Привет, Таинственный Незнакомец! |Регистрация | |RSS

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Venefica, Trickster  
Форум » Ролевая игра » Флэшбэки » Сторибрук » Флэшбэк №2 (Грин | Голд | Эспозито | падре Аид)
Флэшбэк №2
VeneficaДата: Вторник, 08.05.2018, 22:24 | Сообщение # 1
Ведьма
Сообщений: 1573
Репутация: 1962
Статус:

кратное описание:

Усыновление сиротки Оливии из приюта при монастыре

временной период:

2,5 года назад (2015 год, сентябрь)

действующие лица:

Итан Грин, Леонора Голд, Милагрос Эспозито, падре Аид
 
Green_ArcherДата: Пятница, 11.05.2018, 13:05 | Сообщение # 2
Сказитель
Сообщений: 901
Репутация: 1931
Статус:

Ранняя осень в Сторибруке очень красивое время года. Солнце светит достаточно ярко, но в то же время нет той удушливой летней жары, так что даже в помещении без кондиционера рубашка не прилипает к спине, а лоб и нос не блестят под прицелом фото и видео камер. Насыщенные цвета стремящейся к увяданию природы, создают у всех нужное настроение. В меру печальное и в то же время достаточно позитивное. Как раз для сегодняшнего дня, с легкой руки городского совета, посвященного вопросам семьи, детства и социальной ответственности.
Программа намечалась обширная. Общегородская ярмарка в парке, выставка любительского творчества и конечно же посещение представителями власти монастырского приюта и школы. Не самая приятная, но в то же время вполне сносная часть работы. В конце концов, мэр - это лицо всего города. В данном случае красивое и мужественное лицо, которое не менялось на посту градоначальника вот уже более семи лет подряд.

Итан подошел к зеркалу и в который раз придирчиво рассмотрел свое отражение. Досужие зеваки и сплетники подмечает даже малейшие недостатки, так что все должно выглядеть идеально. Он на миллиметр поправил скромный но дорогой галстук и провел рукой по волосам, хотя парикмахер советовал этого не делать. Оставшись доволен результатом, Грин глянул на часы. Вот-вот должна была появиться мисс Леонора Голд, с чьей подачи его прекрасная задница однажды уселась в кресло мэра.
Дверь распахнулась и в кабинет вошла маленькая светловолосая женщина в темном деловом костюме и с тростью в руке.

- Мисс Голд, очень рад, - широко улыбаясь, Итан сделал шаг к ней навстречу и вежливо кивнул, помня, что владелица города не выносит прикосновений, - прекрасно выглядите, впрочем как и всегда. Могу предложить вам чаю? - заботливо спросил мужчина, - Боюсь что день предстоит насыщенный и весьма нервный.

Публичные мероприятия не утомляли Итана, но Леоноре такие события были скорее в тягость. Ну еще бы. Особенно когда представители школы начинают ныть о недостатке материальной базы, а монастырские святоши выпрашивают льготы и дотации, многодетные семьи ждут прощения долгов, а репортеры только и ждут, когда ты сядешь в лужу. Желательно в буквальном смысле слова. На первый взгляд, удовольствие ниже среднего, но находясь в центре внимания, Грин чувствовал себя в своей стихии. А еще держал в уме, что эти встречи хорошо отражаются на его личном рейтинге и степени доверия к власти, а значит снижают градус недовольства и общую напряженность в обществе.

- Ну чтож, идем, - проговорил он, открывая дверь перед мисс Голд.

В холле терпеливо ожидали чиновники рангом поменьше, назначенные на сегодня мальчиками для битья, если что-то пойдет не по плану и Грину придется кого-то публично уволить. Совсем не лишняя предосторожность, бывало оправдывала себя.

Репортеры прилежно снимали сюжеты, полиция обеспечивала порядок, дети дружно пели и танцевали, словом, все были заняты. Быстро посетив ярмарку, и произнеся короткую ободряющую речь минут на двадцать, мэр и мисс Голд отправились в монастырь, где им предстояло принять на себя самую массированную атаку страждущих до бесплатных денег. Если со школой еще можно было говорить с позиции силы и спрашивать что-то за уровень образования, грамотность и процент продолжающих обучение, то к вечно грустным монашкам и мрачному падре применить было нечего. Их главный начальник находился слишком высоко, а его наместник слишком далеко, чтобы вникать в проблемы небольшого прихода, а потому все доставалось мисс Голд, как хозяйке всего вокруг и муниципалитету в лице Итана Грина.

- Церковь всегда была лицемерной, и с древнейших времен ничего не изменилось, - рассуждал Итан, сидя на кожаном сидении лимузина, - собирают с доверчивых простаков деньги и обещают блаженство после смерти. Спрашивается, а где гарантии? И после этого неприкрытого обмана люди еще ругают государство и налоги, - фыркнул Грин.
И все таки в церковниках была своя польза. Моральная, и даже вполне реальная. А еще они содержали сиротский приют. Худо-бедно, с постоянными субсидиями из бюджета, но одной головной болью у Грина все-таки меньше.

Возле монастырской ограды уже собралось внушительное количество народу. Набожные прихожане, вездесущие СМИ с камерами, а также профессиональные нищие и карманники, косящие под нищих. Лимузин остановился. Надев на лицо вежливо-сочувствующее выражение лица, Итан вместе с Леонорой вышли из машины. Одна из бледных монахинь проводила их ко входу в приют, где ждали мать-настоятельница и падре в окружении воспитанников и воспитанниц.

- Нам очень приятно находиться сегодня здесь, - начал говорить на публику мэр, - в этот важный день, призванный напомнить о важности семейных ценностей и бескорыстной заботы о детях. Именно бескорыстное и искренне доброе отношение всегда присутствует здесь, в этом приюте, благодаря самоотверженной работе матушки Милагрос и конечно же уважаемого святого отца Аида...
Свет падал удачно, так что Итан трепался еще довольно долго, прежде чем вспомнил, что впереди у него еще посещение школы.


Благородство не дается по праву рождения, а определяется поступками
 
VeneficaДата: Четверг, 14.06.2018, 22:21 | Сообщение # 3
Ведьма
Сообщений: 1573
Репутация: 1962
Статус:

Сунув трость под мышку, Голд убрала круглые солнцезащитные очки в нагрудный карман жакета и взглянула на стоявший у здания мэрии лимузин. "Итан, Итан," - думала она, рассматривая отполированный до блеска черный капот, бликующий на солнце, - "Всё никак не наиграешься в большого мальчика?"

Грин никогда не упускал случая подчеркнуть свой статус, и Леонору это искреннее забавляло; волнистый попугайчик, искренне считающий себя важным павлином, если не вообще - гордым орлом. Сноб и себялюбец, обладающий весьма заурядными интеллектуальными способностями, но огромным эго. Жадный до денег и власти, кичащийся выдуманной значимостью и фанатично следящий за своим имиджем и внешним лоском. Если бы в антикварной лавке Леоноры продавалась корона, Итан бы оторвал её с руками. Ещё ни разу за всё это время Голд не пожалела о своём выборе кандидата на должность мэра: наряду с "ценнейшими" внутренними качествами, он в самый раз подходил для бумажной волокиты и объектива камер, а злоупотребление полномочиями и хищение бюджетных средств она делала вид, что не замечает. То, насколько резкий взлет по карьерной лестнице ослепил его, превзошло все её ожидания.

Старик Шекспир в своё время сказал: "Обещания, данные в бурю, забываются в тихую погоду", и его слова как нельзя лучше подходили к массовым мероприятиями, устраиваемым в Сторибруке. Леонора прекрасно понимала, зачем они были нужны, но осознание всё равно не умаляло некоторой доли удивления, испытываемого через некоторое время после проведения очередного шумного дня, посвященного социальной проблеме, когда все обещания мэра горожанам лопались, как мыльный пузырь. Выполни он хоть парочку - и никто бы не работал до конца жизни, и даже в загробный мир утащил бы по мешку налички, но... Леонора сделала выбор грамотно, с умом и холодным расчётом, поэтому колесо не переставало крутиться.

Обманутые и отчаявшиеся, они шли к ней, и самолично, с большой охотой, вкладывали в её руки нити, окольцовывающие их запястья, взамен на блага и исполнение мечт. Спокойствие и надежность стоило дорого, но они были осязаемыми, предельно четкими, их можно было потрогать руками в тот же день - никто, кроме неё, не мог им этого дать. Так продолжалось до очередной общегородской встречи, на которой горожане снова слушали мэра, снова верили его словам в надежде, что уж на этот-то раз он сдержит слово, а после снова обманывались, и снова колокольчик над входной дверью её лавки звонил не переставая.

- Мисс Голд! Мисс Голд! - низкорослый чиновник с гладко зализанными волосами и противными крысиными глазками выпрыгнул, как черт из табакерки, стоило только Леоноре подойти к парадному входу, - Здравствуйте! Мы так рады вас видеть! - заискивающе пищал он, кружась вокруг, - Мэр вас ожидает, я провожу!
- В этом нет нужды, - холодно отчеканила Голд, сжимая рукоять чуть сильнее.
- Но... - растерялся несостоявшийся провожатый.
- Что непонятного я сказала? - крутанув трость, Леонора уперла золотой набалдашник ему в грудь и демонстративно вскинула брови.
- П-простите-е... - он поспешно распахнул двери и, склонив голову, наконец отошел в сторону.

Голд успела устать и озвереть еще даже не дойдя до кабинета Грина. Представить что-то хуже чиновников, пытающихся произвести на неё впечатление, было сложно. Толкнув ладонью нужную дверь, Леонора вошла в просторный кабинет, где её уже ожидал Итан, улыбающийся не хуже парня из рекламы фермерского масла, состоявшего из сплошного маргарина. Провалится как мэр, пойдет покорять из телевизора сердца неразборчивых, но доверчивых и падких на смазливые личики домохозяек, втюхивая если не масло, так неоправданно дорогие овощерезки, ломающиеся уже на середине первого огурца.

Цитата Green_Archer ()
Мисс Голд, очень рад. Прекрасно выглядите, впрочем как и всегда. Могу предложить вам чаю? Боюсь что день предстоит насыщенный и весьма нервный.


- Не насыщеннее прочих, мистер Грин, - ответила Голд, медленно прохаживаясь по кабинету, - Чем скорее начнем, - подойдя к столу, она крепко сжала ручку графина с водой и медленно наклонила его над стаканом, - Тем быстрее закончим.

Сделав пару глотков, Леонора отставила стакан и взглянула на наручные часы. Вести делано-любезные беседы ни о чем она сейчас хотела меньше всего. К счастью, мэр уже готов был выходить.

Цитата Green_Archer ()
Ну что ж, идем.


Не удосужившись даже кивнуть, Леонора молча пошла вперед, на ходу вынимая из кармана солнцезащитные очки и возвращая их на глаза. За время их короткого разговора в холле уже успела собраться небольшая группка людей. "Куда ж наш король без свиты!" Выйдя на улицу, она подошла к лимузину. Первой остановкой был парк.

Напрасно Леонора надеялась найти хоть какое-нибудь тихое место, чтобы спокойно переждать творившийся вокруг галдеж и хаос. Людей было много, очень много. Кругом столы с выставленными на них рисунками, поделками и еще бог знает чем, импровизированные шатры и киоски с едой и водой, а чуть в стороне - деревянная сцена с установленной на ней аппаратурой. Всюду лозунги, пестрые ленты, картинки, от которых страшно рябило в глазах. Она, чьи семейные ценности ограничивались четырьмя буквами - её фамилией - вписанной в документ о праве наследования, явно была здесь лишней. К счастью, всё внимание было уделено мэру. Вспышки фотоаппаратов, микрофоны, аплодисменты, гул голосов.

Голд тенью скользила меж столов, рассматривая плоды детского творчества и краем уха слушая весёлую музычку, под которую на сцене пели и танцевали дети. В конце ряда лежал альбом - что-то вроде книги пожеланий, как она поняла, когда подошла ближе. Стоило Леоноре остановиться возле нее, как к ней тут же подлетела очередная мисс или миссис, щебеча о школе, о всё тех же детях, о важности и ценности образования, семьи... Голд перестала слушать её секунд через тридцать. Взрослых вообще, как правило, скучно было слушать. Особенно таких надоедливых и пронырливых. "Что, стыдно при детях говорить о деньгах?" Презрительно фыркнув, Леонора молча отвернулась от шумной женщины и выхватила взглядом симпатичного мальчонку, напомнившего ей Освальда в детстве.

- Здравствуйте, молодой человек, - поздоровалась Голд, подходя ближе и снимая очки. Как раз вовремя: мэр под бурные аплодисменты поднялся на сцену и начал читать речь.
- Здравствуйте, мисс Голд! - бодро отозвался он, но было заметно, что мальчик очень смутился.
- Представитесь? - мягко улыбнулась Леонора, смотря ему прямо в глаза. Парнишка был ниже неё, но не намного.
- Мартин Росс, - несмело улыбнулся он в ответ.
- Рада знакомству, мистер Росс, - без тени насмешки кивнула Голд.
- Зовите меня Мартин!
- Хорошо, Мартин. Твой отец ведь работает в порту, верно?
- Ага-ага, - закивал он, - Разгружает рыбу, иногда сам рыбачит и меня с собой берёт! Позвать его, мисс Голд? - неуверенно спросил Мартин.
- Не нужно. Ты делал какие-нибудь поделки? Рисовал, быть может?
- Не-е-ет, - протянул мальчик, - Я сегодня отвечаю за книгу!
- Какую книгу? - поинтересовалась Леонора.
- Да вот эту же! Я покажу! - махнул рукой Мартин, но не успел сделать и шага вперед, как тут же попал под град критики мисс, как оказалось, Тайлер.
- Мисс Тайлер, - опираясь на трость, Голд сделала шаг вперед, - Вас не учили манерам? - жестко отчеканила она, вставая с женщиной нос к носу, - Подумываете сменить работу? Могу помочь.
- Мисс Голд, я... ээм-м-м... п-п-простите, я просто...
- Вы, кажется, куда-то собирались.
- Д-да, но дети...
- Как раз хотели показать мне книгу. Не так ли, Мартин?
- Да-да, мисс Голд! - закивал мальчик, вторя кивкам нескольких других детей, сбившихся вокруг неё в кучку.
- Вы собираете пожелания? - спросила Леонора, когда мерзкая мисс наконец удалилась.
- И не только! - взялся объяснить Мартин, - Это для школы, что-то вроде памятного альбома. Вот сюда мы вклеим фотографии, а здесь, вот смотрите, пишем о наших семьях, а здесь - рисунки. А вот, - перелистнул он страницу, - Это наши будущие профессии!
- Здорово, - прокомментировала Голд, - Красивый альбом. А вот это что? - указала она на резную рамочку.
- Это... мы хотели попросить мэра... ну...
- Чтобы он расписался? - подсказала Леонора.
- Ну... да.
- Хотите, распишусь я?
- Да! Да-да-да, очень хотим! - заголосили ребятишки, едва не прыгая на месте.
"Будьте самими собой. Л. Голд" - расписавшись под словами, Леонора отдала ручку Мартину.

- Мисс Голд? - подошел знакомый фотограф - страстный фанат рок-музыки, что читалось во всем его облике - вопросительно вскидывая брови, - Не против?
- Нет, - ответила она, надевая очки.
- Так, детишки! Покучнее! - скомандовал парень, крутя объектив, - Готовы? Раз, два... три!
- Отдашь пару копий в школу, - скомандовала Голд, - Статью Ларс пишет?
- Ага, он, - кивнул юноша, шмыгая проколотым носом, - Как вам? - спросил он, показывая ей небольшой экранчик со сделанными фото.
- Отлично, Хью, как всегда.
- Спасибо, мисс Голд, - заулыбался фотограф, поправляя кожаную куртку и вешая фотоаппарат на плечо, - Рад, что нравится. Я вас еще при входе поснимал. И с мэром пару фото есть. Посмотрите?
- Нет. Выбери сам. В приют поедешь?
- Ещё б! Ща, только еще столы пару раз зафотаю. Ну такое, знаете, чтоб было из чего выбрать.
- Через пять минут выезжаем.
- Ага, понял!

- Мартин! - позвала мальчика Леонора, - А ты сам кем хочешь стать?
- Ветеринаром!
- Любишь животных?
- Ага, очень! Мы вот тут недавно котёнка взяли из приюта, зовут Персик! Белый такой, пушистый, нос приплюснутый, такой классный!!
- У меня тоже есть кот. Правда, чёрный. Знаешь, что я думаю, Мартин...
- Что, мисс Голд?
- Думаю, ты будешь хорошим ветеринаром, - улыбнулась Леонора, - Дай-ка мне фломастер, - расписавшись на обратной стороне своей визитки, она вручила её мальчику, - Приходи, поговорим о твоей подработке. Насколько я знаю, мистеру Монтгомери нужны рабочие руки.
- Правда?! Спасибо, мисс Голд, большое спасибо!!
- Не за что, Мартин, - она бросила взгляд на часы, - Мне пора ехать.
- До свидания, мисс Голд!
- Счастливо, - коротко кивнула она и направилась к машине.

Не то, чтобы Леонора так уж сильно любила детей, но они ей нравились. Нравилась непосредственность, искренность, нравилось то, что ими владели порывы, а не жажда денег, нравилось то, что их головы не были забиты взрослыми глупостями. Некоторые из них, такие как Мартин, были и вовсе запредельно милы и обаятельны. Глядя на них, Голд невольно вспоминала себя в эти годы. Ей бы хотелось такого отношения: участия, ласки, внимания. Почему бы, в конце концов, не дать им это? Почему бы не сделать так, чтобы они послушали её? Почему бы не выделиться среди прочих взрослых, которым на них наплевать? Будущее за молодыми, и что плохого в том, что на путь истинный их будет наставлять такой умный человек, как она? К ней стоило прислушаться - взрослым лбам в том числе. Особенно им. Глядишь, и проблем было бы меньше.

Голд откинулась на кожаную спинку сидения и глубоко вздохнула. Нажав на кнопку, она приоткрыла окно и взглянула на пролетающие мимо силуэты домов и деревьев.

Цитата Green_Archer ()
Церковь всегда была лицемерной, и с древнейших времен ничего не изменилось. Собирают с доверчивых простаков деньги и обещают блаженство после смерти. Спрашивается, а где гарантии? И после этого неприкрытого обмана люди еще ругают государство и налоги.


- Доверчивым простакам, Итан, надо во что-то верить, - протянула Леонора, не отводя от окна глаз, - Мёртв Бог, но не людская надежда. Сильнее надежды только желание обвинить кого-то в своих бедах, - "Можно подумать, ты ни занимаешься тем же, чем и церковники!"

Лимузин остановился у кованых ворот. Удивительно: людей и репортеров не меньше, чем в парке. Поправив солнцезащитные очки, Леонора вышла из машины. Всюду слышались голоса и вопросы. Мелькали вспышки, тянулись микрофоны. Махнув публике рукой, Итан горделиво прошел вперед, прямо к смущающейся побледневшей монахине. Голд молча пошла следом.

От ворот до дверей приюта было метров пять, не более. Игнорируя шум, Леонора встала чуть поодаль и взглянула через темные стекла на Грина, который начал привычно вещать на публику.

Цитата Green_Archer ()
Нам очень приятно находиться сегодня здесь. В этот важный день, призванный напомнить о важности семейных ценностей и бескорыстной заботы о детях. Именно бескорыстное и искреннее доброе отношение всегда присутствует здесь, в этом приюте, благодаря самоотверженной работе матушки Милагрос и конечно же уважаемого святого отца Аида...


"Бла-бла-бла. Нет здесь ничего святого".

- Господин мэр совершенно верно заметил, - улыбнулась Леонора настолько мило, насколько могла, отвечая на вопрос репортера о том, что она сама считает самым важным в деле церкви, - Бескорыстие, - после чего развернулась к мэру и церковникам, давая понять, что готова последовать за ними внутрь.




 
YenniferДата: Среда, 20.06.2018, 23:44 | Сообщение # 4
The Pirate Queen
Сообщений: 2143
Репутация: 5384
Статус:

I место в конкурсе - Сказочная Любовь
Милагрос совсем недавно проснулась, но уже была одета в привычное облачение. Волосы были заколоты в строгий пучок, придавая её лицу немного надменное выражение, но с этим мать-настоятельница поделать ничего не могла. Она время от времени честно пыталась, репетируя перед зеркалом искреннюю улыбку, в которой была бы хоть искра теплоты, но пока не слишком преуспела. У неё получалась вымученная гримаса, которая шла вразрез с холодным взглядом. Милагрос убрала со лба непослушную каштановую прядь и хмыкнула: не стоит пытаться обмануть природу и переделать себя, уж какая родилась. Никто не виноват в том, что её миновал ряд простых человеческих эмоций, доступных любому ребенку, выросшему в любящей семье. Её и семья миновала. Милагрос понятия не имела, кто её родители. От своей предшественницы она знала, что родилась в монастыре. Мать Милагрос отказалась назвать свое имя – или же старая монахиня не захотела его открыть. Едва оправившись после родов, неизвестная женщина покинула монастырь, оставив дочь на попечении монастыря. Милагрос не знала ровным счетом ничего о женщине, которая произвела её на свет, кроме того, что она была красива. Иногда, в трудные минуты ей хотелось иметь хоть что-нибудь на память о матери – фотографию, медальон, дневник. Но ничего не было, кроме воспоминаний прежней матери-настоятельницы, а она была уже стара, многое стерлось из её памяти. Милагрос было известно только то, что её мать безумно любила мужчину, который стал её отцом.
- Ты – дитя большой любви, - говорила старая монахиня, ласково улыбаясь. – Многие ли из здесь живущих могут сказать это о себе?
- Только на меня эта любовь не распространилась, - нехорошо усмехнулась Милагрос.
Годы шли, её мнение не переменилось, лишь ожесточилось. Она считала себя никому не нужной с самого рождения. И сильно сомневалась в том, что её родители любили друг друга. Вероятнее всего, её мать случайно забеременела, избавляться от ребенка было поздно, поэтому она и бросила новорожденную дочь в монастыре.
Подойдя к окну, она увидела, как абрикосовое солнце уверенно вступает в свои права. Красивое зрелище, Милагрос любила восход, он был, пожалуй, единственным, что могло поднять ей настроение. Вздохнув, она напомнила себе о том, что сегодня трудный день и у неё масса дел. Выйдя в коридор, она приветливо улыбнулась сестре Джоанне – жизнерадостной толстушке лет сорока.
- Доброе утро, сестра! Уже трудитесь?
- Доброе утро, мать-настоятельница! – тут же отозвалась та. Видимо, она шла из кухни, так как пахло от неё свежеиспеченным хлебом. А готовила сестра Джоанна божественно. – К завтраку рассчитываю порадовать девочек чем-нибудь вкусненьким.
Милагрос кивнула с отсутствующим видом. Она не придавала такого значения приему пищи, как сестра Джоанна, но её стряпню ценила. За завтраком мать-настоятельница рассчитывала обсудить с падре Аидом грядущий день. Однако, очутившись в столовой, она обратила внимание, что стул священника пустует. Светлые глаза Милагрос гневно вспыхнули. Она обернулась к сестре Джоанне, но та, безошибочно поняв причину перемены настроения матери-настоятельницы, успокаивающим тоном произнесла.
- Не беспокойтесь, матушка. Утром я видела падре, он был…здоров.
«Трезвый, значит», - подумала Милагрос.
- Спасибо, сестра, - с нескрываемым облегчением откликнулась она, принимаясь за еду.
Конечно, монахини знали о том, что священник время от времени прикладывается к бутылке. Из вежливости по обоюдному согласию его состояние обозначалось словами «болен» и «здоров» соответственно. Накануне Милагрос предупредила падре, что в монастырь наведаются Итан Грин, мэр города и Леонора Голд. После их ухода пусть пьет, сколько пожелает, однако перед прессой Милагрос вовсе не желала терять лицо.
И афишировать свои опасения – тоже. То, что сестра Джоанна сегодня видела падре, ровным счетом ни о чем не говорит. Милагрос мрачно взглянула на часы. Для сегодняшнего мероприятия падре был попросту необходим. Она очень рассчитывала на его ораторское мастерство, чтобы растопить сердца потенциальных спонсоров. Милагрос мысленно уточнила – кошельки. До их сердец ей не было никакого дела. Она давно обратила внимание, что красноречие Аида делает толстосумов более сговорчивыми.
Милагрос вышла во двор, где девочки, такие же одинокие, как она, носились по футбольному полю. Она отскочила от неожиданности, когда кто-то попал ей по ногам мячом. Милагрос огляделась, ища виновника. Им оказалась Нэнси – худенькая девочка лет двенадцати с огромными темными глазищами. Она заметно испугалась, увидев мяч рядом с Милагрос.
- Я…Мать-настоятельница, простите, я не хотела, - пролепетала Нэнси, сделав несколько шагов назад и оглядываясь на других девочек.
Милагрос с горькой улыбкой покосилась на мяч. Она вовсе не собиралась никого ругать, просто монахини, побаиваясь мать-настоятельницу, вольно или невольно передали этот страх девочкам. В другой день она бы, скорее всего, состроила строгое лицо и прочитала мораль. А сегодня…
- У тебя хороший удар, Нэн, - одобрительно усмехнулась Милагрос, подбрасывая мяч в воздух. Девочки смотрели на неё как зачарованные – она нечасто общалась с юными обитательницами приюта. – Лови!
- Спасибо!
На личике Нэнси недоумение сменилось радостью. Она мгновенно поймала мяч и побежала к подругам – вероятнее всего, обсудить неожиданный инцидент. Милагрос задумчиво посмотрела ей вслед – когда-то она тоже любила играть в футбол. А потом…
«Неважно», - резко оборвала она себя, направляясь к воротам. При виде репортеров с камерами она натянула на лицо привычное благостное-постное выражение. В толпе легко было разглядеть Итана Грина – человека, рожденного быть звездой. Милагрос и сама не стеснялась прессы, но мэр просто сиял как начищенный ботинок. Впрочем, есть повод.
Её внимание привлекла спутница Грина. Милагрос прекрасно знала Леонору Голд и, откровенно говоря, она ей нравилась куда больше, чем тщеславный Грин. Они были разными, но Милагрос симпатизировала людям, у которых есть характер.
- Мать-настоятельница, расскажите, это правда, что количество детей растет?
«А куда они денутся?» - хмыкнула про себя Милагрос и обернулась к подошедшему Аиду. Его поддержка много значила для неё. Ей хотелось многое сказать журналистам, но нельзя. Она облизала губы и искривила их в подобии улыбки.
- Разумеется, растет, мой дорогой, монастырю требуется все больше ресурсов, чтобы с ними справляться, - уверенный голос Милагрос разрезал тишину.



 
HadesДата: Суббота, 07.07.2018, 21:23 | Сообщение # 5
Evil isn't born, it's made
Сообщений: 174
Репутация: 1189
Статус:

I место в конкурсе - Второй Шанс
- Я не могу выговолить эту «л»! - насупившись, выдала девочка, спрыгивая с лавочки и, уткнув руки в боки, топнула пухленькой ножкой по траве.
- Но без, как вы выразились, этой «р» стих не прочитать, юная леди, - беспристрастно парировал ей священник.
- Не получается! – буркнул ребенок.
- А вы и не стараетесь, мисс Катрин.
- Нет плавда!
- Правда-правда.
- Падлэ! – крикнул задрожавшим голоском ребенок.
- Мисс Катрин?
- Вы плохой!
- О, вы так жестоки!
- Я не могу, - захныкала девочка.
- Ну-ну, - успокаивающе зашелестел падре, - зачем же проливать слезы зря?

Он выудил белоснежный платок из кармана и осторожно промокнул две большие жемчужины на щеках малышки, которая, упрямо сжав губы, всхлипывала и демонстративно не смотрела в смеющееся лицо Аида. Он, не обращая никакого внимания на наигранное безразличие девочки, буднично продолжил:
- Давайте-ка еще раз повторим разученное.
- Нет! – вспыхнула Катрин, отворачиваясь от мужчины.
- Юная леди, я не буду вас уговаривать. Вы должны это сделать.
- Почему это? Будете лугать?
- Нет-нет, отнюдь. Просто от вас зависит будущее ваших сестер.
- Влете!
- Ну как же. Если ваш голос растопит сердце наших сегодняшних гостей, то завтра вы и ваши сестры увидите новые платья, красивые куклы и, конечно же, пироженки.
- Пиложенки… - самозабвенно протянула девочка.
- Да-да.
- Давайте его повтолим! – уверенно отчеканил ребенок.
- Отлично! Итааак. Как там? Все игрушки…
- Все иглушки в ляд сложу, как стилать сестленкам подскажу, доласти бы до стола, я бы многое смогла… – Катрин закончила свое выступление неказистым реверансом и надменной гримасой, что вызвало умиление на лице Аида.
- Ну как? – поинтересовалась девочка.
- О, вы великолепны, мисс Катрин! – и он щелкнул озорницу по бусинке носа, - а теперь идите и попросите сестру Мирэссу заплести вам две косы.

Девочка залилась смехом и побежала в стены монастыря, а Аид устало откинулся на спинку лавки. Место, где он разучивал с Катрин стих, было защищено от монастырского камня стеной высоких ветвистых ив, но позволяло незаметно наблюдать за дорогой, где уже начали скапливаться журналисты.
Падре тяжело выдохнул: его не радовала перспектива унижения перед сильными сего города, но …. Но долг требует. Бог требует.
«И кому, как не мне, улыбаться и жаловаться, молить и спотыкаться о равнодушие», - он хмыкнул. «Такова божья воля…» - Аид скрежетнул зубами. Он смотрел на облачка, бегущие по синеве неба, и, как ребенок, надеялся, что необходимая ему и монастырю встреча отменится. Но… Но он услышал шаги за своей спиной – Сестра Горация пробиралась в его логово: «Видимо мне совсем пора». И он не ошибся, поскольку как только монашка увидела его затылок, она затараторила:
- Падре, вас все ждут! Мэр, гости, дети…
- Я понял, - перебил ее Аид, - Иду.
- Но мать-настоятельни…
- Иду, - жестко оборвал падре, и Горация поспешила ретироваться.

Он нехотя поднялся, отряхнул полы парадного балахона, поправил клоратку, достал из кармана четки и натянул на гладковыбритое лицо счастливую улыбку. Быстрый и уверенный шаг понес его прочь из убежища на свет толпы и камер, где его ожидала вся компания: монашки, дети и мать-настоятельница. Приблизившись, Аид поздоровался с присутствующими и растворился в творящемся действе.
 
Green_ArcherДата: Четверг, 19.07.2018, 16:45 | Сообщение # 6
Сказитель
Сообщений: 901
Репутация: 1931
Статус:

После приветственной речи мэра началась импровизированная пресс-конференция, и этот пункт программы Итан с удовольствием бы сократил, так как в прямом эфире могли прозвучать не слишком удобные вопросы. Но пока что все шло ровно. Поддержав заданный Грином вектор, Леонора также сделала упор на бескорыстии. Но потом прозвучал вопрос к настоятельнице, и она воспользовалась моментом, чтобы сместить акценты.

- Расскажите, это правда, что количество детей растет?
- Разумеется, растет, мой дорогой, монастырю требуется все больше ресурсов, чтобы с ними справляться, - твердо проговорила главная монахиня и покосилась на молчаливого падре.

"Ну вот и началось... парад показной бедности и слезовыжимательства. Самые худые дети, самые задрипанные классы, самая застиранная одежда на подопечных... как сами-то в мешковине не вышли" мысленно протянул Итан и опять взял слово.

- Забота о детях-сиротах, лишенных самого главного, родительской любви - главнейший приоритет, причем не только руководства приюта. Это приоритет власти и, конечно же, общественности. Это та ключевая точка, на которую постоянно обращено внимание муниципалитета и городского совета. Регулярные дотации из бюджета, в том числе, - обратил внимание мэр, - позволяют обеспечить достойный уровень жизни детям, оставшимся без попечения родителей. Совсем недавно город передал в распоряжение монастря, для нужд приюта, партию необходимых школьных принадлежностей, а также учебных пособий, - он обвел глазами аудиторию и ожидаемо обнаружил сочувствующе-кивающие лица, - Но никакие дотации не в силах покрыть все потребности, которые, как отметила уважаемая матушка Милагрос, растут с каждым днем. Потому крайне необходимо, чтобы в нашу работу включились также и все остальные жители города. Чтобы помощь приюту исходила не только от мэрии и нашей уважаемой мисс Голд. Это общее дело, общая забота, - с чувством вещал Грин на камеру, - Каждый может и должен принять посильное участие в том, чтобы сделать жизнь сирот чуточку лучше. Я считаю, это долг каждого сознательного сторибрукца, - он продолжал гнуть свою линию об участии общественности, имея ввиду если не сокращение, то хотя бы замораживание размера субсидий, словно платил их собственного кармана.

Не смотря на скорбный и даже одухотворенный вид, который настоятельница демонстрировала сейчас всем желающим, она являлась дамой по-настоящему деловой, и Грин знал, что при необходимости с ней всегда можно договориться. В отличие от Милагрос, падре Аид всегда был таким, отрешенным и задумчивым, словно происходящее вокруг его совершенно не интересует. Церковь Итан не посещал, проповедей Аида не слышал, но судя по количеству собравшихся прихожан, делал вывод, что священник обладает необходимой для его профессии харизмой и умением говорить.

- На этой оптимистической ноте предлагаю закончить вопросы и обратиться к тем, ради кого мы все здесь собрались, - резюмировал Итан, поворачиваясь с церковникам, и мельком глянул на часы.


Благородство не дается по праву рождения, а определяется поступками
 
VeneficaДата: Воскресенье, 29.07.2018, 02:02 | Сообщение # 7
Ведьма
Сообщений: 1573
Репутация: 1962
Статус:

Цитата Yennifer ()
- Мать-настоятельница, расскажите, это правда, что количество детей растет?
- Разумеется, растет, мой дорогой, монастырю требуется все больше ресурсов, чтобы с ними справляться.


Ответ матери-настоятельницы, да еще и произнесенный таким уверенным голосом, больно резанул по ушам. Физически почувствовав, как поднявшаяся в груди волна злости подкатывает к горлу и вот-вот сорвется с языка в самых нелицеприятных выражениях, Леонора плотно сжала губы, передернула плечами и посильнее надавила на золотой набалдашник, представляя, как часть захлестнувшего ее гнева перекидывается на трость, а с нее плавно уходит в землю. К несчастью, более, чем на пару минут, прием не помог; гнев вернулся с удвоенной силой, когда она вновь подумала о сказанных словах.

Хороша расстановка приоритетов, ничего не скажешь! "Разумеется", - повторила про себя Голд, - "Что еще за разумеется?! А больше ресурсов! Ты смотри, а! Что, за стенами церкви бог типа не слышит? Или помолился, и тебе все списалось автоматически, и ты снова весь в белом и никогда о деньгах в разговоре про детей не заикался?" Нет, безусловно, одними молитвами сирот не прокормишь, но на кой же хер заявлять об этом в первую очередь да еще и так деловито подчеркивать?! Зря, ой, зря монахиня сказала об этом в ее присутствии. Шла бы речь о производстве пластиковой посуды, Голд и внимания бы не обратила, но речь шла о детях да еще и сиротах - где слова "забота", "участие", "поддержка"? Это точно монастырь, а не гребаный завод? И, на секундочку, на что тогда потрачены ее, причем немалые, деньги, вложенные в ребятишек? "Надо было все-таки потребовать чеки и выписки, вот черти!" Справляться - это слово применительно к детям в понимании Голд звучало особенно горько. Справляются с трудностями и проблемами - так, значит, они воспринимают сирот?!

Леонора не знала, как встать, куда посмотреть и о чем подумать, чтобы усмирить гнев и не разбить обоим церковникам лица. А еще лучше - забить до полусмерти и вышвырнуть отсюда вон - и пусть бы искали ресурсы, справлялись, что хотели делали. Масло в огонь подливал падре, который хоть и стоял молча, но улыбался так, будто ему эту улыбку насильно приклеили - напрочь отсутствующий взгляд, никак не вяжущийся с растянутыми в стороны губами, светлых чувств не вызывал, напротив, навевал мысли о том, что всех присутствующих он в гробу видал. "Не пойму, его что, от серии любимого бразильского сериала отвлекли, или в чем дело?"

Очередная речь Грина восторга в Голд так же не вызвала.

Цитата Green_Archer ()
Чтобы помощь приюту исходила не только от мэрии и нашей уважаемой мисс Голд.


"Хера с два вы теперь получите от мисс Голд!" Однако толпа по обыкновению словам мэра внимала. Хорошо для рейтинга Грина, хорошо для ее работы, но очень плохо для детей.

Цитата Green_Archer ()
На этой оптимистической ноте предлагаю закончить вопросы и обратиться к тем, ради кого мы все здесь собрались


"Охереть какая оптимистичная!" Заземление тростью Леоноре уже совсем не помогало. Последней каплей стал какой-то еще совсем молодой фотограф, что на волне всеобщего ажиотажа полез вперед, не видя вокруг себя никого и ничего, лишь бы сделать удачный снимок мэра вблизи. И ровно в тот момент, когда объектив оказался почти у ее носа, Голд резко вскинула руку с зажатой в ней тростью вверх. Камера полетела на асфальт, а юноша от неожиданности шарахнулся в сторону. Выдрессированные ею работники СМИ внимания к инциденту не проявили.

- Минуточку, - окликнула она репортера, поспешно оттаскивающего горе-фотографа назад, - Бейджик мне его дайте, - бегло прочитав данные, Голд помахала карточкой в воздухе, - Что ж, мистер Коннор, на этом ваша карьера окончена, - убрав бейдж в сумку, Леонора для верности еще раз с силой ударила наконечником трости по лежащей на земле камере.

- Ты, - обратилась она к стоящему у металлической переносной ограды офицеру, делая несколько неспешных шагов в его сторону, - Долго еще стоять столбом будешь? Ждешь, пока они мне на голову сядут? - дальше можно было не продолжать, увалень в униформе очнулся быстро. На удивление, одновременно с ним активизировались и несколько мальчиков-шкафчиков, стоявших чуть поодаль; если это - служба безопасности мэра, то Грину можно только посочувствовать. Сняв солнцезащитные очки и убрав их в карман жакета, Голд глубоко вздохнула и неодобрительно цокнула языком.

Телефон в кармане завибрировал очень не вовремя. Достав его и откинув крышку, Леонора едва удержалась оттого, чтобы не застонать вслух. Звонил Оливер Каннингем.
- Слушаю, - ответила она, - Да. Да. Нет, не с собой. Около монастыря. Понятия не имею. Я без машины. Через сколько? Хорошо, у ворот тогда. Да. Да, я подойду. До встречи.
"Вот урод!"

- Можете снимать, - махнула она рукой репортерам, направляясь к ожидавшей ее троице.

- Меня настораживает ваше отношение к воспитанникам, мисс Эспозито, - не скрывая неодобрения в голосе, начала Голд, - Заявлять в первую очередь о ресурсах, я так понимаю, денежных, когда вопрос касался увеличения количества сирот? Не перебивайте, - вскинула руку Леонора, - Надо полагать, ваше сочувствие, грусть и забота заключались в емком слове "справляться"? Дети для вас такая проблема, что с ней надо справляться? Учтите: еще хоть раз я услышу нечто подобное, искать ресурсы, чтобы справляться, придется вам. Вас, мистер Миккельсен, это тоже касается. А чтобы в данной проблеме не стояло слово "разумеется", вам, - Леонора попеременно указала набалдашником трости на присутствующих, - Необходимо работать с первопричиной, а именно - с родителями. Вы - посредством проповедей, а вы, мистер Грин, посредством социальных программ и служб. Или вы думаете, что за вас все сделаю я, а вы будете стоять и улыбаться на камеру? Даю вам два месяца, чтобы устранить недочеты. О том, что будет, если результата я не увижу, думаю, вы догадываетесь.

Телефон завибрировал вновь.
- Сейчас подойду, - коротко ответила Голд и захлопнула крышку, - В ваших же интересах отнестись к моим словам серьезно. Всего хорошего.




 
YenniferДата: Воскресенье, 29.07.2018, 03:12 | Сообщение # 8
The Pirate Queen
Сообщений: 2143
Репутация: 5384
Статус:

I место в конкурсе - Сказочная Любовь
Цитата Venefica ()
- Что ж, мистер Коннор, на этом ваша карьера окончена


Милагрос, пряча циничную усмешку, наблюдала, как ошеломленный парнишка широко распахнутыми глазами смотрел на светловолосую девушку, сопровождавшую мэра. Она симпатизировала Леоноре Голд ровно настолько, насколько Леонора Голд симпатизировала ей. А чеки, которые Голд иногда выписывала, помогали скорректировать эту симпатию на случай, если Голд каким-нибудь сумасбродным поступком портила впечатление о себе. Но сейчас чека не было, поэтому Милагрос нахмурилась – парень ничем особенным перед Голд не провинился. Имея «черную метку» от девушки, искренне считавшей, что ей везде и все дозволено, работу найти ему будет тяжело. Милагрос обернулась – журналистов больше интересовал мэр. А потом… Неожиданно в её голове вспыхнула идея. Она слегка сжала локоть Аида.
- Отвлеките их ненадолго, - шепнула она священнику. Уж в этом ему не было равных, здесь Милагрос могла быть спокойна.
Не обращая внимания на толпу, она подошла к растерянному парню.
- Мистер Коннор, полагаю? – поинтересовалась мать-настоятельница.
- Д-да, - не сразу отозвался тот.
- И теперь вам нужна работа? – задала следующий вопрос Милагрос.
- Да уж… хрен я теперь работу получу… - не удержавшись, парень сплюнул.
- Иногда чудеса случаются, - улыбнулась Милагрос. – Приходите завтра в монастырь, постараюсь вам помочь.
- Я не слишком верю в Бога, - неуверенно пробормотал молодой человек.
Милагрос на это лишь фыркнула – они все одинаковы. Когда им хорошо, они не верят ни в Бога, ни в черта. А как прижмет, так: «Господи, помоги!». Просто этого не слишком сильно прижало. Такова человеческая природа. Может, и не верят, но им нужна некая абстракция, которая оградит их от зла в этой жизни. Нельзя требовать от людей большего, в конце концов верить или нет – это их личное дело.
- Я не буду вас обращать, не беспокойтесь на этот счет, - мягко ответила Милагрос. – Мне просто нужен хороший фотограф.
Почему если не все, то почти все миряне опасаются духовных лиц? Этот еще ничего, держится, а многие бегут, как от чумных. Но Милагрос больше не могла разговаривать с пареньком, не привлекая к себе внимания. Встретившись взглядом с Аидом, она про себя вздохнула: тот был известным интровертом. Вряд ли он обрадуется, что в монастыре появится безработный фотограф. Ну а что делать? Ему некуда идти, фамилия Коннор была знакома Милагрос, жизнь у парня не сахар. Она не могла его винить за то, что он не верующий. Он мало видел хорошего.
- Ладно, - шмыгнул носом парень. – Я приду. Спасибо, матушка, - помолчав, добавив он.
- Вот и славно, - ободряюще ответила Милагрос, присоединяясь к толпе.

Цитата Venefica ()
- Меня настораживает ваше отношение к воспитанникам, мисс Эспозито, - не скрывая неодобрения в голосе, начала Голд, - Заявлять в первую очередь о ресурсах, я так понимаю, денежных, когда вопрос касался увеличения количества сирот? Не перебивайте


«А с чего ты взяла, что я собираюсь?», - подумала Милагрос, не мигая исподлобья глядя на Голд. Ей хорошо был известен её характер, так что к высказыванию претензий она отнеслась вполне спокойно. При случае выбьет у Голд чек…и сумма этого чека будет всяко побольше, поскольку терпеть её дурное настроение Милагрос была не обязана.
- На правду не обижаются, мисс Голд, - негромко ответила она, чуть дернув плечом. В самом деле, что хотела услышать Голд? Сироты были, есть и будут, это неприятно, но это часть системы. Только ей, Милагрос, и падре Аиду известно, сколько сил приложили монахини, чтобы детям жилось хоть немного лучше.

Цитата Venefica ()
- Надо полагать, ваше сочувствие, грусть и забота заключались в емком слове "справляться"? Дети для вас такая проблема, что с ней надо справляться? Учтите: еще хоть раз я услышу нечто подобное, искать ресурсы, чтобы справляться, придется вам. Вас, мистер Миккельсен, это тоже касается.


Милагрос метнула беспокойный взгляд на священника. Она опасалась, что обычно флегматичный, равнодушный ко всему Аид может вспылить и наговорить Голд немало интересного. Только скандала им не хватало! С британским акцентом…
«Ну понятное дело, ты беспокоишься за свои деньги», - недовольно хмыкнула про себя Милагрос. «Хоть бы раз пришла и посмотрела, как живут дети, заботливая ты наша, а уж потом бы умничала».
Дискутировать с Голд, по крайней мере, на людях, Милагрос не собиралась. На указания реагировать – тоже. Поэтому она холодно улыбнулась в объектив фотографа. Снимок, конечно, получится преотвратный, но что поделать – она не слишком фотогеничный человек.

Цитата Venefica ()
- Необходимо работать с первопричиной, а именно - с родителями.


«Ох, а вот это ты зря», - подумала Милагрос, чувствуя, что гнев переполняет её.
- К сожалению, мисс Голд, не в нашей власти сделать так, чтобы родители этих детей не умирали, - резко отчеканила она. – Все в руках Божьих.
Это было не совсем так - они прикладывали немало сил, чтобы спасти оставшихся без крова беременных женщин, девушек, ставших жертвами насилия и многих других. Но отчитываться перед Голд она не собиралась.

Цитата Venefica ()
Даю вам два месяца, чтобы устранить недочеты. О том, что будет, если результата я не увижу, думаю, вы догадываетесь.


«О том, что будет, если не будет денег, думаю, ты догадываешься», - усмехнулась про себя Милагрос, провожая взглядом миниатюрную фигурку Голд. «Если не будет больше денег. Да, увы, они важны, но, конечно, проще обвинить нас в черствости и алчности, чем выписать очередной чек».





Сообщение отредактировал Yennifer - Понедельник, 30.07.2018, 02:40
 
Форум » Ролевая игра » Флэшбэки » Сторибрук » Флэшбэк №2 (Грин | Голд | Эспозито | падре Аид)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:


Copyright Once-Upon-A-Time-Tv.Ru © 2022
Сайт создан в системе uCoz

Наши Друзья