Привет, Таинственный Незнакомец! |Регистрация | |RSS

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Лина, tender_poison 
Форум » Ролевая Игра » Сказочное Королевство » Дом Персефоны/Евы (Королевство Мидаса)
Дом Персефоны/Евы
InfernalSpringДата: Понедельник, 11.07.2016, 18:41 | Сообщение # 1
Goddess of Destruction
Сообщений: 135
Репутация: 106
Статус:


Интерьер:


Плотоядный цветок по имени Джим:


Сообщение отредактировал InfernalSpring - Понедельник, 11.07.2016, 18:50
 
InfernalSpringДата: Понедельник, 11.07.2016, 19:53 | Сообщение # 2
Goddess of Destruction
Сообщений: 135
Репутация: 106
Статус:

Персефона проснулась от того, что в комнате стояла поистине адская жара – окна были закупорены, а пламя в камине резвилось со вчерашнего вечера, словно маленькое огненное божество, недоступное взору наблюдателя, выплясывало невиданной красоты пируэты, наполняя пространство вокруг удушливым теплом. Должно быть, Говард снова подкинул дров, пока его названная дочь находилась в царстве Морфея, хотя она всякий раз просила его не делать этого.

Говард Моллиган добрый и заботливый человек, но слишком тревожный и имеющий склонность к чрезмерной опеке – еще один мужчина, который собирался присвоить Персефону себе, только в этот раз настоящим кукловодом предстала она. Было несложно терпеть нежность старика, потерявшего родную кровь, а вместе с тем и единственный смысл просыпаться по утрам. Его дочь Лианна пропала в лесу за несколько дней до появления в деревне Персефоны, которая за время своего заточения успела многому научиться. Важнейшим из ее открытий было понимание того, что люди – лишь ниточки в хитросплетении судеб, ниточки хрупкие, готовые оборваться в любое мгновение. Все, что от нее требуется – умело тянуть за эти ниточки, используя бесценные знания и опыт, полученный на Олимпе и в Подземном Царстве.

Перед тем, как ступить в деревню, Персефона подумала о предыстории, которая обязана была быть правдоподобной и в идеале вызывающей сочувствие у мягкосердечных жителей живописного уголка – матерей и отцов, братьев и сестер – одним словом всех, кому есть, что терять. Разорвав подол и рукава платья, взъерошив и запачкав волосы землей и оставив на коже несколько синяков увесистым камнем, она попыталась разглядеть свое размытое отражение в прозрачной глади озера, близ которого стояла деревня. Результат был вполне удовлетворительным, и ничто не мешало богине, надев маску безутешной скорби, немного прихрамывая для большей убедительности, направиться к людям, которые должны были исполниться праведным гневом на обидчиков несчастной и совершенно беззащитной девушки, а после предложить ей кров и хлеб. История о жестоких разбойниках, разграбивших ее родную деревню и хладнокровно убивших мать с отцом, оказалась прекрасным предлогом для того, чтобы поселиться среди приветливых, ничего не подозревающих людей подобно паразиту, высасывающему жизнь из организма-хозяина.

Персефона не некоторое время решила остаться среди них. Приютить бездомную великодушно согласился местный резчик по дереву, человек уже немолодой, в прошлом - храбрый рыцарь Его Величества Короля Мидаса, получивший серьезное ранение в одном из сражений, в результате которого был вынужден покинуть службу и вернуться в родные края, чтобы вырастить прелестную дочь и достойно встретить старость. Местные любили и уважали сэра Говарда Моллигана за подвиги былых дней, так что достойная старость была ему обеспечена. Что же касается дочери… Милая Лианна, которую Персефона по странным причинам напомнила скорбящему отцу, так и не была найдена, прослыв одной из мистических загадок леса и его голодных обитателей. Лес поглотил ее девственное тело, не оставив даже костей. Впрочем, было что-то необычное в этой истории, что-то, что порой заставляло Говарда называть «Еву», именовавшуюся когда-то самой Весной, Лианной и беречь ее от всего на свете. У богини были соображения на этот счет, но она предпочитала не думать об этом.

Жизнь бок о бок с людьми была необычной, захватывающей, восхитительной! Они казались мелкими и незначительными существами, но смелости, которую они иной раз проявляли, могли бы позавидовать сами боги! Люди были потрясающим материалом для изучения в глазах опытного садовода, редкими экземплярами диковинных растений, живущими и увядающими, как и любое воплощение красоты, как невинные ромашки и царственные розы, ранимые васильки и чарующая сирень. Но не все они были такими. Среди людей, как и среди растений, были омерзительные сорняки, не заслуживающие ничего, кроме прополки. Как сорняки не могут стать цветами, так и прогнившие душонки негодяев, не совершивших ни крупицы добра, никогда не очистятся от скверны, которой заразили себя давным-давно. Единственное очищение, достойное их – смерть и вечные муки в Аду, а Персефона как никто другой знала и могла поклясться чем угодно, что Ад существовал! Она видела Ад своими потухшими глазами, она царствовала над его зловонными безднами, она отдавала приказы истязать грешников, сдирать с них кожу, разрывать на части, сбрасывать с обрывов на металлические шипы, мучить зноем и промозглым морозом, она создавала из них импровизированные грядки и выращивала ядовитые грибы на их мягкой, податливой плоти… Но не все грешники получали справедливое наказание. Искреннее раскаяние могло помочь даже самым страшным тварям обрести покой на Небесах, пока иные вечность корчились в котлах за меньшее. Таковы правила.

Но правила никогда не могли сдержать Персефону, сбежавшую от властных родителей, а затем и от предателя-супруга. Почему бы не устроить для недостойных Ад на Земле? Затея казалась прекрасной – она позволяла сконцентрировать обиду и злобу на тех, кто этого заслуживал, и обезопасить хороших людей. Воспоминания об агонии, которую богиня подарила одной жестокой семье, закопав их заживо в лесу, вызвали ликующую улыбку на устах. Они не будут последними, о нет! Когда она отыщет наконец этого мерзкого червя, этого жалкого труса Аида… Земля содрогнется от гнева матушки-природы! Она сотрет его в порошок и развеет по ветру в ритме дьявольского вальса, вдыхая терпкий аромат свершившейся мести!

Несущая весну могла лишь мечтать о том, чтобы ей удавалось вновь с такой же легкостью дарить жизнь, как и отнимать ее. Потому сперва она надеялась отыскать Мерлина и сладить с собственным недугом, хотя иногда неуправляемое желание причинить боль одерживало верх над благими стремлениями. Цветы вокруг вяли. Цветы, которые она с таким усердием и трепетом выращивала на крыльце дома как напоминание о том, что должна исправить. Первый росток, на котором Персефона осмелилась применить магию после продолжительного периода внутреннего затишья, превратился в ужасающее творение той, кем она являлась глубоко внутри. Плотоядный монстр, пожирающий живых существ, поначалу испугал богиню своим видом и сутью, но чуть позже она увидела в этом иронию и решила сохранить цветок, дав ему имя.

И теперь, по привычке поднявшись с кровати и погасив огонь в камине, «Ева» натянула простое платье, так непохожее на невесомые шелковые одежды, касавшиеся ее бархатной кожи в лучшие времена. Сделать что-то с волосами не представлялось возможным – непослушные угольно-черные локоны каждое утро одаривали хозяйку новой экстравагантной прической. Благо, что по близости нет Афродиты с ее нездоровой озабоченностью внешним видом, самой же обладательнице «гнезда» было плевать на то, что творится у нее на голове, да и на внешний вид в целом. После всего подобные мелочи не имеют никакого значения.

Пожелав доброго утра старику, Ева вышла проведать своих детей. Растения сегодня выглядели плохо, но лучше всех, конечно же, малютка Джим. Успев позавтракать парой насекомых, он радостно поприветствовал свою создательницу легким покачиванием «головок», на что она ответила заботливым поглаживанием и искренней улыбкой. Прихватив с собой плетенную корзину, она покинула дом и отправилась в лес, чтобы послушать ручей, который обещал спеть сегодня чудесную мелодию, и набраться сил, чтобы перестать истощать природу хотя бы ненадолго.




 
queen_of_ravensДата: Суббота, 16.07.2016, 16:24 | Сообщение # 3
The Priestess Of Morpheus
Сообщений: 2
Репутация: 10
Статус:

<< Замок Мидаса

Пройдя некоторое расстояние, достаточно далекое от замка, чтобы их следы затерялись в ночной чаще, Моргана заметила, что все растения и деревья становились больше, зеленее, насыщение - это могло значить, что где-то рядом лесное озерцо или ручеек. Моргана предложила Малефисент попытаться его отыскать и остановиться у воды. Так ведьмы и сделали – вскоре перед ними оказался лесной ручей с хрустально-чистой водой, который неспешно пересекал лес, даря обитателям жизненно необходимую влагу.

Колдуньи расположились почти у самого берега ручья около упавшей сосны, которая послужила для них импровизированным столом и стульями. Как и в замке Малефисент, Моргана смогла наколдовать нехитрый перекус – краюху хлеба и окорок, но теперь к нему было небольшое дополнение – лесные ягоды, собранные Малефисент. Около места, где девушки остановились росли густые заросли малины и черники.
Усевшись на упавшую сосну голодные и уставшие Дракон и Прорицательница принялись за еду и продолжили свою беседу, так грубо прерванную прихвостнем Кромешника.

- Когда я приближалась к этим тварям я не чувствовала Страх, в том смысле, который ты вкладываешь в это слово в данной ситуации. Разве что боязнь не выстоять и погибнуть там явно присутствовала, - грустно улыбнувшись произнесла ведьма.

- Но, тем не менее, я почувствовала очень темную магию в них – способность вызывать темнейшие, парализующие и сковывающие разум страхи. Я знаю это чувство, так как сама была подвержена действию подобных чар, когда только обрела свое Наследие. Если их магия так сильна, то боюсь представить на что способен этот Кромешник, если он уже смог захватить столько земель.

После сказанных слов Моргана задумалась и продолжила жевать свою долю нехитрого ужина.
Почему она не почувствовала того, что почувствовала Малефисент? Она ощутила от этих нелюдей лишь сладковатый запах разложения, некоторой затхлости и сырости, которой иногда пахнет сама Ночь это и слегка ее испугало. Но, казалось бы, чего бояться той, что искусно владеет магией снов и ночных грез? Той, что без труда проникает в чужие сны и заставляет их видеть все, чего только сама пожелает.

Ответ был прост – она не может серьезно навредить человеку, в чей сон она наведалась. Моргана могла выяснить все страхи и фобии, желания и стремления, но заставить это все действовать против жертвы так, чтобы убить она могла. Возможно, попытаться свести с ума, заставив страх преследовать жертву, но любой человек проснется рано или поздно, поэтому чем ближе было утро и время пробуждения, тем сильнее ослабевали чары Прорицательницы.
Моргана знала, что одна из ее предков ведьм с такой же силой как у Морганы свела с ума красавицу, посмевшую увести жениха Рейниры (так звали ведьму). Но ведь Рейнира сначала прокляла княжескую дочку заклинанием беспробудного сна, который длился около двух лет, а когда девушка проснулась, то была сама не своя – обезумевшая тень былой красоты, тень самой себя, которая к тому же вскоре погибла, упав с башни замка. Прыгнула она сама, или же ей помогли выяснить Моргана не смогла.

Тут взгляд Морганы упал на запястье с красивым браслетом – вырезанный из цельного куска металла золотого цвета. Состав сплава был известен лишь мастеру сделавшему его. Это было не золото или другие драгоценные металл, но это никак не приуменьшало его значимости для ведьмы. Рисунок и резьба были не замысловаты - бутоны, раскрывшееся цветы и листочки неизвестного цветка органично расположились внешней стороне браслета. С помощью самой сильной магии, которая только была доступна и подвластна Моргане, ведьма сотворила из браслета талисман от кошмаров, преследовавших ее каждый раз, как она проникала в Царство снов и ночных грез.

Все это время от Страха ее защищал талисман, но сможет ли он защитить ее от магии Кромешника, когда они встретятся, в чем Моргана уже не сомневалась.

- Малефисент, кто же такой этот Повелитель Кошмаров? Ты что-нибудь слышала о нем?




 
ShadowДата: Суббота, 16.07.2016, 18:52 | Сообщение # 4
Dragon's blood
Сообщений: 1097
Репутация: 4750
Статус:

I место в конкурсе - Сказки о Любви I место в конкурсе - Сказочная Любовь
>> Золотой Замок

Они брели по лесу, уходя все дальше и дальше вглубь. Чем дальше они были от людей, тем живописнее становились ночные пейзажи, тем больше было ягод и прекрасных лунных цветов, украшавших обочину дикой, почти заросшей тропинки. В мягком, ярком обсидиановом свете луны все казалось ненастоящим, волшебным и чарующе сказочным. Завидев кусты, на которых синими рубинами в ночном свете темнели крупные ягоды ежевики, малины и черники, недолго думая, Малефисент остановилась, чтобы собрать их для небольшого перекуса. Моргана тем временем обратила внимание ведьмы на большую, поваленную ветром, людьми или бог весть чем еще сосну, которая вполне могла послужить для них удобным местом для небольшого привала. Усевшись поудобнее, Моргана приготовила очередную порцию еды – вновь хлеб и мясо – а Малефисента выложила на пень свой «улов». Принявшись за еду, Малефисента в душе поблагодарила судьбу и Провидение за то, что послали ей эту ведьму – кто знает, где бы она сейчас оказалась и была ли бы вообще жива, не подвернись темноволосая чародейка на ее пути.
Взяв пару ягод в рот, колдунья ощутила яркий, терпкий вкус спелых ягод, столь сочных, что они вполне могли заменить питье. Неподалеку мягко журчал ручей, восстанавливая нервы и приводя мысли в порядок. Место, как подумала колдунья, они выбрали действительно идеальное для отдыха, размышлений и обсуждений.

Цитата queen_of_ravens ()
- Когда я приближалась к этим тварям я не чувствовала Страх, в том смысле, который ты вкладываешь в это слово в данной ситуации. Разве что боязнь не выстоять и погибнуть там явно присутствовала


- Печально и тревожно осознавать, что порой нам не все подвластно, - улыбнувшись с тенью грусти на губах, произнесла чародейка, отправляя в рот еще одну ягоду и отламывая кусочек мяса. – Но то, что их чары – я почему-то уверена, что то были чары – на тебя не подействовали – это действительно весьма странно. Ты не знаешь, что могло им помешать завладеть твоим подсознанием?

Цитата queen_of_ravens ()
- Но, тем не менее, я почувствовала очень темную магию в них – способность вызывать темнейшие, парализующие и сковывающие разум страхи. Я знаю это чувство, так как сама была подвержена действию подобных чар, когда только обрела свое Наследие. Если их магия так сильна, то боюсь представить на что способен этот Кромешник, если он уже смог захватить столько земель.


- Ему удается не просто контролировать своих подданных, ему удается держать всех в страхе. Должно быть, он обладает действительно сильной магией. Да, но соль в том, что весь лес, все эти земли, которые когда-то были нашими – все это превратилось в его шахматную доску. У меня такое чувство, что куда бы мы ни пошли, повсюду расставлены его фигуры, его пешки и марионетки. Он просто подобно пауку ждет подходящего момента, чтобы выпустить на нас свою сеть, хочет заставить нас думать, что мы бессильны. – Она задумчиво прокрутила в руках веточку дерева, которая лежала возле нее, но после приглушенно, но твердо добавила, сжав кулаки, - Но он не получит, чего хочет.
Она обратила внимание, что Моргана, хоть и слушает ее, больше сосредоточена рассматриванием своего запястья. Приглядевшись, ведьма заметила на ее руке нечто вроде кожаного браслета, украшенного различными витиеватыми узорами. Может быть, это подарок от близкого ей человека, а может – магический артефакт, который и помог ей в сражении с демонами Кромешника, ведь она упоминала нечто о своем, как она выразилась, Наследии. Судя по всему, она знакома с магией Снов и Кошмаров, и это, подумала Малефисента, могло сыграть им только на руку.

Цитата queen_of_ravens ()

- Малефисент, кто же такой этот Повелитель Кошмаров? Ты что-нибудь слышала о нем?


- Я сталкивалась прежде с магией страхов, но все это было так, по мелочи… Тот обладатель магии кошмаров и сам-то, похоже, не очень знал всю мощь чар, которые были ему дарованы. Но это… Мне кажется, что все это нечто большее. – Она подняла голову вверх, смотря на звездное, темно-синее небо, проглядывающее сквозь кроны многовековых деревьев Леса, наблюдая за плавным покачиванием ветвей и шорохом листьев, вслушиваясь в его мягкую, ночную симфонию. Где-то слышался шорох сухих листьев из-за пробегающего в кустах мелкого зверька или хищника-полуночника. Где-то слышался плеск воды, так как какая-то птица опустилась у кромки воды, чтобы напиться. Кое-что этот Король не мог заполучить, и этим «чем-то» был сам Лес, его природа, жизнь и своя, особая магия. В ту секунду ведьма поняла Леонору, которая сама была порождением такой простой, естественной и самой древней магии, в ее тяге к Лесу и отрицанию заимствованных знаний о колдовстве. Леонора… Что с ней случилось? Ведь она обещала помочь ей вспомнить, узнать, отыскать всю правду при помощи той травы… Дьявол, как же ее название? То уже неважно. Находясь тут, в лесу, чародейка пыталась выжить, как могла, и она была абсолютно уверена – Леонора делала то же самое. И где-то глубоко-глубоко в душе ведьма надеялась, что с белокурой колдуньей все было в порядке.

Ее размышления прервал мягкий, приглушенный, но во всеобщем спокойствии леса звучащий подобно пушечному выстрелу шорох в кустах и звуки мягких и легких шагов по сухой траве. Моргана тоже это услышала, и, отправив Малефисенте многозначительный серьезный взгляд, сопровождаемый слабым кивком головы, потянулась рукой к кинжалу, покоящемуся в ножнах. Малефисент также напряглась и насторожилась, готовая в любую минуту призвать Огонь на помощь, или, в случае чего, обернуться драконом и унести их подальше отсюда… неважно, куда. Да и много ли мест осталось, куда они могли пойти?




 
InfernalSpringДата: Воскресенье, 17.07.2016, 18:33 | Сообщение # 5
Goddess of Destruction
Сообщений: 135
Репутация: 106
Статус:

Лес возле дома Персефоны. Королевство Мидаса.


Лес встретил Персефону переливчатым пением птиц, ласкающим слух шорохом листвы, благословенной прохладой и тишиной, готовой обмануть самый чуткий слух. Пусть вокруг не было ни души, природа жила своей жизнью. Раньше богиня могла слышать как растут цветы и деревья, как капли утренней росы перекатываются на хрупких лепестках, опадая на влажную после дождя землю, и растворяются в ней, не оставляя после себя ни следа, ни крохотного воспоминания. Да и цветы, и травы, и деревья, и ручей, и горы – все они имели собственный уникальный голос, который невозможно повторить. Царственные розы обладали мягким, изящным тембром, лилии – нежным и немного застенчивым, нарциссы – самовлюбленным, старик-дуб говорил с Персефоной раскатистым басом, принимая отдохнуть под заботливым куполом ветвей, а куст терновника – осторожным, тихим шепотом, боясь уколоть шипами и спугнуть. Но сейчас… Сейчас она не слышала ничего, кроме звуков леса, которые способен уловить обычный путник, даже простой невежественный крестьянин, безжалостно срубающий и сжигающий зеленые дворцы по приказу таких же невежественных монархов.

Персефону это злило. Злило то, что она растеряла волшебный дар и стала не больше чем «Евой», волочащей жалкое существование в смертной оболочке среди тех, кто никогда не сможет ее понять. Она слишком долго пробыла у людей и начала испытывать нечто вроде пагубной привычки, рискуя забыть об истинном предназначении, об Олимпе, об истерзанной земле, которой она так нужна, нужна ее светлая, непорочная сущность, что может исцелять раны и питать жизнью, а не отнимать ее с завидной силой. Пора двигаться дальше, оставить этих добрых людей позади, взять перо и написать следующую главу, где она махнет рукой на меланхолию и сделает хоть что-то, чтобы приблизиться к заветной цели. Но с чего начать? Где искать Мерлина? Согласится ли он помочь, узнав, с кем имеет дело? Ответов не найти, если сидеть сложа руки, ухаживая за садом, который, едва успев расцвести, снова увядает на глазах, грозясь вот-вот рассыпаться прахом, воплощая один из самых страшных кошмаров богини.

Корзинка Персефоны наполнялась ягодами, пока она предавалась невеселым размышлениям. Порой можно было увидеть пробегающих мимо лесных обитателей, которые прежде тянулись к ней всем естеством, а теперь не обращали внимания. Храня надежду, что скоро настанут перемены и все наконец встанет на свои законные места, она лишь грустно улыбнулась вслед несущейся со всех ног огненно-рыжей белке и продолжила прогулку, забредая все дальше в лес. Выйдя к ручью, Персефона отложила корзинку и присела на бревно, наслаждаясь чарующей мелодией льющейся воды. Богиня прикрыла глаза и попыталась расслышать каждую ноту, каждый аккорд, завораживающей необыкновенной красотой, чувствуя, как внутри возрождается что-то давно потерянное, но такое родное и близкое сердцу. Время, казалось, прекратило свое существование, мир замер в ожидании чуда - осталась лишь она и эта сверкающая, играющая гранями музыка, доступная осязанию.

Персефона забыла обо всем, пытаясь разгадать мелодию ручья и, кто знает, сколько времени прошло, но ей это удалось. Не в силах боле оставаться неподвижной, богиня стянула грубую обувь и, блаженно поежившись, опустила стопы в невысокую траву, напевая одну из любимых песен прежней жизни.

Now it's time to tell you a long forgotten story
It's about an unusual being
He came in a winter silent night
He was from the distant land of nowhere

Улыбаясь так искренне и беззаботно, как никогда, она возродилась в этом моменте, наполненном любовью и легкостью. Ее голос обретал уверенность и силу, а ноги сами стали кружить хозяйку в прелестном танце теней и света. Подобрав с земли несколько опавших листьев, она с детской радостью украсила ими неуправляемую копну волос, вытягивая на распев строчку за строчкой.

He only knew the stones of his lonely universe
They were so cold and hard for his longing thirst for love

Неустанно кружась под раскидистыми ветвями могучих деревьев, скрывающих ее от людского глаза, богиня не боялась ничего, не испытывала гнева, обиды, разочарования, не смела желать большего счастья, чем то, что имела прямо сейчас, в это волшебное мгновение единения с природой. Явившиеся из глубин памяти призраки сестер-нимф окружили ее плотным кольцом, вторя движениям и словам, которым когда-то научили. Они были прекрасны, как и тысячелетия назад. Стройные тела, облаченные в невесомые ткани одежд, сотканных из ветра, туманной дымки и мерцания далеких звезд, делали их похожими на диковинные создания ночных грез, ведь такая чистая и совершенная красота не может существовать наяву, иначе кто смог бы отличить сон от яви? Белокурые, медно-золотые и угольно-черные локоны нимф, усыпанные цветами, развивались, превращаясь в бушующий океан, готовый поглотить неопытных мореходов и связать бедняг их же сетями.

He was born from a storm under a bright night sun
His aim was to search for warmth
He came to Earth and suddenly he learnt
That war was our daily bread

Ручей становился тише, но Персефона все танцевала, захваченная возникшими перед глазами образами, которых просто не могло быть рядом. Бросив взгляд вдаль, она, размахивая полами платья, сорвала несколько одиноко растущих цветков и вплела их в волосы вместе с листвой.

Was your heart a perfect rose in the garden of my dreams
But in shadows you were concealed and remade into mist

С удивлением и недоверием взглянув на небольшой участок земли, где она только что кружилась, богиня заметила изменения: трава на нем стала выше и гораздо ярче, появились ростки цветов, готовые распуститься в любую минуту. Она не могла поверить в то, что это происходит с ней и, нервно сглотнув, приблизилась к странной аномалии. Проведя ладонью по траве, она не почувствовала ничего странного, лишь небывалую волну счастья, которая захлестнула ее с головой.
- Я… Я снова стала собой… - ошеломленно прошептала Персефона, разглядывая собственные руки так, будто видела их впервые. Глубоко погрузив ладони в траву, она смотрела и пыталась убедить себя в том, что не спит и не бредит, как вдруг… Трава начала стремительно увядать, чернея и обращаясь пылью между пальцев. Сердце пропустило один удар, прежде чем богиня сумела понять, что случилось. Гримаса неподвластной контролю злобы исказила ее прекрасные черты, ладони погрузились еще глубже, в саму землю, высасывая жизненную энергию из ее глубин, умерщвляя саму жизнь, распространяя скверну подобно чуме, от которой нет лекарства и нет спасения, от которой невозможно спрятаться или убежать.

Поднявшись на ноги, Персефона вернулась к корзине, полной свежих ягод, и швырнула ее на землю что было силы. Ягоды рассыпались и в одно мгновение засохли.
Она почувствовала испуг. Солнце уже зашло за горизонт, и луна сменила его на небесном посту - ночь вступила в свои права, но домой нельзя было возвращаться. В последнее время ходят кошмарные слухи о гонениях на всех, кто, так или иначе, владеет магией, а для невежд ведьма, дьявол или богиня – все одно. С горсткой крестьян она справится в два счета, особенно если они решат искать ее в лесу, но выдавать себя небезопасно, только не сейчас.

Расхаживая вдоль и поперек, пробираясь сквозь заросли, Персефона не была уверена, куда держит путь и что собирается делать, как услышала чьи-то незнакомые голоса. Красивые женские голоса. До нее донеслись обрывки фраз о «магии» и «кошмарах» и, играя с Мойрами, она решила испытать судьбу, будучи уверенной в том, что в случае опасности у нее хватит злобы, подпитывающей силы, чтобы разорвать двух хрупких дев на части и напитать ими лес, но Мойры распорядились иначе. Женщины, представшие пред богиней, меньше всего выглядели хрупкими. Обе они держались смело и величественно, готовые обороняться, если это потребуется – одна из них, одетая в легкие полудоспехи, что не могло не привлечь внимания, держала наготове два острых клинка, всем своим видом демонстрируя грозность; другая, в длинном и довольно замысловатом платье, явно не приспособленном для лесных прогулок, источала странную энергию, словно… Это не поддавалась никаким разумным объяснениям.

Оглядев новых знакомых с головы до ног, Персефона очаровательно улыбнулась, с усталостью думая, как, должно быть, необычно выглядит ее улыбка на фоне запачканного землей платья, взлохмаченной копны волос и, прежде всего, весьма недружелюбного выражения лица несколько секунд назад.

- Дамы! Какая приятная встреча! Могу я поинтересоваться, кто вы, и от кого прячетесь? – изобразив раскаяние, Персефона покачала головой и протянула рука для рукопожатия. – Простите мои манеры! Я Ева… Моллиган! – решив не называться настоящим именем, Персефона для пущей убедительности присвоила себе фамилию названного отца.






Сообщение отредактировал InfernalSpring - Воскресенье, 17.07.2016, 19:36
 
queen_of_ravensДата: Понедельник, 18.07.2016, 11:17 | Сообщение # 6
The Priestess Of Morpheus
Сообщений: 2
Репутация: 10
Статус:

Внимательно выслушав небольшой рассказ Малефисент о том, что она знает про Кромешника, Моргана заметила как ведьма умолкла и о чем то задумалась: возможно пытается выудить из причудливых хитросплетений памяти новые подробности, а может вспоминает что то хорошее, судя по умиротворенному выражению лица и любованию прекрасной ночной природой. Интересно, а в обличии ведьмы Малефисент доступен необычайно острое и зоркое зрение Дракона, судя по тому как она разглядывала окружающую природу и то и дело направляла свой взор во все стороны, не забывая украткой взглянуть на чудесное звездное небо…

Пробыв в этом королевстве всего несколько дней, Моргана осознала, что возможно в Камелоте не так уж и плохо шли ее дела. Да, были победы и поражения, ликование и отчаянный страх быть раскрытой и принятие на себя удара всех связанных с этим последствий, которые последовали бы после разоблачения. Но все же там были хотя бы Этель и Орион. Единственные ее поддержка и опора, ради них Моргана пошла бы на очень многое, если не на все. Этель всегда помогала ей советом и поддержкой – она всегда была в курсе практических всех планов и действий Морганы, знала ее истинную сущность и при этом была рядом не потому, что ею двигал страх расправы или мести, со стороны хозяйки, если Этель вдруг вздумает уйти, а потому что она умела видеть истинные порывы Прорицательницы, пусть и добивается она своего методами специфичными. Этель, будучи девушкой далеко не глупой, видела как обходятся в королевстве с людьми, которые владеют магией. Поэтому и держалась рядом с Морганой в роли служанки, наперсницы, советчицы и подруги, ведь при всем этом ведьмовстве, пророчествах и магии, пусть даже Темной, она видела в Моргане больше человечности, чем в половине обитателей замка Камелота - Артура и его свиты.

Королю было не важно кто перед ним – ведьма, являющаяся истинным исчадьем Ада, несущим смерть, разрушение, пагубно влияющим на саму природу и окружающий мир или же просто девушка-травница, чья вина лишь в том, что благодаря излишней любознательности и наблюдательности смогла накопить кое-какие знания о травах, кореньях и их целительных свойствах, что позволили излечить пару недугов и поправить здоровье нескольким людям, на которых по сути тому же Королю было плевать. Ну подумаешь, помрет пару крестьян, что с того то?

Однако со временем она заметила, что Моргана начинает изменяться и потихоньку терять эту самую человечность - замыкается в себе, не интересуется делами поместья, окружающими его землями и природой, а все больше погружается в пучину магии и царства ночных грез и сновидений и тем самым начинает терять саму себя, перестает быть собой – внешне ничего в ней практически не изменилось и все в округе видели все такую же холодную, расчетливую и привлекающую к себе своей таинственной холодностью красавицу блистающую на балах и праздниках, которая временами оттаивала, но ровно настолько, насколько того желала сама Прорицательница. Вот как раз таки в тот момент Этель решила не дать подруге потерять себя и сделала все для этого, за что Моргана была безмерно ей благодарна.

Что же касается Ориона – конь Морганы был ее отдушиной, другом, который на своих быстрых ногах уносил ее от всех проблем и забот, помогал отдохнуть от всего, освежить мысли и отрезвить чувства. Порой девушке казалось, что у него есть крылья, когда он быстрым галопом уносил Прорицательницу в ее излюбленные места – лес и бескрайние луговые просторы, которые пересекались как раз с поместьем девушки.

Сейчас же сидя у ручейка в ночном лесу Моргана благодарила проведенье за то, что в этом сумасшедшем путешествии она не одна и встретила в этом чужом мире Малефисент – ведьму, чья стихия огонь, как и у Морганы, так еще и дракона впридачу. Хотя бы кто-то из них двоих имел представление о том королевстве, в котором они находились. К тому же вдвоем легче было противостоять врагам, так норовившим заполучить в свои лапы ведьмочек.
От всех эти бренных мыслей, что вихрем закрутились в голове Морганы ее отвлек настороженный взгляд Малефисент и чьи-то шаги в кустах неподалеку.

Услышав шорохи в кустах поблизости упавшей сосны, что дала приют уставшим и изнеможенным битвой и погоней ведьмам, Моргана настороженно поглядела на Малефисент и машинально потянулась к своим кинжалам.
-Неужели приспешники Кромешника так скоро напали на их след и нашли их? Они ведь сделали все, чтобы запутать возможных преследователей! Судя по тому, что успела разглядеть Моргана в замке – там были лишь люди, и никаких потусторонних тварей, подобных тем, что напали на Малефисент и Моргану в Запретной Крепости там не наблюдалось. В замке лишь веяло неким запустением, вялостью, словно время там остановилось и загустело, пропитавшись тревогой и некой субстанцией липкого, противного страха и боязни того, что последует даже не завтра – через секунду.

Что бы там не воспевал убитый ведьмами прислужник Кромешника про то, что его лишили страха и он свободен – это лишь иллюзия, в которую он и сам слабо верил, но первичный инстинкт самосохранения сыграл с ним злую шутку – весь его вид, отчаянно дерганное поведение говорило лишь о том, что собственный разум и желание сохранить эту пустую оболочку под названием «жизнь», которая по сути уже жизнью не являлась в привычном понимании этого слова он принес на алтарь Кромешника и предпочел быть марионеткой опытного кукловода, лишиться самого себя в следствии отчаянного хватания за соломинку, которая уже была надломлена и никак не смогла бы послужить предметом спасения.

И вот перед их взором появилась наконец виновница настороженности Морганы и Малефисент.
Девушка была одета в простое платье, испачканное землей, а локоны черных волос образовывали причудливую прическу, слегка напоминающую гнездо. В первый миг, когда Моргана увидела ее, лицо девушки было серьезным и расстроенным – она была словно раздосадована чем-то, как будто что-то в лесу сильно расстроило и разозлило девушку одновременно. Однако она улыбнулась и представившись протянула руку для рукопожатия.

Цитата InfernalSpring ()
- Дамы! Какая приятная встреча! Могу я поинтересоваться, кто вы, и от кого прячетесь?
– Простите мои манеры! Я Ева… Моллиган!


Моргана заколебалась на секунду, а стоит ли ее пожимать? Но скорее всего незнакомка была из этих мест, судя по тому, как уверенно говорила и хорошо ориентировалась в темноте ночного леса. Она явно не боялась двух незнакомок, даже не предполагая, кто они на самом деле - ею двигало любопытство и пытливость.
Моргана сделала шаг навстречу новоявленной знакомой девушке Еве и протянула ладонь, чтобы ответить на рукопожатие.

- Меня зовут Моргана. Моргана Пендрагон, - произнесла Прорицательница и пожала наконец таки руку Еве.
В момент, когда их ладони соприкоснулись, Моргана что-то почувствовала. Она почувствовала сильнейшую магию из всех, которых когда-либо встречала. Эта магия не была четко отграничена – темная или светлая. Она была очень древней, могущественной, как сама природа. Теперь понятно, почему девушка сама без страха и упрека бродила по лесу, в то время как почти все королевство захвачено прислужниками Кромешника – она сама в состоянии постоять за себя.

Моргана почувствовала не только светлое начало в Еве, но и Тьму. Эта Тьма не была похожа на Тьму демонических тварей Кромешника. Она не вселяла парализующе липкий страх, не вызывала отчаяние и безнадежность, но она была древней, основополагающей и могущественной…

Кто же эта девушка перед ними? И что можно ей рассказать о себе, а что стоит утоить?
Моргана представившись сделала шаг в сторону и повернулась к Малефисент, чтобы увидеть ее лицо и мысленно попытаться предупредить – эта девушка явно не из простых.

За тот короткий промежуток времени знакомства, благодаря всем случившимся с ведьмами событиям, они научились читать на лице друг друга предупреждения об опасности. И Моргана вздохнула с небольшим облегчением, увидев что Малефисент поняла, что Прорицательница мысленно предупреждает ее быть осторожной.






Сообщение отредактировал queen_of_ravens - Понедельник, 18.07.2016, 11:19
 
ShadowДата: Вторник, 19.07.2016, 13:15 | Сообщение # 7
Dragon's blood
Сообщений: 1097
Репутация: 4750
Статус:

I место в конкурсе - Сказки о Любви I место в конкурсе - Сказочная Любовь
Плотная зелень кустов разверзлась, являя чародейкам довольно необычную картину. Малефисент ожидала чего угодно: стражей с темной бездной вместо зрачков, вооруженных до зубов рыцарей, да самого Короля собственной персоной! Однако меньше всего в столь поздний час и в столь глухой части леса они ожидали увидеть молодую девушку. Увидев ее растрепанные, взлохмаченные волосы и замаранное грязью и землей платье, чародейка сперва решила, что девушка заблудилась в лесу и подверглась нападению разбойников, но чутьем понимала, что порой внешняя слабость и жалостливый вид могут таить в себе не меньшую угрозу, чем вооруженный до зубов головорез. И выражение лица этой особы подтверждало все мысли Малефисенты: в ее измученных, усталых чертах сквозила не то злость, не то вековая тоска и обида, не то печаль и разочарование, которые, впрочем, вскоре сменились на приветливую и даже царственную улыбку. Все в ее виде показывало, что в этом лесу она скорее приняла бы на себя роль охотника, нежели жертвы. Ни Моргана, ни Малефисент не отбросили своей подозрительности и настороженности, с напряжением вглядываясь в тонкий силуэт столь внезапно нагрянувшей девушки и ожидая ее последующих слов.

Цитата InfernalSpring ()
- Дамы! Какая приятная встреча! Могу я поинтересоваться, кто вы, и от кого прячетесь? – изобразив раскаяние, Персефона покачала головой и протянула рука для рукопожатия. – Простите мои манеры! Я Ева… Моллиган!


Первой ответить на рукопожатие девушки, назвавшейся Евой, взялась Моргана. Пусть и Моргана стояла спиной, ведьма скорее почувствовала, чем заметила, некие значительные перемены в поведении камелотской колдуньи. Она едва заметно напряглась, ее энергия взвилась вверх, чувствуя нечто необъяснимое и предупреждая об опасности. Малефисент, глядя на вкрадчивую и казавшуюся гостеприимной улыбку, ощущала в Еве нечто такое, что невозможно было объяснить словами. В ней было нечто столь знакомое, сколь и неуловимое, что интерес к этой особе у чародейки возрос до предела. Но…где она могла ее встретить? Она еще раз взглянула на ее лицо и поняла, что никогда в жизни не встречала эту даму. Знакомое было скорее… в ее энергии. В этом обширном, необъятном ореоле властности, силы и древности, что ее окружал, словно смог. Встретившись взглядом с Морганой, она отчетливо прочитала в нем предостережение. Судя по взгляду девушки, незнакомка могла представлять для них нешуточную угрозу, однако эта опасность значительно меркла перед невероятным желанием вспомнить, почему что-то в этой особе кажется ей таким знакомым.

Для начала стоило отметить, что выглядела Ева совсем не так, как могла бы выглядеть обычная крестьянская девушка, решившая прогуляться по лесу в ночное, такое опасное, время, пусть и наряды ее говорили об обратном. Скорее всего, ей было просто все равно, как она выглядит, потому что та царственность, с которой она себя преподносила, пусть вежливая и скрытая, говорила о том, что она скорее королева в бегах, нежели дочка местного кузнеца или молочника.

- Мое имя – Малефисент, - в свою очередь представилась чародейка, протянув девушку ладонь для рукопожатия. Взяв ладонь Евы и слегка пожав ее, она замерла. Легкая, еле уловимая вспышка, которая чуть не заставила чародейку отпрянуть – вот что ощутила ведьма. Холод и тьма, древняя, как сама земля. На секунду мир замолк, а дракон, покоившийся внутри, неистово заревел, заглушая стрекотанье сверчков и шум ветра, словно что-то острое и смертельное ужалило его. В глазах Малефисенты блеснула зеленая вспышка, и она, резко отринув руку от ладони Евы, издала еле слышный вздох. Не совсем понимая, что произошло, она вежливо улыбнулась.

- Насчет того, как мы здесь оказались… - Она взглянула на девушку и задумалась. И впрямь – что можно было рассказать, а что лучше было утаить? Ведьма вспомнила о листовках, развешанных по той части леса, где она жила и удивилась: неужели Ева не узнала ту, что глядит почти с каждого дерева леса, надменно взирая с желтоватого куска пергамента? Ведьма задумалась, обратив внимание, что листовки встречались ей только неподалеку от замка, а в этой глуши их практически не было. Вариантов было несколько: либо Ева ни разу не видела ее лица с огромной припиской внизу под ним «РАЗЫСКИВАЕТСЯ», либо она знала это, а так же знала цену, которую за нее установили, и просто выжидала момента. Либо же… она совершенно не интересовалась подобными вещами, медленно и спокойно проживая свою жизнь в далеком, но живописном участке леса. Так или иначе, если ведьма соврет, то обман рано или поздно раскроется, когда на их пути встретится ближайшая листовка. Только… как об этом правильно сказать? «Мы две преступницы в бегах» не очень подходило для их ситуации. Да и в чем было их преступление? В том, что появились не в то время, не в том месте? «Или же… - осенило ведьму, - как раз наоборот. В нужное время и в нужном месте. И выбирали его не мы!..»

- ...Мы оказались в этом лесу совершенно случайно. За нами гнались люди Короля. – Малефисента знала, что после этих слов может последовать что угодно, но и готова она была ко всему. Ежели Ева на стороне короля, то их путь был заведомо предрешен. Но чутье подсказывало Малефисенте, что она не имела к Кромешнику никакого отношения, хоть и предосторожность и разум пытались предупредить и били сигналы тревоги. Как бы то ни было, Малефисент скрестила руки в замок, безотрывно глядя в пронзительные зеленые глаза, ожидая реакции и пытаясь понять, кто же на самом деле перед ними стоит.




 
InfernalSpringДата: Вторник, 19.07.2016, 22:32 | Сообщение # 8
Goddess of Destruction
Сообщений: 135
Репутация: 106
Статус:

Девушки явно не ожидали ночную гостью, подобную ей, в своем маленьком уютном уголке леса. Остатки еды, разложенные за отсутствием стола на простом поваленном бревне, и воинственный настрой, выражающий готовность незамедлительно действовать при малейшем намеке на угрозу, говорили о том, что они действительно от кого-то бежали, безумно страшась, что их могут отыскать. Да и вряд ли кто-либо в здравом уме стал бы забредать в такую глушь, да еще и в столь поздний час, и в едва ли подходящих нарядах, без весомых на то причин. Впрочем, Персефона могла поклясться, что аналогичные мысли в этот самый момент возникали у девушек по отношению к ней. На мгновение богиня призадумалась, как отреагировала бы на себя, будь она сторонним наблюдателем - недоумение, опаска, недоверие с подмешанной в него горсткой естественного любопытства – эмоции, которые словно в магическом калейдоскопе огненных всполохов сменялись одна за другой на лицах ее новых знакомых, были простыми и понятными.

Грозная девушка с кинжалами, за ненадобностью убранными подальше, решилась сделать первый шаг, пока та, другая, что казалась старше, мудрее и опытнее, вглядывалась в лицо Евы, пытаясь прочесть ее нерассказанную историю и обзавестись козырем в рукаве, но стоило проявить снисхождение – она не знала и не могла знать, кто перед ней стоял.

Цитата
- Меня зовут Моргана. Моргана Пендрагон, - произнесла Прорицательница и пожала наконец таки руку Еве.


- Леди Пендрагон… Рада знакомству! – еще шире растянула губы в улыбке Ева, горделиво обнажая ряд белоснежных зубов. – Хотя, должна признаться, что слышу о вас впервые. – Она заметила, как Моргана напряглась, пожимая ее руку, словно почувствовала то, что не должна была. В новой жизни Персефоне еще не доводилось встречаться с магами, но иное объяснение очевидной реакции девушки на прикосновение к коже, под которой бурлила и кипела вековая ярость, способная, выйдя из-под контроля, обратить в щепки все живое и занимающее свое место под солнцем, оставив в утешение лишь горечь воспоминаний о былом, не хотело приходить на ум.

Боги могут ощущать ауру друг друга – это не секрет. Все существа божественного происхождения обладают неким ореолом, позволяющим братьям и сестрам распознавать их в любом облике. Эти невидимые остатки первозданной энергии, что текут по их жилам вместо крови, недоступны человеческому взору, но верно служат самим олимпийцам, наделяя безграничной властью в одной из сфер жизни, будь то природа, красота или военная сноровка. Так, Морфея невозможно спутать с человеком при всей его любви подражать людям стилем речи и голосом – рядом с богом неизменно будет витать легкий невесомый аромат макового молочка, олицетворяющего царство сновидений, где он – властитель и царь, а импульсивная Афродита, в порыве недовольства собой отстригшая волосы, при всем старании не сменит образа златокудрой прелестницы. Знаки, проявляющие божественную суть, бессмертны и сильны, но подобны особому наречию, прочесть которое могут лишь его прямые носители. И Моргана точно не была одной из них, иначе Персефона установила бы присутствие другого бога за милю. Оставался единственный вариант – девушка обладала способностями, ныне не жалуемыми в зачарованных землях, как неоднократно выражались местные жители.

- Моргана… У вас очень красивое имя. – протянула Ева, царственно взмахнув тонкой рукой с длинными худыми пальцами и изломанными ногтями, под которыми без труда можно было разглядеть слой земли, образовавшийся в результате недавнего инцидента, сопровождающегося неподконтрольной бурей злобы и печали - а в руках божества природы эти компоненты составляли смертельный яд. Определенно, ее внешний вид и манера себя вести резко контрастировали между собой, лишь прибавляя вопросов тем, кто жаждал получить ответы.
- Вы знаете, что вас, возможно, нарекли в честь кельтской богини войны и смерти Морриган? – совсем не думая о том, как ее слова могут быть восприняты девушкой, Ева непринужденно продолжила, как ей казалось, вежливую беседу. – Многие страшатся смерти, но смерть – это лишь начало, светлой же или непроглядно темной главы – зависит от того, каким человеком вы прожили земную жизнь. Вам идет это имя. Вы напоминаете мне мою храбрую сестру, которая не расставалась с любимыми доспехами даже во время сна. – родное и теплое чувство заполонило грудную клетку Персефоны, стоило подумать и воинственной и независимой Афине, которой она втайне восхищалась, и даже немного завидовала уверенности и мудрости сестры, когда-то отчаянно желая быть похожей на нее.

Цитата
- Мое имя – Малефисент, - в свою очередь представилась чародейка, протянув девушку ладонь для рукопожатия.

Подавив в себе новую волну тоски, в нынешнем нестабильном состоянии не сулящую ничего хорошего, Ева вновь натянула дежурную улыбку и обернулась к статной блондинке, пожимая ее красивую белоснежную ладонь. Нельзя было с уверенностью сказать, что именно почувствовала Малефисент, что заставило ее в одно мгновение одернуть руку как от огня, но богиня, ошеломленно взглянув на зеленое пламя, предупреждающе блеснувшее в глазах девушки всего на один неуловимый миг, ощутила целый круговорот эмоций, словно принадлежащих не хозяйке – иному, куда более могущественному и древнему существу, живущему под ее кожей. Такие знакомые чувства – ярость и боль, и неукротимая, необузданная дикость – сливались в демонических плясках вокруг ритуального костра ее внутреннего зверя, задабривая подношениями в виде самообладания и рассудка человека, не позволяя истинной сущности вырваться наружу. Персефона ощущала животную натуру, страшную и разрушительную, но в тоже время прекрасную в своем величественном одиночестве… чувствовала… дракона.

Да, теперь она вспомнила! Лицо Малефисент было среди других на листовках, расклеенных в деревне прислужниками нового короля. Списки прегрешений преступников были поразительным образом схожи, только о белокурой колдунье ходили невероятные слухи, будто бы ей подвластно перевоплощение в одно из самых загадочных творений природы, пугающих до дрожи простых смертных. «Подумать только, какая удача! Ведьма и самый настоящий дракон!» - Персефона радовалась с искренностью маленького ребенка, узнавшего, что ему подарят щенка, только дракон был далеко не так мал и безобиден, а она, увы, безвозвратно покинула тот возраст, когда могла радоваться таким незамысловатым подарком. Но разве после приручения Цербера ее устрашит крылатый змей в образе элегантной колдуньи-оборотня? Новые знакомые могли бы стать отличными союзниками, если, конечно, они не настроены враждебно, чего до сих пор не наблюдалось.

Цитата
- Насчет того, как мы здесь оказались… - Она взглянула на девушку и задумалась.
- ...Мы оказались в этом лесу совершенно случайно. За нами гнались люди Короля.

- Короля. Что ж, это весьма ожидаемо, учитывая, что вы не совсем обычные дамы, верно? – на этот раз Ева лишь чуть приподняла уголки губ и неспешным плавным шагом проследовала к бревну. Присев на шероховатое дерево, она стала лихорадочно перебирать в утомленном сознании возможные варианты истории, стремясь найти тот, что позволит положить начало ростку доверия и обойти стороной неловкий вопрос, касающийся ее происхождения.
- Я родилась в этих землях, - «Вот и первая ошибка. Как много я знаю об этих землях, обитая здесь на правах беглянки? Что, если они захотят меня проверить?» - рассчитывая, что помощь ее новым друзьям все же нужна больше откровенности, Ева продолжила.
- Моя мать была придворной дамой, отец – рыцарем, а малютку сестру вовсе не прельщала перспектива носить неудобные корсеты - она мечтала стать великим воином, как ее папа. Но с приходом новой власти порядок изменился и всю мою семью вышвырнули на улицу, лишив всякого имущества, вынуждая побираться, выполнять самую грязную и отвратительную работу, чтобы выжить и не умереть с голоду. Мне приходилось работать в деревенской таверне, обслуживать неотесанных солдат, не знающих манер, бесчестных грубиянов, не умеющих держать руки при себе… - для большей выразительности Ева брезгливо поморщилась и передернулась всем телом, словно вновь переживая кошмарные моменты своей нелегкой жизни.
- И вот однажды, пытаясь отразить очередные нападки, я обнаружила, что владею даром, который мог бы обернуться для меня прямой дорогой к виселице, что, собственно, и произошло. – опустив взгляд, лишенный всяких красок, Ева печально дотронулась до идеально гладкой кожи на шее. - Не знаю, что стало с моими родными, но я их больше не видела.
- Скажите, вы бывали в аду? – резко взметнув голову вверх, решительно глядя прямо в глаза колдуньям, она придала выражению своего лица оттенок стали и впилась пальцами в собственные колени. – Я – да! И я видела Дьявола во плоти, повееерьте! Вы не хотели бы с ним столкнуться.

Кое в чем богиня была правдива, она действительно была в аду и водила довольно близкое знакомство с его властителем.

- Царю преисподней пришлись по вкусу мои силы и он, представьте, согласился вернуть меня назад в обмен на служение, но мне удалось перехитрить мерзавца. Ха! Я избавилась от его тлетворного влияния… но… взгляните же, какой подарок он мне оставил.

Персефона вытянула обе руки в разные стороны и закрыла глаза, медленно сжимая кулаки и чувствуя, как разрушительная сторона ее силы наконец освобождается от всяких оков. Она припомнила злость на Аида, не покидающую ее ни на минуту, представила полный ликования момент долгожданной мести и расплылась в блаженной улыбке от подступающего экстаза, пока растения, ее любимые дети, ее драгоценные создания гармонии, погружались в хаос, исчезали, вяли на глазах, обращаясь горстками праха на оскверненной тьмой почве, что, превратившись в безжизненный пустырь, больше никогда не станет их кормилицей.






Сообщение отредактировал InfernalSpring - Понедельник, 25.07.2016, 19:37
 
queen_of_ravensДата: Суббота, 23.07.2016, 12:35 | Сообщение # 9
The Priestess Of Morpheus
Сообщений: 2
Репутация: 10
Статус:

Морганой овладели смешанные чувства при виде их новой знакомой – Евы, как представилась девушка. Сам внешний вид Евы и ее плавные, грациозные, даже царственные манеры резко контрастировали друг с другом, а это могло значить, что девушка может оказаться далеко не из простонародья.
«Так кто же она на самом деле?» - подумала Моргана, «Принцесса в бегах? Королева, которая скрывает истинное происхождение, дабы запутать врагов?» - ответ было найти сложно.
И что в таком случае она делает здесь, тоже скрывается от кого бы то ни было?

Но в данной ситуации было понятно, что Ева не из робкого десятка – а вся эта с виду слабость и беззащитность легко может оказаться маской истинной хищницы.
Моргана слегка улыбнулась – сама ведь не раз так делала. Стоит прикинуться бедной овечкой, и ты вне подозрений.
«Во всяком случае, она вроде бы дружелюбно настроена и ею, как и нами, движет больше любопытство нежели какие-то скрытые мотивы, однако я должна быть на чеку» - отметила про себя Моргана.

Девушка явно не испугалась, встретив посреди ночи в лесу двух незнакомок, да и еще облаченных не совсем для прогулочек по лесу. Евой двигало любопытство и интерес к Моргане и Малефисент, разглядывая их она словно маленький ребенок, пытающийся решить сложную, но в тоже время интересную головоломку слегка нахмурилась и призадумалась на мгновение, когда Моргана сказала ей свое имя и пожала руку.

Цитата InfernalSpring ()
- Моргана… У вас очень красивое имя.
- Вы знаете, что вас, возможно, нарекли в честь кельтской богини войны и смерти Морриган? Вам идет это имя. Вы напоминаете мне мою храбрую сестру, которая не расставалась с любимыми доспехами даже во время сна.


- Спасибо за комплимент, Ева. Ты почти права, насчет происхождения моего имени, но меня назвали в честь одной из моих предков – воительницы Моркант. Это древневаллийское имя, состоящее из двух частей, которые значат «море» и «круг».

При упоминании кельтской богини войны и смерти Моргана задумалась о том, к чему было это упоминание. Сама Моргана верила в существование богов, а именно в Морфея. Будучи крепко на крепко связанной с Царством Ночных грез и Сновидений и теми кошмарами, которые успела пережить, Прорицательница всегда с уважением относилась к этому божеству.

Ведь именно он, Морфей, который приходился сыном Гипносу, был покровителем магии Снов и Сновидений. Моргана отлично помнила то время, когда дар ясновидения только начал проявляться и те страдания и страхи, которые он принес.

Обретя Дар Прорицательницы Моргана вместе с ним получила и одновременно проклятье – открывая свой разум для магии прорицания, ведьма также открывала дверь для самых худших не только своих страхов, но и жутких, леденящих сердце и душу, вселяющих практически непобедимый страх и ужас других. Каждую ночь она боялась засыпать, ведь как только она проваливалась в объятия ночного отдыха все самые жуткие обитатели царства снов – не сбыточные мечты и чаяния, монстры, самые изощренные страхи и фобии других лавиной обрушивались на нее. В самом начале Моргана не умела контролировать свои перемещения в царстве Морфея и что самое жуткое становилась пленницей чужих кошмаров. Да, не неким сторонним наблюдателем, как стало позже – она переживала все, будто сама являлась хозяйкой сна. К этому прибавились еще и ясновидческие видения – ужасные события, кровавые поля сражений и битв, смерти бесчисленного количества людей, бойни, в которых лишь один исход – кровь, боль, отчаяние, безумие, смерть… Светлых видений было слишком мало в их числе и они терялись на фоне всего того ужаса, что открывался Прорицательнице, сводя ее с ума…

Всем ведь известно, что те, кто предрекает будущее практически безумцы, странные, отрешенные, словно живущие в своем мире… Они практически лишены умения мыслить здраво логично, постоянно находясь в эфемерной дымке медлительного, плавного течения времени, словно бы ждали того, что должно свершится и не имея возможности что-либо изменить, если уж так, то к чему тогда попытки здравомыслия и тщетные потуги повлиять на будущее, которое и так предрешено? Эта участь и ждала Моргану…

Но все изменилось, когда приготовив зелье, лишающее сна вовсе, она провела в бреду безумные трое суток. Обессиленная, словно выжатый лимон, она не хотела засыпать и возвращаться в этот кошмар. Вот тогда она и увидела, находясь в полусонной дреме, практически сдавшаяся на милость судьбы, его – Морфея, пришедшего к ней во сне.
- Бедное, мое милое дитя, - промолвил он.
- Мне жаль, что тебе пришлось все это пережить и я пришел, чтобы помочь тебе, в обмен на служение мне и моему Царству. Ты сильна и могущественна и обладаешь тем, что может тебя защитить в Царстве снов – твой Огонь, используй его против того, что тебя пугает и тогда страхи и ужас отступят. Но против видений тебе нужно будет кое-что еще, - и, сказав это, Морфей подступил к девушке, безвольно сидевшей на софе в своем подвале и завороженно направлявшей свой взгляд на него, он шепнул ей что-то на ухо и отступил.
Лицо Морганы просияло благодарностью и надеждой.
- Я согласна служить тебе, повелитель Царства снов и ночных грез.

Моргана проснулась на следующее утро и сразу же принялась за изготовление оберега – своего браслета, и, завершая ритуал прошептала те самые слова, что шепнул ей на ухо Морфей. И вот теперь она была защищена и могла продолжить свой путь Прорицательницы и служительницы Царства Морфея…

Она никому не рассказывала про этот случай, даже Этель не знала об этом. Моргана и сама не была до конца уверена сон ли это был или действие зелья или же явь, однако с того дня она чувствовала чье-то незримое присутствие, словно наблюдающее за ней и поэтому старалась выполнять клятву и служить Морфею как полагается.


Из этого потока мыслей Моргану отвлекло то, как Малефисент отдернула руку, словно что-то почувствовала и на один единственный краткий миг зеленый огонек искоркой проскользнул в ее взгляде.
Теперь и улыбка Евы, проблеск узнавания на лице, может быть она знает Малефисент либо узнала, ведь колдунью разыскивают по всему королевству по-видимому.

Выслушав рассказ Евы, Моргана поняла откуда у нее такие манеры – она знатного происхождения, но в одночасье лишилась всего. Да и к тому же владеет даром. Моргана почувствовала некую схожесть с этой девушкой, ведь она знала, что такое скрывать свой дар и пытаться выжить в землях, где любой намек на ведьмовство фактически смертный приговор, почти для всех (некоторые все же в силах были защититься).

Цитата InfernalSpring ()
- Скажите, вы бывали в аду?


Моргана слегка улыбнулась одними уголками губ. Только благодаря наставлениям Морфея и оберегу она не пребывает в своем персональном Аду каждую ночь.

- Практически каждую ночь, - хотела добавить Моргана и видела, ощущала и пыталась предотвратить многое, но была практически бессильна. Она видела, как представляют себе Ад все, в чьих снах побывала и чей разум окутывала легкой дымкой своих чар, чтобы выведать, узнать и увидеть то, что желала и была безмерно благодарна Морфею за то, что избавлена от личного переживания всей этой грязи, липкого и тягучего словно смола в котлах для грешников, страха.

Теперь узрев в чем заключается дар Евы, Моргана лишь подтвердила свои догадки – девушка, возможно сильнее всех магов, которых когда либо встречала Моргана или даже Малефисент. И что же за царь преисподней? Неужели тот самый, про которого ходят легенды? Она была на услужении у самого Аида? Если она сумела его перехитрить, понятно почему скрывается – он наверняка ее ищет! Кто же она?

- Раз ты смогла перехитрить самого Аида и сбежать, он наверняка тебя ищет. Если твой продемонстрированный дар разрушения и превращения земли в бесплодную пустыню – это его подарок, то какие же твои изначальные силы, которые могли понадобиться Королю Преисподней?

- Прости за мое любопытство, но на обычную заурядную колдунью ты не похожа. Твои умения они эмммм я бы сказала, очень редки и могущественны. Наверняка ты почувствовала магию и в нас, раз сама обладаешь Даром. На нас объявил охоту Кромешник, а тебя он тоже ищет? Мы будем вполне не против могущественных союзников, потому что уверены, что в безопасности от этого нового короля не надолго. Как там люди любят говорить: «Враг моего врага – мой друг».

Моргана сделала паузу и обдумала сказанное. Не слишком ли она поторопилась с этим легким намеком на союзничество с этой темной колдуньей, обладающей столь редким и разрушительным для всего живого даром (светлым такой Дар назовешь с трудом). Но с другой стороны она и Малефисент знала от силы двое суток, но наличие общей проблемы и врага смогло их сплотить и помочь посеять первые ростки доверия, взаимовыручки, помощи и дружбы.

«В любом случае, хуже не будет», - подумала Прорицательница.

Она не чувствовала в Еве врага или угрозу. Моргана чувствовала в Еве Тьму, но она была не пугающей и отталкивающей, а скорее обладала не коими нотками чего-то смутно знакомого, притягательного. Такое чувство бывает, когда проснувшись среди ночи, ты помнишь сон, однако забываешь его, как только первые лучи утреннего Солнца, проникающие в окно и будят тебя. Через время ты видишь такой же сон - к тебе приходит озарение, что это уже было и знакомо тебе, легкое, едва неуловимое чувство. Для Морганы эта Тьма была сродни пребыванию в Царстве Морфея, но уже после того, как она обуздала свой Дар и могла его контролировать.

Интерес к загадочной и противоречивой личности Евы Моллиган все возрастал и Моргана с любопытством перевела взгляд с Евы на Малефисент. Что же скажет она?

В своей речи и вопросах Моргана старалась быть осторожной и не взболтнуть лишнего, что могло бы не понравиться ведьме-дракону - выдать ее секрет, если она того не желает или что-то еще.
Судя по реакции Евы она не узнала фамилию и имя Морганы, а значит врятли бывала и в Камелоте. Но глядя на Малефисент на лице Евы промелькнуло узнавание, хоть она и постаралась его скрыть, поэтому она скорее больше была заинтересована в Малефисент. Поэтому нужно следить за языком. Девушка-дракон сама решит что говорить, а что нет. В этой чуждой стране Малефисент была первой с кем Моргана не только познакомилась и завела дружбу, но и она была такой же ведьмой как и сама Моргана, поэтому потерять доверие своей союзницы, она очень не хотела.




 
ShadowДата: Воскресенье, 24.07.2016, 20:24 | Сообщение # 10
Dragon's blood
Сообщений: 1097
Репутация: 4750
Статус:

I место в конкурсе - Сказки о Любви I место в конкурсе - Сказочная Любовь
Моргана начала свой рассказ, и Малефисент слегка «отстранилась», отошла в тень, слушая слова девушки и наблюдая за реакцией Евы. Одновременно с этим в голове колдуньи неустанно билась, точно попавшая в сети рыба, мысль: «Сколько времени у них есть на задушевные беседы? Как скоро стражи нагрянут за ними вновь?». Однако вместе с теми мыслями были и другие: Ева сильна, Моргана – тоже. Свои силы Малефисент знала и не сомневалась в них. Так ли силен Кромешник, чтобы выстоять против троих столь могущественных ведьм? Она также задумалась о том, что не видела на листовках ни Моргану, ни Еву, зато на них были и Белоснежка, и Регина, и Леонора, и она, Малефисент. Странный набор, но объяснимый: все они держали путь из Сторибрука, из Земель без Магии, и ни Моргана, ни Ева не попадали под эту категорию. По сути, единственная причина, из-за которой они могли попасть в неприятности, заключалась в том, что им довелось встретить Малефисент на своем пути. Так станут ли они ей помогать, осознав и приняв этот факт? Ведьма знала этих дам совсем недолго и не могла ответить на этот вопрос. Однако и озвучивать свои опасения она пока не собиралась. В конце концов, был очень велик шанс того, что Ева и Моргана, девушки знатного происхождения и несгибаемого характера, могли бы оказаться для нового короля угрозой достаточно сильной, чтобы тот решил избавиться от них, поэтому встреча с ведьмой-драконом стала для них не проклятьем, а помощью. Кто знает.

Пока Ева рассказывала свою историю, Малефисент удивилась, с какой легкостью льются слова из ее уст. Та легкость, несовместимая с горечью, таившейся в словах истории ее жизни. Ее взгляд был слишком мудрым, слишком глубоким и уставшим для столь юного возраста. Сколько же ей лет? Либо она провела в Аду слишком долгое время, либо история, рассказанная ею – ложь, может, разве что, за исключением некоторых деталей. Впрочем, не было ничего странного в том, что девушка не захотела рассказывать всю подноготную своей жизни двум незнакомкам в лесу, на которых, к тому же, была объявлена охота. Однако история ее знакомства с Подземным владыкой, с которым ведьме довелось «счастье» познакомиться в Сторибруке, немало заинтересовала чародейку. В голове воскресла его липкая, колкая улыбка, таившая глубоко внутри угрозу, его лицо, похожее на туго обтянутый кожей скелет, дьявольский огонь, давно потухший и присыпанный горстью блеклого пепла, крывшийся за дымкой веселости и праздности. Тот липкий ореол смерти, который окружал его, как паутина. Та аура увядания, которая показалось ей невероятно знакомой всего пару минут назад. За всеми деланно вежливыми манерами, ложным радушием и фальшивой маской безобидности, которую Аид на себя нацепил, крылся тот самый Дьявол, который всем так хорошо известен. Но также был там и тот, кто давно разочаровался в своем пути, устал от однообразия и гнили, устал от своей участи и мрачного клейма Ада. Тот, кто хотел примерить на себя личину обычного смертного, вкусить дары подлунного мира, вкусить самой жизни сполна. Кое-что было общим и в Еве, и в Аиде: оба они изо всех сил пытались избавиться от этой печати Ада, которую это место оставило на их душах и сердцах. Иначе бы Аид не покинул место, в котором значился королем, ради одной-единственной темной души. А что до Евы… Обманывала она их или нет – это было не важно. Важно то, что она могла помочь им.

Девушка, тем временем, вытянув руки вперед, показала им свой завораживающий и смертоносный дар вживую. Малефисент была поражена и восхищена одновременно. Она видела, как умирает все живое от одного ее дыхания, ей было знакомо это чувство, но чтобы так… Эта тонкая грань, что пролегала между жизнью и смертью, лежала прямо в душе Евы, и сейчас она стала особо отчетлива. Колдунья видела, что Ева принимает этот дар, но ненавидит всей душой, что заставляет ее страдать день ото дня. Ведьма коснулась ветви дерева, наблюдая за тем, как Ева высасывает все живое из растения, крупица за крупицей, капля за каплей. Вконец, лист рассыпался в ее пальцах и развеялся прахом по ветру, и тогда ведьма перевела взгляд со своей руки на ту, кто был причиной этой разрухи. Причиной… Смерти.

Цитата InfernalSpring ()
Я – да! И я видела Дьявола во плоти, повееерьте! Вы не хотели бы с ним столкнуться.

Цитата queen_of_ravens ()
- Раз ты смогла перехитрить самого Аида и сбежать, он наверняка тебя ищет. Если твой продемонстрированный дар разрушения и превращения земли в бесплодную пустыню – это его подарок, то какие же твои изначальные силы, которые могли понадобиться Королю Преисподней?


Слушая девушек, колдунья сохраняла молчание. Но услышав следующие слова, она не смогла сдержаться и не разразиться искренним смехом.

- Преследует, ха! Полагаю, Владыке Ада сейчас такие игры не слишком интересны. Выпивка, прелестные дамы и иные более прозаичные радости подлунного мира – вот что более занимает его разум. – «Если, конечно, Сторибрук, который они оставили, все еще существует, а не стерся с карты миров, словно маленькая песчинка, утерявшаяся в бесконечных глубинах океана». Она не стала озвучивать эту мысль, потому что отчасти не хотела в нее верить. Она ненавидела Сторибрук. Ненавидела эту душную клетку, в которой Регина заперла их всех на добрых тридцать лет, ненавидела так, как может ненавидеть человек место, в котором его ничто не держит. В котором нет ничего, что могло бы показаться ему родным и знакомым. И все же… Перед глазами вспылили Зелена, столь дерзко и нагло обманувшая ее, Кора, задевшая за живое – ее гордость, затем Регина и ее разбойник, пробравшиеся в ее дом, обокравшие его. Нет. Она не могла позволить им умереть вот так просто. Дать им спокойно уйти, не познав ее ярости? Не вкусив ее мести? Жизнь ведьмы – долгая и странная штука; кто знает, может ей еще доведется встретить этих людей на своем пути, и тогда она совершит свой ответный удар, спокойный и безжалостный. И еще там был Оскар. Сердце предательски кольнуло, когда она подумала о магическом существе, служившем ей верой и правдой столь долгие годы. Нет, она надеялась, что Сторибрук не исчез с лица земли и не канул в бездну.

Увлекшись мыслями о Сторибруке, она заметила, что на нее обращены два взгляда, недоуменные и непонимающие. Моргана выглядела сбитой с толку и удивленной, а Ева… казалось, она была разозлена. И возбуждена. Эта дикая смесь эмоций мешалась в ее взгляде и в выражении ее лица, из-за чего девушка стала походить на безумную. Судя по всему, Аид нехило разрушил ее жизнь, хотя как раз это не удивило Малефисенту.

- Да, я тоже знакома с Владыкой Подземного мира, - спокойно пояснила она, - даже разделила с ним танец, - из ее уст вырвался легкий усталый смешок, - И, полагаю, в личине смертного он не столь устрашающ, как мог бы вообразить себе любой из нас. Но, - более твердым тоном добавила она, - и не так прост, как могло бы показаться любому смертному. Но я, как и любой другой знакомый мне маг, смогли заметить – или правильнее «ощутить»? – то, что выделяло его из числа остальных… одаренных персон. Что возвышало его над ними. Как я заметила это и в вас, Ева. – Она вкрадчиво и осторожно улыбнулась, медленно и плавно подходя ближе к девушке и смотря в ее глаза, наполненные странным переживанием или злобой, заметив плотно стиснутые зубы и слегка нахмуренные брови. «Интересно, это реакция на мои слова? Или нет, скорее – на упоминание Аида. Похоже… он сломал ее жизнь».

- Может, если бы я не встречала прежде на своем пути существо, чьи силы больше сил любого смертного: мага ли, иль человека, – то вполне могла бы принять вас, дорогая Ева, за обычную колдунью. Но мы ведь обе знаем, что это не так. – Она просто и беззлобно улыбнулась, без упрека или издевки, лишь констатируя факт.

Около пары секунд в лесу висела напряженная тишина, поэтому Малефисент решила продолжить свою речь, глядя спокойно и уверенно.

- И все же… в данную секунду это не имеет никакого значения. Моргана абсолютно права: в одиночку нам не справиться. Кем бы мы ни являлись – наш враг силен. И мы не имеем ни малейшего представления, зачем мы ему нужны, ведь… Черт возьми, я даже не знаю, как он выглядит! Но какими бы ни были его цели – это не сулит ничего доброго ни одной из нас. Мы сочтем за честь, если вы нам поможете в этой схватке, Ева.




 
InfernalSpringДата: Понедельник, 25.07.2016, 22:46 | Сообщение # 11
Goddess of Destruction
Сообщений: 135
Репутация: 106
Статус:

Цитата
- Раз ты смогла перехитрить самого Аида и сбежать, он наверняка тебя ищет. Если твой продемонстрированный дар разрушения и превращения земли в бесплодную пустыню – это его подарок, то какие же твои изначальные силы, которые могли понадобиться Королю Преисподней?


- В былые времена я открыла в себе власть над растениями и узнала, что способна заставить их выполнять любые приказания, но разумно использовала силы лишь в борьбе с теми, кто желал мне зла. – ответила Персефона со светлой грустью в голосе, приняв царственную позу; покрутившись на бревне, она выпрямила спину, закинула ногу на ногу и скрестила руки на груди, неосознанно защищаясь от дальнейших расспросов, которые могли поставить под угрозу ее легенду.

Цитата
- Прости за мое любопытство, но на обычную заурядную колдунью ты не похожа. Твои умения они эмммм я бы сказала, очень редки и могущественны. Наверняка ты почувствовала магию и в нас, раз сама обладаешь Даром. На нас объявил охоту Кромешник, а тебя он тоже ищет? Мы будем вполне не против могущественных союзников, потому что уверены, что в безопасности от этого нового короля ненадолго. Как там люди любят говорить: «Враг моего врага – мой друг».

Недовольно скривившись от обращения на «ты», что, к счастью, осталось для Морганы незамеченным, Персефона широко улыбнулась, столь скоро услышав призыв к объединению от недоверчивой, на первый взгляд, ведьмы.
- Благодарю за высокую оценку моих способностей. Да, безусловно, я знаю, что вы не простые гости леса, как и я сама. Лишь благодаря тихой и скромной жизни в деревне мне до сих пор не представилась возможность познакомиться с новым королем лично, но, вижу, вы у него явно не в почете. И, так как у меня, к вашей удаче, нет неотложных дел, я с удовольствием составлю вам компанию. Возможно, существует то, чем мы можем помочь друг другу.

На самом деле, богиня не была настолько глупа, чтобы рассчитывать на полное и безоговорочное доверие наспех выдуманной биографии, но так ли значимо прошлое человека, бога или демона, готового протянуть руку нуждающемуся в ситуации смертельной опасности? В конце концов, она не расспрашивала и не собиралась расспрашивать ни Моргану, ни Малефисент, о том, кем они являются, ведь некоторые выводы свободно можно сделать и без этого, а знать больше Еве вовсе не требовалось.

Моргана. Моргана походила на особу знатных кровей, о чем говорила хоть и незнакомая, но красивая и громкая фамилия, сочетающая сильные и волевые качества своей носительницы, да и невероятно, чтобы неумелая заурядная колдунья водилась рядом с той, в чьих жилах течет драконий огонь - величайшее благословение матери-природы. Сама же дева-воительница, облаченная в подобие доспехов, что так несвойственно женщинам королевского круга, являла протест устоявшимся обычаям и традициям, смело демонстрируя хорошую физическую подготовку и непоколебимую уверенность, пылающую в глазах цвета озерной глади. Ее твердая стойка и, очевидно, навык владения холодным оружием, вселяли уважение. Сама Персефона никогда не училась – в этом не было нужды – владению оружием любого толка, лишь восхищаясь слепящим танцем солнечных лучей на гладкой поверхности стали, мастерски выполненными орнаментами на рукоятях легендарных мечей и тонкой, элегантной конструкции боевого лука – извечного спутника Артемиды.

Малефисент, напротив, не производила впечатления мастера клинка. Ей, обладательнице великой силы, дарованной самой природой, как и Персефоне, вовсе ни к чему умения, требующие высокого уровня выносливости, ловкости и энергии, необходимой для сотворения того, что «не боги», владеющие определенными способностями, называют магией.
Пытаясь собрать воедино обрывочные фрагменты, устрашающие факты, слышимые где-то когда-то от кого-то об одиноко живущей в полупустом семейном замке колдунье, Ева поняла, что имеет дело с одним из самых могущественных смертных творений. В минувшем, прекрасные чешуйчатые создания бороздили небеса многочисленных миров, пока греховный сосуд, по имени Человек, не огласил себя венцом природы, лишенным изъянов повелителем всего сущего, низвергнув истинную красоту в пучину страха и смерти. Печальная история без счастливого финала, долгая история, насчитывающая тысячелетия несправедливых скитаний, кровавая история, жертва которой прямо сейчас стоит перед богиней в дорогих одеяниях, опасливо сверкая глазами. Малефисент не из простых – с ней стоит быть вдвойне острожной, но вероятность заполучить такого друга оправдывает всякий риск. К тому же, Персефона искренне восхищалась сущностью колдуньи и любила ее, как только мать может любить свое дитя, а божественный творец – детище рук своих.

Цитата
- Преследует, ха! Полагаю, Владыке Ада сейчас такие игры не слишком интересны. Выпивка, прелестные дамы и иные более прозаичные радости подлунного мира – вот что более занимает его разум.


Голос Малефисент молнией врезался в поток чудесных образов, оживленных в сознании богини, возвращая ее к реальности больным ударом о землю. В миг оправившись и собрав себя по кускам, она вся обратилась в слух, отчаянно противясь услышанному, ведь слова колдуньи просто не могли оказаться правдой. Аид в подлунном мире? Этот угрюмый затворник, от начала времен не покидающий мрачных владений, сотканных из криков и страданий запертых в Тартаре душ, наконец решил спуститься к людям? И сделал это после того, как заключил в безвременные оковы ту единственную, что всем сердцем желала показать ему прелесть мира за чертой Ада? Да он просто избавился от нее, испив все соки и вдоволь насладившись приевшимся вкусом! Жалкий, мерзкий, проклятый предатель!

Персефона почувствовала, как ненависть наполняет ее изнутри до краев и вот-вот грозит вырваться из тела смертельной бурей, испепеляющей на своем пути все, что когда-то было ей дорого. Глаза налились гневом, вовсе не походящим на горечь разочарования, которую богиня испытала совсем недавно, обманувшись призрачной надеждой на исцеление. Нет. Этот гнев был иным, настоящим, неукротимым, неподвластным холодному рассудку. Медленно поднимаясь на ноги, выкручивая руки и шею под неестественными углами, Ева глядела в землю, надеясь просверлить взглядом яму до самой преисподней, отыскать ненавидимого трупного червя и скормить его же трехглавому стражу. Вены на тонких бледных руках потемнели, а кончики пальцев покрылись черным налетом, словно были перепачканы в саже. Шумно выдыхая носом воздух, Несущая Разрушение резко вскинула голову, рассматривая сбитую с толку Малефисент.

Цитата
- Да, я тоже знакома с Владыкой Подземного мира, - спокойно пояснила она, - даже разделила с ним танец, - из ее уст вырвался легкий усталый смешок, - И, полагаю, в личине смертного он не столь устрашающ, как мог бы вообразить себе любой из нас. Но, - более твердым тоном добавила она, - и не так прост, как могло бы показаться любому смертному. Но я, как и любой другой знакомый мне маг, смогли заметить – или правильнее «ощутить»? – то, что выделяло его из числа остальных… одаренных персон. Что возвышало его над ними. Как я заметила это и в вас, Ева.


- О, вы ничего о нем не знаете! Ничего! – злостно прошипела Персефона, рискуя вызвать к себе еще больше недоверия и ненужный интерес.
«Как же так? Я позволила ему проглотить мою душу, собственными руками вырвала из груди окровавленное сердце и наивно протянула ему в подарок. Я отвергла тепло небесного светила, красоту полей и лесов, музыку ручьев и водопадов – мир живых – ради прозябания под землей в окружении гнили и распада. Я была рядом, когда все отвернулись, когда Зевс проклял его, Деметра пообещала уничтожить, и весь Олимп ополчился против угрозы, исходящей от вечного «врага» света, живущего в тени. Я могла бы быть рядом с ним даже сейчас, могла бы последовать за ним куда угодно, если бы он… если бы он просто меня любил! Он должен был просто любить меня!» - неподвижно стоя на холодной влажной земле, богиня вытянула потемневшие руки в стороны, распространяя льющуюся из нее тьму легче, чем когда-либо могла сеять ростки жизни.

Услышав неприятный шорох над головой, Ева возвела глаза к небу, с трудом разглядев резвившуюся меж ветвей стоящего за спиной дерева белку – ту самую, а, быть может, просто похожую на ту, что встретилась ей ранним утром. Скрипя зубами, она впилась взглядом в мелькающее среди листьев рыжее пятно, в мгновение ока ставшее иссохшей мумией, свалившейся к ногам разгневанного божества.

Ей хотелось кричать, но она улыбалась, как делала это всегда – Аиду нравилась улыбка супруги, он говорил, что среди окружающего мрака она одна заставляет его чувствовать себя живым. Какая низкая ложь! Больше всего Персефоне хотелось, чтобы он видел ее нежную улыбку перед своей неизбежной кончиной, о которой она непременно позаботится. Мысли о расправе с мужем внушали будоражащее чувство восторга, показывая бывшей королеве подземного мира, как глубоко Ад пустил корни в ее душе. Так ли необходимо избавление от того, что стало неотъемлемой частью бытия? И да, и нет. Ведь с тьмой, как и с Аидом, являющимся, по сути, олицетворением, средоточием всего, что способно вселить ужас, окутывая пеленой нестерпимой боли людских мучений, слишком тяжело нести бремя существования, но без этой тьмы… Кажется, богиня и вовсе не помнила, как это – без нее.
Цитата

- Может, если бы я не встречала прежде на своем пути существо, чьи силы больше сил любого смертного: мага ли, иль человека, – то вполне могла бы принять вас, дорогая Ева, за обычную колдунью. Но мы ведь обе знаем, что это не так.


- И как вы могли удостовериться только что, вы совершенно правы, дорогая Малефисент, и я не имею намерений убеждать вас в обратном. Я не обычная колдунья, но и вы тоже. У вас есть свои секреты, у меня – свои, так давайте же оставим тайны тем, кто умеет их хранить – самим себе.

Цитата
- И все же… в данную секунду это не имеет никакого значения. Моргана абсолютно права: в одиночку нам не справиться. Кем бы мы ни являлись – наш враг силен. И мы не имеем ни малейшего представления, зачем мы ему нужны, ведь… Черт возьми, я даже не знаю, как он выглядит! Но какими бы ни были его цели – это не сулит ничего доброго ни одной из нас. Мы сочтем за честь, если вы нам поможете в этой схватке, Ева.


- Как я уже сказала, помочь вам в борьбе с самозванцем, бесчестно захватившим эти земли, будет счастьем, но я смею просить вас об ответной услуге. Аид. Мне понадобится помощь, чтобы отыскать его и заставить заплатить по давним счетам. Что скажете, дамы? Вы не должны поступаться ради меня собственными интересами, наживая опасных врагов, но, боюсь, без вас мне его не найти. И судя по тому, что вы, Малефисент, - сделав акцент на имени колдуньи, беззлобно произнесла Ева – только виновник ее отравленной скорби заслуживает ненависти, - довольно близко знакомы с моим персональным Дьяволом, поиски не затянутся. Так… Когда начинаем? – как ни в чем не бывало поинтересовалась богиня, не желая оглядываться, чтобы не видеть сотворенного и не признавать причастность к смерти каждой травинки, каждого цветка и каждого оголенного дерева рядом с собой. «Не смотреть под ноги, не смотреть вниз, зависнув над бездной отчаяния, и тогда можно вообразить, что падение никогда не наступит» - Я думаю, нам стоит покинуть эти края как можно скорее – кое-что может не остаться незамеченным вашими недоброжелателями. – намекая на зараженный скверной участок леса, предположила Персефона, уперев руки в пояс и закрыв глаза в попытке собраться вновь, впитывая собственный гнев и наглухо запирая его в клетке самоконтроля с выбитыми замками и проржавевшими прутьями до наступления судного дня.






Сообщение отредактировал InfernalSpring - Понедельник, 25.07.2016, 22:54
 
queen_of_ravensДата: Среда, 27.07.2016, 15:59 | Сообщение # 12
The Priestess Of Morpheus
Сообщений: 2
Репутация: 10
Статус:

Фраза Евы немного успокоила, но в то же время слегка насторожила Моргану.

Цитата InfernalSpring ()
У вас есть свои секреты, у меня – свои, так давайте же оставим тайны тем, кто умеет их хранить – самим себе.


С одной стороны можно не раскрывать все свои карты в данной партии, но с другой, заполучив в союзники столь могущественную, сильную, властную и в тоже время таинственную и неизвестную колдунью, не зная при этом на что она действительно способна вполне могло оказаться чревато некоторыми последствиями. Магия Евы была незнакома для Морганы, да, она ощущала некоторые нотки чего-то неуловимо знакомого, известного ей – словно давно виденный и почти забытый сон, вызывающий в бесконечном потоке переживаний и мыслей разумы отголоски Déjà vu, но все же, Огонь Мэл был для нее предпочтительнее, роднее что ли, ведь она сама владела этой стихией.
Пусть секреты каждого останутся при них самих, до поры до времени разумеется.

При упоминании Малефисент того факта, что она знакома с Аидом, да и к тому же что она почувствовала между его магией и магией Евы некоторое сродство, вызвало целую бурю эмоций у Евы. И эта была не просто буря, а целый катаклизм, способный уничтожить все живое вокруг, наверно в радиусе всего этого королевства – и колдунья нашла на ком выместить свою боль и праведный гнев - бедный, ничего неподозревающий зверек, попавший не в то время и не то место принял на себя весь удар гнева волшебницы.

Но вся эта демонстрация силы была направлена на то, чтобы дав слегка выйти наружу чувствам, взять под контроль и их и свою разрушительную, мощную магию, заперев все это под замок в глубинах собственной бездонной, скрывающей тысячи чувств, переживаний и эмоций души, а не на устрашение своих новых знакомых, а теперь к тому же и союзников.

Моргана отлично это понимала, ведь гнев сам по себе разрушителен и пагубен для мага, если только не научиться его контролировать – именно он, обузданный и вовремя выпущенный вкупе с холодным расчетом и применением своих незаурядных способностей является мощнейшим оружием, перед которым не устоять практически ни кому. Вот только грань этого всего уж очень тонка и уметь балансировать на ней может далеко не каждый.

Зачастую при попытке использования такой комбинации чувств, гнев захлестывает собой и захватывает разум, перекрывая и перечеркивая все остальное, он ослепляет, подчиняет себе, что и приводит к поражению. Поэтому, чтобы такое не произошло все же время от времени нужно отпускать все это и давать волю чувствам, пусть с последствиями и иногда с сожалениями о содеянном, но все же это хоть как то поможет сохранить разум холодным словно лед и даст возможность мыслить трезво.

От всех этих мыслей и диалога с новоприобретенной знакомой Моргану отвлек внезапный порыв ветра и тот факт, что темные, непроглядные облака заволокли собой почти пол небосвода, и теперь нещадно закрыв собой половину звезд, надвигались на прекрасную, белую, полную Луну – их единственный источник света. Она переглянулась с обеспокоенной Малефисент, которая тоже это заметила. И они снова услышали это – звук крыльев и запах самой Ночи…

«Они опять нашли нас» - мельком пронеслось в голове Морганы, - «Только не это». Нужно было действовать быстро.
- Что ж, глубокоуважаемые дамы, мне кажется, что самое время убираться отсюда, нутром чувствую не к добру все это, - быстрой скороговоркой проговорила Моргана, указывая на надвигающуюся «кромешную тьму».

- Есть идеи куда бы нам направиться и поскорей бы? – продолжила девушка, поправляя свой полудоспех и ножны с кинжалами, при этом вопросительно глядя на девушек.






Сообщение отредактировал queen_of_ravens - Среда, 27.07.2016, 16:05
 
ShadowДата: Четверг, 04.08.2016, 22:07 | Сообщение # 13
Dragon's blood
Сообщений: 1097
Репутация: 4750
Статус:

I место в конкурсе - Сказки о Любви I место в конкурсе - Сказочная Любовь
На миг Малефисенте почудилось, что гнев Евы заполнил весь ее земной сосуд до краев, грозя вылить весь этот яростный и не сдерживаемый поток гнева на них, ведьм, превращая все живое вокруг в мертвые сучки да коряжки, как было услужливо продемонстрировано девушкой ранее. Но, к счастью двух ведьм, Ева смогла сдержать свои чары. А вот гнев - едва ли. Ее глаза в считанные мгновения утратили все человеческое, что в них было до этого, превращаясь в два светящихся мертвенным блеском прожектора, отражающих все, что копилось, собиралось, компостировалось в ее душе, ожидая нужного часа и нужной секунды, чтобы вылиться наружу. Заглянув в глаза Евы сейчас, можно было увидеть то, через что она прошла, можно было увидеть самые глубокие бездны Ада, куда не спускалась ни единая смертная душа. Можно было увидеть те бездонные пучины муки, страдания, тления и душевного гниения, которыми "приветствовали" врата Ада своих грешных детей. Наконец, она вымолвила, сквозь стиснутые зубы,
Цитата InfernalSpring ()
- О, вы ничего о нем не знаете! Ничего!


- Я не спорю, - спокойно и вкрадчиво, но более спешно, чем обычно, начала она, стараясь привести Еву в себя своими словами, как-то успокоить, чтобы не накалять ситуацию, ибо понимала, что в противном случае худо придется всем. "Господи, о чем ты думала, Малефисента!" - Кто я, чтобы судить об Владыке Ада по первой встрече, когда вы пробыли та... - Ее "примирительная речь" оборвалась на полуслове, да и Ева, кажется, не особо вникала в ее слова. В мгновение ока перед глазами Малефисенты пролетела белка, скукоживаясь и высыхая на глазах, превращаясь лишь в кости и кусочек тлена. Ева, переводя дух, несколько успокоилась, что помогло Малефисенте и Моргане немного ослабить напряжение. Когда это чувство опасности миновало, Малефисент поняла, насколько ей это знакомо. Разве сама она не была в таких ситуациях? Разве самой ей не приходилось пребывать в гневе столь сильном, что тот мог разрушить не только небольшой кусок земли вокруг, но и целый город? Только в ее случае не было того, кто мог ее остановить. Она сама не могла себя остановить. "Чушь. Сейчас ты видишь, что это ложь. Ты лгала себе, лгала Леоноре, лгала всем: ты могла себя остановить, Сторибрукская магия был не при чем. Ты... не хотела".

Цитата InfernalSpring ()
- И как вы могли удостовериться только что, вы совершенно правы, дорогая Малефисент, и я не имею намерений убеждать вас в обратном. Я не обычная колдунья, но и вы тоже. У вас есть свои секреты, у меня – свои, так давайте же оставим тайны тем, кто умеет их хранить – самим себе.


Ответ не удивил чародейку, но она была совершенно согласна с ним. У всех были свои секреты, тайны, которые они хотели бы оставить в надлежащей тайнам сохранности. Она не собиралась узнавать истинную историю девушки, но посчитала, что некоторые силы, с которыми им придется иметь дело - к примеру, силы, которые они воочию видели пару минут назад - являлись сильным преимуществом, не знание могло привести к катастрофическим последствиям.

Цитата InfernalSpring ()
- Как я уже сказала, помочь вам в борьбе с самозванцем, бесчестно захватившим эти земли, будет счастьем, но я смею просить вас об ответной услуге.


Ответная услуга. Сердце ведьмы замерло, а в глазах появился недобрый блеск тревоги и подозрительности.
Ответная услуга. Ожидать можно было чего угодно, а "плата" за такую помощь могла оказаться непомерно высокой. Самая неприметная мелочь, банальная просьба, ерунда в глазах смертного могла оказаться фатальной. Малефисент догадывалась, какой может быть просьба Евы и заранее начинала себя корить за то, что не придержала вовремя язык за зубами. Теперь с этой девушкой - быть точнее, с этой богиней - ее связывало нечто поболее сделки. Услуга. Обещание. В ее случае - то, от чего невозможно избавиться или отказаться.

Цитата InfernalSpring ()
Аид. Мне понадобится помощь, чтобы отыскать его и заставить заплатить по давним счетам. Что скажете, дамы? Вы не должны поступаться ради меня собственными интересами, наживая опасных врагов, но, боюсь, без вас мне его не найти. И судя по тому, что вы, Малефисент, довольно близко знакомы с моим персональным Дьяволом, поиски не затянутся. Так… Когда начинаем?


Ожидания ведьмы оправдались. Встрять между древнейшими, как сам свет, разборками бессмертных богов, быть свидетелем старинных сломанных судеб, выброса гнева и ярости - что могло быть хуже? Малефисент едва сдержалась, чтобы не чертыхнуться, но вместо этого стиснула зубы, натягивая на лицо кислую улыбку. Выбора у нее не оставалось. "Похоже, пора готовить гроб. Если к концу этой аферы от тебя останется что хоронить".
Ладно. Страх был преувеличен. А если быть точнее, страха перед Евой или Аидом колдунья не испытывала. Прожив долгую жизнь, стремление к выживанию убавлялось с каждым годом, а ее вкус постепенно притуплялся, оставляя лишь горькое, затхлое послевкусие. Но единственное, что влекло ее существование, это та помощь, которую ей обещала Леонора. Узнать, жива ли она, ее дитя, кровь ее крови, единственная в мире, похожая на нее. Лишь представив себе в голове маленькие крылышки, неумело и неуверенно трепещущие в воздухе, ее первый полет и ее первые падения, первый огонь, которым она могла бы рисовать в воздухе яркие огненные цветы, виражи, которые она могла бы описывать в горных просторах, первая добыча, попавшая в ее маленькие цепкие коготки... Ведьма чувствовала, как в груди зарождается невероятное тепло, которое, после возвращения в реальность, менялось на едкую, удушливую грусть, ударявшую в самое сердце острой, пронзительной иглой, убивавшей ее, точно яд, капля по капле вливаемый в организм. Единственная, чья жизнь ей была по-настоящему дорога и которую она потеряла. Спустя стольких лет, она даже не знала, сможет ли дальше жить с этим знанием, каким бы ни был ответ. Скорее всего, после всего, что она узнает, ей будет плевать, какая неземная кара будет ей уготована всемогущими. "Может, я даже ее заслужила".

- Что ж... Полагаю, выбор не велик, и было бы просто невежливо не отплатить той же монетой за вашу, Ева, помощь. Распознать местоположение Аида не составляет труда, сложнее будет проложить туда дорогу. Есть пара... сложностей, - она решила, что расскажет девушке подробности того, каким образом они покинули Земли Без Магии, и в каких условиях оставили эти самые земли, чуть позже, - но я надеюсь, что земли, в которых ныне пребывает мистер Аид доселе существуют, иначе наши поиски значительно затруднятся.

Она видела нетерпение Евы, но кое-что прервало эти не столь приятные для колдуньи объяснения. Она поняла, что и Моргана, и Ева тоже почувствовали это. Словно жизнь вокруг них погасла. Вместо этого ее заслонила липкая, тягучая пелена темного, редкого страха. Густые чернильные тучи заслонили облака, утих стрекот сверчков и цикад, замолкли шорохи, даже кваканье лягушек вдали утихло. Лес замер, ожидая самой страшной кары. Они с Морганой переглянулись, и та озвучила неприятную правду. Кромешная тьма все сгущалась... Ведьме казалось, что она вытягивала всю радость, все счастье из нее, подобно засасывающей темной воронке. Тьма... ее мрачный, мягкий шепот...

Темная поляна с выжженной дотла землей, покрытая сажей, корягами и сожженными ветками, изнывала от боли. Она шла, босая, в разорванной одежде по до тла выжженной земле и не слышала вокруг ничего, кроме чьего-то сдавленного, тихого рыдания, изредка сменяемого на дикое завывание. На небе сгустились непроглядные, стальные тучи. Чем ближе вели ее босые, израненные, покрытые кровью и ранами ноги, тем отчетливее виднелись кости, кровь, внутренности и мясо, заполонившие всю землю. Ведьма чувствовала странную дрожь во всем теле, звоном отзывавшуюся в груди. Плач становился громче, но теперь к нему стал примешиваться шепот. Мягкий, завораживающий, пленительный. Он говорил... шептал... что избавит от мук, избавит от страданий, поможет изменить всё это...

Тела, лежащие на земле, приобретали лица. Леонора, израненная, окровавленная, шепчущая что-то, словно в бреду. Моргана, из груди которой торчал острый клинок. Ева, чье тело обросло мхом и ядовитым плющом, пригвожденная к земле. И маленькое, искореженное тельце, покрытое маленькими чешуйками и кровью. Где-то там можно было бы различить лапки, резные кожистые крылышки, если бы все не было столь искаженно и вывернуто под неправильным углом, не покрыто кровью, мясом, внутренностями. Плач усилился, оглушая до невозможности, но шепот выводил его на дальний план, струясь, точно горный ручей, заливаясь прямо в уши сладким медом. Отрывочные, редкие фразы, растягиваемые и произносимые певуче-сладко. Она даже чувствовала горько-сладкое дыхание на своей щеке. Ты одна... всегда была... они - всего лишь иллюзия. Они тебе не помогут, не помогут. Но я помогу... Лишь ступи ко мне и я помогу. Ты не услышишь этого плача... все пройдет... Впереди показалось большое, черное облако. Сквозь него не было видно ни леса, сереющего впереди, не пепелища, ни мертвых тел. Одна тьма. Внезапно дрожь прекратилась - прекратился и плач. Ведьма поняла, что рыдала она. Но теперь все прошло. Тьма расступилась, превращась в длинный темный коридор, стены которого были сотканы из Тьмы. Один шаг вперед - я и помогу. Один шаг вперед - плач затихал, затихла и боль... но..

Нет. Она резко отступила назад, после чего почувствовала, как падает - резко и стремительно. Под ней разверзлась пропасть, и...


Ведьма очнулась, пытаясь прийти в себя и понять, где она. Она выпала из реальности всего на пару секунд, но по ее душе уже точно прошлись острым клинком. Она потерла обеими руками виски, пытаясь сосредоточиться и избавиться от зудящего стука в ушах и кольцом сдавливавшей нахлынувшей головной боли. "Нет, ты не будешь играть с моим разумом!" Стиснув зубы, запирая свои мысли в прочную клетку, отгораживая стеной все, что могло сыграть против нее, она ответила:

Цитата queen_of_ravens ()
- Есть идеи куда бы нам направиться и поскорей бы?


- Есть одна ведьма. Ее имя Леонора. Она тоже разыскивается, и она может нам помочь - а мы можем помочь ей. Возможно, она знает больше, чем сумели выяснить мы. Так что, пожалуй, для начала мы должны найти ее. Но - вот проблема - я совершенно не знаю, где она может быть. И... - ей в голову пришла еще одна идея, которую она хотела бы реализовать, прежде чем они покинут этот лес. - Ева, вы живете тут и знаете эти места, так? Я... слышала, - вкрадчиво начала она, - что в окрестностях этого королевства есть некое озеро, воды которого имеют особое магическое свойство возвращать утерянное. Вы знаете, где расположено это озеро? - Ведьма понимала, что время подобрано неудачное, но другого шанса попусту не было. Она неотрывно смотрела на Еву и твердо добавила, - Могли бы нас отвести к нему?




 
InfernalSpringДата: Суббота, 13.08.2016, 22:31 | Сообщение # 14
Goddess of Destruction
Сообщений: 135
Репутация: 106
Статус:

Цитата
- Что ж... Полагаю, выбор не велик, и было бы просто невежливо не отплатить той же монетой за вашу, Ева, помощь. Распознать местоположение Аида не составляет труда, сложнее будет проложить туда дорогу. Есть пара... сложностей, но я надеюсь, что земли, в которых ныне пребывает мистер Аид доселе существуют, иначе наши поиски значительно затруднятся.

Ева жадно поглощала слова Малифисент, которые могли стать для нее счастливой звездой, упавшей с небес, или же непреодолимой стеной на пути в заветной цели. От ответа будто по волшебству встретившейся ведьмы, знакомой с источником всех ее бед, зависело многое, если не все: сладкая, долгожданная, возлюбленная месть, надежда на избавление от скверны, пропитавшей насквозь естество и убившей божественный свет, оставив взамен лишь сожаление и демоническую ауру нескончаемой смерти. Богиня весны умирала с каждым цветком, каждой травинкой и насекомым, которых испепелял ее темный дар. Умирала, но продолжала убивать.
Зевс знает, скольких усилий Еве стоило спокойно выслушивать неторопливый, нарочито медленный и осторожный ответ колдуньи, с опаской подбиравшей слова, воображая, как отыщет мерзавца и вытрясет из него душу, если от нее еще что-то осталось.

«Сложности? Что она имеет ввиду? Какие земли? Где тарантул свил дьявольские сети на этот раз?» - неуверенный тон Малифисент и внезапно открывшиеся обстоятельства неясного местонахождения Аида заставили Персефону посерьезнеть и нахмуриться. Подумать только, она тратит время здесь, выискивая помощи у слабых, пусть и наделенных некими силами, но все же в высшей степени смертных людей, когда в ее власти отправиться в ближайший из еще не разоренных храмов и попросить об участии дорогих братьев и сестер! Прекрасная Артемида, повинуясь преданности крови, могла бы выследить беглеца, Аполлон – заглянуть в будущее и предсказать исход вражды, Зевс смог бы натравить на отступника весь сверкающий Олимп и навеки заточить его там, где все началось и обязано завершиться! Но Персефона поклялась, дала непреложный обет самой себе, что отныне и впредь будет идти по миру своей дорогой – узкой ночной аллей, выстланной опавшей листвой – дорогой, на которой раньше, в те незапамятные времена, что сейчас кажутся далеким чужим сном, было двое.

- Я ждала очень долго, дорогая Малефисент, - с необыкновенной печалью в голосе проговорила богиня, - Могу подождать еще немного. Примите мою искреннюю благодарность за то, что согласились помочь - обещаю обезопасить вас обеих. Я знаю, о чем вы думаете – это не ваша война – и вы совершенно правы. Как только я отыщу Аида, все кончится.

Цитата
- Что ж, глубокоуважаемые дамы, мне кажется, что самое время убираться отсюда, нутром чувствую не к добру все это, - быстрой скороговоркой проговорила Моргана, указывая на надвигающуюся «кромешную тьму». - Есть идеи куда бы нам направиться и поскорей бы?

О Кромешнике ходили поистине ужасающие слухи, поверить в которые нелегко, но сейчас Ева вынуждена была признать, что ее опасения претворились в жизнь. Возможно, надвигающуюся тьму вызвала испепеляющая буря, а, быть может, самозванец не спускал глаз с колдуний, посмевших бросить ему вызов. Лживые самоуверенные тираны не любят, когда находится кто-то достаточно смелый или же просто глупый, чтобы противостоять гнету. И теперь, связав себя невидимыми нитями с непокорными, Персефона ступила на зыбкую почву, ведь если все, что говорят о новом короле – правда… Он пожалеет, что однажды, в мерзкий и непременно промозглый, пропахший гнилью и плесенью день, появился на свет! О, этот несчастный не знает, с кем его столкнула судьба!
Обеспокоенный голос Морганы донесся до ушей богини сквозь тяжелую пелену, словно пытаясь пробиться из другого измерения. Нужно было немедленно уходить, иначе могло произойти что угодно – мрак, заслонивший луну, походил на живое, разумное существо со звериным зовом, проникающим глубоко в душу, в сердце, в разум, и отравляющим все, к чему прикасался. Но бестелесная тень Кромешника, черная метка его присутствия, зловещий знак истинной тьмы, способный держать в страхе целые деревни, города и даже королевства, не мог заставить дрожать ту, что провела тысячелетия, распоряжаясь миром, царственно возвышающимся на костях мертвецов и не вмещающий ничего, кроме боли.

Змей шептал проклятые слова, так и норовя запустить клыки в белоснежную кожу, вился вокруг черным ядовитым туманом, обволакивал, душил… Персефона мысленно отмахивалась от липких щупалец страха, обвивших тонкую фарфоровую шею, и шипела на монстра в ответ, но вскоре начала чувствовать слабость и невыносимое желание опустить тяжелые веки, чтобы спустя мгновение, ужаснувшись, распахнуть их и встретить иной мир.

Персефона идет по лесу со стеклянными глазами, отражающими первобытную пустоту – страшный, невидящий, животный взгляд, лишенный самосознания. Тело ее исхудало до состояния скелета, руки и ноги почернели, от платья остались изорванные лоскуты, отросшая копна волос неестественно развивается на ураганном ветру, лицо, вернее череп, обтянутый кожей, покрылся глубокими черными трещинами, из которых, как и от всей пугающей фигуры, сочится темная летучая субстанция. Там, где она ступает, умирает все живое – красота обращается тленом, уступая распаду, словно весь Ад и все его демоны нашли пристанище в одной хрупкой мертвой груди. След смерти тянется на мили вокруг, и никто не в силах избежать чудовищной участи – ураган настигает каждого. Лесные жители, от прытких белок до горделивых оленей, несутся прочь сломя головы, но знают, что им не уйти далеко, и покорно сгорают в пламени хаоса, рассыпаясь прахом на бегу. Кристально-чистые водоемы превращаются в кровавые реки, небо разрезают молнии и гром оглушает людей… Постойте, людей? Откуда здесь взялись люди? Персефона простерла руки к зеркальному видению, где необычно одетые мужчины и женщины неустанно кружились в танце под аккомпанемент дьявольской скрипки и варварского отбивания клавиш – на их лицах светились счастливые улыбки, а движения были полны грации. Она закрыла глаза. И вот уже все эти люди танцевали прямо перед ней, так близко, что можно было коснуться, если бы не страх положить конец «веселью». Но, казалось, странным незнакомцам все было нипочем – они выписывали замысловатые круги на пепелище и даже не замечали этого, а их прекрасные улыбки… стали кукольными, безжизненными, искусственными. Но они продолжали танцевать – быстрее, безумнее, ненасытнее, словно управляемые чьей-то невидимой дланью, тянущей за нужные ниточки. Персефона ощутила вскипающий гнев и двинулась вперед, как в самом центре толпы увидела знакомое лицо. Ухмылку, которую она никогда не забудет. Аид. Трупный червь танцевал с одной из самых красивых дам, обнимая ее за талию, пожирая глазами и благосклонно улыбаясь. Тем временем музыка стихла, и все звуки в одночасье прекратились, образовав безмолвный тягостный вакуум. Люди поклонились друг другу и начали по очереди испаряться, пока не осталась всего одна пара, продолжающая самозабвенно танцевать. На богиню, воспарившую над землей, никто не обратил внимания – не обращали и эти двое, пока она не приблизилась и, скрипя зубами от злости, не попыталась схватить Аида за глотку, с удивлением и непониманием наблюдая за тем, как ее костлявая рука проходит сквозь него. Но кто из них призрак?
«Нет-нет-нет, не может этого быть! Я достану тебя из-под земли, слышишь? Я тебя уничтожу, сотру, расщеплю! Ты поплатишься за все, что со мной сделал!» - Персефона лихорадочно хватала руками воздух, но тщетно. И тут раздался смех – утробный, жуткий, холодящий кровь, причем он звучал буквально отовсюду. В один миг все стало на свои места.

- Прочь из моей головы!

Ева вынырнула из кошмарного омута и первым делом набрала воздуха в легкие. Проклятый тиран действительно невероятно силен, ха! Взглянув на Малифисент, богиня поняла, что с ней приключилось то же самое – Кромешник играл на страхах людей и, стоит отдать должное, играл мастерски! Но все же, если он не бог, а он таковым не являлся, жить ему осталось недолго. Он ответит за то, что посмел запустить щупальца в разум, превосходящий его в десятки раз. И раз уж он так чудесно разбирается в своем ремесле, то обязан знать, что его ждет.

Цитата
- Есть одна ведьма. Ее имя Леонора. Она тоже разыскивается, и она может нам помочь - а мы можем помочь ей. Возможно, она знает больше, чем сумели выяснить мы. Так что, пожалуй, для начала мы должны найти ее. Но - вот проблема - я совершенно не знаю, где она может быть.


«Леонора? Неужели… После стольких лет? Неужели та самая Леонора?» - Персефона попыталась воскресить в памяти портреты на листовках, которые видела за это время, но вот беда – ее мало интересовали разборки нового короля с неугодными магами, она совсем не приглядывалась к ним. Гораздо больше ее заботили личные счеты и огромная свербящая мозоль по имени Аид. Но может ли быть, что Леонора, о которой ведет речь Малифисент, на самом деле Леонора из ее прошлого? Взвесив все «за» и «против», богиня решила не задавать вопросов, порождая все новые и новые волны недоверия к себе. Ведь ведьма наверняка захочет знать, откуда ей знакома Леонора, а придумывать что-то снова вовсе не хотелось – так недолго и запутаться в собственной лжи. Стоит выждать время, возможно, на пути встретятся листовки с ее изображением, если же нет – вскользь поинтересоваться, кто она такая и что из себя представляет.

Цитата
И... Ева, вы живете тут и знаете эти места, так? Я... слышала, что в окрестностях этого королевства есть некое озеро, воды которого имеют особое магическое свойство возвращать утерянное. Вы знаете, где расположено это озеро? Могли бы нас отвести к нему?

- Вы, верно, говорите о водах озера Ностос? – возрадовавшись возможности сменить тему, оживилась Персефона, - Да, об этом озере ходят легенды и, к вашей удаче, я знаю дорогу! Здесь недалеко. – подобрав юбки, она жестом указала направление и, окинув спутниц взглядом, пригласила следовать за ней.

>>Озеро Ностос




 
queen_of_ravensДата: Четверг, 18.08.2016, 01:21 | Сообщение # 15
The Priestess Of Morpheus
Сообщений: 2
Репутация: 10
Статус:

После предложения Морганы убраться из этого места, которое явно обрело следы присутствия сильных, наделенных не дюжим магическим даром ведьм, беседа явно оживилась, и причиной тому были не только появившееся общие цели, но и явное наступления на чаровниц Тьмы Кромешника. Действовать нужно быстро. Что же это за маг такой силы? С таким Моргана еще не сталкивалась.

Прорицательница оглядела своих новоявленных спутниц, надеясь, что они как жители здешних земель смогут найти укрытие хотя бы на время – Моргане и Мэл явно нужна передышка для восстановления сил, ведь из-за этих погони и преследования они потратили значительные запасы своей магической энергии. Магия имеет свойство как накапливаться так и расходоваться, а силы явно им понадобятся, ведь все эти события происходили неспроста – скорее всего встреча с Хозяином случится очень даже скоро. Этот Хозяин Кошмаров очень хитер и коварен – не дает вздохнуть спокойно ни на минуту. По всему Королевству разыскиваются колдуны, ведьмы и прочие знакомые Мэл, однако не слова про Моргану… Что если изначально Кромешник не был изначально в курсе того, что она попала в эти земли из Камелота? Надеяться, что он и сейчас находится в неведении на счет Прорицательницы было глупо, учитывая с какой скоростью он сумел их выследить – ему давно уже доложили о ней его верные приспешники и слуги, а вот насчет того, в курсе ли он про умения и способности ведьмы, тут уж дело обстоит намного сложнее.
Вместе с наступлением Тьмы Моргана почувствовала что-то, а именно угрозу, страх, который своими черными леденящими до ужаса щупальцами попытался приблизится к ней, однако наткнулся на невидимый барьер легкого, золотисто-фиолетового свечения вокруг ведьмы. Моргана оглянулась, но ни Малефисент, ни Ева этого не заметили. Они сами замерли на миг и словно бы погрузились в свои раздумья, а на их лицах были смятение, легкая тень страха и недоумения от происходящего.

И тут девушка все поняла – магия Кромешника уже непозволительно близко распростерла над всей троицей свои бесшумные темные крылья. Видения… ну конечно же… вот как он умеет подбираться к своим жертвам. Но нужно отдать должное темному мастерству этого Повелителя Кошмаров, только очень могущественный маг способен на такое колдовство, связанное с играми разума и видениями наихудших, заставляющих кровь стынуть в жилах кошмаров. Одно дело проникнуть и играть с простыми людьми – довольно нетрудная задача, но с другими обладателями волшебного дара – это уже совсем другая магия – сильная, древняя, как сама Земля и наитемнейшая разумеется.
Ведьма взглянула на запястье и с благодарностью подумала о своем покровителе Морфее – хотя бы какой-то козырь в рукаве у нее имеется, что возможно станет ее единственным шансом в противостоянии с Королем Кошмаров.
Моргана мысленно взмолилась Морфею – покровителю всех чаровниц и провидцев Царства Снов и Ночных Грез:
«О, великий Морфей, не оставляй свою верную жрицу в этот трудный час, ибо понадобятся мне силы для того, чтобы выпутаться из этого сплошного кошмара и продолжить служение тебе!»

Избавившись от минутного помутнения, вызванного магией Кромешника и выяснив, что в этом Королевстве есть ведьма, которая возможно сможет помочь самым простым и правильным решением было найти ее. Но Малефисент спросила Еву еще кое о чем.

Цитата Shadow ()
- Ева, вы живете тут и знаете эти места, так? Я... слышала, - вкрадчиво начала она, - что в окрестностях этого королевства есть некое озеро, воды которого имеют особое магическое свойство возвращать утерянное. Вы знаете, где расположено это озеро?


Озеро, способное возвращать утерянное…
«Хмммм, очень интересно, наверняка у Малефисент созрел какой-то план или же она просто хочет возвратить свои силы в полной мере» - подумала Моргана, вспомнив разговор с Малефисент в ее замке.
«Нужно будет по дороге подробнее расспросить про свойства этого озера, вдруг его магия сможет и мне как-то пригодится» - подытожила про себя Моргана, тем более Ева знает туда дорогу, поэтому девушка решительным шагом направилась за Евой, которая царственным жестом указала направление и первой последовала по тропинке, минуя лесной ручей и заросли ягод, уходя в лесную чащу.

- А теперь, чтобы скрасить наше путешествие по этим живописным местам ночного леса, освещенного лишь луной и звездами, прошу вас, дамы, рассказать поподробнее про магию этого волшебного озера Ностос, потому что я впервые о нем слышу, - с наигранной помпезностью произнесла Моргана и улыбнулась искренней улыбкой, чтобы хоть как то разрядить мрачноватую обстановку и отвлечь своих спутниц от невеселых мыслей и мрачных перспектив будущего противостояния с Кромешником.
>> Озеро Ностос






Сообщение отредактировал queen_of_ravens - Четверг, 18.08.2016, 01:22
 
ShadowДата: Понедельник, 22.08.2016, 17:22 | Сообщение # 16
Dragon's blood
Сообщений: 1097
Репутация: 4750
Статус:

I место в конкурсе - Сказки о Любви I место в конкурсе - Сказочная Любовь
Как только наваждение прошло, рассеялась и тьма. Луна вновь ярко засияла, с лиц Евы и Малефисент сошли оцепенение и безэмоциональность. Казалось, лишь на Моргану не подействовала магия страхов, которая стояла с взволнованным выражением на лице.

Цитата InfernalSpring ()
- Я ждала очень долго, дорогая Малефисент, - с необыкновенной печалью в голосе проговорила богиня, - Могу подождать еще немного. Примите мою искреннюю благодарность за то, что согласились помочь - обещаю обезопасить вас обеих. Я знаю, о чем вы думаете – это не ваша война – и вы совершенно правы. Как только я отыщу Аида, все кончится.


Она не могла позволить себе поверить бессмертной богине. Не могла заставить себя довериться кому-либо еще. Устало усмехнувшись про себя, она грустно подумала, что ее лимит и без того превышен. Женщина, чье сердце было скрыто за сотней замков и прочных снежных покрывал, не могла открыть его, чтобы почувствовать, услышать, что оно говорит ей. Она давно перестала слушать свое сердце, хотя, наверняка, именно это посоветовала бы ей сделать Леонора. Но она не могла, попросту не могла, потому что знала, открой она свое сердце, боль затопит ее с головой. Ее сердце давно разучилось определять правду ото лжи, честность от лукавства, свет ото тьмы. Поэтому она стала доверяться лишь разуму и самой себе, за исключением редчайших исключений. Доверие - самая хрупкая вещь, которая никогда не давалась ей с легкостью.

И все-таки... и все-таки, по какой-то безумной и иррациональной причине, ей хотелось верить двум стоящим перед ней чародейкам. Услышав слова Евы, она, к своему удивлению, смогла расслышать в них что-то кроме величественного божественного гнева и ярости к Аиду. Она услышала... грусть. Без сомнения, дорога Евы была долга, сурова и полна боли и страдания. Но такой же была и дорога Малефисенты. И в ее жизни был мужчина, который уничтожил все, что было ей дорого. Все, что когда-либо имело значение в ее жизни. Она в очередной раз взглянула в темные, полные вековой печали, усталости и злости, точно покрытые пеплом утрат и страданий глаза Евы, она попыталась воскресить в своей памяти облик Аида. Тягучая, мерзкая усмешка, самоуверенность и высокомерие, ложная вежливость... Удивительно, но, описав про себя портрет бога словами, перед ее глазами предстал облик Стефана.

«Нет. Это не твоя война. Ты поможешь Еве, сделаешь, что она просила и забудешь об этом». Сложно не позволить эмоциям не встать на твоем пути и не дать им разрушить все... в очередной раз.

Не зная, что сказать, она с пониманием взглянула в глаза богини и сдержанно, едва заметно кивнула.
Цитата InfernalSpring ()
- Вы, верно, говорите о водах озера Ностос? – возрадовавшись возможности сменить тему, оживилась Персефона, - Да, об этом озере ходят легенды и, к вашей удаче, я знаю дорогу! Здесь недалеко.

Цитата queen_of_ravens ()
- А теперь, чтобы скрасить наше путешествие по этим живописным местам ночного леса, освещенного лишь луной и звездами, прошу вас, дамы, рассказать поподробнее про магию этого волшебного озера Ностос, потому что я впервые о нем слышу


Ева, которой, кажется, этот разговор приносил не большее удовольствие, чем Малефисенте, с облечением перевела тему и принялась показывать им дорогу. Моргана искренне и неподдельно улыбнулась, попросив рассказать побольше об Озере, чем несказанно разрядила напряженную атмосферу и липкое ощущение преследования кошмаров, идущее по их следу. На секунду ведьме даже показалось, что они отстали от них, за что была несказанно благодарна темноволосой чародейке.

- О, об этом Озере ходят поистине завораживающие легенды, - с улыбкой начала Малефисента. - Оно столь же древнее, как и магия этого мира, и появилось еще задолго до того, как Мерлин - вы ведь знаете Мерлина? - обосновался в этих землях...

Они свернули на тропинку, поросшую мхом, травой и всевозможными кустами. Туда, куда они сворачивли, было много деревьев, пахло сыростью и влагой, и откуда-то издалека потягивало речной водой. Плеск ручья начал затихать в ночной мгле, но на замену ему пришли иные ночные звуки: уханье совы, ночной охотницы, шелест листьев и стрекот сверчков. На небе сияла полная луна, которая, выйдя из-за мрачных туч, теперь вновь светила, как и прежде. Кроны деревьев шумно играли в вышине своими маленькими листиками, в одном из кустов послышался тихий, прозрачный смех, шорох, а затем топот нескольких пар маленьких, крохотных ножек. Возможно, то были маленькие лесовички, нимфы или другие лесные создания, которые могли вырваться наружу с наступлением темноты. Девушки были увлечены разговорами об Озере. Малефисент делилась тем, что было ей известно, Ева добавляла свои сведения, а Моргана внимательно слушала, спрашивала о чем-то, добавляла свои мысли. Так они шли до самого озера, совсем отвлекшись от мыслей о Кромешнике и о тьме, следующей за ними по пятам.

>> Озеро Ностос




 
Форум » Ролевая Игра » Сказочное Королевство » Дом Персефоны/Евы (Королевство Мидаса)
Страница 1 из 11
Поиск:


Copyright Once-Upon-A-Time-Tv.Ru © 2016
Сайт создан в системе uCoz

Топ100- Развлечения

Наши Друзья

    

Русскоязычный фан-сайт книг Кассандры Клэр: Орудия Смерти, Адские Механизмы, Темные Изобретения, а также их экранизаций Once Upon a Time Italia

Изображение - savepic.org — сервис хранения изображений