсти пульсировала с бешеной силой. Во рту чувствовался солоноватый вкус крови, и Джонс выплюнул остатки на дорогу. Боковым зрением Киллиан заметил резкий взмах.

Маг замахнулся вновь свой тростью, но пират подставил свой крюк, и послышался режущий звук, стали. Резким движением, отмахнув трость мага, Джонс замахнулся вновь для нового удара, который последовал в плечо мужчины. В глазах периодически темнело, болевой шок давал о себе знать, но в силу совей жизни и постоянный стычкам, Джонс уже инстинктивно, даже при наихудшем раскладе иногда мог обороняться.

Киллиан кажется, услышал крики вдали, из-за бушующей пурги, он не сразу увидел источник звука.
Он знал, что Леонора не будет тихо и мирно стоять, пират крутил головой в поиске ведьмы и увидел вдали две фигуры. Пока Крюк отвлекся, Маг, воспользовавшись этим, нанес удар.

«Дьявол» - Джонс уже не смог стоять и рухнул на колени, держать за ребра, именно туда Румпельштильцхен ударил мужчину. Еще не много и он его вырубит в конец, Джонс, подняв глаза, увидел как маг почти надвесает над ним.
-Не дождешься,- прошипел пират, и крюком обхватив лодыжку мужчины, сбил с ног мага, и тот упал на обледеневшую дорогу.

Джонс схватив за пальто Темного, несколько раз ударил его об лед. Ему нужна была его сабля, и не менее был нужен кинжал, который в данный момент, кажется, делили между собой Леонора и Лейси. Вновь раздались крики, и он увидел, что кто-то отлетел в сторону, кажется, он успел уловить темные локоны. Лейси.
«Черт, бы вас побрал,»,- пират, слезая с мага, нашел свою саблю и потянулся за ней.

-Пора с тобой покончить Темный,- коротко прохрипел мужчина и кое-как, встав на ноги, он побрел вперед.
-Леонора,- крикнул Киллиан, щурясь от снега и льда, который падал в глаза и мешал разглядеть.
Но обернувшись назад, он увидел в двух шагах от себя мага, который занес руку, но не для удара, пират понял, что на этом честный ой скорей всего и закончится. Что ж, он и не ожидал, что он так долго продержится.
 
ЛинаДата: Воскресенье, 23.02.2014, 21:38 | Сообщение # 484
Trickster
Сообщений: 1871
Репутация: 3753
Статус:

I место в конкурсе - Сказочная Любовь I место в конкурсе - Однажды в Аншлаге
От резкого и сильного удара, Крюк сплюнул кровь.
- Ха – свистящим звуком вырвалось из легких мага.
Не теряя драгоценных секунд драки, он снова резко взмахнул тростью вверх, для удара.
Но тут уже пират ловко подставил свой крюк ей на встречу. Рассекая нападение, он с силой надавил на Румпеля, и тот выронил трость на снег. За ней мигом последовал удар в плечо, заставляя согнуться от нового болевого приступа.

В голове шумело от боли, маг почти забыл, как стоять в кулачном бою, но и уступить сейчас он никак не мог, этот пират давно уж нарывался на приличную потасовку.
Метель звенела льдом, перебивая крики женщин позади них. На миг это отвлекло Крюка, позволяя магу сделать ответный удар в правое подреберье и ребра молодого человека.

От резкой боли, он рухнул на колени, на лице читалась мучительная гримаса боли и злости. Темный навис над Крюком, занося руку для победного удара.

-Не дождешься,- прошипел пират.
- Что? – скривился маг.
Ничего не понимая вдруг из его рук, выскочила трость, все поплыло перед глазами, заворачивая в снежный водоворот. Румпель больно ударился спиной об корку льда на дороге. Он зажмурился.

Не теряясь, пират с силой схватил его за грудки и стал бить спиной и головой об лед, вытряхивая всю душу.
- Черт тебя подери…. – хрипел маг.
Коварный прием Крюка сработал на ура! Маг корчился от боли на земле, по лицу его ходили гневные желваки.
Неподалеку от них снова раздались женские крики, невнятный треск и порывы ветра.
«А наши дамы зря времени не теряют» - подумал маг, когда пират встал с него.

Румпель быстро нашарил трость рядом с собой и, опираясь на нее, поспешил кое-как встать. Все тело ныло от нанесенных трав, но это еще был не конец, пришло время раз и навсегда выяснить все отношения.

Он обернулся, Лейси, валялась где-то в снегу, корчась от боли.
«Не такие они уж и славные подруги» - усмехнулся он, радуясь своей правоте.
Его кинжал теперь держала в руках ведьма, мотая головой в разные стороны и размышляя над тем, что делать с ним теперь.

- О да, дорогуша, ты преуспела – из-за ветра и снега, бьющего по лицу, ему почти пришлось выкрикивать слова – Кинжал которым можно управлять мной у тебя! Но что ты будешь делать с ним? Не все золото что блестит, не вся власть есть сила, всему есть цена, тебе это хорошо известно! Плата всегда приходит за новым Хозяином, всегда дорогуша! Всегда!

Ему порядком надоело это представление и игра в честную битву, и он без колебаний занес руку, пуская в ведьму заряд магии.

Правда, вовремя подоспевший пират, успел закрыть ее от нападения, принимая часть удара на себя. Леонора ахнула от неожиданности, роняя нож на землю.
Кинжал полетел в сторону на небольшое расстояние от нее.
Недовольно закатывая глаза, маг, уже передвигаясь с трудом, побрел в его сторону.




 
Belle_Дата: Воскресенье, 23.02.2014, 23:21 | Сообщение # 485
Dark Belle
Сообщений: 849
Репутация: 4304
Статус:

С лица Леоноры стекала кровь. Она медленно подошла к Лейси и девушка машинально сделала шаг назад. Ведьма положила руки на плечи девушки и Лейси ощутила холод пронизывающий сквозь одежду. В глазах колдуньи стояли слезы, Лейси молчала, будто онемела, ее руки были опущены, как-будто скованы. Неожиданно Ди обняла ее. Лейси широко раскрыла глаза. Она хотела бы вывернуться из объятий, но почему-то не могла.

Сейчас, когда к ней стала возвращаться память и складываться все воедино, быть может она и не против стать снова Белль, ту которую любит Румпель…. Той, которая была ему дорога…
Внезапно ее размышления прервал сильный удар в грудь. От боли Лейси ахнула и закашлялась, делая пару шагов назад. Девушка не успела и глазом моргнуть как оказалась в воздухе, распятой будто на кресте. Ей было тяжело дышать, холодный снег забивал легкие, а в груди все еще пульсировала боль от удара, глаза слепила вьюга, так что она не могла ничего толком рассмотреть. Вдруг руку, в которой Лейси держала кинжал, пронзила острая боль.
-Аааа – закричала девушка от невыносимой боли. Она выронила кинжал, и он оказался у ног обезумевшей колдуньи. Рука онемела от боли. Лейси рухнула на снег. Кровь из руки все не останавливалась , заливая белоснежный снег. Лейси прижала раненую руку к груди и скорчилась от боли.
Она кое – как приподнялась здоровой рукой, в которой она все еще держала волшебную палочку, девушка жадно хватала ртом воздух. Ей надо было любой ценой заполучить кинжал. Ее глаза пылали гневом. Лейси не простит этого никогда!
Девушка яростно взмахнула палочкой и шею Леоноры обвила веревка и начала душить колдунью, веревка продолжала виться вокруг жертвы, обвивая и грудь, тем самым перекрывая кислород. Веревки сжимали шею все сильнее. Леонора упала на снег, роняя кинжал, который отлетел на небольшое расстояние
- Кинжал… - простонала Лейси, стараясь ползти, она протянула руку, с намерением дотянуться до него. Девушка увидела пирата, приближавшегося к Ди и последовавшую за ним атаку мага.



 
tender_poisonДата: Воскресенье, 23.02.2014, 23:47 | Сообщение # 486
Ведьма
Сообщений: 1361
Репутация: 1705
Статус:

Прислушавшись, ведьма сумела разобрать неровный стук каблуков, приближающийся к ней. Перехватив кинжал в одну руку, вторую она вскинула вперед, сосредотачивая в ней магию.

- Леонора

Звук голоса любимого эхом раздался в голове, ломая грань между безумием и разумом. "Киллиан... " Она не посмела обернуться к нему. Поэтому снег белый, да? Это цвет смерти?

- Раз, два, - прошипела Леонора, занося руку, наполненную магией, для последнего удара, - Смерть слепа!

Плата всегда приходит за новым Хозяином, всегда дорогуша! Всегда!

Слова Штильцхена, прорвавшиеся сквозь пургу, обухом ударили по голове, давая ответ на главный вопрос. Вот, что она не могла понять, вот, что упускала. Пущенная из руки магия угодила в землю, создавая на дороге острые ледяные копья сосулек. Темного мага нельзя убивать его же кинжалом, иначе...

- Киллиан, не... - собственный звонкий крик застыл в ушах. Дыхание резко перехватило, а шею сдавило мертвой хваткой, будто на нее набросили удавку. Качнувшись и поскользнувшись на льду, чародейка выпустила из руки кинжал и схватилась за шею, пытаясь содрать с себя веревку, с каждой секундой все сильнее душившую ее и оплетающую следом за шеей и грудь. Ломая ногти и царапая пальцы, ведьма цеплялась за жесткие волокна, но, кажется, делала только хуже. Во рту появился вкус крови. Она закашлялась и рухнула на колени.

- Не полюбит, - зло прохрипела Леонора, почти теряя сознание от нехватки кислорода, - Не Белль! - спиной она ощутила волну магии, а затем раздался короткий, едва уловимый, полу-вскрик, полу-вздох. Опускаясь на землю, она ощущала только холод. Казалось, будто сама метель бережно обнимает ее, зовя за собой в другой мир. Где больше нет боли, нет света, нет ничего. Только свобода от всего. Свобода... Киллиан Джонс! Проснись! Леонора двинула головой, мазнув подбородком по шершавому льду. Путы ослабли, давая вздохнуть. Рядом, совсем близко, она услышала тяжелый вздох, а потом ее лицо опалило горячее дыхание. На плечо легла чья-то маленькая ручка. Черная курточка, подбитая мехом, и ее глаза. Невидящим взглядом она уставилась перед собой и протянула дрожащую руку вперед, выпутываясь из веревок.

- Папа, он...
- ... жив, мой мальчик, жив, - пальцы ведьмы, поглаживающие щеку пирата, потеплели. Она попыталась сказать что-то еще, но из рта потекла кровь. Через мгновение, сквозь клокочущие звуки, она все-таки услышала свой собственный голос, но не знала, слышит ли ее Киллиан. Пытаясь понять, двигаются ли ее губы или нет, она тихо заговорила, смотря прямо перед собой:
- Кинжал... нельзя, - кровь стекала по подбородку и заливала снег, - Киллиан, - "Папа... " - Мы с ним оба... любим тебя, - закашлявшись, ведьма из последних сил оттолкнула пирата от себя и махнула рукой ему вслед, заставляя вьюгу закружиться вокруг него, помогая подняться с земли, - За... обоих... нет... - кашель разрывал легкие, и Леонора, скорчившись и согнувшись, повернулась на бок. Губы мальчика с ее глазами сложились в теплую улыбку. "Он несет смерть..."




 
HookДата: Понедельник, 24.02.2014, 22:46 | Сообщение # 487
A Pirate's Life For Me
Сообщений: 1767
Репутация: 7769
Статус:

I место в конкурсе - Добро пожаловать в Неверлэнд I место в конкурсе - Волшебная нить I место в конкурсе - Сказки о Любви I место в конкурсе - Сказочная Любовь I место в конкурсе - Однажды в Аншлаге
Пират слышал, как Маг кричал Леоноре слова про кинжал, "Хозяин", "Плата". Что бы это не значило, Джонс уже не мог отступить назад, все последующее начало происходить как в замедленной съемке. Маг пустил свой сгусток магии в сторону Леоноры, и Киллиан отчаянно дернулся в сторону, преграждая путь. "Нет",- в голове звонко кричал его собственный голос. Кажется, это было уже все. Конец. Тело почти не слушалось пирата, и холод постепенно забирал остатки тепла в теле.

Мужчина упал рядом с ведьмой. Его взгляд задержался на ней где то на меньше минуты, но этого хватило, что бы увидеть какие увечья получила ведьма. Царапины и мелкие раны, кажется, будто были по всему телу ведьмы, кровь у рта и следы от сдавленной веревки. Но больше всего его не это ввергло его в шок. Глаза. Глаза, когда то сияли голубизной и пронзали своим ведьмовским огнем, были застланы белой пеленой. Джонс чуть не застонал от ужаса, он был виноват что с ней случилось и почему он ослепла. Она была 400 лет во мраке и вот когда, теперь она обрела то, что так хотела, она вновь это потеряла.

-Прости,- прохрипел пират, но в ответ Джонс услышал бормотание ведьмы, и почувствовал, как Леонора прикоснулась своей рукой к его лицу.

Сбоку, чуть дальше от них, он услышал харкающие шаги, Маг тянулся за кинжалом, но и Лейси которая так же получившая увечья, корчась на дороге, не сдавалась, и тянулась к заветной так для всех вещи.
Пират стал пытаться подниматься с земли, но что-то закружило возле него и помогло подняться.
Встав окончательно на ноги, Джонс, держа почти обледенелой рукой, пошел на мага. А тот уже почти дотянулся до кинжала.

Свист сабли, и блеск металла промелькнул перед глазами. Джонс занес оружие и из последних сил ударил по руке Темного. Алое пятно расползлось медленно по асфальту, истошный вопль мага разнеслись по всему лесу, и звенело в ушах каждого присутствующего. Корчась, он, держась за отрубленную руку, упал на колени в приступе бои.

-Теперь ты знаешь, какого это,- злобно проорал пират,- и, заметив в шаге от себя кинжал и Лейси которая кажется, онемела от ужаса.

-Лейси, может теперь ты сделаешь то, что хотела!, - прохрипел Киллиан, и, прокашлявшись, сплюнул кровь со рта. Было тяжело дышать, сил практически не было, и нужно было сделать последний рывок.

И вот он, стоит над магом, который когда то уничтожил его жизнь, жизнь Милы, жизнь Леоноры, Бея, и даже своей любимой Бэлль. Он приносит только разрушение. Ненависть была настолько сильной, что пират ухмыльнулся от проделанной работы. 200 лет одиночества и боли от утраты и потери не давали пробиться чувству сожаления.

-Ты хотела власть? Ты хотела магии?, - кричал Киллиан и посмотрел прямо в глаза Лейси,- Так убей его!
 
ЛинаДата: Вторник, 25.02.2014, 22:04 | Сообщение # 488
Trickster
Сообщений: 1871
Репутация: 3753
Статус:

I место в конкурсе - Сказочная Любовь I место в конкурсе - Однажды в Аншлаге
Сильно шаркая и еле-еле передвигая ноги, Румпель с трудом преодолевал небольшое расстояние до заветного кинжала. Но и Лейси, уже перепачканная кровью, и изрядно потрепанная неуклонно тянулась к орудие повелевания над Темным магом.
«Так вот чего она всегда хотела» – разочарованно подумал Голд.
Власти. Власти и могущества, и ничего более. И не было в ее глазах никогда той любви, и не то искры Белль. Это все была лишь маска, искусная игра, для изуродованного старикашки. И как он вообще мог только помыслить о том, что она могла любить его? Страшное чудовище с набором комплексов и причуд.

И все было заключено только лишь в этом куске металла, в его вечном проклятии. Этот нож, когда-то давший ему свободу, навеки сковал его по рукам и ногам, изъедая сердце и душу неизлечимыми червоточинами.

Не пытайся обмануть обманщика, если ты не собираешься залезать ему по кожу. Она сделала это, она залезла, она проникла в самую глубину черствого сердца. Его голова кружилась от боли и холода, в ушах свистел ветер, а перед глазами плясал лед. Казалось, время постепенно останавливало ход, замораживая все вокруг, погружая лес и фигуры четырех людей, в вечный холод, отправляя в глубокий сон, почти анабиоз.

Секунды текли, маг приближался к кинжалу. Осознающий, что назад дороги нет, доверие и всякая вера в любовь этой милой, нежной девушки с сапфировыми глазами утеряна безвозвратно, но он все еще не желал смерти. Напротив его противники казалось, уже висели на волоске, оставалось сделать пару контрольных ударов, чтобы окончательно закрыть все счета с надоедливым пиратом и слишком умной ведьмой.

И вот, когда он дрожащей от боли и мороза рукой потянулся за вожделенным кинжалом совсем рядом, в воздухе, раздался свист. Он поднял глаза, различая лишь клубящиеся рядом снежинки да острый металл сабли Крюка, а затем проследовал точный и быстрый удар, вспарывающий сознание раскаленным железом на две части.

- А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а… - животный вопль, эхом пронесся по лесу.

Ужас застыл на лице, а он все кричал и кричал, не понимая, что произошло, не различая красок и цветов. Все залило алым, все стало алым, горячим и растекающимся.
Боль. Казалось все так предельно просто. Маг не раз ее испытывал. Боль от душевных ран прошлого, от утрат и лишений. Физическая боль тоже была ему не в новинку, годы боли и унижения, отчаяния и самоуничижения, не прошли даром. Но время текло чередом, и он уже отвык, забыл, спрятался за магией кинжала и власти золота. И сейчас, он был абсолютно не голов к такому повороту, удару, к такой боли. Боли, которая парализует, оглушает, от которой замирает сердце и кровь застывает в жилах.

Кровь заливала все, что он мог разобрать. Румпель беспомощно упал на колени, хватаясь за рану, пытаясь хоть как-то остановить кровь, хлеставшую из покалеченного запястья.
По его лицу потекли слезы, тут же застывая от холода, он почти задыхался от нахлынувших чувств, издавая лишь неясные всхлипы.

-Теперь ты знаешь, какого это,- злобно проорал пират.
- Черт тебя дери, Крюк - чуть слышно, прошипел обвинения маг.
Причиняя многочисленные душевные, телесные и сердечные увечья, он порой забывал, как это, испытывать настоящий ужас, настоящую боль.
И теперь настояло его время расплаты.
Можно ли, в самом деле, помнить боль? Вряд ли. Можно знать, что она была, и ты от нее страдал, но это не одно и, то же.

Маг поднял глаза полные ужаса на Лейси, которая была совсем рядом.
Ветер, заглушавший слова Джонса, гудел струнным оркестром в ушах.
- Так убей его!

Он посмотрел на девушку. И в его глазах не было смирения, надежды на будущее, покой и счастливый конец. Голд смотрел на нее глазами загнанного в ловушку животного. Его переполнял страх, безнадежность, отчаяние. Он уже давно убил ее вместе с их любовью, и за это он так себя и не простил, не свыкся, не поверил, что поступил верно, что так было нужно. Нет, это он и только он виноват, в том, что происходило здесь и сейчас и только ему одному предстоит расплата за все, что он сделал с этими тремя неповинным людьми. Лейси никогда не станет Белль, Крюк и Леонора никогда не найдут покоя, а он не сможет простить себя.
Назад дороги нет. Те, кто не извлекает уроков из прошлого, обречены, повторять его.
Темный не весело перекосился в вымученной гримасе и опустил голову.




 
Belle_Дата: Вторник, 25.02.2014, 22:25 | Сообщение # 489
Dark Belle
Сообщений: 849
Репутация: 4304
Статус:

Лейси все пыталась дотянуться до кинжала. Раненая рука так болела, что на глаза девушки навернулись слезы. А атака мага попала прямо в Крюка, он упал рядом с Ди, а Темный направлялся прямо к заветному кинжалу. Сердце Лейси бешено забилось в груди. Казалось бы она не успеет, не дотянется ибо маг уже почти дотянулся до него, как внезапно поднялся сильный ветер, поднимая пирата на ноги. Он ударил саблей по руке Румпеля и оглушительный крик мага заполнил лес, заглушая и вскрик девушки.
-Румпель… - прошептала Лейси, безотрывно глядя на кровавое пятно, которое все увеличивалось и увеличивалось. Крюк что-то кричал Румпелю, но девушка не слышала его, Лейси словно окаменела.
«Зачем я это все делаю? Ведь я…»
Вернул ее к реальности крик пирата, обращенный к ней. Девушка еле-еле поднялась на ноги, которые будто были ватными. Она взмахнула кинжал и уже была готова нанести удар, как вдруг Лейси встретилась с взглядом мага. Он смотрел прямо на нее. Девушка заглянула в эти глаза, которые она так… Любила? Как она могла быть так слепа? Ослепленная жаждой власти, она отказалась от самого важного – любви. В памяти сразу вспыхнули те минуты счастья, которые Темный дарил ей. Его признание… «Я люблю тебя Лейси.» - звучала у нее в голове фраза, выведенная по-волшебству на стене. И вот он лежит прямо перед ней на снегу, весь в крови, измученный и раненный.Как она могла так с ним поступить? С человеком, который так бескорыстно и безгранично любит ее. Ей не нужна эта чертова власть! Все это время ей нужен был только Румпель… Она сама не заметила как потеряла свое счастье...
-Люблю… тебя… - прошептала еле слышно она. Наконец Лейси поняла это, но было уже слишком поздно… Девушка опустила кинжал.
-Не могу… - сказала Лейси. – я люблю его…



 
HookДата: Четверг, 27.02.2014, 22:07 | Сообщение # 490
A Pirate's Life For Me
Сообщений: 1767
Репутация: 7769
Статус:

I место в конкурсе - Добро пожаловать в Неверлэнд I место в конкурсе - Волшебная нить I место в конкурсе - Сказки о Любви I место в конкурсе - Сказочная Любовь I место в конкурсе - Однажды в Аншлаге
Былая решимость Лейси испарилась мгновенно, стоило ей замахнуться на мага.

Цитата Belle_ ()
-Не могу… - сказала Лейси. – я люблю его…


Смятение и сожаление на лице Лейси застыло в глазах Капитана. «Любит…она его любит.» Это настолько невероятно, что Джонс сначала впал в ступор. Он не заметил, как маг поднялся с земли и смотрел на Лейси. Он никогда не видел такого взгляда у Темного. Взгляд полный чувств, которые казались, не могли быть в этом монстре. Но быстро собравшись с мыслями, выхватил кинжал из рук Лейси, и подошел вплотную к девушке.

-Как хорошо, что тебе осталось его любить не долго, не правда ли?, - прошептал Киллиан, и развернулся к магу,- Повезло тебе с ней, - хмыкнул пират,- Но это не убавляет моего желания покончить с тобой,- резким движением он всадил кинжал в грудь Темного. В самое сердце. Ему послушался крик Леонры, она что то кричала ему. Но пират так и не повернулся. Что бы она там не кричала, было поздно, он сделал решающий шаг в этой битве.

Он держал за рукоять, и не отпускал. Сердце бешено билось, внутри все горело огнем, сжигало каждую частичку. Он так долго жаждал этого, этой мести. Он продолжал держать рукоять и смотреть в глаза мага, в которых мелькало просто невообразимо много эмоций. Боль, страх, отчаяние, злость, ненависть….Киллиан продолжал смотреть на мага, он хотел, что бы последнее, что увидит Голд, это его глаза. Своего врага, который не отступил, не сдавался, и настиг его хоть и спустя долгое время.

И вот она победа, в его руках, в этой рукояти кинжала. Он чувствовал, будто открылось второе дыхание, боль от увечий ушла на второй план. Все вокруг погрузилось в звенящую тишину.
Только сбивчивое дыхание мага нарушало его.

-Отправляйся в ад Румельштильцхен,- прошептал пират в лицо мага, но почувствовав как Темный схватил в отчаянном рывке за руку, добавил ,-А ты крепко держишься,- язвительно подметил Джонс. В ответ Голд стал издавать хриплые звуки, и Крюк услышал последние фразу мага,- Это тебе на память, дорогуша,- и резко приложившись рукой к виску пирата, Джонс почувствовал дикий треск в голове и новую боль по всему телу.
-Дьявол,- прошипел мужчина и, дернув кинжал вверх, по грудной клетке мага, провел до самой гортани. Мгновенная вспышка, и пират сам, рушась на землю, смотрел, как маг падает как тряпичная кукла на дорогу.

«Всё. Покончено», только и мелькало в голове Киллиана. Маг, распластавшись на земле, лежал весь окровавленный и в многочисленных ранах. Кинжал так и остался воткнутым в теле мага, и Джонс не собирался его забирать. Более он был ему не нужен.

«Рано радоваться Крюк, ты сам одной в могиле» - мысленно подметил по себя Капитан и к телу вернулась вся боль от ран. Лейси упавши на колени застыла в немом крике, Крюк посмотрел на нее с чувством сожаления. А когда их взгляды встретились, пирату показалось что будто бы на него смотрит не Лейси. А Бэлль. Та самая Бэлль, которая была всегда мила со всеми и непоколебима, верна своей вере. Он отвернулась и тихо зарыдала. Он не стал, что либо говорить ей, она сама знала, что он скажет. Он предлагал отступиться. Но она пошла до конца.

Отвернувшись от девушки, Киллиан искал ту ради которой билось его сердце. – Леонора,- тихо позвал он ведьму.

Маг был мертв, но его слова будто врезались намертво в жизни всех кто хоть раз с ним столкнулся. «Все имеет свою цену». И Цена его достигнутой мести, была девушка, которая смотрела на пирата своим невидящим взглядом.
 
ЛинаДата: Суббота, 01.03.2014, 02:20 | Сообщение # 491
Trickster
Сообщений: 1871
Репутация: 3753
Статус:

I место в конкурсе - Сказочная Любовь I место в конкурсе - Однажды в Аншлаге
Румпель был готов к любому исходу, но явно не тому, что произошло. Он опустил голову, покоряясь воли Лейси, лишь она могла его убить и воскресить, понять, простить, опустить на дно ада и возвысить до кристальной чистоты. И он покорился ее воле, умереть от руки любой, в этом даже была некая поэзия.
Где-то в глубине души он все еще надеялся на то что, любовь окажется сильнее власти, его любви к ней хватило бы навек вперед, он бы сделал все для того, чтобы она вновь полюбила бы его, не важно, сколько плохого было или будет потом.

Но иногда, то, что мы знаем бессильно, перед тем, что мы чувствуем. Румпель понимал, что такой исход маловероятен. Эта ситуация не сулила ничего хорошего и выгодного для него сейчас, даже учитывая тот факт, что ведьма валялась в снегу, а ожидания пирата не оправдались. Приближение смерти, холодные щупальца у горла, нервные импульсы в груди, тревога, отчаяние, все такие простые и такие страшные человеческие ощущения, испытываемые наверно тысячами душ, которые он уничтожал и гнусно оскорблял, в своей бренной жизни.

Темный не видел взмаха кинжала и не слышал того, что сказала Лейси после, но ее промедление заставило его поднять голову.
-Не могу… - сказала Лейси. – я люблю его…
От ветра Румпеля сильно шатало и клонило к земле, пульсирующая рука все еще кровоточила, но эти слова он смог разобрать. Ни за что и ни на что в мире он не променял бы этих дорогих и теплых слов любви от этой женщины. Такие вожделенные и трогательные слова, можно прочитать по губам, понять по глазам, почувствовать сердцем.

Казалось, что на какой-то миг, он словно ожил. Словно кроме нее сейчас не было ничего в этом мире, и все остановилось, потерялось, утратило смысл. Она любила его, ни смотря, ни на что. Маг поднялся с колен, без отрыва глядя на Лейси, а может на Белль, хотя в этом сейчас уже не было значения. Она была его любимой навеки веков.
И он будет любить ее, покуда не высохнут реки, а моря превратятся в лужи. Покуда его руки не покроются коркой льда от мороза, а душа развеется словно пепел по ветру. Он будет любить ее и восхищаться даже когда его глаза закроются на вечный сон, погружая весь мир во тьму, он никогда не перестанет любить ее.
- Любимая… - еле слышно, одними губами, прошептал он в ответ.

За такое признание и умереть не грех, за ее улыбку впору вырвать сердце и сжечь дотла, за эти такие простые слова, он мог простить ей все. Перевернуть весь мир с ног на голову, окунаясь в самые недра и сгорая, растворяясь, соединяясь с Вселенной.
Иногда осознание обходит мозг стороной, и ответ ты получаешь прямо от сердца. Он чувствовал это. Лейси полюбила его таким, каким он был, она все еще видит сердцем, он все еще может рассказать душой, все еще можно исправить.

Но не успел он, и опомниться от всего спектра нахлынувших чувств как на его пути вновь оказался пират. Он вплотную приблизился к Лейси и выхватил у нее кинжал. И снова все сосредоточилось на одной только цели – кинжал. Все начиналось с ним и с ним должно окончиться. Ну что же, все пути приводят к одной цели, все сводиться к одному истоку, время пришло.

Резким движением он всадил кинжал в грудь Темного. В самое сердце.
Наверное, не существует пределов ужаса, который может испытать человек. Острое лезвие кинжала пронзило тонкую ткань рубашки, вонзаясь обжигающим ледяным острием в грудь. Быстро достигая горячего уже сбившего ритм сердца.
Крик застрял где-то в горле мага, его затрясло мелкой дрожью. Он сделал пару тщетных попыток схватиться за рукоять, что-то сказать, но вместо этого только и мог, что смотреть в глаза Крюка.

Темные как ночь, горящие как агаты, жаждущие мести и расплаты глаза отчаянного пирата. В голове Румпеля мелькали тысячи оттенков боли, липкий страх охватил душу, рот заполнил ужасающий вкус металла, бездонное отчаяние плескалось в сознании, дикая ярость смешивалась со злостью, порождая ненависть сильнее прежнего. Беспощадный враг или отчаянный человек, который достоин справедливого отмщения? У Темного всегда было много врагов, и поэтому многим он просто не придавал значения, но этот пират, поистине был достоин уважения, ему удалось одолеть мага, разрушившего его жизнь.

Кровь потекла струйкой изо рта, маг был не силах, что-то произнести, надрывисто всхлипывая. Крюк смотрел и упивался этим зрелищем своего превосходства, тем самым будто пробуждая Темного на борьбу, до конца, нападать всей оставшейся сильной.
Что есть мочи, он схватился в последний раз за руку пирата.
- Отправляйся в ад Румельштильцхен,- прошептал пират в лицо мага.
Кряхтя и сгибаясь под тяжестью навалившейся раны, он вымучил улыбку, невнятно произнес:
- Это тебе на память, дорогуша.
Из последних сил, он резко приложился к виску Джонса, выпускай остатки покореженной, плохо работающей магии.
«Даже если я умру, тебе не забыть меня Крюк» - быстрая как стерла, мысль охватила Темного, придавая сил и уверенности.
Но вдруг, рука пирата дернулась, проводя кинжал вдоль его тела, поднимаясь до самой гортани. Вспарывая его внутренности, высвобождая дух Темного на волю.

Вспышка света, сменилась океаном тьмы…
Он снова шел по сырой, черной земле, и снова, с тревогой и опаской в душе, все звал и звал сына по имени.
- Бей! Бей! Постой! Я пойду с тобой! – кричал мужчина, не различая дороги.
Широкие раскидистые деревья загромождали ему путь, невидимые голоса людей, благоговейный шепот, безумный смех, были отголосками его семенящих шагов.

Кто-то прятался вдали, зовя в пленительные золотые оковы, кто-то умолял его остановиться, заливаясь слезами навзрыд. Румпель протер глаза, потом еще и еще и еще несколько раз, но не мог разобрать дороги. Нигде не было пути.

Вдали занималась пурпурная заря, или ему это лишь показалось? Маг присмотрелся и…
Да ведь это были быстро набегающие облака магии. Но они были так ядовиты, словно кислота, разъедая все кругом, не щадя не единого существа.
Дикий первозданный страх сковал тело мужчины. Прятаться было некуда, пощады не жди, фиолетовая пена уже подобралась к его ногам. Время не терпит, все имеет свою цену, плата была предопределена задолго до этого момента. Нет более безжалостного тирана, чем боль, нет более жестокого деспота, чем спутанность сознания.

Словно в бреду повторяя эти слова, маг окончательно рухнул на обледенелую землю
- Все имеет свою цену. Все имеет свою цену. Все имеет цену….
Шептал он бескровными губами, окончательно погружаясь по тьму.

Это был лучший и одновременно худший день в его жизни. Никогда не смеши и не играй с судьбой, никогда не думай о том, что неведомо. Он был всего лишь человеком, поступившим один раз неверно, а может и верно, кто знает…

Жизнь или смерть, энергия или покой. Все остановилось сегодня, но это все же того стоило. Темный совершил немало ужасных ошибок, исправился ли он бы? Пожалел? Вряд ли. Стоит ли он оправдания? Стоит ли он понимания и принятия? Или же он получил праведное, честное возмездие, пал достойной смертью от руки заклятого врага?
Теперь уж это не узнает никто.

Боль, что сжигала все вокруг всегда жила в нем, оставила шрамы на душе, заполняя пустоту прожитых одиноких дней, лет, столетий. Он так и не успел достигнуть высшей цели – обрести сына и покой, зажить нормальной человеческой семьей. Но наши цели не всегда приводят к добрым последствиям и результатам. Все то, что он творил на пути к этому было мерзким, но и все же, это стоило того, чтобы пойти туда, куда он шел. К этому аду на земле, к этому раю на земле, и обратно, внутрь, под, между, сквозь них, в них, и над ними.

Теперь его почти бескровное бледное бездыханное тело, тихо распласталось по холодной земле, вдоль придорожной кромки. Его раны все еще кровоточили, кровь мерно вытекала из остывающего тела, тот самый роковой кинжал торчал в глотке. Вдыхая последнюю порцию морозного воздуха, маг навсегда закрыл глаза.
Румпельштильцхен мертв.




 
tender_poisonДата: Суббота, 01.03.2014, 23:49 | Сообщение # 492
Ведьма
Сообщений: 1361
Репутация: 1705
Статус:

Вдруг стало так пугающе тихо, что Леоноре показалось, будто она оглохла. Ни голосов, ни свиста ветра, ничего. Боль в теле притупилась, уступая место тяжести и онемению, а кровь, застывающая на губах и подбородке, отдавалась неприятным зудом. Подтянув руку, ведьма отерла рот тыльной стороной ладони. Совсем, как когда-то...

Следуйте за мной, детки, я приглашаю вас в гости!
В то место, где правит магия!

Настало время поиграть!
Здесь, в моем саду... полном теней...


И только когда благоговейную, мертвую тишину прорезал нечеловеческий и животный крик боли, колдунья поняла, что все еще жива. Дети, ее маленькие милые детки, никогда не кричали так. Часто моргая, будто это могло помочь, ведьма вглядывалась во мрак, силясь понять, увидеть, но все было тщетно. Ни теплой деткой улыбки, ни белого снега... "Киллиан. Кинжал. Нет!" - било набатом в голове, но язык будто онемел, не давая сказать ни слова. Горло саднило, а грудь разрывал кашель. Пытаясь сдерживать его, Леонора коротко вздохнула. И еще раз, поглубже, наполняя легкие холодным воздухом. "Нельзя, нельзя, плата слишком высока!" Заскользив рукой по льду, ведьма почувствовала, как пальцы коснулись чего-то липкого и горячего. Страх и ужас так тесно переплелись с ощущением чужой магии совсем рядом, что невозможно было понять, что происходит. Прижав ледяную ладонь к горлу и напрягшись всем телом, она открыла рот в надежде на одно единственное слово. "Нет, нет, нет... "

- Не-е-е-е-ет, - крик вырвался из груди будто сильный порыв ветра, оставив после себя жжение и подарив новый приступ боли. Закашлявшись и сжавшись, чародейка кожей ощутила, как на нее волной накатывает магия. Чужая, скользкая, темная. Все замерло в напряжении. Ведьме казалось, будто она тонет в разливающейся по дороге алой крови. Сердце рухнуло вниз, а голова закружилась, когда в опустошенном сознании возник главный вопрос: чья это была кровь? "Нет, нет... не может, только не он, не может!" Согнутые пальцы путались в веревке, оплетающей грудь, а онемевшее тело отказывалось слушаться. На мгновение земля содрогнулась, как от удара, заставив Леонору замереть на месте, а тонкий лед стал покрываться трещинами, змеями расползающимися во все стороны. "Проснись! Встань! Вставай же!"

Отбросив веревку в сторону, ведьма, уперевшись ладонями в хрустящий ледяной покров, осторожно приподнялась, приводя тело в сидящее положение. Поджав ноги и чувствуя, как в ладони врезается острая холодная крошка, она принялась крутить головой в слепой попытке понять, что произошло. Ища ответ на свой главный вопрос.

– Леонора

- Киллиан Джонс, - одними губами проговорила ведьма, облегченно вздыхая и поворачивая голову в сторону пирата. Произошедшее не укладывалось в голове. Смахнув с лица снег, колдунья, почти ползком, начала двигаться в направлении его голоса. Царапая голые колени о дорогу, она вытянула руку вперед, и, наконец, коснулась пальцами лица любимого. Слепая, она так явно видела его сейчас: как он сцепил зубы, превозмогая боль, как нахмурены его брови, как бьются о скалы волны в синеве его глаз, как он пытается улыбнуться, видя, что она жива, как смотрит на нее... такую. Леонора помнила его облик, высеченный на сердце, помнила каждую черту лица, знала каждое движение, каждый участок тела, которого касались ее губы, но он... он никогда не знал ее такой. Вмиг ведьма почувствовала себя бесконечно чужой и одинокой, той, что была больше трехсот лет. До него. Она не хотела, не могла поверить, что и его взгляд сейчас наполнился тем же презрением, отвращением и ненавистью, которыми пылали глаза тех, кто хотел уничтожить ее. Он - не они, он ее любит. И никогда она не усомнится. Но как... как примирить его с той, кем она является на самом деле? Как показать, что она, слепая ведьма, убийца, монстр, безумная чародейка, смеющаяся в лицо смерти... любит его всем сердцем?

- Стало быть, - прохрипела ведьма, опуская глаза и расправляя плечи, - Война окончена, - краем уха она услышала приглушенные рыдания и всхлипы и улыбнулась, - И мы... - опустив руку мужчине на грудь, ведьма осеклась и поджала губы. По руке пробежал сильный магический импульс. И он принадлежал не ей. Оглушительное понимание ситуации заставило ее пошатнуться. "Плата всегда приходит за новым хозяином!" "О нет... " Вращая глазами, она смотрела во мрак и не знала, как сказать про это Киллиану. Как, ненавидя что-то всей душой, жить, понимая, что это что-то теперь заточено в тебе самом? Неужели, это не конец войны, а только... ее начало?

- И мы... - растянув красные от крови губы в улыбке, продолжила ведьма, - ... просто обязаны организовать похороны! - поднявшись с земли, она попружинила на месте, убеждаясь, что может твердо стоять на ногах, и помогла подняться Киллиану. Он что-то тихо и зло зашипел, когда она случайно коснулась его бока. - Ненаглядный, - прошептала Леонора, сгибая и разгибая пальцы, - Ребра? - в ответ прозвучали тихие ругательства, но этого было достаточно, - Вы должны быть сильным, капитан! - промурлыкала колдунья, улыбаясь и осторожно кладя руки по бокам мужчины, - Ради вашей ведьмы, капитан! Должны, понимаете? - в голосе Леоноры зазвучала нежность, а из рук полилось голубоватое сияние, опоясывающее пирата словно широкий пояс, - Она любит вас! - сияние стало оборачиваться льдом, сковывающим тело, чтобы предотвратить любое воздействие на поврежденные кости, - Хоть и страшно-престрашно зла! - закончив, колдунья отряхнула руки, размяла шею, тут же отозвавшуюся неприятным хрустом, и, привстав, несмело коснулась его губ своими губами, - Не бойся меня, я... не сделаю больно, - трогательно изогнув брови, Леонора закусила губу, - Только если сам не попросишь! - из груди так и рвался смех. Поддавшись импульсу, ведьма весело, хрипловато рассмеялась и крутанулась на каблуках.

Окольцованная болью шею заныла. Поморщившись, ведьма, стараясь игнорировать боль, сделала пару шагов вперед и тут же споткнулась о что-то. Присев, она провела рукой по преграде и прыснула от смеха. Холодная кожа, острая сталь кинжала, торчащая из горла. Наклонившись и поднеся руку к лицу Румпеля, ведьма не почувствовала его дыхания. Невероятно. Мертв.
- Помнит он, что день грядущий не в его руках, оттого панически боится слова "крах", - тихо пропела колдунья и выпрямилась, - Попрощайся со своим чудовищем, красавица! - повернув голову на звук рыданий, Леонора состроила Лейси страдальческую мину и взмахнула рукой, - Его ждет могила.

Холодный ветер, окутав тело мага, слегка оторвал его от земли. Не опуская руки, Леонора взмахнула второй, и услышала, как трещит лед и тихо гудит под его натиском промерзшая почва. Водя круговыми движениями рукой по воздуху, она будто бы разрывала глыбами льда землю, создавая яму, которой хватит, чтобы уложить тело. Была только одна проблема.
- Дьявол, - зло прошелестела ведьма, но тут же на ее губах расцвела улыбка, когда она повернула голову туда, где, по ее мнению, находился Киллиан, - Любовь моя, ты не мог бы, - она кивнула в сторону импровизированной могилы, сделав большие глаза, - Достаточно глубоко?
Прислушавшись, она смогла разобрать через вой ветра короткое "да". Сложив руки вместе, она слегка подняла их и повела ими в сторону, увлекая по воздуху тело темного мага. Следуя за ним, она наконец услышала звук удара о землю. Всплеснув руками в радостном порыве, ведьма запрыгала на месте.

- Славно! - наклонившись, чтобы зачерпнуть с земли снег, смешанный с землей, ведьма вдруг наткнулась на какой-то предмет, на ощупь напоминающий... - Ой! - она отпрянула, будто коснулась огня, но затем вновь потянулась вперед и осторожно подняла с земли отрубленную руку. Покрутив ее в руках, она повернула голову, вскинула брови и одобрительно кивнула. - По заслугам, - брезгливо морщась, она кинула руку в могилу и, наклонившись, собрала в руку горсть земли, вперемешку со снегом.

- Баю, бай, как долго длится ночь, когда совсем не спится! - убаюкивающе пропела ведьма, кидая горсть вниз и совершая пассы руками, забрасывая в могилу землю, снег и лед, - Спи сладко-сладко, чародей, - крепкий лед окутал засыпанную яму, - И никогда не просыпайся!

Рассмеявшись, Леонора вышла обратно на дорогу, подняла катающуюся под порывами ветра по дороге трость и втянула носом воздух.
- Пахнет победой! Любимый, - похлопав ресницами и очаровательно улыбнувшись, она протянула свободную руку в приглашающем жесте. Почувствовав тепло руки пирата, она улыбнулась шире и вручила ему трость, - Нам стоит это отметить! - танцующей походкой она двинулась вперед по дороге, и ее голос, изредка прерываемый кашлем, эхом зазвучал в порывах ветра, - Весь мир должен знать, что Румпельштильцеха больше нет!

>> Дом мэра




 
HookДата: Воскресенье, 02.03.2014, 17:32 | Сообщение # 493
A Pirate's Life For Me
Сообщений: 1767
Репутация: 7769
Статус:

I место в конкурсе - Добро пожаловать в Неверлэнд I место в конкурсе - Волшебная нить I место в конкурсе - Сказки о Любви I место в конкурсе - Сказочная Любовь I место в конкурсе - Однажды в Аншлаге
Жива и невредима…почти. Это было самое главное для мужчины. Он видел как Леонора, превозмогая боль, почти ползком добралась да пирата и коснулась его рукой. Пират внимательно разглядывал ее, точнее ее раны. Кровь у рта, мелкие раны по лицу, и возможно множество ушибов. Он посмотрел ей в глаза, и по коже мужчины пробежали муражки. Он не боялся ни ее, ни ее безумия уж точно. Ему было не по себе, зрелище было столь ужасным, что Джонс готов был добить себя на месте, конечно, он знал, что этим ничего не решить. Чувство вины захлестывала с неимоверной силой.

Когда чародейка коснулась его груди, он почувствовал, как Леонора напряглась, пирату показалось это странным. Что же она могла такое почувствовать, или она почувствовала, что еще не много и все его внутренности могли вывернуться наружу.
«Похороны, она сказала похороны», мелькнули слова ведьмы в его голове, и когда она встала, Леонора решила помочь и ему, но нечаянно коснувшись его бока, пират, не сдержавшись, зашипел от боли.

-Ребра,-

-Да черт возьми,- шепотом пират, посыпал ругательствами, было очень больно, и боль затуманивало сознание, Киллиан не разбирал половину слов, которые говорила чародейка. Он увидел, как из ее руки последовало синее сияние, как тогда ночью, когда ему было плохо и больно от ожогов. Постепенно сияние окутывало грудь пирата, словно тугая ткань, так делали лекари, когда были повреждения ребер. Слегка зажмурившись от боли, Джонс терпел все манипуляции ведьмы. Как только она закончила, он посмотрел на себя, грудь была все обернута словно тонкий лед, который, по всей видимости, на некоторое время не даст еще более сильных повреждений.
Леонора размяв шею, казалась непринужденной, но, не много замявшись, она приблизилась к Джонсу и коснулась его губ. Киллиан ответил тем же, простым и коротким поцелуем.

«Только если сам не попросишь»

Джонс не удержался и хмыкнул, на лице заиграла довольная ухмылка. Как только ведьма отошла от него, Джонс сделал пару шагов за ней и остановился. Он наблюдал за ней и поглядывал на Лейси.
Затем его взгляд перешел на мага, пират еще не до конца верил тому что случилось. Леонора по всей видимости тоже, он а что то шептала и проверяла. Затем встав она начала махать руками создавая яму. «А про похороны она не шутила»,-подумал Джонс, и все же он был согласен с Ди, пусть даже это был самый ненавистный враг, похороны более менее достойные он заслужил.
Джонс смотрел, как яма становится все глубже и глубже. Леонора спросила, достаточно ли она сделала ее глубокой, Джонс просто и коротко ответил,- Да,- засунув в карман руку, он к своему удивление обнаружил там одну вещь.

Кольцо, с черным камнем. Покрутив его в руке, он вспомнил тот день, когда обещал засунуть это кольцо ему в глотку.
Подойдя чуть ближе к могиле, в которой был маг, он бросил туда кольцо. «почти выполнил обещание, даже больше чем наделся» Развернувшись, он медленно побрел назад. Смотреть дальше он не хотел. До него мельком доносился голос Ди. Которая то приговаривала то пела над могилой мага.

Пахнет победой! Любимый

Протянув ей руку, она отдала ему трость. Долго не думая, пират, зацепив крюком, сломал трость пополам. Правда, при этом, чуть не рухнув на землю. А ведь он хотел сделать подарок одному другу.
Держа в руке сломанную трость, пират ответил на последнюю фразу ведьмы.
-Весь мир нам не к чему, сказав одному человеку, узнает и весь город. Мне кажется, твоя подруга будет очень рада, узнав, что ее соперника больше нет,- кинув последний взгляд на Лейси, Джонс и Леонора не спеша направились в город.

>> Дом мэра
 
Belle_Дата: Понедельник, 03.03.2014, 03:13 | Сообщение # 494
Dark Belle
Сообщений: 849
Репутация: 4304
Статус:

-Румпель…Мой милый Румпель… - прошептала Лейси, протягивая к нему руку, ей было все равно, что она все еще кровоточила, девушка уже даже не чувствовала боли, все, что ее сейчас волновало – это взгляд мага, полный любви и веры в нее. Как она хотела сейчас обнять его, прижаться к его груди, услышать стук такого родного ей сердца и сказать, что он нужен ей больше всего на свете. Он все еще любит ее, не смотря на то, что она натворила. Если бы она только могла повернуть время вспять и все исправить, все ошибки, которые она совершила, сказать слова, которые не решалась сказать, но… увы она не может. Темный прошептал ей что-то беззвучно одними губами, но этого было достаточно, чтобы понять значение, Лейси улыбнулась ему.

-Прости… Прости меня за все… - прошептала девушка и сделала один шаг вперед, как вдруг внезапно подбежал пират и выхватил из ее рук кинжал, вонзая его прямо в сердце Румпелю. Глаза девушки остекленели от ужаса.
Лейси онемела от ужаса, она пыталась закричать, но собственный голос не слушал ее. Ноги подкосились и она рухнула на холодный снег. Ее всю трясло.
« Мертв…. Он мертв…» - эхом проносилось у Лейси в голове. «Что же я наделала? Будь я проклята!» Из глаз девушки полились слезы.
-Нет… Нет… Нет!! –кричала девушка охрипшим от рыданий голосом – Что же я наделала!Лейси смотрела на безжизненное тело своего возлюбленного, осознавая, что он больше никогда к ней не вернется. По-настоящему начинаешь кого-то ценить, только тогда, когда потеряешь… Теперь она поняла смысл этих слов. От нее как-будто оторвали часть ее самой, ее душу, ее половинку, ее будущее. Лейси посмотрела на Крюка и увидела в его взгляде… Сожаление? Она не была в состоянии что-то ему сказать, она беспомощно опустила голову, продолжая плакать, слезы все не останавливались, ей было холодно, она устала, но девушке было все равно, она смяла пальцами холодный снег.

Лейси смотрела как тело мага погружается в землю. –Не трогайте его… Не надо… простонала она, но из-за сильного ветра и вьюги ее никто не услышал. – Что же я наделала…. – прошептала Лейси, заливаясь горькими слезами – Вернись… Вернись ко мне – повторяла, словно молитву, девушка. Лейси содрогнулась. Перед глазами замелькало тысяча картинок, будто кадры: Замок… Роза… и множество лиц людей, которых она прежде не знала… И голос, который так нежно называет ее по имени. Белль… Пошатнувшись, словно от кошмара Лейси заметила, все еще сидела на холодной земле, а фигуры капитана и Леоноры уже скрывались вдали.
Лейси посмотрела на место, где сейчас покоился Румпелью Медленно протягивая руку, она прошептрала:

- Прости меня. И снова зарыдала, голова раскалывалась от бесконечных слез, но она просто не могла остановиться, чувство вины и осознания того, что она теперь совсем одна, съедало ее изнутри. И в этом виновата только она. Как бы ей хотелось отключить сейчас все свои чувства и быть может ей не было бы так больно и страшно. Девушка кое-как встала на онемевшие ноги и пошла по тропе. Застланные от слез глаза, почти ничего не видели, она то и дело спотыкалась.

Пора возвращаться в пустой и теперь для нее холодный дом…



 
ЛинаДата: Вторник, 04.03.2014, 03:32 | Сообщение # 495
Trickster
Сообщений: 1871
Репутация: 3753
Статус:

I место в конкурсе - Сказочная Любовь I место в конкурсе - Однажды в Аншлаге
Боль пробирается внутрь,
Кусает и колит, воняет и стонет
Она никого никогда не полюбит
Она улыбается и мерзостью дунет

Боль говорит на семи языках
Боль не вестник, она и не враг
Красочно сны боль разукрасит
Но утро придет и день ей не властен

Славная, дивная, яркая птица
Дай же воды из колодца напиться
С ядом нет боли, с ним нет и воли
Остро врезались в разум дикие спицы

Боль есть нечто живое, суровое смелое, злое
Она не побрезгует взять то, что не следует
Тихо подкравшись, в сердце оставшись
Боль никогда не приходит однажды.


Пелена боли и мрака заслонила все. В один миг, Румпель оказался в полном могильном мраке, сбивающем все чувства в огромный неразборчивый комок, безжалостно давящий на грудь. Все конечности безжизненно повисли, высвобождая блуждающий неприкаянный дух. Словно бездонная дыра, образовавшись внутри него, выла и кричала о помощи.

Немые конечности, и застывшие нервы, сознание плескалось где-то на уровне высшего подсознания, не давая вырваться из липких холодных лап смерти. Белый свет, освещенный коридор? О нет, нет, все заполонил мрак и пустота. Пустота, вглядываясь в которую, можно увидеть все свои прегрешения, увидеть свою душу, ужаснуться и застыть в безмолвном крике о помощи.

А между тем, время, мчалось, как машина без тормозов, летящая по склону холма к оживленному перекрестку. Вокруг стоял вой и холод, лед покрывал тело мага, сковывая его словно в саркофаг. Отрываясь от земли, холод и ветер впредь звучали в его крови.
Холод и снег, могильная земля была уже повсюду. Вьюга окутывала и жгла холодом, его стеклянный взор, перепачканные в крови руки, обезображенное лицо, теперь напоминающее маску.

Но все вокруг было замечательно, красиво, даже несколько сказочно. Принять прощальную песню от врага, да еще и удостоиться чести быть погребенным, это высший знак уважения. И не беда что его сказка походит больше на вычурный хоррор. Знай Темный какие пышные похороны его ожидают, он бы уже давно умер, ведь хорошие похороны не какая-нибудь дешевая импровизация, им нужно посвятить жизнь. А он прожил весьма и весьма занятную жизнь и не одну, чтобы быть просто брошенным на съедение лесным жителям.

Где-то будто копошились мыши, где-то был шорох и чуть различаемый из-за ветра шепот, перемежающийся с топотом или биением колокола. То ли жнец был в пути, то ли сам всадник решил за ним на землю прийти. Земля прибывала, ложась ровно и мерно, как положено на любом приличном погребении. Все отступало, и мир заслоняло, исчезало, растворяясь в небытие.
Разум плескался, на обрывках умных слов и вечно повторяющихся фраз.

Кто не причиняет боли, открывая крылья мухам в веселых забавах? Кто не убивает в себе зверя, откладывая топор до лучших времен и улыбаясь надоедливому соседу? Если ли чистейшие, безгрешные души на этой бренной земле? Лучшая часть Румпельштильцхена была давно мертва, умирая постепенно, в самом его сердце, она поселилась там задолго до истинного осознания смерти, до настоящей любви и ее сладкого поцелуя, и даже до первой улыбки его сына, озарившей весь мир, красками любви и надежды.

Но все проходит, и это тоже пройдет. И даже то, что его состояние было похоже на выскакивание на полном ходу из мчащегося поезда, не отменяло еле тлеющему разуму и спутанному сознанию работать на краю мозговой активности. Где-то там, в глубине, очень далеко, что-то буквально заставляло мага, идти все дальше и дальше во тьму и мрак, погружаться в себя. Чтобы познать истинную сущность жизни, надо исследовать каждый ее аспект. Чтобы понять истинную сущность смерти, надо встретиться с ней лицом к лицу.

Боль исчезала. Сознание растворилось где-то в обрывках реальности. Впервые в жизни он ничего не чувствовал, не слышал, не видел, не понимал.

Наконец-то. Лишь покой и тишина.

«Не плачь обо мне любимая, не печалься друг мой милый, не стоит горевать сын, не сказать слов обо мне на поминках врагу, я просто тихонько тут полежу».

Встреча с судьбой, встреча с самим собой, лицом к лицу с настоящей тьмой, никому и никогда не давалась просто.
Вся долгая жизнь могущественного мага и властителя, враз обратилась одной сплошной глупой шуткой.

Свидание со смертью удалось, но маг был в самом начале пути. Сколько же еще тьмы предстояло ему пройти?...




 
Belle_Дата: Вторник, 04.03.2014, 20:59 | Сообщение # 496
Dark Belle
Сообщений: 849
Репутация: 4304
Статус:

Идти было очень трудно: ноги то и дело утопали в снегу и Лейси отчаянно пыталась сохранить равновесие. Слезы все не прекращались, от чего жутко болела голова, отчаяние и боль сжимали сердце девушки. Ей хотелось поскорее убраться оттуда, все дальше и дальше, но Лейси понимала, что так она все равно не избавится от кошмарных воспоминаний сегодняшней ночи.
-Я хочу это забыть!... - все повторяла и повторяла девушка. Она замерзла, не чувствовала пальцы рук, ступни онемели, лицо раскраснелось от слез и мороза.
Наконец она добралась до машины., которая была вся завалена снегом и сугробами, а дверь девушка даже и не пыталась открыть ибо понимала, что она примерзла.
Лейси достала из сумки волшебную палочку. Ей совсем не хотелось ею пользоваться, но пешком ей домой не добраться. Она взмахнула палочкой: машину накрыл пурпурный дым, избавляя ее ото льда и сугробов..
Шатаясь, она кое-как подошла к машине, открыла дверцу и села в нее. Заведя ее, она умчалась прочь с места, где совершила непростительный поступок.
Дом мистера Голда и Белль



 
ЛинаДата: Среда, 05.03.2014, 03:15 | Сообщение # 497
Trickster
Сообщений: 1871
Репутация: 3753
Статус:

I место в конкурсе - Сказочная Любовь I место в конкурсе - Однажды в Аншлаге
«И пойдет он дорогой тьмы, и да выйдет он на тропу забвения. Чтобы вспомнить хоть что-то нужно лишь терпение. Зачем думать в таком милом уединении…»

Персональный Ад? Что же это? Муки совести? Крик душ? А может полное и окончательно забытье всего былого?
Маг шел и шел, в полной темноте и мраке, где-то играла заунывная песнь о жизни и смерти, могильный звон мерно отбивал ритм бим-бом, бим-бом, отдаваясь в ушах и где-то в груди гулким тук-тук, тук-тук, тук-тук.

Злодеи и счастливый конец? Кто вам сказал такую чушь? Редкий злодей достоин вообще какого-либо конца, и нет дела никому до того, кем был или не был он при жизни, нет дела до того, какая у него душа и если ли она вообще? В этом вся прелесть самого слова счастливый конец. Кто сказал, что счастье именно в том, чтобы быть добрым и раскаяться во всех грехах своих? И это Румпель отчетливо понимал, сейчас, как и всегда, ему не найти спокойно гавани, своего счастливого конца, уж слишком много было сделано и сказано им, за те прошедшие века, если только…

Без прошлого нет и будущего, но стоит ли оно того, чтобы помнить его? Забвение, полное отрешение, от всего сущего, важного, от того что он помнил и знал. Отказ от вины, отказ от совести. Но ведь есть цена. Всегда и всему есть цена. Четкие условия сделки.

Можно выпустить яд, только вместе с кровью. Можно вырвать цветок, только вместе с сердцем. Его долгая сделка, длинною в жизнь, дорога без конца и края. Когда кончиться эта тьма, когда он выйдет на тропу? Что ждет его дальше?

Темный чувствовал, как из глаз его лились кровавые слезы. Душа вопила о пощаде, покайся, разум призывал подумать о сыне, о семье. Только сердце нитевидным пульсом призывало идти вперед без остановки, идти навстречу тьме и неизвестности. Можно выпустить яд - только вместе с кровью. Можно вырвать цветок - только вместе с сердцем.

«Белль, Бей, Белль, Бей….» - даже находясь на обрывках сознания, балансируя между мирами, словно на лезвии бритвы, его сердце всегда помнило о самом дорогом и трепетном – его любимых людях.

Моя судьба быть вечным зверем
И взгляд твой доблестный ловить
Когда потери возымеют
Наш кроткий путь в былую прыть

Не надо почестей и славы
К ногам всего не приложить
Дай только мне скорей отравы
Чтобы образ твой быстрей забыть

Ты так нежна, глупа, невинна
И взгляд твой полон доброты
И ты так робко и безбрежно
Вошла в мой мир, моей мечты

А я убийца и развратник
И глаз мой уголем горит
Но растворившись на окошке
Мой образ век тебя хранит

Все решено: что есть, что будет
И не уйти нам от судьбы
Моя любовь навек тебя погубит
Но и мне не скрыться от судьбы.


Сделка, сделки, тысячи сделок, никто и никогда не может разорвать контракт. Никто. И даже сам Темный никогда не сможет стать простым обычным человеком. Тем самым ткачом, с сердцем полным надежд и не имеющим ничего кроме прялки за душой.

Его руки. Его натруженные руки помнили каждый дюйм, каждый миллиметр его прялки, она всегда помогала забыться на яву, уйти в неведомую мглу, спастись от боли и лишений, погрузиться в страну грез и некоего осознанного забытья. Но теперь…

Сейчас, он ощущал лишь сталь под кожей, да липкую кровь на груди, двигаясь, как слепой крот в темноте и боясь всякого шороха, даже включая шороха трения легких о сломанные ребра, и натяжение сосудов и вен, где-то в глубине организма. Осознание себя, осознание тьмы, принятие смерти как факта, уход в чертоги разума.

Выбиваясь из последних сил, он хотел бы упасть на колени, покричать и заплакать навзрыд, молить о помощи и прощении, но у кого, где и когда? Его вены горели, будто чьи-то распухшие пальцы перебирали их заново, очищая и восстанавливая. Во рту застыл металл и пепел, в воздухе отчетливо воняла сера. Все тело его раз за разом сжимало в судорожных припадках.

Ему казалось он не дойдет, не успеет, сгинет по дороге, затерявшись где-то в этом бесконечном могильном мраке. Накатывающая усталость, затягивала, погружая в волны спокойного сна, унося все мысли далеко, в безбрежные границы небытия.

«Нет, Бей я не устал, но ты иди, поиграй, ребята давно тебя звали. Да Белль ты нужна мне, ты словно глоток свежего воздуха, ты моя надежда, моя опора, частичка души моей, мое светлое утро и да не померкнет никогда благословенный взор очей твоих»




 
ЛинаДата: Четверг, 06.03.2014, 02:34 | Сообщение # 498
Trickster
Сообщений: 1871
Репутация: 3753
Статус:

I место в конкурсе - Сказочная Любовь I место в конкурсе - Однажды в Аншлаге
«Дойдя до пустоты и перешагнув эту грань, мы будто вырываем все корни своей одержимости. Это как сильный эмоциональный взрыв, только падение не вверх, а вниз. Ты внутренне падаешь, разбиваешься вдребезги, а потом... встаешь, видишь, что ты жив и понимаешь: что нужно жить дальше. Воскрешаешь и терпишь, покуда, твои раны затянуться и на место пустоты придет то, что сможет ее заполнить»

День смерти, а затем и похорон мага был самым обыкновенным днем. И следующий день тоже, и так могло бы быть до бесконечности, во всех мирах и плоскостях мира. Если бы не одно но…. смерть мага была не его концом, а скорее началом.

Без разбора блуждая во тьме, он потерялся в своих думах, забывая обо всем, что могло хоть как-то его тревожить. Не испытывая страха перед небытием, он вглядывался в пустоту, но увы она не утешала, не согревала, не говорила с ним. Пустота без страха и упрека, ей ничего не нужно, и ей нечего дать, доказать, предложить. Все пороки бестелесны пред всепоглощающей пустотой, все слова бесполезны. Ей чужды эмоции, и чужды ощущения и только рассудок, поможет не упасть пред ней на колени. Но как, же тут не упасть, когда такая встреча? Когда бредешь, не разбирая дороги, в полном одиночестве, без цели, без свободы, без души.

Когда-то тогда, раньше, он отчетливо помнил, что в определенный момент, что-то пошло не так. Все началось со слабого воспаления в его голове, легкого жжения о том, что он зря проживает, пустую никчемную жизнь деревенского труса. Кажется, он знал это всегда, и будто заранее был готов к этому повороту, но он никак не был готов к той силе, власти и свободе пришедшей с кинжалом. И теперь, лежа в своем ледяном могильном склепе, он будто врастал в него. Прочная, огненная сталь клинка, врезавшаяся в его плоть, не отпускала, притягивая и маня магией, вновь побуждая к жизни.

Но хотел ли этого сам Темный?

Прошел день, затем другой, как начнешь умирать, так уже не остановишься. Его смерть была последним штрихом, вишенкой на торте его многострадальной жизни. Он умирал и не раз, кажется, он умер еще три тысячи лет назад, но именно сейчас не хотел возвращаться к реальности. Его время истекло, и Вселенная предоставила счет за использованные ресурсы, за его слишком долгую поездку, за напрасно растраченные века. Несвоевременность – вечная драма. Не успеешь познать радость, пожнешь печаль, не успеешь сказать слова любви, тебя настигнет одиночество. Сколько раз он хотел бы, остановить время? Сколько лет он истратил на призрачные поиски сына. Но сейчас… сейчас, наконец-то его ничего из этого не тревожило. Все уплывало, растворяясь в безбрежной пустоте.

Пустота — это пауза между тем, что есть, и тем, что может быть. Пустота — это возможность бытия. Румпель наслаждался этим состоянием. Немало повидав, он почти не верил в существование небытия, полного забвения, отрешенности от мира, но сейчас уже был готов изменить своим идеалам.
Он как будто скользил по водной глади, незаметно для себя, переходя на новый уровень мучений, из страха возникло спокойствие, из боли радость, а из темноты приятный для глаз бархат.
Окаменевшее тело и залипшая как смола вязкая кровь постепенно наполняла сосуды. Холодные суставы и кости уже не жгло адским огнем, а будто омывало прохладными ветрами. Где-то в глубине вспоротой грудной клетки, очень медленно и чуть слышно что-то постукивало.

Быть может бытие, выходит именно из небытия? Когда ему уже нечего предложить, когда уже нечего бояться?

На лице мага постепенно проступала привычная игривая насмешливая улыбка, в знак освобождения от оков и предрассудков, в знак победы над самим собой, в знак полного опровержения бытия или небытия.

Темный продолжил свой бесконечный путь во тьме…

Я лежал в темноте, забывая о сне
Птицы пели в строю, и я им подпою
Время шло бесконечным и истоптанным днем
А на улице вечность, под зеленым плащом

Погляди в Небосвод, там заря занялась
Я лежу здесь один, моя вера сдалась
Нет ни рая, ни ада, в этой грешной земле
Лишь посланники ветра, весть несут по воде

Мы все вольные дети, нашей матушки гор
Но не в силах принять, мы, горящий костер
Я промчусь по воде, и взлетаю во мгле
Как же здесь хорошо, в этой странной игре.




 
MeliumДата: Четверг, 13.03.2014, 17:38 | Сообщение # 499
Маг
Сообщений: 223
Репутация: 247
Статус:

>>Кафе "У Бабушки"
Три человека дошли до края леса и вошли в лес, ступая по тропинке. Ланс вытащил ружьё и прикрепил к нему глушитель. Посмотрев в сквозь прицел, чтобы убедиться в правильной фокусировке ружья, он повесил его за плечо и последовал за бывалым охотником, осторожно шагая, дабы не спугнуть лесных жителей.





Сообщение отредактировал Дасния - Четверг, 13.03.2014, 17:39
 
FaviДата: Четверг, 13.03.2014, 17:47 | Сообщение # 500
Сказитель
Сообщений: 921
Репутация: 1883
Статус:

кафе У бабушки

Они вошли в заснеженный лес. Острожно пробираясь среди сугробов они углублялись в чащу, подальше от городского шума. Рон улыбался до ушей, очутившись в родной стихии. Он шел, трогая деревья и кустарники, будто здоровался с ними. Иди было тяжело, он проваливался в снег, но не просился на ручки, а шел вперед. Робин с удовольствием смотрел на сына и губы его непроизвольно расползались в широкую улыбку. Рядом с ним шагал Ланселот с непонятным оружием за спиной. Кое-где стали попадаться следы животных.
- Габриэль, расскажи мне о своей службе у короля, - попросил Робин. Они остановились, поджидая Рона. Разбойник вытащил стрелу и быстро выстрелил куда-то вверх. Спустя несколько мгновений к их ногам упала пронзенная насквозь сосновая шишка.


Благородство не дается по праву рождения, а определяется поступками

 
Форум » Ролевая Игра » Город Сторибрук » Лес Сторибрука (И черта города)
Страница 25 из 43«1223242526274243»
Поиск:


Copyright Once-Upon-A-Time-Tv.Ru © 2016
Сайт создан в системе uCoz

Топ100- Развлечения

Наши Друзья

    

Русскоязычный фан-сайт книг Кассандры Клэр: Орудия Смерти, Адские Механизмы, Темные Изобретения, а также их экранизаций Once Upon a Time Italia

Изображение - savepic.org — сервис хранения изображений