Привет, Таинственный Незнакомец! |Регистрация | |RSS

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 4 из 10«123456910»
Модератор форума: Лина, tender_poison 
Форум » Ролевая Игра » Сказочное Королевство » Бал Кошмаров (Праздник во славу ваших страхов)
Бал Кошмаров
tender_poisonДата: Среда, 17.08.2016, 05:24 | Сообщение # 1
Ведьма
Сообщений: 1361
Репутация: 1709
Статус:



Господа!

Хвала дороге, что сюда вас привела.
Как всегда, гостей желанных дарит мне ночная мгла!

Хозяина слово даю в этот час:
Счастлив страж кошмаров у себя видеть вас!

Замок мой от любопытных глаз укрыт кромешной тьмой.
Мрак ночной - моя обитель и приют священный мой.
Всей душой я призываю вас последовать за мной!

Но знайте, достоин тайну узнать лишь тот,
Кто сам добровольно в покои мои войдет
И мир мой откроет и друга во мне найдет...



 
NotEvilДата: Воскресенье, 04.09.2016, 14:50 | Сообщение # 61
Have Fun While You Can
Сообщений: 201
Репутация: 1889
Статус:

Цитата Favi ()
- Я ищу здесь Регину, Рен. Я не успел помочь ей, она упала в портал... - проговорил он, опуская взгляд, зная, что друг его поймет, - но она должна быть здесь! Ты не видел ее, или может быть, Голда?

-Прости, друг, я ее здесь не видел, - с сожалением ответил Рен и похлопал лучника по плечу, чтобы приободрить. Он как никто другой понимал Робина, ведь и сам никак не мог найти Аврору. К тому же эти кошмары с участием принцессы, что сегодня привиделись Кингстону, заставляли еще больше переживать и беспокоиться. Старясь хоть как-то помочь лучнику, Филипп произнес:
-В любом случае, мадам Мэр не пропадет. Я уверен, что с ней все будет в порядке, ведь она обладает магией. - это не было таким уж хорошим утешением, но принцу хотелось хоть как-то придать сил Робину. - Возможно, к лучшему, что ее здесь нет. Я бы не хотел, чтобы Элли мучили такие кошмары.
Он все же время от времени бросал взгляд в толпу разодетых гостей: вдруг Аврора где-то в этом лабиринте зеркал, совсем одна, борется со своими страхами. И, в очередной раз, осмотрев зал, его взгляд зацепил знакомое лицо, которое ему уж точно не хотелось бы видеть. Снова посмотрев в то же место, пожарный понял, что ошибся, но его сердце стало ускорять свой ритм. Страх все же пустил свои цепкие лапы в его душу. "Отец мертв",- проговаривал пожарный про себя, не в силах уже успокоиться.
-Слабак! - донеслось до него откуда-то. Нервно озираясь, Кингстон взял очередной стакан бренди и осушил залпом. "Так, надо контролировать свой страх. Он уже давно в могиле и не сможет вернуться оттуда."
Цитата Kolombina ()
- Забудем, - Эмма улыбнулась и мгновенно сделала серьезное лицо. - У нас теперь есть проблемы по важнее
- ворвался в его мысли голос помощника шерифа.
-Да, вы конечно же правы, - попытался выдавить из себя улыбку Рен. В то же время чья-то рука легла на его плечо, и, обернувшись, пожарный увидел, что это было Оливия.
-Оливия, все хорошо? - вроде бы проговорили его губы, но почему-то звука не было слышно. Кингстон начал проваливаться вниз и, в следующий миг, оказался в каком-то другом месте и упал на колени, не в силах бороться с гравитацией. Внезапно, его взгляд натолкнулся на две пары роскошных мужских сапог.
-Слабак, -снова раздался голос, уже совсем близко, прямо над его ухом. Принц посмотрел на говорившего и тут же стремительно встал.
-Оттец... - дрожащим голосом произнес Рен. Оказалось, что он уже не на балу, а в королевских покоях. Здесь было все так же, как помнил Кингстон. По центру комнаты стояла огромная кровать, ковер, кровавого цвета, расстелился на полу. Тяжелые занавески были прикрыты так, что свет с трудом проникал в комнату, и из-за этого все вокруг казалось мрачным, как в подземелье. Принц вздрогнул. Он перевел свой взгляд на отца. Тот как всегда стоял величаво, скрестив руки на груди. Его взгляд был полон брезгливости и ненависти, черты лица были заостренными, грубыми. Король сейчас походил на гиену, жаждущую свою добычу.
-Слабак, - ухмыльнулся король. - Потерял королевство, потерял власть, даже свою принцессу. Ты ничтожество, выродок. Я терпел тебя лишь из-за твоей матери,- его голос начал набирать обороты и усиливаться, он начал приближаться к принцу. Рен начал отступать назад, но тут натолкнулся на спинку кровати.
-Отец, нет! - взмолился принц, в горле пересохло, а страх сковал все его тело, что он не мог пошевелиться.
-Молчать! Как ты смеешь открывать свой поганый рот? - Король стремительно приблизился к Рену и схватил за грудки - Я рад, что твой брат стал новым королем. Он во всем лучше тебя. И тебе никогда, слышишь, никогда не стать таким, как он!Коррль отшвырнул принца, а затем подошел и наступил ему на грудь. Рен почувствовал, что ему не хватает воздуха, боль была такой, словно у него сломались ребра и проткнули легкие.
-Отец, - прохрипел он.
-Что? Отец?! Не смей меня так называть. - Пнул его в живот ногой Король, отчего Рен скрючился вдвое. - Ты недостоин той жизни, что у тебя сейчас. Ты должен был умереть еще тогда, в подвале. Но что же случилось? Твоя мама взяла на себя кровавый грех и совершила убийство, она убила меня из-за тебя! - тут Мортус разрозился смехом - И теперь, я пойду за ней и заставлю страдать.
-Нет! Не смей, - сквозь боль проговорил Рен.
-Еще как посмею, как покончу с тобой, я отправлюсь за ней. И, поверь мне, она будет молить меня о смерти.
-Неееееет, - Кингстон собрал все свои силы и набросился на отца, он повалил его на пол и начал душить. - Я не позволю тебе навредить ей!


Words don't come easy...


 
FaviДата: Воскресенье, 04.09.2016, 17:38 | Сообщение # 62
Сказитель
Сообщений: 921
Репутация: 1883
Статус:

Цитата NotEvil ()
Прости, друг, я ее здесь не видел. - Возможно, к лучшему, что ее здесь нет. Я бы не хотел, чтобы Элли мучили такие кошмары.

Рен выглядел спокойным и рассудительным, словно еще не успел окунуться в чудесную атмосферу здешних развлечений.
- Может ты и прав, - вяло улыбнулся Робин и взял у официанта с подноса стакан чтобы спустя мгновение поставить обратно. Нужно было сохранять рассудок ясным, но в то же время хотелось напиться и сбросить напряжение, - надеюсь хоть кто-то здесь. Мне важно точно знать что с Региной, детям я ничего не говорил, потому что не знаю что и сказать. Эта неизвестность куда хуже всех кошмаров.

Конечно, Лив не верила ни в какую там магию и прочее, но дела обстояли таким образом, что либо ты просто принимаешь это как данность и продолжаешь жить, бороться и побеждать, либо растерянно хлопаешь ресницами, и тогда поток волшебства сбивает тебя с ног и накрывает с головой. Стоило отдать должное Оливии, она выбрала первый вариант, и Робин облегченно выдохнул.
Цитата ЛивПрайс ()
Думаю, нам сейчас нужно в первую очередь думать о том, как выбраться отсюда. Если всем здесь заправляет… - Лив осеклась и бросила быстрый взгляд на Робина. - … магия Кромешника, то это явно будет непростая задача.

Мужчина кивнул, одним взглядом говоря "Ты молодец, я горжусь тобой, девочка!" Он чувствовал свою ответственность за Оливию и в сложившейся ситуации всерьез беспокоился за рассудок девушки. Во время разговора эмоции на ее лице сменяли одна другую со скоростью только что пущенной стрелы, но Оливия справилась с собой, и это было огромное достижение, Робин даже улыбнулся.

Ребекка тоже вполне успокоилась и завела светскую беседу.
Цитата AnnaKendrick ()
- Шервуд? А я слышала, лишь о Шервудском лесе и знаете, я даже, там однажды была, когда прибывала в ваших краях под названием Зачарованный Лес. - учтиво и пытаясь не забыть любую деталь в столь не точной речи проговорила Бека, а затем сделав выражение улыбки и блеска на лице, продолжила- позвольте вас пригласить на танец?

- Ээээ...что, простите? - уточнил разбойник, морщась от разрывающих барабанные перепонки визгливых звуков, уже начисто лишенных какого-либо тепма, мотива или мелодичности, присущей музыке. Кажется, девушка всерьез хотела танцевать. Может здешнее звуковое сопровождение это персональная для лучника пытка?

- Простите, но я вынужден отказаться, Бекка. Не уверен, что окажусь достойным партнером. Честно говоря, я понятия не имею как стоит двигаться под эти омерзительные звуки.

Он повернул голову и прислушался о чем говорили Эмма и Лив.
Цитата Kolombina ()
Кстати, кому нибудь известно, что это за место и вообще, что здесь происходит?

Цитата ЛивПрайс ()
Похоже вы хорошо знакомы друг с другом. - Вероятно, я не ошибусь, если предположу, что большинство присутствующих - жители Сторибрука! Есть идеи, почему именно вы?


- Не думаю что только мы. Я не случайно задал вопрос, откуда пришла мисс Адамс. Здесь все. Из всех миров. И я ищу...

Но договорить Робин не успел.
Кошмар снова схватил его за горло, а он и не заметил. Ничего не изменилось, он по-прежнему видел и ощущал все ясно, без примеси галлюцинаций или подступающего к горлу чувства вины, как предвестника всех этих насылаемых на него кошмаров. Никаких видений, просто удушающий бесконтрольный ужас, пробуждающий в разбойнике темные стороны и животные инстинкты.
Убей или будешь убит. Нападай первым. Бей наверняка.
Мужчина медленно выдохнул, заметив, что все ждут продолжения его речи.

- ...Не важно, - натянуто улыбнулся он, обводя взглядом окружающих, - я знаю что делать.

План готов был за какие-то доли секунды.
"Нужно лишь убить всех вокруг. Всех кто мешает рассмотреть знакомые черты и заметить такой родной поворот головы, услышать бархатный голос, произносящий мое имя..."
Он глубоко вздохнул и сделал паузу, словно перед выстрелом. Он ясно представил, как быстрым движением хватает с ближайшего стола столовые приборы, как втыкает вилку по самую рукоятку в глаз принца и резко отталкивает его назад, выключая тем самым из игры наиболее опасного противника. Еще не услышав, как тело Рена приземлится, он разворачивается на левой пятке, и пока Эмма не успела сориентироваться, с размаху перерезает ей горло ножом, а кровь брызгает ему на лицо, на все ту же больничную тунику и темные немного испачканные джинсы. Видит, как бросается прочь Ребекка, но он хватает ее за длинные волосы и резко намотав их на руку, прижимает голову девушки к плечу и быстро сворачивает ей шею, слышит, как она дергается в последний раз и падает на пол. Все происходит очень быстро, Робин хватает обескураженную Оливию за руку и заносит над ней свое последнее оружие, ложку для супа. Что он собирался сделать с ней, совершенно не ясно, но испуганные глаза девушки возвращают его к реальности.
Он не может причинить ей вред. А где-то в глубине сознания слышится смешок, ведь разбойник едва не сорвался, значит Кромешник на правильном пути.


Робин смотрит на свои руки. Прошла едва ли секунда, а он уже сжимает в ладонях столовые принадлежности, а костяшки пальцев побелели от напряжения. Значит еще немного, и произошло бы что-то непоправимое. И это открытие действительно пугает лучника. Но он не успевает сосредоточиться на своих ощущениях, потому что Лив и впрямь становится нехорошо, но к счастью рядом плечо Рена, принц не даст ей упасть.

Разбойник вернул приборы на место и оглянулся. Позади них стоял Даниэль со сжатыми ладонями, а рядом ошивался какой-то парень. Но не это привлекло внимание Робина, а может его обострившееся чутье дало подсказку задержать взгляд на бывшем конюхе. Слишком сосредоточенное выражение лица, но вместе с тем чуть расплывшиеся в улыбке губы, а главное, очень внимательный взгляд в их сторону. Что он делает? Робин снова повернулся к своим собеседникам, потому как с принцем начало происходить что-то странное, но прежде чем кто-то успел выдернуть его из плена насылаемого кошмара, он бросился на Оливию.

Дальнейшее было совершенно не важно, ведь Робин отвечал за эту маленькую беззащитную девушку. Он схватил друга за шкирку и резко дернул, отрывая от жертвы его внезапной агрессии
- Не трогай ее! - рявкнул он, с силой впечатывая кулак в челюсть принца, - Никогда не смей трогать ее!
Робин и забыл, каким бешеным может быть принц Филипп, если его разозлить. Он бился словно зверь, и разбойник едва успевал уворачиваться и защищаться от быстрых и весьма чувствительных ударов Рена. Наконец Робину удалось схватить его за пиджак, но Рен резко боднул его в нос и тут же дернулся, но лучник сумел удержать его, и пнул, низко, в районе пола, сбивая принца с ног и падая следом за ним, не разжимая рук.
На свое счастье, Рен неожиданно затих, а Робин так и остался сидеть на нем верхом с занесенным ножом для масла, невесть как взявшимся в руке разбойника. Нет, он бы не сделал этого, никогда. Робин нервно сглотнул и отбросил оружие в сторону.

Пошатываясь и утирая с лица кровь от разбитого носа, он поднялся на ноги и увидел все тот же внимательный взгляд Дэна и сведенные плотно ладони.
- Ты что это, экспериментируешь с моими друзьями? Мы не так договаривались, мерзавец!  - недобро обратился лучник к Даниэлю, перекрикивая визжащий аккомпанемент музыки, и двинулся в его сторону, не обращая внимания на растерянных девушек и лежащего без сознания Рена.


Благородство не дается по праву рождения, а определяется поступками

 
AnnaKendrickДата: Вторник, 06.09.2016, 22:19 | Сообщение # 63
Long as I live I will fight
Сообщений: 768
Репутация: 808
Статус:

Цитата Kolombina ()

Да, я Эмма, - она протянула девушке руку. - Мы знакомы? - Эмма напряглась, пытаясь вспомнить лицо незнакомки.


Как же лучше ответить столь замечательной и сильной женщине, что спасла весь Сторибрук в том чиле и её, чтобы не предать долю сарказма или нотку грубости, а наоборот сказать шуткой. Недолго прошли раздумья и вскоре Реббека поняла, что лучше сказать именно так:

- Скорее всего нет, - проговорила поникше Рапунцель, отрицая поматав головой - Если только вы, хоть раз ходили в наш замечательный зоопарк, вы могли меня заметить - сухо по факту, но с той же ноткой светской львицы проговорила Бека - А если такой возможности у вас не было, то я - Реббека Обри Адамс, но для друзей просто Бека - на одной легкой ноте проговорила принцесса и, сделав не ловкую улыбку, наклонила голову и протянула блондинке руку.

Цитата Kolombina ()
О боже, это платье, - Эмма закатила глаза. - Не напоминайте мне о нем, - девушка немного замялась, почувствовав себя не уютно. - Думаю его выбирал тот, кто нас сюда притащил. Кстати, кому нибудь известно, что это за место и вообще, что здесь происходит?


Вопрос шатенки явно вызвал в Эмме долю негодования и такой большой и жирный минус в их дружбе. Может, конечно стыд и покрывал спасительницу внешне, но всё же внутри всё совершено по другому. Адамс прекрасно знала это хорошо научившись разбиратся в людях в последнее время. Она поспешила извинится перед Эммой, а парралельно ответить на её вопрос:

- Извиняюсь перед вами за то что напомнила о платье, - поникше, но сохраняя гордость говорила Реббека- Что же говорить о этом бале, то мы знаем очень мало, и соглашаясь с Мисс Оливией Прайс добавлю, мы все сходимся на мнении, что организатор этого торжества - Кромешник, который является королём страхом - важно, любэ диктаторским голосом сказала Рапунцель, как тут же, наконец услышала ответ от забытого ей Робина

Цитата Favi ()

- Простите, но я вынужден отказаться, Бекка. Не уверен, что окажусь достойным партнером. Честно говоря, я понятия не имею как стоит двигаться под эти омерзительные звуки.


Конечно, ответ кавалера никак не успокоил Реббеку, а лишь заставил волну внутри неё хлынуть с новой силой, хотя изнутри всё показывало подражание Оливии- спокойствие и величие себя любимой.



Повернув голову к Гуду, она вопросительно посмотрела на него, будто бросая вызов или ещё что. Подумав, как нахамить отказчику, она решила с помощью высокой речи унизить мужчину, чтоб мало кто заметил:



- Благодарю за ваш ответ, но всё же хотелось бы добавить, что вы отстаёте Мистер Гуд, ведь о музыке, что играют эти музыканты - недоучившиеся самоучки, мы говорили около 10 минут назад. Верно же Мисс Прайс и Митера Рен? Ах, да и кто вообще знает, которой час сейчас? - высоко задрав голову она стала ожидать сзади стоящих, но ответа не было и очень долго. Повернув голову, она заметила не самую лучшую картину для балов.

Цитата NotEvil ()
он повалил его на пол и начал душить.


Поправив локон волос, что упал в широко раскрытый то ли от ужаса, то ли от удивления рот, она начала метаться вокруг Рена, что пыталась удушить Лив, которая пыьалась выпваться из его сильных и накачнных рук. Пытаясь выдернуть Оливию из рук Кингстона, она сама того не заметила, как потеряла свою тяжелую, но очень эффектную маску светской львицы эгоистки и раскрыла все свои эмоции. Из глаз несчастной Беки полелись слёзы обиды, одиночества и горечи, впервые оптимистичная Рапунцель за весь бал дала себе слабинку и показала их. Она с криком и яростью, пыталась царапать модно и умело накрашенными ногтями царапать кожу мужчины для свободы Оливии из его рук, что крепко ухватились за шею блондинке. Бека кричала парню:

- Отпусти её, она не виновна! Рен, рен ты слышишь меня, не таким я помню своего спасителя! Рен... - глуховато закончтвала всегда принцесса, но всё же без особого успеха. Кингстон, от её действий нажимал на горло девушки ещё сильнее, а когда Реббека попыталась оттащить его от Оливии, тот и вовсе откинул её назад, уронив на пол. Но тут вмешался Робин, который легко откинул приятеля назад и тот по неизвестной причине упал в обморок. Но сейчас для Беки Рен был вовсе не важен, главной для неё оставалась Оливия быстро подползав к ней, Рапунцель от избытка чувств крепко обняла собеседницу и помогла ей встать, предварительно, встав сама



 
ЛинаДата: Среда, 07.09.2016, 01:58 | Сообщение # 64
Trickster
Сообщений: 1871
Репутация: 3753
Статус:

I место в конкурсе - Сказочная Любовь I место в конкурсе - Однажды в Аншлаге
Леонора, подобно Румпелю, всегда отвечала шуткой на колкость, чем невероятно располагала его к себе. Иронизируя в сложные моменты, отводя, довольно таки, спорные и сложные вопросы от накала, ведьма разряжала окружающую атмосферу, и все начинало казаться, как будто, не таким странным, страшным, и безумным. Но все же, зерно истины в ее словах таки было, Кромешник не просто так всех их сюда собрал, и что же, у него на уме, им еще лишь предстояло разгадать.

Цитата tender_poison ()
- ... но в данный момент я готова сделать для себя исключение, - почти в одно слово проговорила ведьма, поднимая на Румпеля затравленный взгляд

Вопросительно скосив брови, он продолжал поглощать виски. Остановить Джонса, летящего на всех порах и лишить себя лицезрения, их семейной драмы, о нет, такого случая он не упустит, к тому же у него были билеты прямо в партере, как тут устоять.

Цитата tender_poison ()
- Леоноры больше нет. Я не нуждаюсь в спасении. Я просто та, кто я есть. Все кончено

Ведьму явно лихорадило, бросая то в жар, то в холод, она изнемогала от проникающего безумия в голове и пыталась вновь и вновь сохранить остатки рассудка, и вот, когда, она, наконец, взяла себя в руки, и заговорила ледяным тоном, ее слова словно, отпечатываясь на лице Крюка, обжигали все вокруг ледяным паром.
И от такого резкого поворота, рот раскрылся даже у самого Румпеля. Нет, нет, не потому что, она сделала что-то слишком не вписывающееся в ее разум и модель поведения, напротив. Леонора впервые за несколько лет поступила, так как, действительно, хотела, но, все же, слыша это еще там, на бревне у костра в темном лесу, он в тайне надеялся, что это все было лишь проверкой на стойкость, или же, пустыми разговорами обиженной женщины, но нет, нет. И он, все еще, где-то в глубине души надеялся, что при виде пирата она растает, станет прежней и все вернется на круги своя. Сейчас же, Леонора в точности повторила все свои слова, подкрепила действиями и более чем ясно, дала всем понять, что их отношениям с Киллианом Джонсом пришел конец.

Крутанувшись, на месте, она глазами нашла Румпеля, и резко шагнула в его сторону, ухватывая за рукав.
Цитата tender_poison ()
- А ты, - ухватив по пути мага, крепко вцепившись в рукав его сюртука, колдунья насилу потащила его за собой, - Иди-ка сюда

- Что? Что? – непонимающе он переспросил Леонору.
Но, увы, было уже поздно, она крепко сжала его руку, поднимаясь на цыпочки, и быстро впилась ему в губы. Поцелуй был острый и резкий, словно удар, словно наказание за его иронию и подтрунивание над ней. Румпель растерялся, подаваясь инстинкту, он ответил, и лишь через секунду другую, когда все было окончено, сильно нахмурился, и недобро покачал головой.

Цитата tender_poison ()
, - Я попробовала, чародей, принцем ты не стал, а жабой и вовсе никогда не был, - скороговоркой проговорила ведьма, расправляя плечи, - Собой остался, и, черт возьми, как я этому рада!

Выслушав быстрый речитатив Леоноры, озадаченность Румпель быстро спала. Он слегка ухмыльнулся, расплываясь в улыбке, отпуская ведьму из крепких объятий.

Цитата tender_poison ()
- Потом поболтаем, ладно? Я вдруг поняла, что давно не бегала.

- Ну, тогда, бери Леонора, сейчас, самое время – он кивнул ведьме, ощущая легкий хлопок по плечу.
Разворачиваясь к Крюку, Румпель лишь непонимающе развел руками, склонил голову в поддерживающем жесте, мол, держись друг, что поделать.
Он вновь потянулся к стакану с виски, но сам же, себя и одернул. Проводить время в безрезультатных попытках напиться, во всеобщем кошмарном сне, не самая лучшая затея. Он мог бы, по крайней мере, попытаться найти Белль, все же их отношения, подобно Крюку и Леоноре, не разваливались на части, напротив, у них намечается свадьба и как он надеялся мечтательное «долго и счастливо».

Отойдя от стола с напитками, он погрузился в толпу, где – то там, все еще бегала ведьма, натыкаясь на приглашенных гостей, и вызывая всеобщий настрой паники, за ней, тут же ринулся пират, но эти двое более не привлекали его, как раньше. Каждая книга должна быть закончена, картина дописана, а вино настояно, в противном же случае все протухает, превращается в неразборчивую мазню, и нелепый фарс.
Скептически скривившись, Темный искал в толпе знакомую копну каштановых волос и складную фигурку Белль, но что-то в глубине сердца, подсказывало ему, что ее здесь нет. С одной стороны это вызывало облегчение, он менее всего хотел встречи с любимой в этом месте наполненном страхами, но с другой, озадаченность почему, почему ее здесь не было?
И проходя мимо танцующих пар, разговаривающих пар, просто одиноких людей застывших в позе ужаса, мимо зеркал и свечей, он вглядывался в каждое лицо, он искал, становясь все тревожнее, но ее нигде не было, ее просто здесь не было.

Вдруг из-за спины, послышался знакомый мужской голос, с читаемым немецким акцентом, и Румпель с облегчением обернулся, раскрывая руки для объятий.
- Хозяин, как же я р-а-д. Что Вы здесь… - робко проговорил Когсворт.
- Когсворт дружище и ты здесь? – маг радостно обнял помощника – А где Белль, Когсворт? Вот хожу, все ищу ее, ищу. Где же она? Ты не видел ее?
Когсворт явно занервничал при упоминании имени девушки, виновато скосив глаза.
- Нет, сэр. Ее вероятно, здесь нет.
Румпель нахмурился, что могло случиться с ней, если в городе не было магии? Уехала? Бросила все? Или ее увез отец, или может быть враг пострашнее?
- Как нет? Тут же все, – он обвел рукой необъятный зал. – Все люди из сказочных и городских земель, – пылко ответил маг, но затем осекся, и добавил, – Возможно.
- Ее здесь нет, сэр, потому что…
Когсворт медлил, неловко роняя слова и оттягивая тревожные минуты, Темный занервничал еще больше, начиная злиться.
- Ну не томи дружище. Что случилось? – уже серьезно спросил маг.
- Говори.
- Говори же Когсворт!
Но его сильный и всегда во всем уверенный дворецкий, робко сжался весь в себя, словно замыкаясь изнутри, понуро опуская голову. Он боялся, и маг это понимал. Скорее всего, для того, чтобы попасть сюда, он прошел через череду своих страхов, а теперь перед ним стоял, тот, кто был их порождением, и требовал от него чего-то, но было в нем еще что-то, чего Румпель никак не мог понять. Хмуро уставившись на управляющего, который по росту был чуть выше Темного, он стал внимательно всматриваться в меняющиеся эмоции мужчины.
Смятение, смущение, страх и разочарование были ему понятны и более менее знакомы, но что скрывалось за ними дальше.
Боль, отчаяние, скованность и стыд? «Все это очень странно»
Когсворт вел себя так, словно был сильно провинившийся, но именно этого, Румпель и не мог понять, ведь он никогда не подводил его и всегда был предельно исполнительным.
Мучения, обремененность, нервозность? «Что же могло такого случиться?»
- Ее здесь нет, Когсворт, потому что…? – сердце Темного на миг упало. «Неужели Белль… умерла…»
- Потому что… «О нет, нет, этого не может быть»
- Потому что она попала под сонное проклятие, сэр, – на одном выдохе ответил дворецкий. – Она спит, но где она, и почему это произошло, я не знаю.
На миг у Румпеля перехватило дыхание и от сильного потрясения сжалось горло, смыкая голосовые связки. Он не мог говорить, дышать, кричать, гневаться, или куда-то бежать, он был словно под глубокой толщей воды. Стоя и не двигаясь, словно пребывая в оцепенении, он не мог произнести и слова. Когсворт продолжал еще, что-то говорить ему, рассказывать, но Румпелю уже было все равно.

«And the arms of the ocean are carrying me,
And all this devotion was rushing over me,
And the question to heaven, for a sinner like me,
But the arms of the ocean delivered me.

And it’s over,
And I’m goin’ under,
But i’m not givin’ up!
I’m just givin’ in.

AWooooooooooooooah!
Slipping underneath.
AWooooooooooooooah!
So cold, but so sweet»


Теперь он наконец-то увидел себя, где-то между дном океана и ярким солнечным светом на поверхности, и ее такую парящую, такую красивую и ускользающую от него. Туда…туда, где был свет. И их несчастную любовь, что вынесло на берег, хватающуюся за воду словно рыба, бьющуюся в агонии и предсмертных конвульсиях, любовь красавицы и чудовища. Глубокая печаль засела в сердце, опуская его на землю. Он не мог поверить в то, что та, что так долго хранимая и оберегаемая, любимая, теперь и снова находилась в какой-то другой реальности. Внутренняя глухота проходила, и он постепенно стал брать себя в руки.
А Когсворт, все продолжал говорить и говорить, и теперь, он уже стал храбрее, буднично объясняя все подробности случившегося.
- Со слов Бабетты, это произошло, когда магия еще существовала, она пошла в вашу лабораторию, и чем-то уколола палец, а потом тут же впала в сон. И теперь, все еще спит. Я взял на себя смелость приставить к ней сиделку мадам Поттс, они поочередно с Фифи дежурят у ее постели, записывая все сердечнососудистые показатели, перемену цвета кожи, реакцию зрачков на свет и так далее. Если потребуется, мы можем подключить ей аппарат ИВЛ в любое время. У нас полная готовность номер один, мы готовы переместить ее в больницу, под наблюдение врачей. А также…
Враз почерневший от горя Румпель, несколько минут прочищал горло, а затем искоса, глянул на помощника.
- Достаточно Когсворт. Я тебя понял. Ты все правильно сделал.
Румпель спокойно кивнул, опуская голову. Голос его сделалась хриплым и раздосадованным.
- Ты знаешь еще только – помедлил маг – Займись прислугой там, сиделки, охрана, полный штат и все что потребуется – махнул он рукой – Сделай все как надо. И еще запри лабораторию, крепко запри, но если придут в лавку, помогай, не препятствуй. Живите в доме, ждите меня. И вот что еще, если ей вдруг станет хуже… я думаю, больница не помешает.
- Как скажете сэр, а вы…? – управляющий вопросительно посмотрел на Румпеля. – И что все это значит?
Глубоко вздыхая, маг скептически искривился.
- Это все кошмарный сон, мой друг, но я подозреваю, что все, что происходит здесь и сейчас, происходит не просто так. Ты будешь помнить этот сон. И уж постарайся сделать все так, как я тебе велю. А я постараюсь, вскоре, выбраться из Зачарованного Леса. К слову, моя бывшая жена получила, награду?
- Так точно сэр.
- Хорошо. Хорошо. Очень хорошо – уже сам себе говорил Темный.

- Значит, это значит…. Так-так-так… Место силы, огонь, вода, металл и дерево… да-да там точно было так… Энергия и магия… Есть все что нужно…все что нужно… собрать.
Он наклонил голову, сосредотачиваясь и рассуждая вслух. В тот же миг, Когсворт насторожился, уж больно его хозяин стал походить на того, безумного Темного, из прошлых лет.

Маг продолжал рассуждать, все больше уходя в свои мысли. Естественно он был, есть и будет всегда немного безумен, сила кинжала Темного заведомо предполагает эту несметную радость в комплекте. Но на данный момент, он не хотел уступать, сохраняя трезвый рассудок. Обдумывая свои дальнейшие действия, Румпель прикинул что сейчас, самое время для того, чтобы посеять зерна, а потом, в дальнейшем, собрать стоящие плоды. И ему одному это не сразу удастся, не сразу разъясниться, ему нужен сообщник. Такой же сумасшедший заговорщик, и Когсворт здесь уже не причем.
«Леонора. Леонора? Да, да именно Леонора» - подумалось ему тут же.
Отойдя на расстояние в полметра, он обернулся, и в последний раз взглянув на слугу:
- Ступай Когсворт. Будь рядом, ты можешь еще понадобиться, выход из этого кошмара скрывается там же где и вход, поэтому не советую торопиться, но так же не стоит и загуливаться, кошмары дело весьма неустойчивое.
Управляющий кивнул, сохраняя прежний суровый вид.

Хотел ли он поскорее вернуться в Сторибрук? Конечно же, нет. Хотел ли он вернуться к Белль? Безусловно, да. Понял ли он, знал, чем она укололась и как долго продержится? И, да и нет. Это точно было сонное проклятие, но его разновидностей у мага было целых три, и каким именно она укололась, он сможет узнать, лишь исследовав тот предмет, и то, без магии, какой прок от этого всего? Где она сейчас и что с ней? Белль спала, но это не было тем же самым проклятием что применяла Малефисента, иначе она бы уже была здесь. Подействует на этот раз поцелуй истинной любви или нет, он тоже не знал, но попробовать, конечно же, стоило. Он готов был приложить максимальные усилия, чтобы излечить Белль, дать ей новый шанс, новую жизнь. Ведь, так или иначе, она опять и снова оказалась в этой ситуации, потому что связалась с ним, с чудовищем.
Что ждет их при встрече? Что он скажет ей? Как объясниться? Эти и еще тысячи терзающих вопросов Румпель решил оставить на потом, в данную минуту ему совсем не стоило медлить и, замыкаясь в себе, пускаться в никому ненужные, угрызения совести.
- Никто не возвращается из путешествий таким, каким он был раньше. – пробормотал себе под нос, маг, ища толпе голову ведьмы.

Цитата tender_poison ()
Меня ждет король

Быстро вспоминая ее последние слова, он тут же понял в чем дело.
- Ну, конечно же, Кромешник.

Оглядываясь по сторонам, он пыталась всмотреться в каждое зеркало, узнать, увидеть почувствовать, но, увы, их были тысячи и за ними всеми, как и не за одним, одновременно, мог он скрываться, или не скрываться. Здесь дело обстояло куда серьезнее, и Румпель прекрасно понимал, что без ничем не мотивированных поступков, крика и крови не обойдется.
- Главное это достижение поставленной цели, а способы совсем не важны – ухмыльнулся Румпель и прямиком направился в сторону скопившихся людей в белых масках у, одного из зеркал.
Подойдя к ним, он широко растянулся в угрожающем оскале.
- Мне нужен ваш Хозяин, и немедленно. Возражения или отказы не принимаются, и он это, тоже знает.
Белые маски стали перешептываться, что-то оживленно обсуждая.
- Наверно, мне стоит перебить парочку его драгоценных зеркал, дабы пояснить свои серьезные намерения.
И только Румпель взмахнул рукой грозя послать заряд магии в одно из отражений, как шипящий голос из перехода ответил:
- Он может пройти.
Лакеи расступились, пропуская мага.
- Покорнейше благодарю, господа – делая фирменный взмах рукой, Темный переступил за раму зеркала.

Внутри все было точно так же как и снаружи, лишь с тем отличием, что все было вверх ногами. Он словно попал в зеркальную копию зала, с подсвечниками, фресками и лепниной только лишь с тем отличием, что это все было, где-то на полу или же на перевернутом потолке, точно Румпель не разбирал, да и думать особенно над этим не стал. Все что его интересовало, было перед ним, как на ладони.
Леонора распластанная и подвешенная за нити, была на полу-полотке и билась в кошмарной агонии, под действиями старой песни из его шарманки. А над ней нависал и сам Кромешник, успешно нагнетающий страхи того времени, когда Румпель наивно думал, что все еще нуждается в сделках больше самих людей, беззастенчиво пользуясь своими чарами.

Лишь тогда ты все поймешь,
все поймешь, все поймешь.
Лишь тогда ты все поймешь,
Моя милая Леди.

Ведь судьбу не заберешь,
Заберешь, заберешь.
Ведь судьбу не заберешь,
Моя милая Леди.

Невзначай подпел Румпель, привлекая на себя внимание Короля Кошмаров.
- Ты! – низко и грозно, ответил молодой человек.
- Развлекаешься красавчик? – сдерживая смех спросил Румпель.
- Но ты же, мне отказал, в удовольствии. Вот и приходиться, брать что есть. – Кромешник все еще не отвлекался от ведьмы.
- Ох дорогуша, стоило тебя предупредить ее прежними страхами уже не проймешь.
- А почем знаешь?
- Потому что я сам их породил, сам и вытравил.
- Как знать, как знать. Ну ладно, говори, зачем пожаловал? Нас прервал.
Кромешник бросил нити, оставляя Леонору в подвешенном состоянии, поворачиваясь на мага.
Румпель в ответ склонил голову на бок, указывая пальцем именно на ведьму.
- За ней? – изумился Бугимен.
- Не совсем. К ней. Я же знаю, что тебе нужно. От нее, и от меня. Теперь, у тебя будет даже два безумия. Полный комплект. – шелестящее ответил Темный.
- Заманчиво, Темный. Заманчиво. Но ты же, все равно не пускаешь меня к себе в голову, почему? – Король изогнул уродливую пасть в подобии улыбки.
- Так быть сделке? – Румпель оскалился в ответ.
- Я этого не говорил, не говорил.
- Но-но!? Не упрямься мальчик, бери, что дают просто так, ты скоро уже порядком пожалеешь о странных танцах со мною.
- Все угрожаешь и угрожаешь, Темный. А не блефуешь часом?
- А ты выйди в люд – он указал на отражение – Да и проверь, чего зря разговоры разговаривать.
- А что ты? Тебе достанется она?
- А мы будем ждать тебя здесь, дорогуша. Я, она и наше безумие – сверкнул глазами Штильцхен.

Кромешник замолчал, продолжая все еще крутить шарманку, и в огромном зале еще несколько секунд раздавался ее пронзительный скрипучий визг. Румпель даже стал подпевать Леоноре, ожидая действий Короля.

Все когда-нибудь умрут,
Все умрут, все умрут.
Все когда-нибудь умрут,
Моя милая Леди.


Наконец раздалась последняя скрипящая нота, и Кромешник отбросил ржавый инструмент на пол, словно тот был какой-то, слишком грязный. Метнув на Румпеля подозрительный взгляд, мистер Кошмар, скрылся за зеркалом, а маг, уличив момент, мигом встал рядом с Леонорой.
Цитата tender_poison ()
- Стой-стой-стой, пожалуйста, стой, ты должен играть, должен играть!

Девушка все еще была под властью страхов, и он просто продолжая смотреть на нее, ожидая, когда пелена спадет.

- Ихи-хихи-хи, дорогушенька, ты в своем уме али как? – словно невзначай спросил маг, когда она увидела его.
Цитата tender_poison ()
- Мне кажется, я не проснусь после всего этого

Она нашла рукой шарманку и стала быстро накручивать ручку, вызывая довольно громкий визг струн. Румпель заговорил громко и отчетливо, пытаясь перекричать звуки.
- Еще как проснешься, не я ли твой сопровождающий на сегодня? – хихикнул маг. – Леонора ты слышишь, слышишь меня? – повторял Румпель, но вероятнее всего, это было напрасной затеей. – Ты не должна слушать его, он лишь ширма, он прячется в тени, потому что сам боится. Это все было в прошлом, это все не настоящее. И этим шарманщиком был всегда я, я, а не он.
- И это была моя песня, понимаешь моя.

Ночь покроет нас с тобой,
Нас с тобой, нас с тобой.
Ночь покроет нас с тобой,
Моя милая леди.

Лишь тогда ты все поймешь,
все поймешь, все поймешь.
Лишь тогда ты все поймешь,
Моя милая леди.


Он стал напевать громче, но, по всей видимости, Кромешнику не понравился его идея вывести Леонору из страха, самостоятельно. Король пустил разрядом магии в ведьму. От чего она упустила шарманку, и растянулась на мраморе почти без чувств.

Цитата tender_poison ()
- Мы умерли? Или что это? Румпель? - вяло проговорила колдунья, подрагивая всем телом, - Где Кромешник? - стоило ей только произнести его имя, послышался свист, а прямо перед глазами блеснуло что-то белое.

- О хо-хо-хо, дорогуша, такие как мы так просто не умирают – покачал головой маг.
Он, было, хотел предложить ей по-быстрому ретироваться отсюда, но к ним уже вернулся разгневанный Король Кошмаров.
- Снова обманул, трик-трик-трикстер – зло защипел Кромешник, взмахивая косой.
События происходили со скоростью света, Румпель и опомниться не успел, как уже поднял в воздухе руки, останавливая лезвие, прозвучал металлический хлопок, и как всегда магия здорово выручила его.
Поднимая взгляд на Кромешника, Темный выдержал достойную минуту его испытывающего злого оскала, а затем, выпуская свое безумие, стал задорно, почти гортанно хохотать. И хохотать, и хохотать и снова хохотать. Румпель просто не мог остановиться. Смеялся он, смеялась и Леонора, и казалось, смеялись даже стены замка, кружась вихрем в водовороте переходов.
Недовольно фыркнув, Кромешник растворился во мраке, прихватывая оружие с собой, и приказывая помощникам освободить место для, по всей видимости, новых пленных, пыток и ужаленной гордости его Величества.

Но они, даже не заметили всего этого, все еще продолжая сотрясаться от приступа уже тихого смеха. И даже когда к ним подошли лакеи, грубо и бесцеремонно выпроваживая обратно в зал, они все еще смеялись.
Выпихнутые из перехода они немного неуклюже приземлились кто куда, но поспешно поднимаясь на ноги, Румпель снова оказался рядом с Леонорой.

Цитата tender_poison ()
- Вот сдалась я ему, а, - нахмурилась Леонора, растирая замерзшие ладони, друг об друга,

- Дай сюда – он по-свойски, взял ее руки в свои, нагревая их небольшими, разрядами тепловой магии.
Цитата tender_poison ()
- Или он прав? Исполню его приказы да и дело с концом? Боже, все это слишком даже для меня. А если бы он убил меня здесь, я бы умерла и в реальности?

- Пораскинь мозгами Леонора! – сказал Румпель с укором. – Ты же умная ведьма, когда это мы злодеи отпускали добычу, если она сама шла к нам в руки. Не будь наивной! И не умерла бы ты, нисколько, максимум проснулась. Кромешник действует на подсознание, но не сознание.

Он отнял свои ладони от пальцев ведьмы, немного скептически скривившись.
- Но все-таки, одно дельце, а вернее сделка, да-да. У меня для тебя имеется. Что скажешь?




 
KolombinaДата: Среда, 07.09.2016, 20:18 | Сообщение # 65
Чародей
Сообщений: 141
Репутация: 452
Статус:

Цитата Favi ()
- Не думаю что только мы. Я не случайно задал вопрос, откуда пришла мисс Адамс. Здесь все. Из всех миров. И я ищу...

Эмма посмотрела в глаза Робину, ей казалось, что они остекленели. Лицо разбойника изменилось, через мгновение он схватил со стола нож и вилку. Спасительница напряглась.
- Что.., - тихо произнесла девушка, но не успев закончить она увидела на лице мужчины недоумение. Свон молча наблюдала за Робином. Вдруг его взгляд устремился в сторону, за ним последовала и Эмма. Девушка увидела Бэквела, который сосредоточенно смотрел в их сторону. Девушка подумала, что маг хочет с ними заговорить она доброжелательно кивнула ему. Лицо конюха не изменилось. В мгновение, ее внимание привлек Рен, который вцепился в горло Лив, Эмма сорвалась с места, чтобы помоч девушке, но ее опередил Робин. Эмма не заметила того момента, когда Лучник вырубил принца, она быстро подбежала к Оливии и взяла ее за руку
- Ты в порядке? - спросила она Оливию, смотря на лежащего без созниния Кингстона.

Цитата Favi ()
- Ты что это, экспериментируешь с моими друзьями? Мы не так договаривались, мерзавец! 

Эмма повернулась на крик Робина, который вскочил и бросился к Бэквелу. Спасительница, быстро встала и поспешила за мужчиной.
- Робин стой! - закричала ему девушка боясь, что разбойник может устроить потасовку. А если с принцем все это провернул Дениэл, значт он что-то знает об этом месте.


"...если хочешь что-то изменить, надо отважиться и менять всё самой, потому что феи-крёстные в этом мире не водятся"



Сообщение отредактировал Kolombina - Среда, 07.09.2016, 20:20
 
ЛивПрайсДата: Среда, 07.09.2016, 21:12 | Сообщение # 66
The dream gives hope
Сообщений: 498
Репутация: 57
Статус:

Пик...пик...пик...Размеренное дыхание, спокойное биение сердца, тело, словно парит в невесомости. В голове пустота, никаких тревожных мыслей, никакого страха. Только покой и безмятежность. Пик...пик...пик...Снова этот звук. Как жужжание комара, надоедливый и повторяющийся с завидной регулярностью. Неужели даже сейчас ей нельзя побыть в тишине? Голоса...разные, чужие и знакомые, стали врываться в сознание, нарушая желанное уединение.

- Не волнуйтесь мисс. Самое страшное уже позади. У девушки здоровый, крепкий, молодой организм. Она поправиться - устало шептал хриплый голос, принадлежащий мужчине. - Вам тоже следует отдохнуть и...

- Нет, - резко перебила врача женщина. Ее голос был до боли родным, знакомым и обеспокоенным. - Я никуда не уйду. Я останусь с ней...

И снова тишина. Пустота, как лесная речка, несла по своим волнам, убаюкивая и утешая. Забирая в свои глубины. Туда, где нет боли и одиночества, туда, где нет забот и страхов. Есть только ты... Яркий свет ослепляет, заставляя щуриться и возвращаться в реальность. Теплая ладонь сжимает руку. Нежные губы прикасаются ко лбу, оставляя жар. Родной голос, печально шепчет слова утешения. Глубокий вздох наполняет легкие живительным воздухом. Мир снова окрашивается красками. Костлявая рука смерти, схватившая за горло, отпускает, исчезая в небытие. Губы шевелятся, в слабой попытке сказать хоть слово.

- Мама, - хриплый скрежет проноситься по больничной палате.

- Сейчас малыш. Потерпи немного, я принесу воды, - небольшая возня у соседнего столика и рот наконец-то наполняется влагой. Еще минута и стакан полностью пуст. - Оливия, детка, как ты себя чувствуешь?

Откинув голову снова на подушку, Лив, закрыла глаза и несколько раз вздохнула. Сейчас, голова уже не кружилась, и взгляд не расплывался, но ощущения все равно были скверные. Все тело ныло от долгого бездействия, но при этом, не было сил, чтобы пошевелить хотя бы пальцем. Оперевшись руками о матрас, девушка попыталась приподняться, но тут же почувствовала давление на плечо, вызванное рукой матери, которая уложила ее снова в горизонтальное положение.
- Даже не думай! Врач сказал, что тебе нужен полный покой и хорошее питание, чем я тебя и буду обеспечивать ближайшую неделю, - строгий взгляд женщины ясно давал понять, что с ней лучше не спорить. Поправив подушку и одеяло, она заняла прежнее место и ласково улыбнувшись, погладила Оливию по щеке. - Ты меня так напугала.

- Прости, мам. Я не хотела. Это вышло случайно, - Лив, крепко вцепилась в руку матери, будто думала, что та исчезнет, стоит с ней заговорить. Но ничего не произошло. Мелисса сидела на прежнем месте, с беспокойством вглядываясь в глаза дочери.

- Все хорошо, милая? Ты выглядишь напуганной, - женщина мельком глянула на экраны аппаратов, стоящих рядом, и снова обратила внимание на Лив. - Тебе нечего бояться. Это был просто очередной рецидив. Доктор Хеймич сказал, что нужно воздержаться от стрессов. А я ведь говорила, что ты слишком волнуешься из-за предстоящего поступления. Не стоит оно того, доченька.

- Поступление? - Оливия непонимающе покачала головой.

Поступление сейчас волновало ее меньше всего. В голове вихрем пронеслись все последние события. Сторибрук, бал кошмаров, Кромешник и...мама. Содрогнувшись, от ужаса, девушка затравленно вжалась в постель, в страхе озираясь по сторонам, ожидая очередной травли, но...ничего не происходило. Вокруг была лишь белая больничная палата, и слышался надоедливый писк приборов. Часто дыша, Оливия посмотрела на женщину, которую потеряла. Думала, что потеряла. Наплевав на все, девушка бросилась вперед и стиснула Мелиссу в крепких объятиях.

- Мамочка. Мама. Мне приснился ужасный сон...я... - запнувшись, Лив закусила губу, стараясь сдержать подступившие слезы. Чувствуя, как заботливая рука, мерно гладит ее по волосам, девушка закрыла глаза, полностью окунувшись в позабытые ощущения. Кажется, что прошла целая жизнь, прежде чем она снова смогла почувствовать себя счастливой. Вот она, рядом, живая. Ее можно потрогать, обнять, поцеловать.

- Тише, тише...все буде хорошо...я рядом родная, я всегда буду рядом, - убаюкивающе нашептывал голос, ласкаю слух и сердце. Принося покой в душу. Погружаясь в медленный сон, она все еще слышала одни и те же слова, которые постепенно, стали звучать совсем по-другому. Зловеще, пугающе, словно змея забралась на шею и шипит прямо под ухом. - Я всегда буду рядом, Оливия. Где бы ты не находилась...просто протяни руку и я приду.

- НЕТ, - в отчаянье прокричала Лив, отталкивая от себя мать и бессильно падая на кровать. Все тело сотрясала дрожь, а руки бегали по простыне в попытке найти хоть что-нибудь для защиты. Все вокруг резко посерело, окутывая помещение тьмой. Дикий ужас, новой волной прошелся по сердцу, убивая остатки надежды. Это был сон. Все это было нереальным. И мама, тоже была лишь очередной иллюзией в жестокой игре Кромешника. Горьки слезы стекали по лицу, прерывая свой путь на белой бесформенной одежде. - Нет, нет...это все нереально...Ты не настоящая...ТЫ УМЕРЛА...

- Моя доченька. Моя маленькая малышка. Как же я буду без тебя, - слезливо причитала женщина, совершенно не обращая внимания на истерику девушки. Она, как и все в комнате, тоже изменилась. На поддельной Мелиссе теперь была полностью черная одежда, а на лице, вместо радостной улыбки, была написана всемирная скорбь. - Ты была так молода. Господи, за что?

В страхе, глядя на работу короля кошмаров, Оливия пятилась назад, пытаясь сбежать, когда резко столкнулась с кем-то сзади. Развернувшись, она вдруг поняла, что уже твердо стоит на ногах, не чувствуя боли в мышцах. А вокруг нее не больничная палата, а множество людей в черном одеянии. На минуту, Лив, даже облегченно вздохнула, подумав, что снова вернулась на бал, но присутствующие здесь не выглядели счастливыми. Не играла знакомая монотонная музыка, не слышался звон бокалов. Стояла лишь гробовая тишина. Затаив дыхание, девушка осторожно осмотрела зал. Черные стены, черные шторы, на окнах, черные стулья. Куда не глянь, везде был черный цвет. Оливия уже ненавидела черный всеми фибрами души. Это был Кромешник. Он снова испытывал ее. Снова старался сломить волю. Они заключили сделку, и этот монстр решил вынуть из рукава свой главный козырь. Маму. Потери и сожаления. Что может быть хуже? "Вера!" - мысленно подсказало девушке сознание. Она уже поверила, что все было лишь чудовищным кошмаром. Что ее жизнь не разлетелась в пух и прах, а снова была счастливой и беззаботной. Что все это по-настоящему. Горечь разочарования и обиды, окутало сердце, заставляя биться быстрее. До боли сжав руки, Лив, почувствовала, как ногти впиваются в кожу, оставляя на ней кровавые следы.

- НЕНАВИЖУ, - грохотом разлетелся по всему залу, яростный крик девушки. Слезы застилали глаза, мешая разглядеть хоть кого-то, но ей было плевать. Все чувства накалились до предела, готовые вырваться наружу отчаянным воплем. Трясясь от гнева, переполняющего нутро, Оливия схватила первую попавшуюся вазу и со всей силы швырнула ее в стену. - Я тебя ненавижу.

Ее впервые охватило столь сильное и всепоглощающее чувство. Казалось, что еще немного, и оно разорвет ее, оставив лишь жалкие клочки. Никогда прежде, Лив, не доводилось испытывать к кому-нибудь такую злость и ненависть. Она всегда старалась сдерживать эмоции, но Кромешник перешел все границы. Использовать ее потаенные страхи? Пожалуйста, но использовать для своих гнусных целей маму...Этого она ему не позволит. Зажмурив глаза, Оливия попыталась сосредоточиться и наконец-то выиграть, чертов спор, самостоятельно покинув этот кошмар. Она сама подпитывает Кромешника, показывая все свои страхи и сомнения.

- Ну же! Ну же...- шептала девушка, крепче сжимая руки, но речь мужчины, стоящего на сцене, все время сбивала с мысли.

- Сегодня, мы собрались здесь, чтобы проводить в последний путь друга, коллегу и любимую дочь... - монотонно произносил он, уже заученную речь.

Что? Резко подняв голову, Лив с сомнением, посмотрела на трибуну, на которой возвышался гроб, обитый черной бархатной тканью. Все мысли разом улетучились, оставляя в сознании лишь одну. "Не может быть". Не веря своим глазам, девушка наблюдала, как поддельная мама, на негнущихся ногах, подошла к сцене. Плача, она бормотала какие-то слова и все время всхлипывала. Дрожащими губами, Лив, попыталась крикнуть, но не смогла. Слова словно застряли в горле. Все происходящее поражало свое реалистичностью.

- Не бойся деточка, - ласково произнес пожилой мужчина, подталкивая ее к гробу. - Подойди, попрощайся.

Не найдя в себе силы для сопротивления, Оливия, словно в бреду, подошла к постаменту. Вокруг все расплывалось, точно так же, как на балу. Борясь с желанием убежать сию же секунду, девушка облизнула пересохшие губы и глубоко вздохнув, заглянула в деревянный ящик. Сердце тут же ушло куда-то в пятки, а разум полностью отключился. Предчувствие не подвело и на этот раз. Это была она. Бледная, как сама смерть. Безэмоциональная и холодная. Золотистые волосы, были аккуратно убраны, а черное строгое платье, только подчеркивало белизну кожи. Быстро отведя взгляд, Лив, наткнулась на зеркало, находящееся совсем неподалеку. Ее глаза в ужасе расширились, уставившись на отражение. Она была точной копией той, что лежала в гробу. Задыхаясь от дикого, бесконтрольного страха, охватившего душу, девушка развернулась и побежала прочь, не разбирая дороги. Все вокруг, казались мертвецами, вышедшими из могил. Столкнувшись с какой-то женщиной, Оливия кубарем полетела на пол. Ощущая боль в правой ноге, Лив села, прижав колени к груди. Закрыв уши руками, чтобы не слышать всеобщий плачь, наполнивший комнату, девушка качалась из стороны в сторону, как маленький ребенок.

- Пожалуйста. Пожалуйста... - в отчаянье бормотала она, все больше замыкаясь в себе. - Пожалуйста, хватит. Я это не вынесу...ХВАТИТ...

Трясясь, как напуганный котенок, девушка не могла сдержать слезы, потоком хлынувшие из ее глаз. Всхлипывая, она чувствовала, как начала задыхаться. Каждый новый вздох давался все труднее и труднее. Схватившись за горло, Лив, пыталась попросить о помощи, но с губ срывался лишь хрип. Перед глазами все начало расплываться. Внезапно, грань между иллюзией и реальность пошатнулась, выхватывая из яркого света, очертания мужского лица. Чувствуя, как шею сжимает кольцо чьих-то рук, Оливия поняла, что наконец-то смогла вырваться из кошмара и вернуться на бал. Вернуться, чтобы умереть. Пытаясь освободиться, она вцепилась в руки нападавшего, но быстро уходящие силы не позволили оказать достойного сопротивления.

"Ты проиграла...Снова..."

Чувствуя, как земля медленно уходит из под ног, Лив мысленно уже попрощалась с жизнью, где-то на задворках сознания, с ужасом понимая, что даже рада этому, но внезапно все прекратилось, а легкие наполнились живительным воздухом. Что-то или кто-то с силой оттащил мучителя, спасая ее от неминуемой смерти. Глубоко вздохнув, Оливия закашляла, схватившись за горло и упав на колени. Легкие буквально раздирало на части, от долгой нехватки кислорода. Смотря на, до блеска натертый пол, девушка мечтала, чтобы все закончилось. Одно дело кошмары, но когда тебя душат наяву… или во сне? Совершенно запутавшись, Лив, подняла голову, чтобы посмотреть, кто же все-таки решил избавить ее от всех страданий. Последнее, что она помнила, перед тем как снова погрузиться в творение Кромешника, слабость и легкое головокружение. Все вокруг разговаривали, а она смогла найти опору в… Рен? Глаза девушки удивленно расширились. Она могла подумать на кого угодно, только не на него. Милый, добрый Рен, который так заботливо усадил ее на стул, предложил воды…Зачем ему было это нужно? Все еще потирая шею, в попытке избавиться от давящего чувства, Оливия видела, как Робин схватился с парнем и, повалив его на пол, занес нож в воздухе для удара. Сердце на миг остановилось.

- Неет, - прохрипела Лив, в слабой надежде, что друг услышит ее, через весь этот гул.

Конечно, он не услышал, но этого и не понадобилось. Робин сам остановился, откидывая холодное оружие подальше. Облегчение, волной прокатилось по телу. Закрыв глаза, девушка все еще чувствовала мелкую дрожь и руки, сжимающие горло. Она знала, что Робин в жизни бы никого не обидел. Он был хорошим человеком и верным другом, не способным на убийство, но это место заставляло людей творить ужасные вещи. Если бы Локсли навредил Рену, он бы никогда себе этого не простил. Наверняка именно Робин оттащил Кингстона и спас ее жизнь. Он почему-то считал, что отвечает за нее, а Лив в свою очередь пыталась всячески показать, что может сама за себя постоять. Жизнь мужчины итак была не сахар, ей не хотелось взваливать на его плечи еще и свои проблемы. Она любила его и старалась по-своему оберегать. Он спас ее и сердце Оливии снова наполнила теплота по отношению к этому человеку. Возможно Робин и псих, но она никогда его не предаст. Немного придя в себя, Лив, приподняла голову и обвела собравшихся растерянным взглядом. Рен, после своего пика активности, сейчас лежал на полу без сознания. Он не мог, не мог просто так на нее накинуться…Скорее всего здесь замешан чертов Кромешник. Он что же, хочет стравить их друг с другом? Рядом внезапно зазвучал голос Эммы, но Лив совершенно не вслушивалась в слова блондинки, видя, как Локсли уверенно и грозно направился в сторону, где стоял Шон, она поняла, что предположение вполне может оказаться верным. Только этого сейчас и не хватало. На них и так уже стали озираться рядом стоящие люди.

- Робин, нет, - кое-как поднявшись, Оливия уже собиралась бежать вслед за другом, но остановилась, беспомощно оглянувшись на остальных. Рен все еще был без сознания, а рядом с ним на полу сидела Бека, которой видимо тоже сильно досталось в недавней неразберихе. Кто-то должен был им помочь, несмотря на то, что они оба вели себя крайне странно. Хотя, если подумать, здесь все вели себя странно. Мама бы никогда не бросила человека в беде. Стоя между двух огней, девушка никак не могла решить что важнее, но Эмма избавила ее от выбора, вовремя бросившись следом за Робином. Полностью доверившись помощнику шерифа, Лив, подбежала к шатенке и присев на корточки, положила руку ей на плечо привлекая внимание.

- Ребекка? Ты в порядке? - дождавшись, когда девушка утвердительно кивнет, Оливия одобрительно ей улыбнулась. - Нужно помочь Рену. Долго оставаться в таком состояние ему опасно. Тем более здесь.

Помогая Беке подняться, Лив параллельно кинула взгляд в сторону Робина, который уже подошел к какому-то брюнету. "Что сейчас будет". Убедившись, что шатенка может самостоятельно передвигаться, Прайс в несколько шагов оказалась рядом с Кингстоном и опустившись на колени, попыталась привести его в чувство.


Храбрость одного – может повести за собой тысячи.



Сообщение отредактировал ЛивПрайс - Среда, 07.09.2016, 21:37
 
tender_poisonДата: Четверг, 08.09.2016, 03:00 | Сообщение # 67
Ведьма
Сообщений: 1361
Репутация: 1709
Статус:

Маленький, камерный мир Леоноры, ей самой напоминающий захламленный чулан, где все было свалено в идеальном беспорядке, вмещал в себя бесчисленное множество странных, чудаковатых, чуждых ей, поразительных и неисследованных вещей, людей, явлений, чувств, ощущений и понятий. Ведьма и сама не знала, зачем ей весь этот хлам, но природная тяга к накопительству и маниакальная бережливость раз за разом, чуть только на горизонте мелькала возможность, заставляли ее впитывать информацию, как губка - воду. Странное дело: для колдуньи, обожающей свободное пространство и способной разом избавиться от доброй половины вещей в доме, жизненно необходимо было заполнять свой разум всем, чем придется. Что-то так и оставалось для нее загадкой, что-то было и вовсе лишним, но большую часть она понимала: через призму своего извращенного восприятия, быть может - неточно, нелепо и неправильно, но все, вплоть до крошек, в определенном порядке разложенных на столе, поддавалось ее анализу. Было всякое. А еще у Леоноры был Румпель.

Она была им, а он - ею - так просто и, вместе с тем, так сложно. Леонора могла ненавидеть его, презирать, издеваться, мучить, хотеть убить - он мог быть удостоен всего спектра ее отрицательных чувств, но менее похожим на нее он от этого не становился. Первая встреча нарекла их недругами и соперниками, а три сотни лет повязали родственными узами. Они терпеть не могли друг друга, словно брат с сестрой, но не случилось еще того, что отдалило бы их друг от друга. Единые как во вражде, так и во взаимовыручке - венчанные, сцепленные, крепко-накрепко держащиеся друг за друга без причины и следствия. Оглядываясь назад, Леонора не могла припомнить ни одного момента, в котором Румпель отвернулся бы от нее. Да, он играючи отнял у нее зрение, но разве не он же потом спас, и разве не он одарил тем, что она никогда бы не узнала? Да и снова - да - она мечтала о том дне, когда он будет страдать подобно тому, как страдала она, но осознавала ли она в полной мере ту пустоту, что может породить его отсутствие? Каково это: жизнь, в которой не слышен его смех? Сколь угодно плохой, коварный, самолюбивый и напыщенный - чародей был достоин и более ярких эпитетов - он явно и незримо сопровождал ее ни одну сотню лет - с чего бы вдруг она стала бы отказываться от него? Румпель - великий маг, лучший из всех, что она знала; безупречный в своей тьме и безумии, искусный, умелый, тот, кому ничего бы не стоило поставить этот мир перед собой на колени по щелчку пальцев. Но она знала и помнила его другим, она всегда относилась к нему иначе, видя, благодаря его же "фокусу" с ее глазами, то, что он не показывал иным: когда весь Зачарованный Лес трепетал перед ним и боялся, она стояла с ним плечом к плечу, ненавидя, да, но, вместе с тем, понимая и слушая его. Леонора и сама не заметила, как вдруг из вражды родилось партнерство, из мести - единство, а из неприятия - дружба и симпатия. Брат сотни лет - брат и поныне. Колдунья с улыбкой и нежностью вспоминала их посиделки, прогулки, споры и конфликты; к Румпелю нельзя было относиться серьезно, но, одновременно с этим, он требовал стабильного и верного отношения - и она одаривала его всем этим с головой. Не затем, чтобы угодить, но потому, что сама чувствовала это. Темный колдун не терпел полумер, как не терпела и она. С ним нужно было просто...

Меня должно слышать. Со мной нужно быть.
Я просто собираюсь быть с тобой, ибо мы равны, и мы подобны друг другу.


Ведьма хотела бы понять до конца. Хотела бы, чтобы Румпель был чугунным котлом, хаотично разбросанными по полу травами, лежащими в беспорядке книгами - в тишине и мраке она могла бы подумать, ухватить суть, пропустить через себя и прийти к нужному выводу, но Румпель был Румпелем, который не станет ждать, пока она будет готова. Он лишь с презрением посмотрит на нее, скажи она, что ей нужна минута. Или как есть или никак, дорогуша! И как бы Леонора ни пыталась обратиться к разуму и здравой мысли, в глубине души она уже давно знала, что будет делать: конечно, она будет рядом. И в жизни она никому не объяснила бы это на словах, почему, как и отчего, это просто было и всё. Это ведь Румпель! Это ее Румпель, каким бы он ни был, это ее маг - вот и весь разговор.

Вот и сейчас... скажите на милость, боги подземного мира и небес, что он делает?! Ведь перед ней Румпель, все тот же Румпель! Златоокий колдун, ее враг, соперник, партнер, друг и брат - зачем-то крепко сжимающий ее ладонь, кладущий ее руки меж своих и пускающий по ним магию, чтобы... согреть. Он проглотит жабу да не одну, удавится, заколет себя своим же кинжалом - но не позаботится о ней! Темный маг не заботится о слепой ведьме - такова была их мрачная сказка, но тогда почему его взгляд такой внимательный, прикосновения - теплые, а порывы - резкие, категоричные и искренние?

Округлив глаза и вскинув брови, Леонора подавилась своей невысказанной возмущенной бравадой. Румпель говорил и говорил - рьяно, пылко, отчитывая ее, будто ту пресловутую младшую сестренку - то, о чем она думала с минуту назад - но колдунья намеренно упускала смысл его слов, как зачарованная факиром кобра наблюдая за выверенными и ласковыми движениями его золотых рук. Вот он легонько полоснул острыми ногтями по костяшкам пальцев, вот сжал ее руки чуть сильнее, а вот перевернул, излучая надежные и уверенные лучи горячей и согревающей заботы. До сей поры чародейка думала, что для нее одной его присутствие подле нее - нечто само собой разумеющееся, но теперь она видела, что и для него - внимание к ней - нечто привычное, устоявшееся, то, без чего, в сущности, сложно представить жизнь. Румпель был для нее будто чума, но с течением времени ее организм приспособился, и теперь принимал его как свою составляющую часть. Поразительно, немыслимо, волшебно - как, порой, одно прикосновение может так много рассказать о другом.

Цитата Лина ()
Но все-таки, одно дельце, а вернее сделка, да-да. У меня для тебя имеется. Что скажешь?


- И где ж ты был, мой ненаглядный, весь из себя такой умный, когда у меня было с ним рандеву?! - огрызнулась ведьма, когда маг отнял свои руки, оставив после них ощущение пустоты и неприятного зуда, будто кожи, заместо шелка, теперь касалась грубая шерсть. Черт подери, она ведь совсем не это хотела сказать! - И нет, я говорю не о том, что было сейчас! - Леонору заносило куда-то в сторону. Сжав руки в кулаки, она взглядом метала на Румпеля молнии, будто бы тот обязан был быть рядом, когда ей было так скверно и тяжело, хотя, по сути, в его обязанности это не входило и ведьма это понимала, - Он разбередил мою душу, вывернул ее наизнанку, я не знаю, как вышла живой! - наступала ведьма, не понимая, почему вся тяжесть решила облачиться в слова именно сейчас, - Если бы не... - прикусив язык, ведьма замолчала, попутно представляя себя окруженную стеклянными стенами. Пусть прошло всего нечего, Сильван стал ей дорог и она не хотела рассказывать о нем. Это было личное, это было слишком важно, и бог бы с ним, с Румпелем, Леонора не хотела, чтобы его видел Кромешник. Надувшись, она потупила взгляд и, не придумав ничего лучше, скрестила руки на груди.

- Сделка, говоришь? - спустя минуту буркнула она, нехотя оборачиваясь к магу, - Счастье, что есть вещи, которые не меняются!

Кривясь и ёрничая, Румпель одним уверенным жестом подхватил полную скептицизма Леонору за локоть и отвел подальше от чужих глаз, к самому краю кажущегося бесконечным стола, укрытого черной, идеально выглаженной, тканью. Повернувшись к ней лицом, он состроил гримасу и выдал все как на духу. Постукивая ногтями по столу, ведьма раздумывала над его словами. Он не просил чего-то сверх меры, она действительно могла помочь, однако, было кое-что, что могло помешать. Впрочем, волновало ли это мага? Румпель не знал слов невозможно, нельзя, немыслимо - для него вообще не существовало границ и запретов. И раз он просил ее помощи - ей тоже пора забыть все эти слова. В конце-концов, на кону было многое. Взять тот же портал! Мгновение - и ты там, где хочешь, в руках будет могучая, мощная сила! А ей... ей не привыкать выручать его. А как отказаться? Леонорой двигало любопытство, азарт, интерес - бессменные помощники и хранители Темного мага. Порой она скрипела зубами от того, как легко Румпелю удается "зажечь" ее разум идеей, но чаще она была этому рада. Не сказать, что она так уж сильно любила приключения, но как отказаться от такого знания?!

- Взамен, говоришь? - колдунья переступила с ноги на ногу и глубоко вздохнула, - Мою часть сделки придется исполнить первой, лишь тогда я смогу помочь тебе. Видишь ли... - Леонора замялась, не сразу найдя в себе силы озвучить условие, - Отведи меня на Лысую Гору, чародей. Отведи к Чернобогу, - сделав страшные глаза, Румпель тихонько присвистнул, придвинулся поближе и часто закивал, готовый слушать дальше, - Эм... - нахмурилась ведьма, тщательно подбирая слова, - Я слышала от Верховной ведьмы, дескать, Чернобогу под силу... ну... обнуление. Понимаешь, мне есть... мне есть, что ему отдать. Я не знаю, станет ли он слушать меня, быть может, убьет на месте, но я готова рискнуть. Румпель, пожалуйста! - маг на миг крепко задумался, и Леонора, не сдержавшись, легонько тряхнула его за плечи, - Мне это нужно! Я не могу жить с силами, мне непокорными, не могу вечно бояться, я не хочу однажды проснуться и понять, что мое сердце стало глыбой льда! Только ты сможешь провести меня туда! А после... после я попрошу тебя еще кое о чем. Хочешь считать это частью сделки - пусть, хочешь просьбой - воля твоя. Я все расскажу тебе, если выйду от него живой. Так как, - отпустив его, Леонора сделала полшага назад, - Согласен?

Румпель с минуту раздумывал, а затем всплеснул руками и задорно хихикнул. Вскинув руку, он раскрыл ладонь, над которой начал клубиться фиолетовый туман, но не успел привычный для таких случаев контракт появиться в его руках, как ведьма резко подалась вперед и, перехватив его руку, крепко сжала его ладонь в своей.

- Нет-нет-нет, чародей, так не годится, - затараторила Леонора, поспешно поднимая на него полный решимости взгляд, - Нам это не нужно. У нас, мы... мы... - неожиданно для самой себя, ведьма принялась объяснить - все то, что видела сама, что считала правильным, то, что и он мог бы понять, но как было выразить это словами? Растерявшись окончательно, колдунья глотнула в легкие побольше воздуха и уж было открыла рот, чтобы выразить свою мысль, как вдруг ее губ коснулись губы Румпеля. Первым порывом было отскочить назад, сбежать, сделать хоть что-то, но ни единый мускул в ее теле не дрогнул. Широко распахнутые глаза инстинктивно, как и положено было, закрылись, голова медленно склонилась вбок, а губы приоткрылись чуть шире, давая его языку беспрепятственно проникнуть внутрь и коснуться ее языка. Все внутри нее сжалось в крохотный трепещущий комок, а рассудок, расколовшись, осыпался под ноги мелкими осколками. Ей не должно было нравится целовать темного мага, она вообще не должна была позволять ему это делать, но, черт возьми, будь она проклята - как он был нежен и чувственен: словно плавленное золото, кипящее приворотное зелье, будто летняя пряная ночь и жар устремляющегося в небо костра. Язык мага, лаская, проник глубже, переплетаясь с ее языком, рука, державшая ее в цепких объятиях, стремительно сползла с лопаток на поясницу, прижимая к себе максимально близко и тесно, и тут Леонора, наряду с прочими, отчего-то ощутила эффект дежа-вю. Это было форменным безумием полагать, что такое уже могло быть, но каждое его движение и порыв были до того ей знакомы, будто все то же самое происходило недалече, как вчера. Ведьма подалась ему навстречу, углубляя поцелуй. Вот, еще мгновение, один краткий миг - и он прижмет ее к себе крепче, развернет, подастся вперед и она учует запах сырости и холода...

Они одновременно отстранились, шумно глотая ртом воздух и не спуская с друг друга глаз. Щеки ведьмы горели, и если бы она могла приложить к ним ладони, то непременно сделала бы это, однако то было не так просто: одна ладонь зажата в его руке, другая - мерными движениями перебирает волосы на затылке. Румпель медленно, невероятно медленно, ослабил хватку и тут же потянулся за бокалами для себя и для нее. Решив, для верности, вообще не предпринимать никаких посторонних действий, Леонора послушно протянула руку за вином и медленно облизала губы. Они будто горели огнем: кожу покалывало, так же привычно, как обычно покалывало кончики пальцев. Магия - вот что это было, как тут не ощутить.

- Такими поцелуями накладывают чары, а не снимают их, - хрипловатым голосом протянула ведьма, тут же делая глоток вина, - Я бы тебя не простила, чародей, преврати ты меня в прекрасную принцессу! - шутка вышла так себе, но Леонора изо всех сил делала хорошую мину при плохой игре, лишь бы затолкать неловкость, смущение и признание того факта, что ей понравилось, куда-то вглубь себя, - И что это я раньше не хотела с тобой сделок заключать, хах! - колдунья нервничала, но пыталась держаться с присущей ей беззаботностью, будто все это именно так и надо, - Выпьем, - раздался звон бокалов. Из путаных мыслей Леонору вдруг вырвал тихий, едва уловимый за шумом крови в висках, женский голос, зовущий ее по имени. Сперва ведьма подумала, что ей померещилось. Мотнув головой, она отставила бокал на стол, часто поморгала и, не оборачиваясь, прошипела:

- Вам еще не надоело повторять мое имя?! - тут же изменившись в лице, Леонора скорчила презрительную гримасу, горделиво вздернула подбородок и крутанулась на каблуках. Увидев перед собой обладательницу голоса, сперва показавшегося ей незнакомым, она в два шага резво преодолела расстояние между ней и Малефисент и заключила колдунью в крепкие объятия, - Сестрёнка! - весело защебетала ведьма, раскачивая подругу в разные стороны, - Жива, моя хорошая! - глубоко вдохнув аромат ее духов, Леонора отстранилась и, держа Мэл за плечи, оглядела ее с ног до головы, - А что такая печальная? Ах, ну да, ну да, - покачала головой ведьма, отвечая на свой же вопрос, - У нашего нынешнего правителя плохо с чувством юмора, понимаю-понимаю!

Малефисент, мало, что выглядела печально, на ней лица не было. Побледневшая, осунувшаяся, с тревожным, подозрительным взглядом. Ведьма внимательно вглядывалась в ее лицо, но Леонора не до конца понимала, что та хотела увидеть. Малефисент хватит такта промолчать о ее шрамах, в этом Леонора была уверена, но, быть может, ее волновало вовсе не это, а, к примеру, шальной румянец на ее щеках, столь неуместный на празднике страхов? Или покрасневшие от поцелуев губы?

- Со мной все в порядке, я всегда такая веселая, - криво улыбнулась Леонора, заранее отвечая на молчаливый вопрос колдуньи. Ведьма не сразу заметила темный тонкий силуэт, стоявший подле них. Она бы и вовсе не обратила на эту странную, нервно перебирающую складки платья, девушку внимания, но та вдруг подняла голову и встретилась с ней глазами. Ее лицо точно не было ей знакомо, однако, когда та открыла рот и начала тихонько мурлыкать старую песенку, в голове у Леоноры что-то щелкнуло. Поспешно проведя руками по плечам Мэл, будто смахивая с них невидимые пылинки, ведьма отпустила ее, сделала шаг вперед и стала медленно приближаться к этой хрупкой знакомой незнакомке.

- ... но теперь я возвращаюсь домой, - шепотом пропела Леонора последние строки, вставая с темноволосой девушкой лицом к лицу. Ведьма кожей чувствовала исходящие от нее волны силы, смешанные, отчего-то, с нервным напряжением. Допев, девушка как-то странно стушевалась: опустила глаза, на миг сжала кулаки, переступила с ноги на ногу. Такая же бледная, как и Мэл, с темными всклоченными волосами, следами усталости под глазами, босая, подрагивающая - не то от нервов, не то от холода - тоненькая, высокая, как минимум на пол-головы выше ее самой, с длинными пальцами и острыми плечами. Мерно стуча каблуками по мрамору, ведьма нарочито медленно обошла по кругу и шумно втянула носом воздух. Запах цветов, спелого граната и сырой земли дополнили тихий мелодичный голосок девушки и ту самую песню, что Леонора всегда завороженно слушала, когда вечерние сумерки окутывали землю холодом.

- Вновь пожаловала ко мне, птичка, - прошелестела Леонора, намеренно повторив то, что постоянно говорила ей при встрече, тогда, в лесу, - Все так же жаждешь помочь мне? - положив ладони на плечо девушки, Леонора привстала на цыпочки и, улыбнувшись, прошептала ей прямо в ухо: - Персефона, - отстранившись, ведьма еще раз взглянула на девушку и беззлобно рассмеялась, - Ты знакома с моим любимым колдуном? - отзеркалив некогда сказанные слова Румпеля, колдунья вернулась к столу и указала на мага кивком головы, - От его чар ты пыталась меня спасти. Но я не злюсь, птичка, поверь. То дело прошлых дней. Мы с ним уже давно - не разлей вода! - подхватив Румпеля под локоть, Леонора на мгновение прижалась к нему и прислонилась головой к его плечу. Отстранившись и хохотнув от его реакции, она глотнула вина и перевела внимательный взгляд с одной девушки на другую, - Даю голову на отсечение - вы думаете, как отсюда уйти. Отвечу вам - никак. Его темное садистское величество, - нарочито громко произнесла ведьма куда-то в потолок, придав своему голову ироничные нотки, - Сам, рано или поздно, нам отпустит. Ну что же вы, - махнула рукой Леонора, указывая на стол, - Выпейте с нами! Дурной праздник славной компании не испортит!




 
SkazochnikДата: Четверг, 08.09.2016, 21:01 | Сообщение # 68
~Story-teller~
Сообщений: 6037
Репутация: 12469
Статус:

I место в конкурсе - Сказки о Любви I место в конкурсе - Второй Шанс I место в конкурсе - Сказочная Любовь I место в конкурсе - Однажды в Аншлаге
Цитата NotEvil ()
-Неееееет, - Кингстон собрал все свои силы и набросился на отца, он повалил его на пол и начал душить. - Я не позволю тебе навредить ей!

Дэниел Блэквелл, все еще продолжая сжимать ладони, продолжал наблюдать за происходящим. В его голове бушевали самые различные мысли, однако все они касались практически одного - ему хотелось продлить то состояние, в котором он сейчас находился. Эйфория продолжала затуманивать разум и, продолжая подпитываться страхами Рена, мужчина все сладостнее и сладостнее продолжал наблюдать за тем, в какие ужасные муки он повергает принца. Он заметил, что Рен набросился на Оливию и пытается ее задушить, однако уже ничего не мог сделать - хотя по большой части уже даже и не хотел...

Это был уже не он... Тот самый мятущийся и сомневающийся в себе Дэниел был запрятан куда-то вглубь, в свою собственную темницу, откуда, возможно, и пытался время от времени достучаться до Темного мага, но, увы, не мог... Силы того Блэквелла постепенно угасали, зато силу набирал новый Дэниел - темный маг, искусно манипулирующий людьми и отстраняющий свои чувства на второй план.

Вдруг до мага донеслись резкие крики...

Цитата Favi ()
- Не трогай ее! - рявкнул он, с силой впечатывая кулак в челюсть принца, - Никогда не смей трогать ее!
Робин и забыл, каким бешеным может быть принц Филипп, если его разозлить.

Мужчина заметил, как Робин набросился на Рена и у тех завязалась драка. От мужчины не ускользнул тот факт, что несколько людей странно покосились на него и, кажется, начинают подозревать в чем тут дело, но это его сейчас волновало куда меньше, чем тот факт, что по его телу - буквально электрическими разрядами - растекается удивительная сила, вынуждающая мага продолжить сжимать ладони и еще сильнее направлять силу на бедного Рена.

"Давай! Давай!" - подумал про себя Дэниел, чуть изменив положение ладоней, заставляя их еще крепче прижаться друг к другу. Посмотрев на свои руки, буквально замечая пульсирующие на них кровеносные сосуды, наполняющиеся удивительным волшебством... темным.. странным... неподвластным... и таким удивительно родным...

Блэквелл издал тяжелый вздох...

Решив вновь посмотреть, что творится на воображаемой арене действий, Дэниел снова поднял глаза и всмотрелся вперед. Рен и Робин продолжали бороться, однако, кажется, их драка почти сошла на нет - маг не понимал причины, но он не мог не заметить того, что разбойник, кажется, решил резко сменить курс своих действий и, по всей видимости, составил новый план в своей голове...

Цитата Favi ()
Пошатываясь и утирая с лица кровь от разбитого носа, он поднялся на ноги и увидел все тот же внимательный взгляд Дэна и сведенные плотно ладони.

"Робин! Робин!" - подумал маг, пытаясь прочесть мысли лучника, не зная, что тот задумал. Мужчина искренне надеялся, что тот не допустит ошибки и не решится броситься в бой, зная, что с Дэниелом в подобном состоянии связываться вряд ли стоит...

Разбойник выглядел злым. Его лицо не выражало никаких спокойных эмоций. Даже больше - во всем облике лучника просыпалась ярость...

"Не стоит, Робин..." - произнес про себя маг, все еще сжимая ладони и не собираясь их отпускать. Мельком посмотрев в сторону, Дэниел заметил, что Рену стало совсем плохо. Кажется, он уже практически расставался со своей жизнью... Маг понял это еще и потому, что сила, притоком хлынувшая к нему, вдруг перестала идти таким бурным течением и в один миг сделалась тонкой нитью, продолжающей проникать в разум и тело мага. Мужчина не мог распрощаться с остатками этой драгоценной энергией, так как прекрасно знал - самое ценное всегда содержится в остаточных страхах - те, что лежат и кроются на самом дне нашей души. Те, что человек пытается запрятать за семь замков, отправить за семь земель и за семь морей... Страхи, что являются самым истинным отражением нашей сущности...

Цитата Favi ()
- Ты что это, экспериментируешь с моими друзьями? Мы не так договаривались, мерзавец! - недобро обратился лучник к Даниэлю, перекрикивая визжащий аккомпанемент музыки, и двинулся в его сторону, не обращая внимания на растерянных девушек и лежащего без сознания Рена.

Резкие слова Робина неожиданно заставили Дэниела выбраться из своих рассуждений и заметить, что разбойник уже не стоит на месте, а, одержимый расправой или попросту новыми разборками, в спешке направляется к нему.

"Ну что же ты всегда творищь-то!" - подумал про себя маг, все еще надеясь, что тот одумается.

Но нет! Все было тщетно! Лучник стремительно приближался к нему, а сила Рена все еще не перекочевала к нему в полном своем естестве.

"Еще чуть-чуть... Еще немного..." - шептал про себя маг, стараясь сохранять спокойствие и невозмутимость. Ладони продолжали накапливать и тут же передавать по всему телу перетекающую по невидимым нитям энергию, но шанса на то, что удастся завершить это дело до конца уже практически не было.

Цитата Kolombina ()
- Робин стой! - закричала ему девушка боясь, что разбойник может устроить потасовку. А если с принцем все это провернул Дениэл, значт он что-то знает об этом месте.

Резкий крик Эммы заставил Дэниела вздрогнуть и, чуть потеряв ту самую невозмутимость, маг дернулся, отчего его ладони сменили положение и, потеряв свои прежние соединения и комбинации, перестали нужным образом воздействовать на объятого страхами Рена.

В этот же самый момент Блэквелл не сдержался и злобно закричал:

- Да что ж ты лезешь-то постоянно!

Фраза адресовалась Робину, хоть и была спровоцирована не только им, но и криками Эммы.

- Не хочешь понимать, как нужно вести себя с Темными, значит я заставлю тебя прочувствовать на деле! - не скрывая своей злости и чувствующейся в голосе досады, снова закричал маг. Он тут же резко сжал ладони и направил их в сторону лучника, вынуждая того замереть на месте и начать стремительно погружаться в свои страхи...

Не способный сопротивляться магии, разбойник тут же остановился и резко стал переводить взгляд в разные стороны...

- Так-то лучше, - прошептал Дэниел, усиливая сжимание ладоней. - Ну же, открой для меня свои страхи, - выдыхая каждое слово, воодушевленно произнес маг, намереваясь выудить из этого человека куда больше силы, чем из Рена, да тем более еще и учитывая его разъяренное лицо, которое, правда, уже сменилось полной растерянностью.

"Убийства... Преступления... О-о-о... Да ты виновен!" - расплываясь в улыбке, выдавил про себя маг, отправляя лучнику полный пакет его кошмаров. - "Гулять так гулять!" - подумал маг, целиком и полностью настраиваясь на то, что ему все-таки удастся достичь желаемого.

Ладони снова ощутили то самое тепло, от которого затуманивался разум... По телу снова прошлась энергетическая волна, заставляющая мага вздрогнуть от такой бунтующей и неукротимой силы.

"От меня все равно не уйдешь, Робин..." - произнес он сладко сам себе, будто бы внушая это и самому разбойнику. - "Ты же ведь сам знаешь..."

Блэквеел не успел договорить. В это самое мгновение за его спиной возникли несколько людей в безликих масках и, наступая на него, решились прекратить подобные магические атаки... Двое из этой группы вплотную приблизились к Дэниелу и, пока тот был занят Робином, резко толкнули его вперед, вынуждая оторваться от насылания страхов и разомкнуть ладони, а затем резко подхватили за руки и потащили назад.

- Вы нарушили одно из главных правил этого приема! - заговорил один из них ужасающим монотонным голосом, похожим на старую звукозапись.

- Оставьте меня в покое! - закричал маг, не собираясь поддаваться им. - Оставьте меня! - кричал он, бегло оглядывая всех, кто попадал в поле его зрения. Рен все еще лежал на полу, и маг не знал, очнется ли тот вообще. Многие с удивлением взирали на него - кто-то все еще боялся темных фокусов бывшего конюха, а кто-то уже ликовал и предвкушал дальнейшее спокойствие вечера...

Вдруг Дэниел резко прекратил сопротивляться и, вместо того, чтобы вырываться вперед, тем же резким движением рванул назад, в ту сторону, куда его пытались увести. Безликие белые маски не ожидали этого, и, не сумев сориентироваться, стали толкать друг друга, позволяя мужчине вырваться из цепких лап и освободиться от этой странной компании.

- Вы нарушили правила приема, мистер Блэквелл! - снова заговорили белые маски, теперь до него доносились уже несколько голосов. - Это вам с рук не сойдет...

- Это мы еще посмотрим! - одухотворенно заговорил маг, пытаясь придумать, как ему выкрутить из этой ситуации. Мужчина стал отступать назад, как раз туда, где стояли Робин и вся та компания, что, кажется, пыталась привести Рена в чувство.

"И туда мне нельзя идти!" - подумал про себя маг, все еще прокручивая в голове всевозможные варианты. Он вспомнил, как, оказавшись тут, ощутил странное родство с этим местом, он вспомнил, как, ощутив свою силу, он резко выплеснул ее, получая от этого странное и такое мистическое удовольствие...

Он вспомнил... Он подумал... Он понадеялся...

Взмахнув ладонями вверх, мужчина стал стремительно приближать их друг к другу, надеясь, что это приведет к нужному эффекту...

- Наш Хозяин будет... - донеслись до мужчины обрывки монотонных фраз, когда он ощутил странное дуновение ветра и, оглядев всех еще раз, мужчина вдруг заметил, как его всего окружает тьма... странная тьма... Множество мелких черных деталей скрывали мага ото всех и поглощали его, практически поднимая куда-то ввысь...

Дэниел взволнованно вздохнул и, окончательно соединяя ладони, закрыл глаза, так как те самые черные детали, ставшие уже полноценными черными песчинками, образовавших вихревой поток, полностью окружили его и уже не давали что-либо разглядеть...

В зале медленно поднимался вихрь из черного песка и, спрятав мага ото всех, то разрастаясь, то снова сжимаясь, достигнув необходимых размеров в один момент разлетелся в стороны и, просто растворяясь в воздухе, не оставил никаких следов от пребывания мага здесь... Разве что здесь все еще остались последствия от его силы, однако самого мага никто из гостей здесь уже наблюдать не мог...




 
NotEvilДата: Четверг, 08.09.2016, 22:00 | Сообщение # 69
Have Fun While You Can
Сообщений: 201
Репутация: 1889
Статус:

Рен продолжал душить отца, который уже, судя по всему, практически потерял сознание. Его лицо посинело,а глаза практически вылезли из орбит, зрелище было не из приятных, но животный страх и инстинкт самосохранения не позволяли ему разомкнуть рук и отпустить Мортуса. И тут произошло то, чего Кингстон совсем не ожидал, с нечеловеческой силой отец разомкнул его руки и отбросил в сторону. Пожарный понял, что нельзя дать ему набраться сил и снова накинулся на него, нанося серию ударов. Но, видимо, короля подпитывала дъявольская энергия, потому что он, с небывалой силой, уложил сына на лопатки. В мгновение ока Рен почувствовал знакомые ощущения сковывающей боли в области грудной клетки. Еле подняв голову и посмотрев на свою грудь, принц увидел, что Мортус погрузил свою руку в его грудную клетку. Боль, ужас, смятение... Все эти чувства в миг сменили друг друга и внезапно покинули его разом. Казалось, Филипп парил в невесомости, где нет никаких ощущений, словно он находился на границе жизни и смерти. И, спустя несколько минут, сознание полностью покинуло Рена...

-Хей, просыпайся, ну вставай же, а то так всю жизнь проспишь,- кто-то слегка потыкал Рена ногой, - Да ладно, хорош притворяться. Я ж видел, что ты приоткрыл глаза.
Пожарный понял, что назойливый человек не уйдет и поэтому, предчувствуя худшее, разомкнул веки. Перед ним, улыбаясь во все тридцать два зуба, ну или сколько там у него было, стоял живой и здоровый его дружище Фрэнк. Как всегда в одной руке он сжимал что-то съестное, судя по всему пиццу, а в другой держал стакан с газировкой. Принц, щурясь от солнца, рассматривал друга, не понимая, в чем подвох.

-Так ты поэтому не помог мне встать, а ногой попинал?- беззлобно спросил Кингстон, кивая на занятые руки друга.

-Ага. Я конечно мог поставить их на землю, но тогда пицца уже будет несъедобной, да и лень,- с набитым ртом проговорил громила, - А ты так и будешь лежать? Не, ну если тебе нравится, лежи конечно, но там вроде голубиный помет.

-Где?- вскричал Рен и тут же вскочил на ноги. Озираясь по сторонам, он понял, что приятель его развел, подошел к нему и потрепал по щекам. -Ээээх. А ты все ешь. Смотри, скоро в люк пролезать не будешь,- а потом, вспомнив о том, что его друг мертв, резко погрустнел,- Так что? Ты сейчас будешь винить меня в своей смерти или превратишься в чудовище и будешь меня преследовать?

Прикончив пиццу, здоровяк вытер руку о штанину и лениво уставился вдаль:
-А надо?- он подошел к краю крыши и присел на возвышение, свесив ноги вниз.- С чего вдруг я тебя буду убивать или мучить? Да уж. Ты слишком много пережил в последнее время. Айда, присаживайся, у меня еще пицца есть, - весело проговорил Фрэнк, указывая на коробку слева от него.- Давай, смелее, я тебя не укушу, если только ты не гамбургер, -громила сам посмеялся над своей шуткой, как всегда задрав голову вверх и широко открывая рот. Рен, уже полностью успокоившись, подошел к другу и тоже сел на край крыши. Здоровяк тут же вручил ему кусок пиццы и откуда-то взявшийся стакан с газировкой. Рен выбросил трубочку и, открыв крышку, отпил чуток от шипящего напитка. Пузырьки щипали нос, отчего слезились глаза, но пожарный чувствовал себя умиротворенным и спокойным, впервые за долгое время. Вид с крыши открывался воистину прекрасный: зеленые луга с пасущимися на них коровами и овцами, высокие скалистые горы, с одной из которых, пенясь и вздуваясь, ниспадал водопад; легкий ветерок гонял белоснежные облака на голубом небе, а солнце светило ярко, согревая не только тело, но и душу.

-Если это не кошмар, то где я? Я умер? - спросил Рен у жующего с аппетитом друга.

-Нуууу.. Ты просто спишь.

-А ты, получается, мне снишься?

-Получается так, - ответил громила, и они на минуту замолчали, любуясь видом.

-Знаешь, последняя неделя выдалась ужасно тяжелой. Мне вырывали сердце, я влез в разборки с наркомафией,ты умер...-Рен взглянул на друга, глубоко вздохнул и продолжил -Нашел свою принцессу и снова потерял, еще этот бал с кошмарами...

-Зато, смотри, ты прошлое вспомнил. Ну,ну,- здоровяк в очередной раз вытер руки о
штаны и похлопал друга по плечу, - Не расстраивайся. Черные полосы рано или поздно закончатся, ведь не может же быть у жизни столько черной краски, и начнется у тебя одна сплошная белая полоса, что ты даже заскучаешь по былым временам, полным проблем. Да и к тому же, принцессу ведь все же нашел? Нашел. Никуда она не денется. Опять найдется. А бал... Кошмары тоже имеют свойство заканчиваться. Почему? Да потому что это всего лишь сны,- Фрэнк подмигнул Рену и улыбнулся. Принц ответил ему улыбкой.

-Конечно, ты прав. Все будет хорошо. Но знаешь, иногда хочется, как в сказке: "Жили они после этого долго и счастливо и умерли в один день". Но реальность такова, что жизь- это ухабистая дорога. И сколько не старайся объехать кочки, все равно на одну попадешь и набьешь себе шишок. Знаешь, я как-то в Бостоне смотрел телевизор и тут начался мультфильм. Ну я и не стал переключать...

-Да просто пульт, наверное, лень было искать, - пихнул друга под бок Фрэнк.

Рен бросил на приятеля укоризненный
взгляд, и тот поспешно затолкал в рот очередной кусок пиццы.
-Так вот, ирония была в том, что это была "Спящая красавица". И удивительно ведь, откуда все-таки люди из этого мира знают мою историю, хоть и слегка измененную, но суть ведь осталась та же. И в конце: типичное долго и счастливо. Как я теперь мечтаю, чтоб все было именно так. Тогда я посмеялся наивности мультфильма, ведь даже в мире без магии полно проблем, и жизнь не будет всегда радужной. А теперь отчаянно желаю и мечтаю о такой безоблачной жизни с Авророй, где-нибудь в Италии.

-Вот загнул. Италия. Безоблачная жизнь. Нет,друг. Так не пойдет. Мечтать и желать долго и счастливо - одно, но бежать от ответственности в поисках счастья - другое. А как же королевство ваше с твоей принцессой? А мама твоя? А Аврора? Думаешь она вот так возьмет и все бросит и не захочет вернуться в родные земли? Ты конечно может и любовь всей ее жизни, но, извини, девушки более эмоциональны, чем мы, и у них полно привязанностей. Может сейчас она ничего и не помнит, но как вспомнит, захочет родных увидеть. Помяни мое слово.
Друзья снова замолчали и уставились вдаль.

-Знаешь, раз ты мне снишься, значит я сам с собой разговариваю. Но то, что ты споришь со мной, значит ли, что я схожу с ума?

-Может да, а может и нет. Просто так бывает, что человека терзают сомнения. И он сам вот хочет одно, но знает, что правильно будет по-другому, и все-таки начинает себя убеждать, искать аргументы за и против. И в итоге, кто-то, обманув себя поступает, следуя своим желаниям, а кто-то идет правильным путем, хоть все его естество протестует против этого, но его успокаивает то, что это верно. И ты именно тот тип, что выбирает правильные вещи. А желаниям следуют злодеи, ведь это всегда проще поддаться искушению.

Рен потянулся и зевнул:
-С каких пор ты так здраво мыслишь? - он улыбнулся приятелю,- В любом случае, рад был снова тебя увидеть, хоть это и не взаправду...

-Я тоже, друг, я тоже, - он сжал плечо принца, -ну а теперь... Просыпайся! -и начал бить его по щекам.


-Что?- Рен прикрылся руками и открыл глаза. Над ним с обеспокоенным лицом склонилась Оливия, а рядом маячила Ребекка.- Что произошло?

Бекка судорожно и быстро начала рассказ, отчего Рен сначала побледнел, а потом стал пунцовым. Он взглянул на Оливию, первым делом взгляд упал на ее шею, вроде бы ничего и не было заметно, но у Рена перед глазами отчетливо стояла картина с лицом отца, кода принц его душил. Понимая теперь, что это была Оливия, его сердце упало.

-Я...- он не знал, как правильно подобрать слова, что сказать. Рен не мог даже смотреть в глаза девушки и старательно избегал ее взгляда. Затем, вдруг осознав, что так больше не может, поднял глаза на блондинку и проговорил, - Прости меня. Мне, правда, нет оправданий. Но...То, что мне привиделось... Тот, кто мне привиделся, настолько ужасен, что может заставить творить меня плохие вещи. Мой разум тогда был затуманен. Страх полностью контролировал меня. Поэтому... Прости меня, пожалуйста, если сможешь... Будет сложно восстанавливать утраченное доверие, но я надеюсь, что ты сможешь понять меня.


Words don't come easy...


 
MeliumДата: Пятница, 09.09.2016, 00:45 | Сообщение # 70
Маг
Сообщений: 223
Репутация: 247
Статус:

<<Улицы города
Холод, один лишь холод. Нет, даже не так: отсутствие хоть какого-либо тепла, искорки или огонька. Сейчас Ланселот не ощущал ничего, находясь будто бы в вакууме от самой жизни. И, словно из ниоткуда, этот голос, улыбка, взгляд - воспоминания прекрасной душе, - они разбудили его, резко вырвав из цепких когтей сна. Открыв глаза, юноша на мгновение, буквально на долю секунды увидел перед собой знакомые сердцу любимые черты лица, но ее облик тут же исчез, открыв ему реальность.
"Что это черт возьми за место?" - подумал мужчина. Вокруг были лишь холодные стены и зеркала, множество зеркал. Увидев свое отражение в одном из них, Ланселот взглянул на свои руки, обувь, и вновь перевел взгляд на отражение. Черный пиджак, брюки и не менее черные мужские лакированные туфли - тот, кто был в зеркале сначала со страхом глядел на рыцаря, но потом все эмоции на его лице исчезли, а черные потухшие глаза холодно смотрели будто бы сквозь него. Всего на пару секунд. Но этого хватило, чтобы тревога закралась его сердце. И теперь в глазах своего отражения брюнет увидел это волнение. "Может просто показалось," - усмехнулся он и обернулся. Посреди темной комнаты теперь стояло зеркало, обращенное прямо на юношу. В тот момент он слышал лишь биение своего сердца, тревожное, заглушаемое лишь стуком его собственной обуви о холодные плиты. И, подойдя вплотную к зеркалу, он увидел размытое изображение старой хижины, которое с каждой секундой становилось все четче.
Около деревянной двери стоял мужчина, статный и высокий. Его лица было не разглядеть: яркий свет утреннего солнца бил в глаза. Смуглый мужчина был занят - мастерил что-то из дерева. Внезапно старая дверь со скрипом отворилась, и из лачуги вышел мальчик, маленькая копия своего отца. Подойдя к мужчине, он с интересом вглядывался в то, что тот мастерил. Мужчина медленно повернулся к мальчику, почувствовав на себе его заинтересованный взгляд, и с улыбкой взъерошил сыну волосы.
Все это происходило будто в замедленной съемке, хотя Ланселоту наоборот казалось, что все шло слишком быстро - он хотел подольше посмотреть на эти счастливые воспоминания из своего детства. На его лице появилась тень улыбки. Он положил правую руку на холодную поверхность зеркала.
День внезапно сменился ночью, а сын с отцом исчезли. Теперь прямо за зеркалом была старая деревянная дверь.
Дверь выглядела как настоящая, Ланс даже почувствовал ее шероховатую поверхность кончиками своих пальцев, и он поддался этой иллюзии. За дверью ему открылась темная комната, освещаемая лишь одной маленькой свечей, чей огонь освещал лишь поверхность стола, на которой она находилась, и силуэт мужчины, сидящего за столом.
- Сынок, это ты? - дряблый и взволнованный, но все же знакомый голос раздался в тишине ночи, окутавшей всю хижину.
Этот голос, именно таким и представлял его себе Ланселот - добрым, спокойным и немного строгим. Он хотел было уже ответить, но не успел: сильный ветер подул через открытую дверь, загасив последний лучик света в тьме.
- Сколько ты здесь уже сидишь, мальчик? - чей-то взволнованный женский голос раздался посреди все этой тьмы и, оглянувшись, блуждающий посреди тьмы, он увидел перед собой знакомый женский силуэт, но лица той женщины не было - он никак не мог его вспомнить.
- Сколько? - бархатный голосок стал грозным и бесстрастным. - И тебе не стыдно? Ведь это ты виноват в смерти своего отца, а все из-за той девки, - гримаса деланной радости на ее лице сменилась отвращение. Там, где должен был быть рот, потрескавшиеся губы сложились в тонкую презрительную полосу. - Что ты такое?

Ланселот попытался ответить, но в горле застрял комок. Ее взгляд, голос они давили на него - он вновь ощущал себя маленьким мальчиком, который был просто не способен дать отпор, даже если боль причиняли не физически, а словами. Упав на колени в бессилии, он увидел перед собой зеркало. На него смотрели два испуганных глаза на маленьком детском личике. Он взглянул на свои руки - маленькие ребяческие пальцы, грязные длинные искусанные ногти.
- Нет, не может быть, - он не узнал своего голоса. - Нет, - он вновь взглянул на свое отражение. Испуганный мальчишка.
Он медленно стукнул по зеркалу кулаком.
- Не верю, - еще один удар. И еще. Постепенно, будто в бреду он стал бить по зеркалу со всей силы, до крови разбив свои руки. Пока не услышал треск. Зеркало дало трещину, разломавшись точно посередине. В одной половине отражался маленький мальчик, во второй - взрослый мужчина. Все вокруг внезапно озарилось тусклым светом множества роскошных люстр. Теперь Ланселот находился в зеркальной комнате, с которой началось его блуждание по воспоминаниям. Он встал, предчувствуя град осколков. Оба его отражения внимательно наблюдали за ним, пока зеркало не треснуло. Отвернувшись от осколков, мужчина запечатлел последнюю секунду этой странной иллюзии - на устах мальчика застыла фраза, которую он так и не услышал. Треск разнесся по всей комнате и тут же прекратился. Взглянув вперед, мужчина увидел перед собой прозрачное стекло, по ту сторону которого внезапно стали раздаваться голоса. По ту сторону его стоял человек в белой маске, из-за которой виднелись лишь два глаза, безразличных полностью черных, что не могло внушать доверия к нему. Приветствуя приглашенного насильно на этот бал, лакей ладонью указал на полный людей мрачный зал, жестом приглашая гостя присоединиться к остальным.
Габ сделал шаг сквозь стекло, и его тут же окутал пробирающий до дрожи холод.
Как только мужчина оказался по ту сторону стекла, лакей указал на множество разнообразных закусок и яств, расположенных вдоль стен.
- Приятного вам вечера, - блеклый голос лакея дошел до брюнета, когда он уже пробирался мимо лакеев, вперемешку с жителями Сторибрука. Он внимательно вглядывался в толпу и проходящих мимо людей, пытаясь найти знакомых. Его взгляд ненадолго привлекли три женские фигуры, переговаривающиеся о чем-то. Потом он перевел взгляд в другую сторону , сделав пару шагов, и снова на троицу. Теперь, подойдя ближе он, хоть и не преследуя такой цели, смог разглядеть их. Одна из них, самая молодая, показалась ему знакомой - эти острые скулы, бледная кожа и зеленые глаза. Несомненно, это была Моргана. Но что она здесь делает?
Теперь он ощущал его глубоко под кожей, проникающий в самый разум и постепенно поглощающий душу холод.



 
FaviДата: Пятница, 09.09.2016, 19:12 | Сообщение # 71
Сказитель
Сообщений: 921
Репутация: 1883
Статус:

Цитата Skazochnik ()
- Да что ж ты лезешь-то постоянно!

В словах Даниэля четко слышались досада и раздражение, похоже что разбойник таки испортил ему веселье. А раз так, то все произошедшее недавно, это дело рук конюха. И кошмар Рена, и то что Оливия пострадала, все это вина Дэна, будто им и так мало досталось от Кромешника. Робин не на шутку разозлился, изнутри снова поднималась та старательно скрываемая ото всех темнота. Она окутывала мужчину, а он с удовольствием оборачивался в нее словно в плащ, отбрасывая прочь все моральные запреты. Он уже не слышал обеспокоенного вскрика Эммы, потому как сейчас им владела настоящая жажда крови.
Цитата Skazochnik ()
- Не хочешь понимать, как нужно вести себя с Темными, значит я заставлю тебя прочувствовать на деле! - не скрывая своей злости и чувствующейся в голосе досады, снова закричал маг. Он тут же резко сжал ладони и направил их в сторону лучника, вынуждая того замереть на месте и начать стремительно погружаться в свои страхи...

Едва только Дэн направил на него свои ладони, как вокруг Робина стала сгущаться тьма, знаменуя собой приближение очередного видения. Мужчина увидел, как со всех сторон к нему приближаются бледные тени. Робин глянул по сторонам, всматриваясь в их лица, и с ужасом понял, что это все те, кого он когда либо убил в своей жизни.
"Неужели их так много?" с ужасом подумал Робин. Старательно разжигаемая им внутри ярость не давала кошмару полностью поглотить его, так что наряду с убитыми он видел, как к Дэну спешат болваны в масках, слуги или же создания Кромешника. Но не успел лучник пожелать им удачи, как его буквально сбила с ног волна кошмара, прицельно адресованная ему Дэном с удвоенной силой. Видать лучник совсем достал его.

Кровь на полу и на серых каменных стенах, поломанная мебель и разбитая посуда, всюду изувеченные тела, а в центре комнаты привязанный к стулу человек. Лица его уже практически не видно, на его месте одно сплошное кровавое месиво, обнаженное тело изрезано и исколото и под ним уже целая лужа крови и нечистот. Несчастный без сознания, но в воздухе еще висит эхо от его последнего крика, исполненного нечеловеческой боли. Робин нависает над ним с окровавленным ножом в руке, а рядом разложен целый набор разнообразых орудий для пыток. И удовлетворенный смешок, сорвавшийся с уст разбойника, говорит о том, что он только что использовал каждый из этих кошмарных предметов и получал от этого удовольствие.

- Аааах! - Робин резко вздохнул, потрясая головой словно мокрый пес, избавляясь от наваждения, схлынувшего так же быстро как и появилось. Он стоял на четвереньках, тядело дыша и сжимая в правой руке "розочку" отколотое горлышко от бутылки. Где он только умудрился его раздобыть, совершенно не ясно. Зато совершенно очевидно, что его жертва исчезла. Робин поднял голову и оглянулся вокруг, Дэна и след простыл. Чувствуя легкую досаду, лучник поднялся на ноги. Либо бывший конюх сбежал, либо ему помогли безликие прислужники хозяина вечеринки, и не ясно, выиграл он от этого или же проиграл.

- Пожалуй, с меня хватит! - решил Робин, избавляясь от очередного импровизированного оружия. Он видел, как вокруг Рена хлопотали Оливия и Бекка, но решил что не будет к ним подходить, пока "кровожадные" видения не оставят его в покое. В таком состоянии он попросту опасен для своих друзей.
- Эмма, прости, мне нужно уйти, - проговорил он подбежавшей Свон и поспешил прочь, пока никто из друзей не вздумал его остановить.

Он быстро затерялся в толпе. Бесцельно бродя по залу, изнывая от визгливых завываний с позволения сказать музыки, Робин проклинал Кромешника с его шутками-прибаутками и всерьез подумывал, что если бы он сейчас оказался в его руках, то короля кошмаров совершенно точно ожидала бы  участь того неизвестного, замученного пытками из недавнего видения.
Легче от этого не становилось. Совершенно разбитый, мужчина остановился у очередного стола и опустился на стул. Едва он успел подумать о выпивке, как перед ним поставили стакан, и Робин готов был поспорить, что в нем все тот же его любимый джин из богом забытой таверны. Без удовольствия он залпом осушил стакан и со стуком вернул на место.

Все не по-настоящему, все кругом обман. И эти дамы, что так похожи на Леонору и Малефисент, и презрительно-хитрая ухмылка Румпельштильцхена, попивающего какое-то вино, и странный взгляд незнакомки с черными волосами. Все это лишь видения, рожденные измученным воображением.
- Эй, Темный, - громко крикнул Робин воображаемому Румпелю, - а ты-то что здесь забыл? Ты же самый крутой колдун на свете. Или все-таки нет? Скажи мне, чего ты боишься?


Благородство не дается по праву рождения, а определяется поступками



Сообщение отредактировал Favi - Пятница, 09.09.2016, 19:17
 
ЛинаДата: Суббота, 10.09.2016, 01:35 | Сообщение # 72
Trickster
Сообщений: 1871
Репутация: 3753
Статус:

I место в конкурсе - Сказочная Любовь I место в конкурсе - Однажды в Аншлаге
По всей видимости, Леонора немного опешила от такого близкого контакта их сплетенных рук, и не сразу смогла найти ориентир в пространстве. Румпель изучал ее реакцию, чуть сощуриваясь. Безусловно, его действия сейчас, мало походили на привычную тональность их общения, и он не мог точно определить и сказать наверняка, что им руководило, но его действия были так естественны и так просты, как если бы он делал это каждый день.

Быть может, всему виной была его игра, в ее отца, быть может, он и вправду беспокоился о ней, все же, они были не чужими людьми все эти триста лет бок о бок, живя на одной территории. А может быть, и он тоже это прекрасно понимал, она осталась, чуть ли не единственной ниточкой способной проложить путь от него к Белль, и поэтому ее безопасность, была чрезвычайно важна для Темного.

Но как бы там, ни было, Румпель выждал положенное время для психологической адаптации ведьмы, спокойно принимая ее забавные упреки и невинно надутые губы.
Цитата tender_poison ()
- И где ж ты был, мой ненаглядный, весь из себя такой умный, когда у меня было с ним рандеву?! И нет, я говорю не о том, что было сейчас. Он разбередил мою душу, вывернул ее наизнанку, я не знаю, как вышла живой!

- Недавно ты говорила пирату, что он сделал тебя собой ведьмочка, ай-ай-ай – зацокал языком маг, - Не хорошо, ой не хорошо…
Цитата tender_poison ()
- Если бы не... - прикусив язык, ведьма замолчала, попутно представляя себя окруженную стеклянными стенами.

«Если бы не я, сейчас и снова. Тогда, теперь, всегда. У нас слишком длинная с тобой история Элеонора, чтобы заканчиваться так скоро» - играя бровями, Румпель так и молчал, лишь раздраженно вздыхая.

Она недовольно скрестила руки и отвернулась от него, вызывая лишь ироничную улыбку на лице Темного. Не желая развивать эту тему, он просто дал ей время выпустит пар и успокоиться.
Цитата tender_poison ()
- Сделка, говоришь? - спустя минуту буркнула она, нехотя оборачиваясь к магу, - Счастье, что есть вещи, которые не меняются!

- Сделки – это моя сущность дорогуша.

- Как ты знаешь сделки, контракты это основа основ всего существования цивилизации, а кому же, если не нам двум, уже именитым объектам магического сообщества, договариваться о взаимопомощи.
Румпель блеснул золотом глаз, и подхватил ведьму под локоть, увел в сторону, в кажущийся тихим, угол. По дороге он изрядно гримасничал, по большей части работая на публику, увиливая от главной темы. Но когда они подошли к столу и он всеобще сумел завладеть вниманием Леоноры, Румпель в сию секунду сделался, серьезен и выдал все спокойным, тяжелым тоном.
- Достаточно пафоса, перейдем к делу – с серьезным лицом, он оглянулся по сторонам.

- Дело чрезвычайной важности Леонора, не буду скрывать это опасно, но с тем и очень заманчиво. Не знаю, слыхала, ли ты раньше, но у нас в Зачарованном Лесу обитал Ученик Чародея, он был древним и сильным магом. Мерлин наделил его силой еще много веков назад. Но сейчас, не об этом речь. Так вот, у этого человека имелась волшебная палочка – чистое волшебство – оскалился Румпель, - Но палочка не простая, очень мощная и сильная палочка. Она способна создавать порталы в иные миры. – кивая на немой вопрос, он дал понять ведьме, что артефакт находиться у него. – Да, да. Все так и есть. Но ее надо починить.

Чуть помолчав, он добавил:
- И вот для этого, мне нужна именно ты, дорогуша! Но я, конечно же, все понимаю, и поэтому дам тебе взамен все что попросишь.
Цитата tender_poison ()
- Мою часть сделки придется исполнить первой, лишь тогда я смогу помочь тебе. Видишь ли...

Румпель вскинул бровь, приготавливаясь слушать ведьму.

Цитата tender_poison ()
- Отведи меня на Лысую Гору, чародей. Отведи к Чернобогу, - сделав страшные глаза, Румпель тихонько присвистнул, придвинулся поближе и часто закивал, готовый слушать дальше,

От такой неожиданности у Румпеля машинально округлились глаза, со свистом выдавливая весь воздух из легких. Час от часу был не легче, хотя чего еще было ожидать, достойной просьбе, достойная отплата. Придвигаясь ближе к Леоноре, он стал внимательно слушать дальше.

Цитата tender_poison ()
- Я слышала от Верховной ведьмы, дескать, Чернобогу под силу... ну... обнуление. Понимаешь, мне есть... мне есть, что ему отдать. Я не знаю, станет ли он слушать меня, быть может, убьет на месте, но я готова рискнуть. Румпель, пожалуйста!

«Верховная Жрица врать не станет» - задумался маг, вспоминая праздник Первомая.
По большому счету Румпелю такая встреча не сулила ничего как плохого, так и хорошего. И хотя, его прошлая встреча с этим существом, которому было уже восемь тысяч лет, прошла не совсем, так как он рассчитывал, оставив долгий, запоминающийся отпечаток в душе Темного, он не боялся Чернобога, как следовало бы.
« …Когда сойдутся в небе, два божества спустившихся с небес, рождается проклятье. Проклятье тьмы, проклятье света, несет в себе глубинные заветы.
И зверь живет в нем бесконечно, и поедать он души будет вечно.
Богатство, власть и воля, все будет в том решении, но не понять и не познать ему радости мирской, любви человеческой. Судьбы знамение свершиться, когда однажды в горький час, того, что демон так боится, случиться ровно через час… »

Его пророчество так и не сбылось, Штильцхен все так же, как и триста лет назад, был собой, и был в сравнительном здравии.

Очнувшись от того, что Леонора трясет его за сюртук, Румпель быстро закивал ей, продолжая слушать.
Цитата tender_poison ()
- Мне это нужно! Я не могу жить с силами, мне непокорными, не могу вечно бояться, я не хочу однажды проснуться и понять, что мое сердце стало глыбой льда! Только ты сможешь провести меня туда! А после... после я попрошу тебя еще кое о чем. Хочешь считать это частью сделки - пусть, хочешь просьбой - воля твоя. Я все расскажу тебе, если выйду от него живой. Так как. Согласен?

Непокорные силы, стужа и лед, неконтролируемая магия. А ведь, действительно, он знал ее достаточно долго, и магии холода за прожитых триста лет у Леоноры не наблюдалось. Он и сам прекрасно понимал, как сложно ей приходиться, всякий раз задумываться, как бы, не навредить близким. Вся разница была лишь в том, что он жил в таком ритме, вот уже как триста лет, а она всего ничего, и желание избавиться от насильных чар была вполне нормальной. Вот только он сомневался, что она найдет ответы на свои вопросы там, куда хочет отправиться.
«Второй пункт? Часть сделки? Хм…» - призадумался маг, не продешевит ли он в своем скором желании оказаться рядом с любимой, ввязавшись в еще более длинную авантюру. Но отступать было поздно, к тому же, это было не в его правилах. Сделка есть сделка, и он стойко выполнит все ее условия.
- Хорошо, потом, так потом. Договорились.

- Как же прелестно заключать с тобой сделки, ведьма. Уж получше будет, чем, пытаться убить друг друга, в холодном зимнем лесу.
Безумно хохотнув, маг уже было, хотел материализовать привычную форму контракта, как девушка принялась снова сбивчиво что-то объяснять.
Цитата tender_poison ()
- Нет-нет-нет, чародей, так не годится, - затараторила Леонора, поспешно поднимая на него полный решимости взгляд, - Нам это не нужно. У нас, мы... мы...

- О, мы можем сделать это по старинке, - сладострастно улыбнувшись, Румпель сделал шаг, вперед ухватывая Леонору за талию.

Беспрепятственно его губы коснулись губ ведьмы, заключая ее в объятия. Ее колебали сомнения какую-то долю секунды, а уж после, она полностью расслабилась, поддаваясь его чарам, и полностью растворяясь в импровизированном поцелуе. Она мягко обняла его, поглаживая волосы, притягивая к себе все ближе. И, хотя для скрепления договоренности было бы достаточно и простого касания, Румпель не захотел останавливаться, проникая в ее рот все глубже и глубже, сплетаясь с ней языками, в дьявольском танце заскорузлой страсти.
Все это было слишком знакомо и слишком печально, чтобы быть правдой. Они не в первый раз уже делали это, и восставшие воспоминания из прошлого не давали ему покоя. Как и в тот раз, сейчас, он был переполнен печали и тоски, как и тогда, она была безумна и отзывчива к его властным касаниям и ласкам. Как и тогда, это не принесет, им ничего кроме глубокого разочарования. Румпель понимал это и сейчас, как и тогда, когда запечатал своим воспоминания в темном лесу, в мягком покрывале пожухлой травы, на сырой земле, рядом с детскими костями.

Одновременно отстранившись, они, шумно дыша, еще с минуту, молча, смотрели друг на друга. Его руки, цепко ухватившиеся за ее талию, ослабли, и он отпустил ее. Румянец на щеках и страсть в глазах Леоноры выдавала в ней желание продолжить их опасную игру, да и сам Румпель крепко почувствовал накатывающие волны страсти в области торса, но здесь было не место и не время, поддаваться слепому забвению, к тому же, он более не собирался повторять ошибок прошлого.
Сохраняя деланное спокойствие, он потянулся за выпивкой, передав бокал вина Леоноре.
Цитата tender_poison ()
- Такими поцелуями накладывают чары, а не снимают их

- Что-то не припомню дорогуша, чтобы это когда-то тебя заботило – хохотнул маг, делая глоток вина.

Цитата tender_poison ()
- И что это я раньше не хотела с тобой сделок заключать, хах! - колдунья нервничала, но пыталась держаться с присущей ей беззаботностью, будто все это именно так и надо, - Выпьем,

- Всегда бывает первый раз, – Темный отсалютовал ей бокалом, кивая – Выпьем.

Цитата tender_poison ()
- Вам еще не надоело повторять мое имя?! - тут же изменившись в лице, Леонора скорчила презрительную гримасу, горделиво вздернула подбородок и крутанулась на каблуках.

Сделав пару глотков, Румпель решил еще кое-что добавить:
- У меня к слову, есть еще одна важная информация для тебя…
Но не успел он договорить, как Леонора резко разворачиваясь, на каблуках, заговорила с кем-то в толпе.
Проследив за ней, Румпель увидел причину ее беспокойства. Элегантная драконша Малефисент была, как и всегда меланхолично задумчива, и шикарна, в своем образе тьмы и мрака. Этим же она вновь и вновь поражала Темного. Малефисента никогда не теряла самообладания, неся свою сложную обременительную судьбу гордо и возвышенно, как истинная особа королевских кровей.
Рядом же с ней, стояла высокая, стройная, черноволосая и не менее привлекательная особа. По всей видимости, Леонора знала и ее, они сразу же нашли общий язык или же что-то, вроде того, пускаясь в разговоры.
Эта одинокая, белокожая брюнетка, показалась ему странно знакомой, но где Румпель видел ее, и когда, точно сказать не мог.
«Может это очередная ведьма, здесь их пруд пруди» - подумалось магу, пока он мерно пил вино.

Цитата tender_poison ()
- Ты знакома с моим любимым колдуном?

От этих слов Румпель чуть не поперхнулся, ошарашено округляя глаза на Леонору.

Цитата tender_poison ()
- От его чар ты пыталась меня спасти. Но я не злюсь, птичка, поверь. То дело прошлых дней. Мы с ним уже давно - не разлей вода!

На секунду Румпель задумался.
«Хм, спасти от моих же чар, может только тот, кто сильнее, а сильнее может быть только божество, неужели эта дама одна из тех старых мифов и легенд?»
В прочем после встречи с Аидом, и их крепкого и дружного союза, удивляться ему было нечего. Напротив его удивляла раскрепощенность и напускной веселый тон Леоноры. Причем она прекрасно отдавала себе отчет в том, что делала, задорно хохоча с немедленных реакций Румпеля.

Цитата tender_poison ()
- Выпейте с нами! Дурной праздник славной компании не испортит!

Когда дамы подошли ближе к столу с выпивкой, он поприветствовал их легким кивком:
- Дамам, вина или чего покрепче? Хотя право, здесь можно пить все что угодно, опьянение вам не грозит.

Неподалеку от них приземлился на стул, расстроенный и порядком измученный Робин Гуд.
Румпель, ухмыляясь, проследил за действиями молодого человека, и его реакция была незамедлительной.
Цитата Favi ()
- Эй, Темный, - громко крикнул Робин воображаемому Румпелю, - а ты-то что здесь забыл? Ты же самый крутой колдун на свете. Или все-таки нет? Скажи мне, чего ты боишься?

- Прошу меня простить дамы – кивнул он, всем трем девушкам, отходя в сторону.

Подходя к Гуду, Румпель сделался серьезным, если не сказать даже обеспокоенным.
- Привет тебе лучник! Вижу, местный Хозяин бала, тебя не щадит. А я здесь, как и все, потому что банально сплю, и потому что я, отчего-то очень нужен Королю Страхов.

Присаживаясь рядом с Робином, маг внимательно посмотрел на него:
- А ты чего такой резкий то? Регину уже встретил, или она у него, здесь, на особом счету?




 
Guy_of_GisborneДата: Суббота, 10.09.2016, 01:39 | Сообщение # 73
Испытатель
Сообщений: 335
Репутация: 2580
Статус:

Тишина. Дарящая спокойствие, и, в тоже время пугающая. Слишком тихо, слишком темно. Состояние именно беспокойства заставило мужчину распахнуть глаза и тут же изо всех сил зажмурить снова. Резкая боль коснулась висков, тем самым заставляя принять человека сидячее положение и схватиться за голову. Какое-то мгновение и неприятное ощущение пропало так же внезапно, как и появилось. Грэм с удивлением моргнул пару раз и огляделся. Место было совсем незнакомым, и почему то в самые первые секунды он понял, что последующее за этим сулит ничего хорошего.
Медленно поднявшись Грэм сделал круг по небольшой комнате, в которой он невесть как оказался. Последние пару дней были чрезвычайно насыщенными, и с учетом потери львиной доли памяти тем более, но тем не менее Охотник не помнил и даже не знал, как он мог здесь оказаться. Последнее, что он помнил - это было приемное отделение больницы, в котором был он, Дэниэл и ... стоп.... - Зелена! - вырвалось у Грэма еле слышно. Где она? Нужно надеяться, что с ней все в в порядке. Несмотря на ситуацию он успел удивиться, что переживает даже сейчас о той, кто едва не лишил его жизни. Черт, черт, черт! Запустив в отчаянии руку в волосы, мужчина чертыхнулся и снова огляделся по темному... хотя, может и не совсем. Первые минуты здесь ему казалось, что помещение бесконечно, и свет льется будто откуда-то изнутри. Но, спустя шаг и решительное касание шериф коснулся чего-то холодного. Отдернув руку он нахмурился, а затем снова провел по гладкой поверхности. Скользнув глазами вниз, Грэм увидел едва различимый огонек, будто из-за ...стекла? Верно. Это стекло. Огонек свечи, как ему казалось, становился все ярче и ярче, а затем вдруг позади спины Охотника раздался едкий смех.
- Ты думал, что так легко измениться? - глухо вопросил невидимый голос. - Ты был тем, кто был заодно с Королевой. Тем, кто делал все, что она велела, - тон начал повышаться. Грэм дернулся на звук голоса, который показался ему до боли знакомым, но шериф не мог вспомнить, откуда он может его знать.
- Кто ты? Покажись! - крикнул Грэм в темноту. Злость от беспомощности и замечаний того, кто знал об Охотнике все, накрыла разум.
- Немудрено, что тебя не уважают, - язвительно и с напевом был ответ. - Тебе не место в Сторибруке. Тебе не место тут! Ты убийца! Убийца! Это знают все! - с надрывом снова крикнул мужской голос.
Грэм ошарашенно замер, сжав руки в кулаки. Нет... нет...все не так. Того Охотника давно нет.
- Был... себя не обманешь.... - зашипели в ответ.
- Себя? - через силу выдавил мужчина.
- Себя не обманешь, - снова раздался глухой смех, а затем напротив в зеркале, внезапно появилось отражение незнакомца. Высокий, атлетичного телосложения. Кривая ухмылка украшала молодое, и достаточно красивое лицо мужчины. - Ты всегда был слаб. Ты не мог идти против неё. Не мог.... - с отвращением выплюнул он.
- Кто ты? - с интересом, но и в тоже время ненавистью поинтересовался Грэм у собеседника. Он не понравился шерифу с первых его слов. Еще бы, он знал все. Знал о том, что хотелось искренне забыть, но увы, 30-летний период не был стерт той ведьмой.
Отражение повторило его взгляд и легкое движение руки, от чего сам Охотник едва заметно отшатнулся.Человек был ему незнаком. Он не видел его раньше, но вот голос... - Что тебе нужно? Откуда ты знаешь меня? - Грэм сделал шаг к отражению и угрожающе сжал руки в кулаки, готовясь..к чему... ударить по стеклу? Нервный смешок вырвался из его рта, и, тут же из губ собеседника.
- Ты сам это все знаешь, - глухо вторил голос. - Ты тот, кто есть. И ты, - наставительно качнул пальцем незнакомец, - никогда не изменишься. Ты не изгонишь это из мыслей. Мы одно целое, - довольно расширил глаза незнакомец. - Твои дела в прошлом, но мысли о мести были в настоящем. Нужно мстить, - злость мелькнула в глазах парня.
- Я .. я не ты... - отрицательно мотнул Грэм отражению, которое тут же повторило движение. Рука Охотника дернулась к лицу, на автомате желая проверить жуткую догадку. - Нет.... - выдохнул он в отчаянии, сквозь зубы. - Нет....
- Убей её! - прошипел голос. - Убей Королеву!
- Вон! - рявкнул Грэм, ударив кулаком по стеклянной поверхности, которое вдруг оказалось под пальцами каким-то тягучим, а вместо отражения его внутренней сущности, как думал еще шериф, оказалась белая маска, а затем зависшая рука в такой же белой перчатке приглашающем жесте.
Кто бы это ни был, но по ту сторону он должен найти того, кто мог бы объяснить все это. Качнув головой, Охотник сделал шаг сквозь затягивающую зеркальную поверхность. Будто кролик в стране Чудес - промелькнуло у него в голове. Воспоминания из давно прочитанной книги вдруг создали забавную аналогию. Но вот забавнее было не воспоминание появившееся совсем не к месту, а то место, куда он попал. Бальная зала с приглушенным светом и музыкой, берущей за душа. Туда сюда сновали люди, в вычурных костюмах и с загнанными выражениями лиц. Где он? Это Сторибрук или Зачарованный Лес? Вопросы роем зажужжали в голове, не давая сосредоточиться на чем-то конкретном. И если бы не появившийся мужчина во фраке, услужливо предложивший взять верхнюю одежду, Грэм даже бы наверное и не вспомнил первоочередной мучивший его вопрос. Рассеянно пройдя за лакеем, судя по манерам и внешнему виду, шериф замер перед огромным зеркалом во всю стену. Там, в отражении стоял недавний незнакомец и удивленно смотрел в ответ.

- Что за... - выдохнул Грэм, сделав шаг. Отражение повторило движение.
- Мистер Грэм, позвольте вам помочь, - раздался голос мужчины в маске.
- Может это сон.... - покачал головой Охотник, проведя рукой по щеке и еще больше подтвердив догадку. - Где я? - повернулся он к человеку, который в ответ лишь молчал. - Такого не может быть... - развернувшись, Грэм заскользил поверх голов по залу. Ему нужны были ответы. Что за смена декораций, почему он видит не себя?





Сообщение отредактировал Sheriff_Graham - Воскресенье, 11.09.2016, 10:52
 
FaviДата: Суббота, 10.09.2016, 07:39 | Сообщение # 74
Сказитель
Сообщений: 921
Репутация: 1883
Статус:

Цитата Лина ()
- Привет тебе лучник! Вижу, местный Хозяин бала, тебя не щадит. А я здесь, как и все, потому что банально сплю, и потому что я, отчего-то очень нужен Королю Страхов.

- Ооо! Так ты не глюк, - заключил Робин, рефлекторно протягивая руку и тут же салютуя магу холодным стаканом, - тогда извини. Серьезно. Просто я уже порядком подустал от всего этого дерьма.

Он потер переносицу и более пристально взглянул на Румпеля. Тот выглядел вполне себе довольным, видимо этот бал-сон не причинял ему неудобств в виде непрошенных кошмаров. Еще бы. Скорее всего маг здесь просто развлекается. Если бы он захотел, то давно бы уже проснулся.
А если нет? От этой мысли лучнику еще сильнее стало не по себе. Может он ошибался в Темном маге, и этот Кромешник, новая фигура, темная лошадка так сказать, оказался посильнее самого Румпельштильцхена? Тогда всем им здесь хана. Он душу вытряхнет из каждого на этом празднике жизни и ужаса, прожует и выплюнет. А что останется? Одно дело Темный, уже вроде как свой, знакомый, со своими правилами, с которыми можно согласиться, а можно отказаться. А тут, непойми что копается в головах, выедая самые лакомые кусочки.
- Так ты здесь все же не по своей воле? - осторожно спросил Робин, опасаясь услышать тот самый ответ.

Наверное, так и сходят с ума. Лучник чувствовал себя опустошенным и каким-то другим после всех этих ужасных видений. Он действительно жутко устал от сменяющих друг друга кошмаров, один страшнее другого, так что поначалу даже забыл, что еще совсем недавно сам искал Румпеля или Леонору, чтобы узнать о судьбе Регины, ведь он до сих пор находился в неведении относительно того, что же с ней случилось в портале.
Цитата Лина ()
- А ты чего такой резкий то? Регину уже встретил, или она у него, здесь, на особом счету?

- Нет, - покачал головой лучник, - я искал тут... ее или кого-нибудь... но это невозможно, от моих желаний здесь ничего не зависит. Каждый раз меня просто макали носом во что-то ужасное, так что кажется, я уже спятил...
Постепенно до Робина дошел смысл сказанного. Он переменился в лице, не сводя с Румпеля глаз и даже схватил его за рукав, чтобы тот не вздумал исчезнуть, пока разбойник все не выяснит.
- Но она ведь жива, так? Что это значит, на особом счету? Раз ты так говоришь, то она точно жива. Расскажи мне, - потребовал Робин, снова чувствуя внутри закипающую ярость, которая пока не находила конкретной цели, - ты видел, что с ней стало? Потому что я до сих пор понятия не имею что сказать детям, жива их мать или нет.


Благородство не дается по праву рождения, а определяется поступками

 
rusyДата: Суббота, 10.09.2016, 11:59 | Сообщение # 75
Путешественник
Сообщений: 2
Репутация: 364
Статус:

<<Больница Сторибрука

Зелена ощутила, что лежит на чем-то твердом. Второе, что она почувствовала - холод. Жуткий, пронизывающий до костей. Не открывая глаз, она осторожно пошевелилась. Под ладонью был необычайно гладкий, холодный камень.
«Пора, ведьма, просыпайся». – Прошелестел в голове голос, от которого по телу Зелены пробежали мурашки.
Ведьма открыла глаза и села, опираясь спиной о холодную стену. В глазах, не привыкших еще к темноте, что-то сверкнуло. Зелена несколько раз моргнула, стараясь справиться с собственным телом. Она чувствовала себя странно отдохнувшей, словно проспала часов десять.
«Вставай». – Снова прошелестело в голове, и ведьма, вздрогнув, оглянулась вокруг. Голос был одновременно знакомый и незнакомый. Страх липкими путами окутал ее сознание, затмевая голос разума. Зелена облизнула губы, почувствовав горечь, и вслух спросила:
- Что тебе от меня нужно?
Ее хриплый голос прокатился по комнате, отражаясь от стен. В углах комнаты зажглись факелы, освещая небольшое помещение. По телу снова пробежал озноб, когда ведьма обнаружила, что все стены сделаны из зеркал. Страх снова захлестнул ее, когда со всех сторон на нее смотрело ее испуганное отражение. Опираясь рукой о зеркало, Зелена поднялась. Она была одета в платье, смутно напоминающее одно из тех, что она оставила в Оз. Платье плотно облегало тело, блестящим водопадом струясь до пола. Волосы, уложенные в аккуратные локоны, лежали на плечах, создавая ложное ощущение тепла. Ни в глубоком декольте, ни на руках, не было и намека на украшения.

Ведьма еще раз оглядела свою зеркальную ловушку.
- Зачем ты запер меня здесь?
«Это приглашение, ведьма». – Снова прошелестело в голове.
- Приглашение куда?
В одном из зеркал что-то мелькнуло. – Кто ты?
Точка в центре зеркала расширялась, приобретая очертания человека. Ведьма подошла ближе. Силуэт все приближался. Первое, что различила Зелена, было ярко красное, пышное платье. Сердце забилось так сильно, что ведьма невольно приложила руку к груди. – Кора? Это ты все подстроила?
Силуэт пошел рябью, меняясь, и в голове ведьмы раздался смех.
- Черт побери, – зарычала ведьма. Теперь в зеркалах отражалась не ее мать, а Глинда. Женщина кривила губы в ухмылке и указывала на Зелену пальцем.
Ведьма отшатнулась, и Глинда вспыхнула, осыпаясь песком.
- Хватит, что тебе от меня нужно? У меня нет ничего, - ее голос сорвался, - ничего.
«Мне нужна ты, ведьма»
Из песка восстал еще один силуэт. Чертов колдун игрался с ее сознанием, показывая ей людей, которых ведьма никогда не хотела бы встретить снова. Одно знакомое лицо менялось на другое. Все, кого она когда-либо убила, все, кого заколдовала. Люди восставали из песка, указывали на нее пальцем, смеялись, и вспыхивали, снова осыпаясь песком. В голове звучал жуткий смех колдуна. Зелена пятилась и пятилась назад, пока не уперлась спиной в стену. Смех звучал все громче и громче, заглушая мысли. Страх накатывал волнами, пережимая горло. Всего было слишком много. В зеркале мелькнул ее отец, и, так же как и другие, вспыхнул огнем. События в Сторибруке, события из ее прошлой жизни. Все смешалось в один поток, и словно все те чувства, что ведьма испытывала в каждый из дней прошедшей жизни, навалились на нее снова. Зелене казалось, что еще секунда, и сердце не выдержит.
- Хватит! – Ведьма резко развернулась, и ударила кулаком по стене. Зеркало неожиданно треснуло, и осколками осыпалось к ногам Зелены.
Ведьма вдруг оказалась в огромном помещении. Вокруг громко звучала потусторонняя музыка, люди в бальных платьях крутились в танце, знакомые и незнакомые лица смешивались в одну полосу.
- Добро пожаловать, - снова прошелестело в ее голове, и рядом с ней неожиданно возник лакей в белой маске.
Ведьма отшатнулась от него, и, не разбирая дороги, побежала к центру зала.
- Грэм, - шептала Зелена, - Грэм, найди меня, пожалуйста, Грэм.



 
queen_of_ravensДата: Суббота, 10.09.2016, 19:32 | Сообщение # 76
The Priestess Of Morpheus
Сообщений: 2
Репутация: 10
Статус:

После того как Моргана заметила среди этой всей толпы незнакомцев Ланселота, ей стало слегка не по себе – кого же еще из своего прошлого она встретит здесь? Будут ли в этом кошмарном сне другие обитатели Камелота?

- А кого ты хотела бы еще увидеть? – зашептал тихий, словно шуршание опавших листьев, коварный голос Кромешника.

- Соскучилась по дому? По всем тем, кто жаждет узреть твое падение и наконец доказать что единственный монстр в Камелоте - это ТЫ?

- Я – НЕ МОНСТР! – зашипела в ответ Моргана, - они сами виновны в своих бедах, это они меня такой сделали, так и поделом им - пусть любуются творением рук своих!

После этих слов Моргана почувствовала на себе изучающий взгляд Кромешника, который казалось смог проникнуть в самое сердце и душу и выудить на поверхность все то, что прорицательница так старательно прятала в самых темных и глубоких пучинах собственного подсознания.

-Бедная, наивная ведьмочка, что же ты забыла в компании этих могущественных чаровниц? Как ты оказалась в Зачарованном Лесу? Разве ты за это время не задавалась подобными вопросами?

После этих слов Кромешника Моргана действительно задумалась о том, кто же ей «помог» очутиться в Зачарованном Лесу? Да и что она вообще забыла здесь? Будь она в Камелоте, все могло бы быть по-другому…
Хотя… магия Кромешника настолько сильна и могущественна, что вряд ли Моргану спасло бы нахождение в Камелоте. Будь она дома, пришлось бы противостоять Кромешнику в одиночестве, что необратимо привело бы к поражению, а теперь у нее есть союзники – Малефисент и Ева, одаренные сильные ведьмы, которые так же как и Моргана отчаянно сопротивляются чарам Кромешника.

В глубине души Моргана отчаянно надеялась, что в те моменты, когда разум ведьм принадлежал только им, они сумеют найти выход из сложившейся ситуации, но с каждой минутой нахождения в этом кошмаре эта надежда гасла, словно отдаляющаяся звезда…

Мэл как всегда права – они замкнуты внутри собственного разума, как же они смогут убежать от самих себя из своих же снов?

Но все возникла спасительная нить – кажется Леонора тоже здесь. Та могущественная ведьма, к которой они направились, чтобы узнать больше об этом новом короле и найти способ как выстоять против его магии.
Моргана проследила взглядом за девушками и увидела в толпе хрупкую худенькую блондинку, стоящую и разговаривающую рядом со странным мужчиной, чья кожа была цвета расплавленного золота, которая искрилась, сияла и переливалась всеми оттенками золотого цвета.
Ева в этот момент медленно направилась к блондинке и тихонько запела какую-то песню…

Моргана сделала несколько шагов и тут опять почувствовала, то, что успела возненавидеть за эти несколько часов – Кромешник снова пытается заполучить в свое полноправное распоряжение ее разум…

- Нет, только не сейчас! – запротестовала Моргана.

Девушка моргнула несколько раз, но все исчезли куда-то, и теперь Моргана осталась совершенно одна в этом бальном зале. Сделав несколько шагов прорицательница услышала лишь стук собственных каблуков об мраморный пол. Как же она вымотана и измучена.

- Ну, и что на этот раз? – практически выкрикнула Моргана.

- О, юной прорицательнице не терпится снова окунуться в прекрасный мир боли, страхов и страданий? – произнес усмехаясь Кромешник.

В ответ Моргана зашипела, словно кошка, и сжала ладони в кулаки.
Она почувствовала как пробуждается ее сила, как ее глаза изменили свой цвет лишь на короткое, еле уловимое мгновение, но этого хватило, чтобы ведьма почувствовала, как сила огня наполняет ее до краев, заполняет ее тело и разум и попутно очищает от всех пережитых страхов, сомнений оставляя после себя лишь чистый лист, оставляя все позади, а ярость и гнев высвобождается.

Перед глазами яркими вспышками возникали и угасали образы и картинки – знакомые и не знакомые ведьмы и колдуны, просто люди, в общем все, что копилось в ней все эти несколько лет ее магический огонь безжалостно уничтожал и превращал в прах, принося желанное облегчение и покой…
Неожиданно строчки из старой песни, которую Моргана порой напевала пришли на ум сами собой…

I sat alone, in bed till the morning
I'm crying, "They're coming for me"
And I tried to hold these secrets inside me
My mind's like a deadly disease

I'm bigger than my body
I'm colder than this home
I'm meaner than my demons
I'm bigger than these bones

I'm well acquainted with villains that live in my head
They beg me to write them so they'll never die when I'm dead
And I've grown familiar with villains that live in my head
They beg me to write them so I'll never die when I'm dead

I'm bigger than my body
I'm colder than this home
I'm meaner than my demons
I'm bigger than these bones

And all the kids cried out, "Please stop, you're scaring me"
I can't help this awful energy
God damn right, you should be scared of me
Who is in control?

Моргана усмехнулась, теперь она не будет переживать весь накопленный ужас.

- Ха, ну что ты теперь скажешь?, - подумала девушка с вызовом осматривая комнату, словно ожидая, что Кромешник появится здесь во плоти и она сможет взглянуть самому Страху в лицо. Она готова. Никаких пряток. Никаких уклонений. Все или ничего.

Моргана отлично помнила это чувство балансирования на лезвии ножа – хоть она и не была столь мудра и выдержана, благодаря прожитым столетиям как Мэл, и ее дар не был таким абсолютно разрушительным, могущественным и древним как магия самой земли как у Евы. За свою не такую уж и долгую жизнь прорицательница все же бывала в ситуациях, когда приходилось идти на риск с угрозой для собственной жизни, но она сумела выстоять. Сможет и сейчас.

Увидев все это Кромешник лишь усмехнулся, его явно забавлял этот протест и он не воспринял его всерьез, но насторожился – Моргана не была первой, кто высвобождал на балу свою магию, а это могло потихоньку скапливать угрозу против самого Кромешника, ведь следовало учитывать, что он собрал на своем «Балу Кошмаров» сильнейших магов и ведьм, как светлых так и темных, а не просто заблудших принцев и принцесс в которых он не видел угрозы, хотя порой иногда твой самый опасный враг именно тот, от которого меньше всего ожидаешь…

Все же Кромешник спокойно и практически безэмоционально продолжил гнуть свою линию, и словно профессор на лекции проговорил:

- Видишь ли дорогая, меня не интересуют страхи других, которые ты показываешь мне, словно проводник. Да, ты переживаешь их в полной мере, чувствуешь каждую капельку страха и боли, но я не могу получить от них ни удовольствия ни подпитки, так к чему же они мне? Меня интересуют ТВОИ страхи. Мы оба знаем, что их скрывает твоя черная душонка и я предчувствую и предвкушаю насколько хороши они. Но давай оставим все это до нашей следующей встречи, ты не возражаешь?

Через мгновение Моргана очнулась, а ее взгляд следил за Евой, которая напевая какую-то песню медленно направилась к Леоноре, а Малефисент последовала за ней.
Девушка оглянулась, Ланселота она больше не видела в толпе, поэтому встряхнув головой, словно отгоняя видение, пережитое только что, последовала за девушками, чтобы познакомиться с Леонорой – было ясно, что из их троицы, только она с ней не знакома.
Догнав Мэл и Еву и поравнявшись с незнакомкой, Моргана сделав кивок головой, проговорила:

- Добрый вечер! Вы должно быть та самая ведьма Леонора, про которую мне рассказывала Малефисент, очень приятно познакомиться! Меня зовут Моргана. Моргана Пендрагон.






Сообщение отредактировал queen_of_ravens - Суббота, 10.09.2016, 20:03
 
ЛинаДата: Суббота, 10.09.2016, 21:33 | Сообщение # 77
Trickster
Сообщений: 1871
Репутация: 3753
Статус:

I место в конкурсе - Сказочная Любовь I место в конкурсе - Однажды в Аншлаге
- Тонкой алой нитью – задумчиво произнес Темный.
Горячесть и отчаяние Робина снаружи было прямым отражением состояния Румпеля внутри. Дело состояло лишь в том, что если он уже порядком привык к разного рода, быстро меняющимся событиям и крутым поворотам, учась при этом сохранять хладнокровие, то лучник был отважным воином и не привык играть по жучим безумным правилам.

Цитата Favi ()
Серьезно. Просто я уже порядком подустал от всего этого дерьма.

- И я тебя прекрасно понимаю мой друг – закивал Румпель.

Цитата Favi ()
- Так ты здесь все же не по своей воле? - осторожно спросил Робин, опасаясь услышать тот самый ответ.

- Увы, да – с коротким вздохом, ответил маг. – Подозреваю, что Кромешник использовал особенный вид заклинания, и как бы мы все не хотели покинуть этого зала, конец бала как и конец нашего сна, наступит тогда когда пожелает Король Кошмаров.
Румпель пожал плечами, недовольно скривившись в кислой гримасе.

Поднимая стакан с виски со стола, он поднял его вверх со словами:
- Поэтому нам стоит лишь расслабиться и получать удовольствие. Эх, даже напиться не судьба, какая жалость.
Он залпом осушил свой бокал, возвращая его на стол.

Цитата Favi ()
я искал тут... ее или кого-нибудь... но это невозможно, от моих желаний здесь ничего не зависит. Каждый раз меня просто макали носом во что-то ужасное, так что кажется, я уже спятил...

- Понимаю мои слова покажутся, сейчас полным бредом, но для того чтобы меньше испытывать страхов, тебе надо расслабиться. – Темный развел руками – Уверенность в себе, это ахиллесова пята Вейланда, ну – тут он закатил глаза – Кромешника, конечно же.

Цитата Favi ()
- Но она ведь жива, так? Что это значит, на особом счету? Раз ты так говоришь, то она точно жива. Расскажи мне

- Я надеюсь, что она все еще жива, но не знаю этого наверняка – Румпель перевел взгляд на рукав, крепко зажатый в руке Робина, – Дело в том, что Кромешник нас всех сюда не просто так собрал, я до конца еще не знаю его план и что он намерен со всем этим богатством делать, но на самом деле ему нужен определенный ряд человеческих эмоций, а Регина безусловно входит в их число.

Гуд плавно разжал кулак, отпуская Румпеля.
- К тому же в этом мире она не была абы кем, а самой Злой Королевой. Он живет в ее замке, околдовал ее стражу, людей, Королевство, убить Регину было бы опрометчиво, сейчас.

Цитата Favi ()
ты видел, что с ней стало? Потому что я до сих пор понятия не имею что сказать детям, жива их мать или нет.

- Нет. – покачал головой маг.
- После того как она пропала в пучине портала с триггером в руках, я ее более не видел, но ведьма – тут он оглянулся на Леонору, что до сих пор была в обществе Малефисент и высокой незнакомки. – Она может помочь, она была в плену у Кромешника и могла ее видеть.




 
SkazochnikДата: Суббота, 10.09.2016, 22:03 | Сообщение # 78
~Story-teller~
Сообщений: 6037
Репутация: 12469
Статус:

I место в конкурсе - Сказки о Любви I место в конкурсе - Второй Шанс I место в конкурсе - Сказочная Любовь I место в конкурсе - Однажды в Аншлаге
***ВНИМАНИЕ! ПОСТ ДЭНИЕЛА, НАХОДЯЩЕГОСЯ В НЕПОНЯТНОМ, НЕВИДИМОМ ДЛЯ ДРУГИХ, МЕСТЕ!***




«Что происходит?» - отчужденно пронеслось в голове Дэниела, пока он чувствовал, как песчинки ударяют по лицу и заслоняют полную видимость.

- Хватит! – вдруг громко закричал маг, и совершенно внезапно весь песок исчез, открывая магу полный простор для обзора окружающего пространства.

Озираясь по сторонам, мужчина не понимал, где находится. Сначала ему показалось, что он все в том же зале, в том же самом месте, так как магические зеркала, таинственные официанты и мерцающие люстры были на месте – все это было на месте.

Исчезли все остальные гости…

Блэквелл пытался вглядеться в пустоту и встретить хоть кого-нибудь из знакомых, но все было тщетно.

Также маг не мог не заметить, что та самая ужасная музыка тоже прекратилась и перестала действовать ему на нервы. Хотя в первые мгновения Дэниел наоборот смутился той пугающей тишине, что вонзилась ему в голову.

Безликие официанты слонялись туда-сюда, будто бы продолжая прислуживать кому-то, но кому – непонятно!

«Что за шутки?» - подумал маг, не понимая, куда его занесло или же, наоборот, унесло гостей с этого праздника кошмаров.

- Ау! – крикнул Дэниел, не зная, слышит ли кто его, но вдруг его всего неожиданно прошиб озноб, заставляя содрогнуться и отступить назад.

Все те снующие безликие личности в один миг повернулись к нему и, выстраиваясь в непонятную пирамиду, двинулись к нему навстречу, с каждой секундой становясь все ближе и ближе к нему.

«Что за дела?» - удивился маг, сделав небольшой шаг назад.

В это же время все белые маски до одной остановились и замерли, будто бы выжидая его дальнейшей реакции.

- Вперед идти нельзя, - произнес про себя Дэниел, надеясь, что раскусил механизм их действия, который, по его мнению, заключался в принципе «Он вперед и они вперед!»

«Что же делать?» - подумал он, пытаясь прикинуть хоть какие-то варианты решения возникшей проблемы. Как же он оказался в этом непонятном месте – если бы он только знал.

Неожиданно заиграла легкая музыка… Мистическая… Ужасающая…

Ощутив холод, маг сделал еще один шаг назад, однако тут же отскочил вперед, так как ощутил, что на что-то наткнулся и, опасаясь новой атаки, поспешил вернуться на прежнее место. Тут же за его движением вперед последовала серия шагов той самой зловещей пирамиды, отчего Дэниел еще более усомнился в правильности своих мыслей насчет заколдованной толпы.

Отвлекаясь от толпы, которая снова резко остановилась, Блэквелл решил посмотреть, что там за его спиной. Совершая стремительный разворот, маг хотел поскорее узнать, что там, так как втайне надеялся, что там может быть крыться какой-то выход из этой магической ловушки.

Почувствовав легкое дуновение ветра и усиление возникшей пугающей музыки, Дэниел завершил поворот и тут же наткнулся на одну из белых масок, что носили безликие официанты на этом приеме. Маска взирала на него и молча выжидала ответных действий от него.

- Вы что тут… сговорились что ли? – с некоторой злостью прохрипел маг, не делая никаких ответных шагов – ни вперед, ни назад. – За сегодняшний вечер вы мне все уже изрядно надоели! – усиливая негодование, повысил тон мужчина и, пытаясь хоть как-то дать отпор этому непонятному существу, стремительно вытянул вперед руку, хватаясь ею за маску, и столь же стремительно одернул ее назад, обнажая таинственный образ пред самим собой.

Несколько секунд всматриваясь на лежащую в руках маску, Дэниел медленно поднял глаза вверх, будто бы на какое-то мгновение подумав о том, что, возможно, и вовсе зря провернул подобный фокус. Со стороны безликого существа не было никаких попыток дать ему отпор, что еще сильнее заставило Блэквелла насторожиться. Глаза продолжали ползти вверх, а мысли все сильнее стремились как можно скорее найти способ убраться прочь отсюда.

- А-а-а… Что-о-о? – не удержавшись от испуга, отстранился назад маг, не понимая, что происходит. Прямо напротив него стоял Он сам… Он сам… Дэниел Блэквелл… Только не в настоящем, а в прошлом. Если быть точнее – это был тот самый конюх, которого лишили сердца и раздавили у него на глазах…



Пугающие чувства продолжали нарастать в душе мага, заставляя его напрочь позабыть о том, что всего лишь некоторое время назад он возомнил себя сильным магом и направо и налево распылялся своей магией, не думая о последствиях.

- Как такое возможно… - процедил маг, продолжая рассматривать бледное лицо своего отражения. Измученное лицо, на котором выделялись напряженные скулы, создавал странный образ, дополнял которой еще один немаловажный элемент – глаза конюха были закрыты.

Что-то в глубине души Дэниела настойчиво просило «Не открывай! Не открывай! Не открывай!», на что он, по сути дела, и надеялся. Ему казалось, что данная деталь является неким рычагом, способным запустить этот образ и заставить его как-то помешать магу.

«Не хватало мне еще бороться с самим собой!» - подумал про себя Дэн, как в тот же момент в зале раздались громкие басы и, застывая в воздухе, повисла звенящая мелодия, услышав которую, отражение Дэниела – тот самый конюх – резко раскрыл глаза!

Блэквелл тут же хотел снова отпрянуть назад, но у него ничего не получилось. Что-то мешало ему сделать хоть один шаг в сторону. Он казался в ловушке. Бледный конюх продолжал внимательно смотреть на него, не говоря ничего в ответ. Сердце мага бешено колотилось, так как он и понятия не имел, как же теперь быть дальше и какие действия следует предпринять.

Внезапно музыка стихла, а спустя какие-то доли секунд и исчезла вообще, уступая место завывающему ветру, вой которого с каждым мгновением нарастал и грозился снести все на свете.

- Ты… Тыыыыы – успело лишь прошептать отражение Дэниела, как громадная ветровая волна охватила бледного конюха и, не оставляя тому шанса на спасение, стала растворять мужчину в воздухе, стирая того, казалось бы, с лица земли.

Вокруг мага начинал образовываться вихревой поток, напоминающий собой смертельно опасную воронку, попав в которую вряд ли можно было задуматься о продолжении своей жизни. Дэниел чувствовал, как его начинает слегка тянут вперед. Не найдя за что уцепиться, он стал оглядываться по сторонам, заметив краем глаза, как ту самую магическую пирамиду из безликих масок также занесло в этот вихревой поток и, смешавшись с ветром, они образовали поистине угрожающую смесь. То тут, то там в этом ветряном столбе проглядывали белые маски, то и дело стремившиеся задеть Блэквелла, а то и вовсе немедленно убить.

- Что же тут творится… - сквозь зубы процедил маг, посмотрев наверх, где буря разыгралась еще сильнее. Вой ветра оглушал его шепот, а спустя несколько секунд во всем зале раздался еще более ужасающий оглушительный свист, сопровождающийся мощным ударом воздуха, заставившем все люстры и горевшие на них свечи в одночасье погаснуть…

В зале воцарилась полнейшая темнота…

Ветер продолжал завывать, но его сила уже не внушала прежнего ужаса, а самого мага и вовсе перестало тянуть куда-то по сторонам. Вокруг него была пустота… темнота… и пустота…

Только изредка кое-где во тьме снова возникали те самые белые маски, напоминавшие о том, что вихревой поток, кажется, все еще кружится вокруг мага.

- Что тебе нужноооооо? – испуганно закричал в этой темноте Дэн, адресуя эту фразу хозяину данного приема. Мужчина вспомнил, как Робин говорил о некоем Кромешнике, который втянул их всех в свои забавы. Кажется, бывший конюх сильно насолил ему свои поведением, раз хозяин торжества решил вот так поквитаться с ним за непослушание. – Что тебе нужнооооо? – еще раз крикнул мужчина, заметив, как вокруг него все боле и более четче проявляется дымовое облако, в котором продолжают кружиться белые маски.

- Время сорвать маски… - раздалось где-то в стороне, отчего Дэниел поежился, чувствуя как мурашки начинают бегать по телу. – Соррррррвать… - еще раз произнес некий таинственный голос, видимо, управляя тем самым магическим облаком, заставляя его во всей красе предстать перед Дэном и, окружая его, полностью захватить все внимание мужчины на себя.

«Время соврать маски…» - эта мысль засела в голове мага и, также раскручиваясь в непонятный вихревой поток, начинала съедать его изнутри. Он не знал, как ему выбраться из серого дымного облака, захватившего его в кольцо. Мужчина знал, что все это чьи-то игры, но все было настолько реально и так реально вселяло в душу страх, что погрузиться в данную иллюзию было просто невозможно.

Дэниел как никто понимал механизм всего происходящего с ним, но вместе он понимал, что не может противиться данной магии. Она была слишком сильна. Блэквелл лишь надеялся, что все это как можно скорее пройдет и он, вновь оказавшись в прежнем зале, все-таки отыщет путь обратно.

С опаской маг снова огляделся вокруг, наблюдая за клубами серого дыма, все еще кружившего вокруг него. Неожиданно напротив него дымное облако чуть рассеялось и образовало некоторое свободное пространство. Решившись воспользоваться этим шансом, Дэниел дернулся вперед, однако тут же был вынужден остаться на месте, так как в том самом проеме, начинающем чуть светиться, проявилась темная фигура. Свечение не позволяло понять, кто это, однако, по мере приближения таинственной персоны, Блэквелл все сильнее убеждал себя в том, что это женщина…

- Дэниел? – неожиданно прозвенел знакомый женский голосок и, окончательно вынырнув из туманной завесы, перед испуганным магом во всей своей красе предстала Регина.



- Все продолжаешь играть в игры, милый? – Она немного помолчала, а затем, сделав еще несколько шагов вперед, несколько измученно продолжила, - когда же ты поймешь жизнь...

Мужчина не мог поверить в то, что видит…

- Ре-ги-на… - протягивал он слова, совсем уже позабыв о том, что это всего лишь иллюзия. Обман слишком захватил его, заставив переживать все свое прошлое заново, будто снова проигрывая знакомые мелодии на потертой пластинке. – Я рад, что с тобой все в порядке… - выдохнул он, сказав то, что первым пришло ему на ум.

- Спасибо, Дэниел, - в своей привычной манере ответила Регина, огибая мага со стороны. Мужчина уловил знакомый аромат ее парфюма, что когда-то сводил его с ума. - Я думала, ты ушел, ты ведь привык быть сам по себе в этом городе…

- Я… Нет, нет… Что ты говоришь, - как-то бессвязно произнес он, продолжая удивляться тому, что стоит и разговаривает с Региной.

- Мы не знаем друг друга, мы как будто чужие. Война происходит в тебе, ты использовал силу против любви, - отчеканила королева, напоминая ему о том, из-за чего случилась их ссора, а затем уже и окончательный разрыв.

- Регина, постой… - заговорил маг, поворачивая головой, следя за грациозной походкой королевы.

Она сделала еще один круг и остановилась напротив мага.

- Любовь сделает тебя слабой! – заговорила мисс Миллс. - Нет, Дэниел! Не покидай меня, только ты всегда давал мне веру, веру в будущее... – очередная фраза сорвалась с губ женщины и колко вонзилась в самое сердце мага, погружая того в те самые светлые моменты их совместной жизни.

Пока он пытался подобрать ответные слова, Регина изменилась в лице и, преображаясь на месте, сменила один из своих королевских нарядов на строгого типа одежду, подобную той, что она предпочитала носить в Сторибруке.



- Я никогда не буду достаточно хороша для тебя? Да? – изменив голос, добавляя в него нотки грусти и той знакомой ему злости. - Ты всегда найдешь причину во мне? Причину убежать от самого себя!

- Да пойми же… - заговорил маг, но его слова утонули в сорвавшемся вое ветра, да и Регина снова решилась говорить, потому его ответ все равно так и не был бы закончен.

- Ты никогда не любил меня, Дэниел, - убрав всевозможные чувства из своего голоса, заговорила Регина, сделав шаг навстречу магу. - Посмотри на себя в зеркало, Дэниел и увидишь правду. Начни с себя, - сделав еще один шаг навстречу, добавила мадам мэр и вдруг, резко вытянув руку, вонзила ее прямо в сердце мужчины. - Ты бросил меня, даже не пояснив причины своего поступка. Словно я мусор, от которого избавляются за ненадобностью! – продолжала королева, уцепившись за сердце мага, вытаскивая его наружу. - Не доставайся же ты никому, проклятый, подлец! – на эмоциях выпалила Регина и начала сжимать сердце Блэквелла в кулаке.

- Прошуууу… - заговорил маг, чувствуя, как его дыхание становится замедленным, а внутри все словно переворачивается, намереваясь заставить мага навсегда замолчать. – Ты же ведь самааааа…

Регина с ехидством посмотрела на него, однако, вместо того, чтобы продолжить сводить счеты с ним, она неожиданно остановилась и, вновь переменившись в лице, взяла и спонтанно вернула сердце обратно.

- Время разбрасывать камни и время их собирать, - прошептала она, оттолкнув от себя Дэниела и посмотрев куда-то в сторону. Маг последовал ее примеру и заметил, как в облаке проявилось еще одно свечение, из которого стремительно выскользнул Робин.



- Я достаточно мстила ради счастья, теперь же я буду счастливой ради мести. Моей мести тебе, я буду счастливой с детьми, в конце концов…

Блэквелл продолжал пораженно слушать Регину и наблюдать за тем, как Робин, сблизившись с ней, тут же обнимает ее, после чего они тянутся друг к другу, сливаясь в чувственном поцелуе.

- А ты что тут делаешь? Это вообще не твое дело! – ошарашенно пробубнив свои слова, все сильнее теряясь в происходящем.

- Мое дело там, где я вижу, что сильный мужчина оскорбляет и обижает беспомощную беременную женщину. Остальное мне не важно. – тут же выговорил разбойник, блеснув своими глазами. Он все еще не отпускал Регину, которая, впрочем, была вполне довольна происходящим.

- Думаешь, появился тут и стал принцем на белом коне, - с неожиданным сарказмом выговорил Дэн, вспомнив все то, что происходило между ними двумя за долгое время с момента их знакомства. Небольшое количество попыток нормального общения, а в противовес ему огромное число стычек, недомолвок, обмены разъяренными взглядами и даже драки.



- Я здесь не за этим. Терпеть не могу таких слизняков, как ты, - грозно отчеканил лучник, оставляя Регину и делая шаг вперед. - У тебя был шанс. И ты им не воспользовался, так что теперь говори со мной, точнее с моими кулаками, - еще одна фраза эхом отдалась в голове мага, оживляя воспоминания их встречи в доме мэра.

Робин сделал еще несколько движений вперед и с кулаками набросился на Блэквелла, вынуждая того упасть на пол, состоящий из той же пустоты.

- Что ты творишь? – отпираясь, яростно закричал маг, откидывая от себя разбойника. Тот же, изловчившись, еще сильнее ударил мужчину, вынуждая бывшего конюха скрючиться от боли. Маг закашлялся, пытаясь привести свое дыхание в порядок, а лучник все никак не унимался.

В это время облако начало стремительно крутиться и, разбрасывая свои клубы, поглощать силуэты Регины и Робина в сероватом дыме. Постепенно их лица становились все более и более размытыми…

- Найди в себе смелость признать свои ошибки… - практически уже из пустоты раздались слова Робина, ускользающего с Региной в темноту.

Воспоминания все сильнее и сильнее давили на Блэквелла. Он продолжал лежать на полу, время от времени покашливая, все еще приходя в себя от лавины ударов разбойника.

«Когда же все это закончится…» - подумал про себя Дэн, предпринимая попытку встать, которая, к сожалению, не дала никаких положительных результатов. Силы будто покидали Блэквелла…

Он и не заметил, как за ним снова образовалась небольшая пустота и из клубов дыма изящно выскользнули две фигуры, одна из которых тут же устремилась к магу и, склонившись над его головой, в своей излюбленной манере заговорила:

- Надеюсь, вы помните о Вашей услуге?



- Что? Румпельштильцхен? – услышав знакомый голос, мужчина в смятении обернулся, наблюдая над собой растянутое в улыбке лицо Темного. - Убирайся прочь из моей головы! – отчужденно произнес маг, пытаясь прогнать из своего сознания новых непрошенных гостей. – Ты мне не нужен!

Эта фраза, однако, вызвала на лице Мистера Голда лишь саркастичную улыбку:

- Ох, дорогой мой мистер Блэквелл, не говори мне вещи, значения которых тебе не известны. Ко мне всегда все возвращаются. Всегда!

- Не в этот раз, - злостно крикнул Дэниел, предпринимая еще одну попытку встать, которая на этот раз, к счастью, ему удалась. – Уходи прочь! – маг всплеснул руками и, сжимая ладони, решил атаковать Темного своей силой.

Ничего не произошло…

- Я, как и вы, - не скрывая своего злорадства, заговорил Румпельштильцхен, - прекрасно знаю, откуда у Вас внезапно появившиеся силы.

«Точно!» - вспомнил маг, опустив руки, и неожиданно за спиной Темного возникла еще одна фигура, которую он не заметил ранее.

- Он того не стоит, - прошептал знакомый голосок, выпутываясь из дыма и являя себя всем.



- Леонора, - удивленно процедил маг, наблюдая за их компанией.

- Я догадывалась, что Вы не так просты, как кажетесь, но чтобы так... – заговорила ведьма, погружая мага в свои таинственные речи. Он тут же вспомнил их разговор в прошлом, правда, лишь теперь он осознал, что в нем было заложено гораздо больше истины, чем казалось бы тогда. - Мистер Блэквелл, Вы сами не понимаете той силы, что заложена внутри Вас, Вы даже не можете контролировать ее!

- Я все время пытаюсь взять ее под контроль, - произнес в ответ Дэниел, наблюдая за тем как Леонора, отпрянув от Мистера Голда, направляется в его сторону.

- Я хочу понять этот вид магии. Это не простое любопытство, мне непонятно, откуда ею владеете Вы. Если бы она просто у Вас была, вернее, Вы сами бы ее достигли, - одно дело, но тут... в Вас ее как будто вложили! – Ди улыбнулась мужчине и, приблизившись почти вплотную, провела кончиками пальцев по его лицу, пробуждая вместе с этим свою силу и опутывая некоторые участки лица легким инеем.

- Вы знали, что со мной произошло. Что со мной случилось, не так ли? – бегло заговорил маг, стараясь отойти от Леоноры, дабы не стать совсем ею замороженным.

- Мистер Блэквелл, Вы хотите жить и дальше в этом мире? – не отвечая на его расспросы, ответным вопросом пролепетала Ди, вкладывая в свои слова какой-то непонятный смысл.

- Это угроза? - тут же выдохнул маг, посмотрев в изумительные, но такие ледяные глаза Леоноры.

- Самое парадоксальное явление сейчас, - не скрывая лукавства в своем голосе, милым голоском произнесла ведьма, - это то, что Вы играете сами с собой в только Вам известную игру!

Дэниел собирался снова ответить мисс Ди, однако к ним снова подступился Темный, решивший не упускать момент и снова напомнить магу о том, о чем тот всячески старался давным-давно забыть.



- Условиями нашего контракта было четко оговорено, как только ты получаешь магию, деньги и власть, ты даешь мне самое дорогое, что есть в твоей жизни. А именно, ту часть твоей души, что отвечает за «Настоящую любовь».

Воспоминания из прошлого снова представали перед взором мужчины, заставляя того снова пережить ту сделку, что втянула Дэниела во все эти передряги с Темным магом, знаменитым ростовщиком Мистером Голдом.

Выпутаться из оживляемых картинок Дэниелу помогла Леонора, снова вступившая в разговор:

- А на чьих плечах ответственность?! Кому, как не нам самим, отвечать за собственные грехи?!

«Кому, как не нам самим, отвечать за собственные грехи?!» - раздалось в голове маг, и перед глазами снова пронеслись все его прежние злодеяния. Все те поступки, что он совершал, когда пытался остаться на пограничной стороне, когда пытался стать более человечным, когда пытался погрузиться в, казалось бы, искренние и настоящие чувства…



- Всё меняется, мистер Блэквелл. Кроме людей… - мистически прошелестела ведьма, отойдя к Румпельштильцхену и, мило ему улыбнувшись, побрела дальше, направляясь в туман, который и явил ее бывшему конюху.

- С вами всегда приятно иметь дело, мистер Блэквелл, - поспешив откланяться, произнес Мистер Голд и, видимо, чтобы показать то, что с ним впредь лучше не вступать в перепалки, махнул рукой в сторону мага, заставив того отлететь в противоположную сторону и практически запутаться в клубах дыма, который опутывал мага и образовывался новым кольцом позади.

«Мне это все уже порядком надоело!» - прошипел про себя маг, наблюдая за тем, как Ди и Мистер Голд окончательно исчезают в сероватом тумане.

Мужчина решил снова прорваться сквозь коварный туман и, рванувшись с места, побежал вперед, не зная, к чему это все приведет. Однако его тут же опутали клубы дыма и, внушая ему спокойствие, добавляя нотки расслабленности и усталости, вынудили опуститься на пол и больше не сопротивляться тому, что здесь происходит.

«Ты еще не закончил, да?!» - огрызаясь, подумал маг, вместе с тем продолжая успокаиваться и вкушать внутреннее спокойствие.

Так прошло еще некоторое время, прежде, чем напротив Блэквелла снова мелькнули несколько знакомых масок, притворяя туманную дверь и образуя новый подсвеченный проем. Мужчина уже не стремился бежать туда, так как понял – все попытки все равно в итоге будут безуспешны. Он не любил сдаваться, но в данной ситуации это был просто-напросто факт. Ужасающий, удручающий, но, тем не менее, факт.

В новом сиянии к этому моменту уже проявилась еще одна таинственная фигура, медленно направляющаяся к нему.

«Куда еще?» - подумал маг, продолжая путаться, что здесь реально, а что нет. Каждый из гостей напоминал ему о его слабостях, о его ошибках, о его прошлом…

Блэквелл снова было погрузился в свои мысли, однако очередной гость, но как скоро уже понял маг гостья, не позволил ему сосредоточиться на себе и тут же перехватил внимание на себя.

- Что ты здесь делаешь, Дэниел? – раздался направляющийся к нему знакомый голос, который бывший конюх поначалу даже не признал, но как только поднял глаза, тут же понял, кто решил навестить его и напомнить еще одну далеко не радужную часть его истории…

- Тыыы… – только и успел выдавить маг, когда фигура уже вплотную подобралась к нему, тонкие женские пальчики заскользили по его лицу. – Зачем мне это напоминание? – вспомнив всю пережитую боль, прошептал маг, не зная, как же все-таки ему побороть данные иллюзии, так реалистично вторгнувшиеся в его жизнь.

- Не забудь, Дениэл, - склонившись, прошептала фигура. – Не забудь… - еще раз раздалось над ним, и озвученные слова тут же вклинились в его голову, пробуждая в ней прошлое, заставляя забытые и слегка потертые страницы перелистнуться и остановиться на необходимых моментах…




 
FaviДата: Воскресенье, 11.09.2016, 09:42 | Сообщение # 79
Сказитель
Сообщений: 921
Репутация: 1883
Статус:

Цитата Лина ()
Эх, даже напиться не судьба, какая жалость.

- Действительно, - машинально отозвался Робин, обдумывая слова Темного и рассуждая вслух, - так значит вы знакомы с хозяином. Хотя о чем это я. Конечно ты его знаешь. Но как же так вышло, что он обдурил тебя? Тебя! А Дэниел Блеквелл еще решил что сможет потягаться с Кромешником, и очевидно что не рассчитал свои силы, заносчивый говнюк. Ахаха! Нет, я не желаю ему зла. Наверное...
Робин замолчал, понимая, что бессвязный поток слов выплеснутый на Румпеля, это просто до ужаса глупо выглядит, как мальчишка, ей-богу. Он взял себя в руки и прислушался к обьяснениям мага.
Цитата Лина ()
Понимаю мои слова покажутся, сейчас полным бредом, но для того чтобы меньше испытывать страхов, тебе надо расслабиться. – Темный развел руками – Уверенность в себе, это ахиллесова пята Вейланда, ну – тут он закатил глаза – Кромешника, конечно же.

Расслабиться. Вряд ли теперь это получится. Его способ сопротивляться тоже работал, хотя чем дальше, тем меньше он ему нравился. Злоба и ярость, перерастающая в неконтролируемое желание убивать всех без разбора, причинять боль и страдания окружающим вне зависимости от наличия или отсутствия хоть какой-то вины. Это позволяло не поддаваться внешним кошмарам, но в то же время пугало самого мужчину. Видимо придется начать все сначала и попробовать другой метод, предложенный магом.
Цитата Лина ()
Я надеюсь, что она все еще жива, но не знаю этого наверняка
– Дело в том, что Кромешник нас всех сюда не просто так собрал, я до конца еще не знаю его план и что он намерен со всем этим богатством делать, но на самом деле ему нужен определенный ряд человеческих эмоций, а Регина безусловно входит в их число.
- К тому же в этом мире она не была абы кем, а самой Злой Королевой. Он живет в ее замке, околдовал ее стражу, людей, Королевство, убить Регину было бы опрометчиво, сейчас.

Он отпустил рукав Румпеля, когда тот терпеливо обьяснял ему важные вещи. Робин кивнул. Так значит, все не просто так, не какая-то шутка, а хитроумный план, где все они лишь кирпичики из которых будет выстроено...что? Этого постичь Робин не мог, для таких материй его познаний в магии недостаточно. И если Вейланду, как назвал его Темный, нужна Регина, то это как раз вполне понятно, ведь она эмоциональная и очень сильная. Но что понадобилось властелину ужаса от других простых людей, присутствующих на этой вечеринке, что ему нужно от него, от простого лучника? Его слепая ярость? Готовность убивать?

- Спасибо, - искренне проговорил Робин, - за все что рассказал мне. Не знаю, как это можно использовать, но я буду искать способ чтобы освободить ее. После исчезновения кристалла в городе не осталось никакой магии, хотя до конца в этом никто не уверен. Мы с Эммой пошли в склеп, где Регина хранила свои тайны в надежде отыскать хоть какие-то подсказки. Там нас собственно и сморил этот с позволения сказать сон. Уверен, другие бывшие маги делают то же самое, ищут что можно использовать. Так что если у тебя есть что предложить, то я готов купить любые знания, лишь бы они помогли мне добраться до любимой женщины. Ты ведь должен понять, Белль осталась там!

Робин глянул в сторону куда указал Румпель, Леонора общалась с Малефисентой и еще какими-то дамами. Лучник кивнул, он обязательно спросит.


Благородство не дается по праву рождения, а определяется поступками

 
ЛинаДата: Понедельник, 12.09.2016, 21:25 | Сообщение # 80
Trickster
Сообщений: 1871
Репутация: 3753
Статус:

I место в конкурсе - Сказочная Любовь I место в конкурсе - Однажды в Аншлаге
Цитата Favi ()
так значит вы знакомы с хозяином. Хотя о чем это я. Конечно ты его знаешь. Но как же так вышло, что он обдурил тебя? Тебя!

- Да – маг расплылся в самодовольной улыбке, - Была у нас взаимовыгодная сделка.
И складывая руки в замок, он внимательно посмотрел в одно из зеркал, на другом конца зала.
- А обманул, ли? Ну-у-у, это кто еще кого обманул. – Румпель словно невзначай подмигнул Робину, дескать, больше сказать он не может, так как он прекрасно знал что Кромешнику будет очень интересно услышать, что же он от него скрывает.

Цитата Favi ()
А Дэниел Блеквелл еще решил что сможет потягаться с Кромешником, и очевидно что не рассчитал свои силы, заносчивый говнюк. Ахаха! Нет, я не желаю ему зла. Наверное...

- Ох, ха-ха-ха-ха-ха – рассмеялся мужчина. – И не могу утверждать, что у него этого не выйдет.
Откидываясь на спинку стула Румпель, стал медленно сканировать глазами гостей, проходя по всему залу.
- А если ему удастся дожить до конца Бала, то будем считать что Блеквелл «О, счастливчик!».

Цитата Favi ()
После исчезновения кристалла в городе не осталось никакой магии, хотя до конца в этом никто не уверен.

Робин был раздосадован и разбит произошедшим, не меньше Румпеля. Что же случилось с городом, как исчезновение магии повлияло на других, как они растеряны, как справляются с этим. Будучи так далеко от Сторибрука он старался не задумываться об этом, но теперь, когда он знал, что где-то там, Белль снова страдает, все приобрело значительный тон важности.
Внимательно слушая каждое слово лучника, он уже знал ответы на все его возникшие вопросы.
- О, нет, нет, мистер Гуд, магия так просто не пропадает – остановил он мужчину. – Магия всегда, всегда оставляет следы, к тому же, в городе еще осталась пара тройка мест с наибольшим ее скоплением.

Цитата Favi ()
Мы с Эммой пошли в склеп, где Регина хранила свои тайны в надежде отыскать хоть какие-то подсказки.

- Хорошая затея – сощурился маг, - Но не самая лучшая, правда.
- За магией города нужно идти в мою лавку, в магазинчик зелий, в те места, где были сражения, в библиотеку, там, в подземелье двадцать восемь лет, сидел целый дракон, а это, скажу тебе чистая магия. Склеп Регины хорош, но он не первый и не последний тайник магии в Сторибруке.
- Сейчас, вам нужны знания. Знания – это и есть ваша сила.

Цитата Favi ()
Так что если у тебя есть что предложить, то я готов купить любые знания, лишь бы они помогли мне добраться до любимой женщины.

- Ох, дорогуша, дорогуша, дорогушенька. Мой любезный мистер Гуд! – всплеснул руками Темный, широко улыбаясь.
- Мы с тобой уж так давно и долго знакомы. Зачем же, заниматься купле-продажей, все будет значительно проще, услуга за услугу. И я не только помогу вам, а сделаю это с радостью, так как в данный момент наши интересы не только пересекаются, а еще и сходятся в одной точке. Тебе нужно сюда, а мне туда. – погрустнев закончил он.

Цитата Favi ()
Ты ведь должен понять, Белль осталась там!

- И она не только осталась там, я даже не знаю, выживет она или нет – печально вздохнул Румпель, сглатывая горечь.
Он поднял голову и пристально посмотрел на Робина, этому парню можно было доверять, хотя он до конца и не понимал, чем именно, он так к себе располагал. Все же откидывая все былые предрассудки, он решил разделить с ним свои печали, к тому же, вряд ли у него еще, найдется человек способный в полной мере понять его чувства, сейчас.
- Белль укололась иглой граммофона, теперь она спящая красавица под сонным проклятием, а я застрял в этом чертовом мире, на этом чертовом безумном балу, с очередным высокомерным эгоистичным королевским сынком во главе.
Что-то теплое пробежало по руке, оставляя мурашки, маг мимолетом взглянул на раскрытую ладонь с пылающим огнем, и немедля затушил его, сжимая кулак.
- Кхм… прощу… прощения – тяжело вздыхая и моментально меняясь в лице, он снова злобно оскалился, закладывая ногу на ногу.
- Ну, так, как? Готов слушать и запоминать?




 
Форум » Ролевая Игра » Сказочное Королевство » Бал Кошмаров (Праздник во славу ваших страхов)
Страница 4 из 10«123456910»
Поиск:


Copyright Once-Upon-A-Time-Tv.Ru © 2016
Сайт создан в системе uCoz

Топ100- Развлечения

Наши Друзья

    

Русскоязычный фан-сайт книг Кассандры Клэр: Орудия Смерти, Адские Механизмы, Темные Изобретения, а также их экранизаций Once Upon a Time Italia

Изображение - savepic.org — сервис хранения изображений